Решения и определения судов

Решение Новосибирского гарнизонного военного суда от 01.10.2009 N 2263-2009 Иск о взыскании материального ущерба с военнослужащего удовлетворен частично, поскольку ответственность наступает при наличии доказанной вины за утрату или порчу переданного военнослужащему под отчет имущества.

НОВОСИБИРСКИЙ ГАРНИЗОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 1 октября 2009 г. по делу N 2263-2009

Новосибирский гарнизонный военный суд под председательством судьи подполковника юстиции Коробкова В.Ю., при секретаре Наумочкиной Т.А., с участием представителя истца - О. и ответчика - майора И. в открытом судебном заседании в помещении военного суда рассмотрел гражданское дело по иску начальника Новосибирского высшего военного командного училища о привлечении военнослужащего этого же училища И. к материальной ответственности.

В ходе рассмотрения дела по существу военный суд

установил:

начальник Новосибирского высшего военного командного училища (военного института) (далее НВВКУ) обратился в суд с иском о привлечении военнослужащего этого же учебного заведения И. к полной материальной ответственности
на сумму 53043 руб. 60 копеек в счет возмещения причиненного ущерба.

В судебном заседании представитель истца увеличил свои требования и просил взыскать с И. 57043 рубля 60 коп. Увеличенные требования представитель истца поддержал и дал пояснения в пределах своего заявления.

Ответчик исковые требования признал частично на сумму 9976 руб. 25 коп., которые складываются из суммы утраченных четырех биноклей, восемнадцати шлемов и трубы разведчика. В остальной части иск не признал и пояснил, что действительно в сентябре 2008 года он получал четыре бронежилета. В начале октября 2008 года бронежилеты были заложены на КПП для несения службы суточным нарядом. При этом жилеты были внесены в опись имущества. С 24 октября по 25 ноября 2008 года он находился на лечении в 333 военном госпитале, поэтому сохранность имущества контролировать не мог. Исполняющим обязанности командира роты был назначен офицер О. Прибыв в училище по окончании лечения, он обнаружил отсутствие бронепластин в жилетах. Собственными силами он восстановил утраченное имущество в декабре 2008 года. Поскольку военно-врачебной комиссией он был признан не годным к военной службе, поэтому был освобожден от служебных обязанностей до исключения из списков личного состава училища. В связи с этим он с 25 ноября 2008 года фактически своих должностных обязанностей не исполнял по состоянию здоровья.

Выслушав объяснения сторон и исследовав представленные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 ст. 28 ФЗ “О статусе военнослужащих“ военнослужащий, в зависимости от характера и тяжести совершенного им правонарушения привлекается, в том числе, к материальной ответственности в соответствии с федеральными законами.

Согласно ст. ст. 3 - 5 ФЗ “О материальной ответственности военнослужащих“
военнослужащие несут материальную ответственность только за причиненный по их вине реальный ущерб в полном его размере в случае, когда имущество было передано военнослужащему под отчет для хранения, перевозки, выдачи, пользования и других целей. Ограниченная материальная ответственность наступает за ущерб, причиненный по неосторожности, при исполнении обязанностей военной службы.

Согласно приказу Главнокомандующего Сухопутными войсками N 0122 от 30 сентября 2007 года И. назначен командиром роты курсантов НВВКУ.

На основании приказа начальника НВВКУ N 189 от 5 октября 2007 года И. зачислен в списки личного состава училища.

Из накладной N 1/1044 от 16 сентября 2008 г. И. получил четыре бронежилета 6Б12.

По накладной N 1/952 от 5 октября 2007 г. офицер Г. получил одну трубу разведчика ТР-8 для 7 роты курсантов.

По накладной N 1/212 от 12 марта 2008 года И. получил, среди прочего, бинокли.

Из свидетельства о болезни N 76/Х от 25 ноября 2008 года видно, что И. в период с 24 по 31 октября и с 13 по 25 ноября 2008 года находился на лечении и обследовании в 333 военном госпитале. По заключению военно-врачебной комиссии признан не годным к военной службе. Необходимо освободить от исполнения обязанностей военной службы до исключения из списков личного состава воинской части. Заключение утверждено 24 ВВК 5 декабря 2008 года.

Согласно приказу начальника НВВКУ N 68 от 16 апреля 2009 года И. сдал дела командира роты.

Из инвентаризационной ведомости N 9 видно, что комиссия на основании приказа начальника НВВКУ от 13 января 2009 года N 10 произвела проверку вооружения, боеприпасов, военных приборов и учебно-тренировочных изделий в 7 роте курсантов. Материально ответственным лицом значится И. В
ходе проверки была выявлена недостача: одного бинокля Б6х30; двух биноклей Б7х35; одного бинокля Б10х50; восемнадцати шлемов стальных; трубы разведчика; четыре бронежилета разукомплектованы.

При этом в ведомости не указано, какое количество бронепанелей отсутствует в жилетах.

В соответствии со ст. 7 ФЗ “О материальной ответственности военнослужащих“ командир воинской части при обнаружении ущерба обязан назначить административное расследование для установления причин ущерба, его размера и виновных лиц, которое должно быть закончено в месячный срок со дня обнаружения ущерба.

Из приказа начальника НВВКУ N 253 от 26 марта 2009 года видно, что 24 января 2009 года во время инвентаризации материальных средств службы РАВ, хранящихся в 7 роте курсантов, была выявлена недостача восемнадцати шлемов, четырех биноклей, одной трубы разведчика и четырех бронежилетов.

Согласно рапорту офицера С. от 12 марта 2009 года им проведено административное расследование. Из рапорта усматривается, что в ходе работы инвентаризационной комиссии была выявлена недостача вышеназванного имущества. Со слов временно исполняющего обязанности командира роты офицера О., недостача тем была обнаружена в октябре 2008 года при приеме дел и должности. 30 декабря 2008 года И. устранил недостачу пластин в бронежилетах, что подтверждается пояснениями сержанта Т. 10 января 2009 года военнослужащий А., при заступлении в наряд по КПП, указал на отсутствие 16 пластин в бронежилетах. Далее делается вывод, что причиной недостачи имущества на сумму 57043 рубля 60 коп. явилась бесконтрольность со стороны командира роты И.

Согласно справке-расчету остаточная стоимость недостающего имущества в 7 роте курсантов по службе РАВ составляет 57043 рубля 60 коп.

Оценивая обоснованность привлечения И. к полной материальной ответственности за недостачу четырех бронежилетов, суд учитывает следующее.

Согласно приказу начальника НВВКУ от
14 октября 2008 г. N 195 И. убыл в основной отпуск с 15 по 23 октября 2008 г. Этим же приказом определено И. приступить к сдаче дел и должности с 14 октября 2008 года, а офицеру О. с этого же числа принять дела командира роты. По результатам приема доложить рапортом 18 октября 2008 г.

Свидетель О. пояснил, что проходит службу в НВВКУ с июня 2007 года. 15 октября 2008 года его назначили временно исполняющим обязанности командира 7 роты курсантов, т.к. штатный командир находился на лечении. Имущество роты он не принимал, т.к. во-первых, ему никто об этом не говорил, а, во-вторых, принимать было не у кого. После назначения он прибыл на КПП и обнаружил, что в некоторых бронежилетах отсутствуют пластины, о чем устно доложил начальнику службы РАВ. Разбирательство по факту недостачи не проводилось. По выходу И. из госпиталя тот сказал, что восстановит недостачу пластин. С конца декабря 2008 года до середины января 2009 года он находился в отпуске. Имущество никому не передавал.

Согласно описи имущества, находящегося в помещении контрольно-пропускного пункта, числится четыре бронежилета. Опись составлена 20 ноября 2008 года и подписана офицером О.

Свидетель А. показал, что проходит службу в НВВКУ. 11 января 2009 года, принимая дежурство по КПП, обнаружил недостачу двух пластин в бронежилетах. Об этом сделал запись в книге приема дежурств и доложил помощнику дежурного по училищу.

Свидетель С. дал показания, что проходит службу в НВВКУ. В марте 2009 года, по указанию начальника училища, проводил административное расследование по факту недостачи имущества в 7 роте курсантов. Результаты расследования изложил в своем рапорте.

Анализируя вышеприведенные доказательства,
суд считает, что вина И. в недостаче бронежилетов не доказана, поскольку в ходе проведенного расследования ни его вина, ни причины ущерба, ни виновные лица не установлены. Кроме того, расследование было закончено не в месячный срок со дня обнаружения ущерба, а значительно позже. При этом доказательств, подтверждающих факт продления срока расследования, стороной истца не представлено.

На основании изложенного военный суд считает, что иск начальника Новосибирского высшего военного командного училища о привлечении И. к полной материальной ответственности обоснован частично и подлежит удовлетворению в той части, которую признал ответчик, т.е. на сумму 9976 руб. 25 коп.

Поскольку исковые требования истца подлежат удовлетворению частично, то судебные расходы по делу, в соответствии со ст. 98 ГПК РФ, подлежат возмещению истцу лишь в части, пропорциональной удовлетворенным требованиям.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 - 198 ГПК РФ, военный суд

решил:

иск начальника Новосибирского высшего военного командного училища (военного института) к И. удовлетворить частично.

Взыскать с И. в пользу Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Новосибирское высшее военное командное училище (военный институт) 9976 (девять тысяч девятьсот семьдесят шесть) рублей 25 копеек.

Судебные расходы по делу, состоящие из государственной пошлины, распределить между сторонами. Взыскать с И. в пользу Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Новосибирское высшее военное командное училище (военный институт) 399 рублей 05 копеек.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Западно-Сибирский окружной военный суд через Новосибирский гарнизонный военный суд в десятидневный срок со дня его вынесения.

Судья

подполковник юстиции

В.Ю.КОРОБКОВ

Секретарь

Т.А.НАУМОЧКИНА