Решения и определения судов

Обзор судебной практики по уголовным делам за октябрь 2009 года (подготовлено Белгородским областным судом)

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ОКТЯБРЬ 2009 ГОДА

Процессуальные вопросы

Досудебное производство

Решая вопрос о приемлемости или неприемлемости к рассмотрению жалобы, поданной в порядке статьи 125 УПК РФ, судья обязан определить предмет обжалования заявителем действий должностного лица. Нарушение требований закона повлекло незаконный отказ в принятии к рассмотрению жалобы

Проверив материалы, приобщенные к жалобе заявителя, судебная коллегия считает отказ в приеме жалобы А. к рассмотрению необоснованным, соединенным с нарушением его права на доступ к правосудию.

Ссылка в постановлении на рассмотрение судом дела в отношении заявителя и недопустимость в связи с этим принятия к производству поступившей от него жалобы неубедительна.

Суд по существу не определил предмет
обжалования осужденного А. бездействия должностного лица. В своем обращении к следователю заявитель просил сообщить, на какой стадии производства находится уголовное дело в отношении соучастника преступления, за которое он осужден. Как указывал А. в обращении следователю и в жалобе в суд, эта информация ему необходима для решения вопроса об обжаловании приговора, которым он осужден.

Судебная коллегия посчитала, что А. имеет право на получение такой информации и ее результаты действительно ему необходимы для реализации своего намерения об обжаловании приговора.

В материалах производства по жалобе есть копия ответа начальника СО-2 СУ при УВД по г. Белгороду на ходатайство А.

При разрешении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ суд имел возможность и должен был проверить, действительно ли направлялся данный ответ А., и в зависимости от результатов такой проверки признать жалобу обоснованной или необоснованной. Это судом не было сделано.

При таких обстоятельствах постановление суда является незаконным.

Заявления о привлечении должностных лиц к уголовной ответственности в связи с принятыми ими решениями по обращениям граждан не требуют проверки в порядке, предусмотренном ст. ст. 144, 145 УПК РФ

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода жалоба М. оставлена без удовлетворения на бездействие начальника отдела прокуратуры Белгородской области.

Суд кассационной инстанции постановление оставил без изменения.

Из представленных материалов видно, что М. обратилась к Губернатору Белгородской области по вопросам владения, пользования и распоряжения земельной долей в границах колхоза “Россия“ Грайворонского района Белгородской области.

Заместителем начальника департамента имущественных и земельных отношений Белгородской области М. дан ответ, который, по мнению заявителя, не соответствовал заданным вопросам.

Данное обстоятельство послужило поводам для обращения М. с жалобой в прокуратуру Белгородской области, в которой просила привлечь
к уголовной ответственности Губернатора Белгородской области по ст. 140 УК РФ за отказ в предоставлении информации.

Как следует из ответа начальника отдела по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры Белгородской области Л., оснований для проведения проверки в порядке ст. ст. 144 - 145 УПК РФ по жалобе М. не имелось.

Эти действия прокурора отдела соответствуют положению п. 2 “Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе прокуратуры РФ“ в редакции Приказа Генпрокуратуры РФ от 05.09.2008 N 178, согласно которому обращения, в которых заявители выражают несогласие с принятыми решениями и в связи с этим ставят вопрос о привлечении должностного лица к уголовной ответственности, высказывая предположение о возможном совершении ими должностного преступления, при отсутствии в них конкретных данных о признаках преступления не требует проверки в порядке, предусмотренном ст. ст. 144 и 145 УПК РФ.

Право на обжалование принятого решения начальником отдела прокуратуры области Л. разъяснено.

При таких обстоятельствах суд обоснованно оставил без удовлетворения жалобу М.

Основаниями для возвращения уголовного дела прокурору для устранения нарушений при составлении обвинительного заключения могут служить только такие нарушения, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения. Кассационная инстанция не усмотрела таких нарушений

Постановлением Белгородского районного суда уголовное дело в отношении К. возвращено Белгородскому транспортному прокурору для обеспечения допущенных нарушений при составлении обвинительного заключения.

Судебная коллегия областного суда постановление отменила.

В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 N 1 “О применении судами норм УПК РФ“ под допущенными при составлении обвинительного заключения нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в ст. ст. 220, 225
УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения.

Как видно из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения, К. получил от Ч. взятку в виде денег в сумме 1800 рублей за незаконное бездействие, выразившееся в непринятии законных мер к фиксации факта совершения административного правонарушения и привлечения того к административной ответственности.

При таких данных судебная коллегия не усматривает оснований для утверждения, что в обвинении К. не указано, за какое конкретно незаконное бездействие он получил взятку, то есть препятствий для принятия судом решения по существу не имелось.

Постановления суда признано незаконным и необоснованным.

Избранная обвиняемому мера пресечения в виде подписки о невыезде может быть изменена на более строгую (заключение под стражу) только в случае, если изменились основания для ее избрания

Постановлением Белгородского районного суда отказано в удовлетворении ходатайства следователя об изменении Р. меры пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу.

Суд кассационной инстанции постановление оставил без изменения.

По смыслу ст. 110 УПК РФ мера пресечения изменяется на более строгую в случае, когда изменились основания для ее избрания.

Таких данных следователем в ходатайстве, а государственным обвинителем - в кассационном представлении не приведено.

Доводы кассационного представления о том, что Р. нарушил ранее избранную ему меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, не убедительны.

В судебном заседании обвиняемый пояснил, что действительно в целях трудоустройства для отбывания назначенного судом наказания выезжал на несколько дней к сестре в Корочанский район, о чем заблаговременно известил участкового уполномоченного милиции. С момента осуждения противоправных действий не совершал.

Как пояснил следователь, Р. самостоятельно явился
в органы внутренних дел, сведениями о совершении им каких-либо противоправных действий после избрания подписки о невыезде и надлежащем поведении не располагает.

При таких обстоятельствах суд отказал в удовлетворении ходатайства следователя.

Продление обвиняемой срока содержания под стражей по основаниям одной лишь тяжести инкриминированного преступления обоснованно признано судом недостаточным

Постановлением Старооскольского городского суда В. в удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемой В. отказано.

Суд обоснованно пришел к выводу о том, что В. возможно применить более мягкую меру пресечения, чем заключение под стражу.

Представленные следователем доводы в обоснование продления ареста, за исключением тяжести инкриминируемого преступления, не нашли подтверждения.

В. является гражданкой Российской Федерации, имеет постоянное место жительства и родителей. Оснований предполагать, что она может скрыться от следствия и суда нет.

Расследование дела длилось два месяца, основные действия следователем проведены, доказательства закреплены, повлиять на выводы назначенных экспертиз обвиняемая не может.

Суд определил, что только одной тяжести инкриминированного преступления недостаточно для продления меры пресечения в виде содержания под стражей.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не нашла оснований для отмены или изменения постановления суда.

Судебное производство

Ходатайство осужденной об отсрочке отбывания наказания в виде лишения свободы до достижения малолетним ребенком четырнадцатилетнего возраста, рассмотренное с нарушением требований закона - без участия представителей исправительного учреждения и органа опеки, выяснения наличия у осужденной жилья, места работы и условий для воспитания ребенка

Постановлением Старооскольского городского суда отказано в удовлетворении ходатайства Б. об отсрочке отбывания наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста.

Судебная коллегия областного суда постановление отменила.

Б. осуждена за преступление, связанное с незаконным оборотом наркотических средств, к лишению свободы на 4 года 6 месяцев.

Постановлением суда дочь Б. передана на попечение
старшей дочери - Т.

Суд обоснованно признал, что Б., имея дочь Е. 2000 года рождения, подпадает под действие ст. 82 УК РФ, в соответствии с которой осужденным женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, суд может отсрочить реальное отбывание наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста.

Из протокола и постановления суда следует, что Т. с решением суда о передаче ей сестры на попечение не согласна, поскольку сама имеет малолетнего ребенка, не работает и находиться на иждивении мужа. Она не может в полной мере заботиться о сестре. Испытывает трудности с оформлением опеки, имея регистрацию в г. Санкт-Петербурге.

При подготовке судебного разбирательства суд не истребовал из исправительного учреждения характеристику на Б., не привлек его представителя и представителя органа опеки к рассмотрению ходатайства и не выяснял у них возможность об отсрочки осужденной отбывания наказания.

Судом также не выяснялся вопрос о наличии у Б. жилья, места работы в случае удовлетворения ходатайства и возможности воспитания ребенка.

Ходатайство осужденного, отбывающего наказание в виде лишения свободы, об участии в судебном заседании суда кассационной инстанции оставлено без удовлетворения, поскольку он не привел мотивов необходимости такого участия

Вопрос о вызове осужденного, содержащегося под стражей, в судебное заседание согласно ч. 2 ст. 376 УПК РФ решается судом.

Требования данной нормы уголовно-процессуального закона во взаимосвязи со ст. 47 ч. 4 п. 16 УПК РФ, регламентирующей права обвиняемого, об обеспечении участия осужденного в судебном заседании обязательны для суда кассационной инстанции только при рассмотрении кассационных жалоб и представлений на приговоры.

По жалобам, рассмотренным в порядке ст. 125 УПК РФ, такая обязанность по вызову осужденного, содержащегося под стражей, в судебное заседание при
рассмотрении кассационных жалоб и представлений на решения законом на суд не возложена.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года “О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК“, осужденный, отбывающий наказание в виде лишения свободы, заявивший ходатайство об участии в судебном заседании суда кассационной инстанции, может быть вызван, если судом такое участие будет признано необходимым для защиты прав личности и достижения целей правосудия.

В своем ходатайстве О. не привел мотивов необходимости участия в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Содержащиеся в ходатайстве доводы предоставлять возможность дополнения по сути жалобы не являются достаточными основаниями участия в судебном заседании, поскольку он не лишен возможности дополнить кассационную жалобу и реализовать свои права иными предусмотренными законом способами.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия не считает необходимым вызывать О. в судебное заседание.

Поскольку с ФБУ ИК-5, где отбывает наказание О., не установлена видеоконференцсвязь, а предусмотренных законом оснований для его этапирования в судебное заседание не имеется, ходатайство осужденного не подлежит удовлетворению.

При рассмотрении судом ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в отношении иностранного гражданина, не имеющего постоянного места жительства на территории РФ, наряду с другими обстоятельствами подлежат оценке данные о наличии гарантий исполнения приговора и осуществления контроля за поведением осужденного в период условно-досрочного освобождения на территории иностранного государства. Невыполнение указанных требований закона повлекло отмену судебного решения

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода Ч. освобожден условно-досрочно от отбывания наказания на неотбытый срок 10 месяцев 25 дней.

Суд кассационной инстанции постановление отменил, дело направил на новое судебное рассмотрение.

Принимая решение об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания,
суд первой инстанции не в полной мере учел, что Ч. является иностранным гражданином, что по смыслу закона требует наличия со стороны осужденного им иностранного государства гарантии исполнение приговора в части взыскания средств в доход РФ, наличия достигнутого с Украиной соглашения об осуществлении контроля за поведением осужденного и о возможности возложения на него дополнительных обязательств, подлежащих исполнению в период условно-досрочного освобождения на территории иностранного государства.

Никаких данных об этом суд в своем постановлении не привел.

Ссылка суда в постановлении на то, что Ч. постоянно проживает в с. Грузское Борисовского района неубедительна.

Преступление, за которое Ч. отбывает наказание, совершено им путем незаконного пересечения Государственной границы России с Украиной.

При таких обстоятельствах постановление суда отменено.

Приговор признан незаконным, поскольку в нем не указаны обстоятельства вовлечения осужденным несовершеннолетнего в совершение преступления

Приговором Волоконовского районного суда К. осужден по ст. ст. 158 ч. 2 п. “б“, 158 ч. 2 п. п. “а“, “б“, 150 ч. 1 УК РФ.

В порядке надзора приговор отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

Находившиеся в состоянии алкогольного опьянения К. и несовершеннолетний И. пришли к магазину “Поплавок“, где согласно предварительной договоренности К. остался наблюдать за окружающей обстановкой. К. незаконно проник в помещение магазина, откуда через проем в окне передал К. товарно-материальные ценности, деньги и мобильный телефон “Моторола“, принадлежащие индивидуальному предпринимателю Ш. Похищенным имуществом осужденные распорядились по собственному усмотрению, причинив потерпевшему материальный ущерб на общую сумму 12114 рублей.

В нарушение ст. 307 УПК РФ в приговоре не указаны обстоятельства вовлечения К. несовершеннолетнего И. в совершение преступления, в то время как в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении
полностью раскрывается состав преступления, предусмотренного ст. 150 ч. 1 УК РФ, совершение которого инкриминируется К.

Правосудие по уголовным делам в Российской Федерации осуществляется только судом

Приговором Прохоровского районного суда К. осужден по п. “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ.

В порядке надзора приговор отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

В соответствии с ч. 1 ст. 8 УПК РФ правосудие по уголовным делам в Российской Федерации осуществляется только судом.

Согласно п. 3 ст. 304 УПК РФ во вводной части приговора указывается наименование суда, постановившего приговор, состав суда, данные о секретаре судебного заседания, об обвинителе, о защитнике, потерпевшем, гражданском истце, гражданском ответчике и об их представителях.

Как следует из приговора, уголовное дело по обвинению К. рассмотрено судьей Прохоровского районного суда, а не судом, что является нарушением норм УПК РФ.

Постановление о наложении ареста на все денежные средства предприятия, находящиеся на расчетном счете, признано незаконным, поскольку судом не дано оценки тому обстоятельству, что сумма неуплаты предприятием налога является значительно меньшей, чем та сумма денежных средств, на которую наложен арест в обеспечение исполнения приговора суда в части возмещения причиненного государству ущерба

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода жалоба адвоката в интересах подозреваемой Б. оставлена без удовлетворения.

Президиум областного суда постановление отменил.

Органами предварительного следствия Б. подозревалась в том, что она, являясь директором ООО “ТехМетПром“, в ходе осуществления финансово-хозяйственной деятельности по оптовой торговле металлов, в нарушение ст. ст. 23, 45 Налогового кодекса РФ, путем включения в налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость заведомо ложных сведений умышленно уклонилась от уплаты налога на добавленную стоимость на общую сумму 3811819 рублей, что составляло 98 % от
суммы налогов и сборов, подлежащих уплате ООО “ТехМетПром“, и относится к особо крупному размеру.

Согласно представленной следствием выписке филиала ОАО “Банк ВТБ“ в г. Белгороде на лицевом счете, открытом на имя ООО ТехМетПром“, находилось 497300 долларов США, что по исходящему курсу Банка на момент предоставления выписки составляло 17990672 рубля 91 копейку.

Накладывая арест на расчетный счет в филиале ОАО “Банк ВТБ“ в г. Белгороде, суд исходил из того, что на данном счете могут находиться денежные средства, полученные в ходе осуществления финансово-хозяйственной деятельности ООО “ТехМетПром“, которые могут обеспечить возмещение причиненного государству материального ущерба.

При этом в нарушение ч. ч. 1, 7 ст. 115 УПК РФ в постановлении суда не приведены конкретные фактические обстоятельства, предопределяющие необходимость наложения ареста на все денежные средства, находящиеся на расчетном счете ООО “ТехМетПром“.

Вопрос о возможности наложения ареста на часть денежных средств, принадлежащих ООО “ТехМетПром“, в обеспечение исполнения приговора суда в части возмещения причиненного государству ущерба в размере 3811819 рублей судом не исследовался.

Президиум областного суда исключил из приговора квалифицирующий признак “совершение разбоя с применением предмета, используемого в качестве оружия“, поскольку в приговоре не приведено доказательств того, что газ из примененного газового баллончика представлял опасность для жизни и здоровья потерпевшей

Приговором Старооскольского городского суда Д. осужден по ст. 162 ч. 3 УК РФ.

В порядке надзора приговор изменен по следующим основаниям.

По смыслу закона предметом, используемым в качестве оружия при разбойном нападении, может служить баллончик с газом, которым возможно причинить вред здоровью потерпевшего.

Как установлено судом и отражено в приговоре, нападение на потерпевшую осужденным было совершено с применением газового баллончика.

Однако в приговоре не приведено доказательств того, что газ из него представлял опасность для жизни и здоровья потерпевшей, газовый баллончик на исследование экспертов не направлялся, какой-либо вред здоровью потерпевшей в результате использования газового баллончика не причинен, что подтверждается проведенной по уголовному делу судебно-медицинской экспертизой.

Доводы надзорной жалобы адвоката об исключении из приговора квалифицирующего признака ст. 162 ч. 3 УК РФ, как совершение разбоя с применением предмета, используемого в качестве оружия, убедительны.

Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого преступления. Новый уголовный закон может быть применен, если только он улучшает положение осужденного. Несоблюдение судом данного принципа повлекло изменение приговора

Приговором Старооскольского районного суда У. осужден по ст. 264 ч. 3 УК РФ.

Суд кассационной инстанции приговор изменил.

У. было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 264 УК РФ в редакции уголовного закона, действовавшего на момент совершения преступления.

Поскольку последующими изменениями данной нормы закона санкция за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека изменений не претерпела, то в силу ч. 1 ст. 9 УК РФ у суда не было оснований для квалификации действий У. по ч. 3 ст. 264 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.02.2009).

Не ухудшая положения осужденного, судебная коллегия переквалифицировала его действия на ч. 2 ст. 264 УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003).

Отказ подсудимого в судебном заседании от показаний, данных в явке с повинной, не может служить основанием для отказа в признании данного обстоятельства в качестве смягчающего наказания

Приговором Яковлевского районного суда С. осужден по ст. 158 ч. 3 п. п. “а“, “в“ УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор изменила по следующим основаниям.

Изложенные в явке с повинной данные объективно подтвердились в ходе предварительного расследования, и она была представлена государственным обвинителем как одно из доказательств виновности осужденного в совершении преступления.

Суд не признал явку с повинной обстоятельством, смягчающим наказание, по тем основаниям, что С. в судебном заседании не подтвердил изложенные в ней обстоятельства.

Данный вывод не основан на законе, по смыслу которого отказ подсудимого от явки с повинной, данной на предварительном следствии, не лишает данное доказательство юридической силы.

Поэтому в соответствии со ст. 61 УК РФ судебная коллегия признала данное обстоятельство смягчающим ответственность С., влекущим смягчение назначенного ему наказания как за инкриминируемое преступление, так и по совокупности приговоров.

Вопросы применения норм материального права

Отказ суда в удовлетворении ходатайства осужденного о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством признан необоснованным, так как такой вывод суда сделан без исследования материалов дела

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода отказано Ф. в удовлетворении ходатайства о пересмотре приговора, по которому он осужден, заявленного в соответствии со ст. ст. 397 п. 13, 399 УПК РФ.

При рассмотрении ходатайства осужденного не исследовался приговор, который последний просил привести в соответствие с действующим законодательством. Суд ограничился выпиской из приговора, по которой невозможно сделать однозначного вывода, подлежит ли ходатайство удовлетворению или нет.

В связи с указанным нарушением постановление суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным.

Президиум областного суда исключил из приговора признание судом первой инстанции обстоятельствами, отягчающими наказание осужденного, - отрицание им своей вины и тяжесть совершенного преступления - как не основанные на законе и смягчил наказание

Приговором Красненского районного суда Б. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

В порядке надзора приговор изменен, назначенное осужденному наказание смягчено.

Согласно ст. 63 ч. 2 УК РФ если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может учитываться при назначении наказания.

Суд при назначении Б. наказания необоснованно учел тяжесть совершенного преступления, что преступление осужденный совершил в состоянии алкогольного опьянения, и конкретные обстоятельства дела. Наступление последствия в виде тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего смерть потерпевшей, предусмотрено в качестве признака преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, за которое осужден Б. Состояние алкогольного опьянения не является обстоятельством, отягчающим наказание. Поэтому указание в описательно-мотивировочной части приговора на тяжесть совершенного преступления и совершение осужденным преступления в состоянии алкогольного опьянения подлежит исключению из приговора.

В соответствии со ст. 51 Конституции РФ, ст. 47 ч. 4 п. 3 УПК РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого; обвиняемый, подсудимый вправе возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний.

Суд при назначении наказания Б. необоснованно в описательно-мотивировочной части приговора учел, что он своей вины в совершении преступления не признал, не раскаялся, пытался ввести суд в заблуждение относительно обстоятельств происшедшего. При этом судом не принято во внимание, что это позиция подсудимого, которой он вправе согласно закону придерживаться. Кроме того, при назначении наказания Б. суд не в полной мере учел данные о личности потерпевшей, которая вела себя аморально, что явилось поводом для совершения преступления, злоупотребляла спиртным, неоднократно привлекалась к административной ответственности, характеризовалась отрицательно. Все указанные выше обстоятельства являются основанием для смягчения Б. наказания.

Вывод суда о непризнании обстоятельством, смягчающим наказание осужденного, наличие у него троих малолетних детей, в связи с тем, что дети находятся в детском доме, признан незаконным

Приговором Шебекинского районного суда П. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Президиум областного суда приговор изменил, указав следующее.

В соответствии со ст. 61 ч. 1 п. “г“ УК РФ наличие малолетних детей у виновного является обстоятельством, смягчающим наказание.

Судом установлено, и это отражено в приговоре, что П. имеет троих детей.

При назначении П. наказания суд в нарушение требований ст. ст. 60, 61 ч. 1 п. “г“ УК РФ не признал наличие у него троих малолетних детей обстоятельством, смягчающим наказание, в связи с тем, что дети находятся в детском доме.

Однако в материалах дела имеется справка о составе семьи, из которой следует, что П. проживал по месту жительства со своей женой и тремя детьми. Данных о том, что П. был лишен родительских прав в отношении своих детей, в материалах дела нет.

Данное обстоятельство президиум областного суда смягчил, а назначенное П. наказание снизил.

Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. В нарушение указанного принципа материального права суд применил уголовный закон, не действовавший на момент совершения преступления

Приговором Волоконовского районного суда Н. осужден по ст. ст. 162 ч. 1, 119 УК РФ.

Президиум областного суда приговор отменил, дело направлено на новое рассмотрение.

Согласно приговору Н. осужден по ст. 119 УК РФ.

Вместе с тем Федеральным законом N 211-ФЗ от 24 июля 2007 года, вступившим в силу с 12 августа 2007 года, редакция статьи 119 Уголовного кодекса РФ изменена:

“а) в абзаце первом слова “Угроза убийством“ заменить словами “1. Угроза убийством“;

б) дополнить частью второй следующего содержания:

“2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, -

наказывается лишением свободы на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового“.

Преступление, как установлено судом, Н. совершил, когда действовала новая редакция ст. 119 УК РФ (в двух частях).

Н. в ходе расследования предъявлялось обвинение по ст. ст. 162 ч. 1 УК РФ, 119 ч. 1 УК РФ.

Признавая Н. виновным в совершении преступления по ст. 119 УК РФ - без указания части статьи, суд фактически применил уголовный закон, который на момент совершения преступления не действовал.

Надзорная жалоба потерпевшего об отмене приговора оставлена президиумом областного суда без удовлетворения, так как пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, не допускается

Приговором Старооскольского районного суда Ш., Н., М. осуждены по ст. 115 ч. 2 п. “а“ УК РФ.

Президиум областного суда приговор оставил без изменения.

В соответствии со ст. 405 УПК РФ пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора, а также определения суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении ввиду мягкости наказания или по иным основания, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, не допускается.

Приговор суда в отношении Ш., Н., М. вступил в законную силу.

Доводы надзорной жалобы потерпевшего Т. о допущенных судом нарушениях уголовно-процессуального законодательства, связанных с необоснованным отказом в удовлетворении ходатайства потерпевшего о назначении по уголовному делу повторной судебно-медицинской экспертизы для повторного определения степени тяжести причиненных ему телесных повреждений, признаны президиумом заслуживающими внимания. Однако изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимых и не нарушается их право на защиту.

Кроме того, президиум пришел к выводу, что потерпевший Т. и его представитель - адвокат Б. с надзорной жалобой не представили убедительных данных, в том числе медицинских документов из истории болезни Т., которые бы свидетельствовали о причинении его здоровью более тяжкого вреда, чем это установлено заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы.

Вопросы, связанные с возмещением причиненного потерпевшему Т. ущерба в результате преступных действий Ш., Н., М., вправе решить в порядке гражданского судопроизводства.

Президиум областного суда не нашел оснований для удовлетворения надзорной жалобы потерпевшего Т.

Неправильное применение материального закона при постановлении приговора в особом порядке судебного разбирательства повлекло за собой назначение наказания в более высоких пределах, чем предусмотрено санкцией статьи

Приговором Старооскольского районного суда Г. осужден по ст. 158 ч. 2 п. “в“ УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор изменила по следующим основаниям.

Как видно из приговора, суд, с учетом признанных смягчающих обстоятельств, пришел к выводу о назначении Г. наказания в виде лишения свободы с применением ст. 68 ч. 3 УК РФ без учета правил назначил при рецидиве, то есть менее одной третьей санкции ст. 158 ч. 2 п. “в“ УК РФ.

С учетом особого порядка принятия судебного решения и с применением правил ст. 68 ч. 3 УК РФ Г. должно быть назначено наказание менее 1 года 1 месяца 10 дней по ст. 158 ч. 2 п. “в“ УК РФ.

Эти требования закона суд не выполнил, поэтому Г. наказание снижено по ст. 158 ч. 2 п. “в“ УК РФ.