Решения и определения судов

Определение Нижегородского областного суда от 29.09.2009 по делу N 33-7389 Требование о возмещении вреда, причиненного здоровью работника во время исполнения им своих трудовых обязанностей, удовлетворено частично, так как частью 2 статьи 1083 Гражданского кодекса РФ установлено, что если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, то в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 сентября 2009 г. N 33-7389

Судья Айдова О.В.

29 сентября 2009 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего судьи Серова В.А.

судей Крайневой Н.А., Сысаловой И.В.

при секретаре Т.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи областного суда Крайневой Н.А.

с участием К., представителя Д. - адвоката Степановой С.Ф., представителя Государственной инспекции труда в Нижегородской области - Р.

дело по кассационной жалобе представителя индивидуального предпринимателя Д. - Степановой С.Ф., кассационному представлению прокурора Тульской Е.В.

на решение Московского районного суда г. Нижнего Новгорода от 22 июля 2009 года

по делу по иску К. к индивидуальному предпринимателю Д. о возмещении вреда, причиненного здоровью,

установила:

К.
обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю Д. о возмещении вреда, причиненного здоровью, указывая, что с 03 марта 2008 года состояла в фактических трудовых отношениях с ответчиком, исполняя трудовые нормы производства на штампе, за что получала заработную плату. Однако на ее многочисленные просьбы заключить с ней трудовой договор, реакции со стороны ответчика не следовало, договор не был заключен. Представляемое ей рабочее место всякий раз не соответствовало всем требованиям безопасности и на ее замечания, а также других работников ответчик не реагировала. 28.07.2008 года при выполнении ею трудовых обязанностей, она получила травму руки, которая заключалась в травматической ампутации и размозжении Ф.И.О. ногтевой фаланги 1-го пальца, на уровне средней фаланги 2-го пальца, с формированием культей 1 - 2-го пальцев, рваная рана левой кисти, что повлекло причинение средней тяжести вреда здоровью. Поскольку причиной травмы послужило не оборудование пресса защитным ограждением, К. просила взыскать с ответчика в ее пользу компенсацию морального вреда 500 000 рублей за причиненные физические и нравственные страдания.

В процессе рассмотрения дела истица уточняла, изменяла свои исковые требования и окончательно просила взыскать с ответчика в ее компенсацию морального вреда, причиненного в результате дискриминации ее прав на заключение письменного трудового договора - 50000 рублей, компенсацию морального вреда, причиненного в результате ограничения ее неимущественных прав на благоприятные условия труда, отвечающие требованиям безопасности - 50000 рублей, компенсацию морального вреда, возникшего вследствие причиненного вреда здоровью, - 500000 рублей, компенсацию морального вреда, причиненного в результате ограничения ее неимущественных прав на труд, - 200000 рублей, неполученную заработную плату за период с октября 2008 г. по май 2009 года
включительно в сумме 17600 рублей, и компенсацию вреда, вызванную уменьшением ее трудоспособности, ежемесячными платежами по 3200 рублей на срок 10 лет.

В судебном заседании истица К. свои исковые требования поддержала в полном объеме.

Представитель ответчика - адвокат Степанова С.Ф. исковые требования признала в части компенсации морального вреда за причиненный вред здоровью в размере 10000 рублей и взыскании вреда, причиненного в связи с утратой трудоспособности, но из расчета заработной платы истицы 6300 рублей в месяц, в остальной части исковые требования не признала, пояснив, что травму истица получила, не только из-за нарушений, допущенных ответчиком по охране труда, но и по вине самой истицы К., которая при работе на прессе не использовала специальное приспособление.

Представитель третьего лица Государственной инспекции труда в Нижегородской области Р., в судебное заседание не явился. Давая показания в судебном заседании 23 апреля 2009 года, пояснил суду, что в Государственную инспекцию труда обратилась К. с заявлением, что на производстве получила травму. Трудовой договор с ней не был заключен, чего работодатель не отрицал. По данному факту проводилась проверка, проверялись журналы по технике безопасности, где имеется роспись истицы К. о том, что ее знакомили с техникой безопасности. По результатам проверки было установлено, что травму истица получила как по вине работодателя, который допустил истицу К. к работе на пневматическом прессе не оборудованным неподвижным ограждением опасной зоны, так и по вине самой истицы К., которая подавала остаточную заготовку в штамп без применения специального приспособления, не вставив заготовку в направляющие штампа.

Решением Московского районного суда г. Нижнего Новгорода от 22.07.2009 года исковые требования К. удовлетворены частично.

С индивидуального предпринимателя Д.
в пользу К. взыскана компенсация морального вреда, причиненного в результате ограничения неимущественных прав на благоприятные условия труда, отвечающие требованиям безопасности - 10000 рублей, компенсация морального вреда, возникшего вследствие причинения вреда здоровью 100 000 рублей.

С индивидуального предпринимателя Д. в пользу К. взыскано в возмещение вреда причиненного здоровью в связи с утратой профессиональной трудоспособности за истекший период времени после получения травмы с 01 октября 2008 года по 30 июня 2009 года 4035 рублей.

С индивидуального предпринимателя Д. в пользу К. взыскано в возмещение вреда причиненного здоровью в связи с утратой профессиональной трудоспособности, ежемесячно, начиная с 01 июля 2009 года с последующей индексацией с учетом уровня инфляции по 630 рублей.

В остальной части иска К. отказано.

С индивидуального предпринимателя Д. взыскана госпошлина в доход государства в сумме 300 рублей.

Кассационное представление прокурором Тульской Е.В. отозвано, в связи с чем кассационное производство по кассационному представлению прекращено.

В кассационной жалобе представителя индивидуального предпринимателя Д. - Степановой С.Ф. ставится вопрос об отмене вынесенного решения суда как незаконного.

В обоснование жалобы указано, что при определении размера компенсации морального вреда суд не учел выплату истцу 20 000 рублей, из которых 12 600 - заработная плата за август и сентябрь, остальная сумма выплачена в качестве компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда, связанного с нарушением правил безопасности труда в размере 10 000 рублей, суд не учел, что истице предлагалось не начинать работу до выполнения ремонтных работ, однако она начала работу. Кроме того, суд не учел, что за нарушение требований безопасности труда ответчик понес административное наказание.

Размер компенсации морального вреда, причиненного вследствие причинения вреда здоровью, в
100 000 рублей не соответствует требованиям разумности и справедливости. Кроме того, не учтена вина самой потерпевшей.

Суд, удовлетворяя требования в части возмещения вреда, причиненного здоровью в связи с утратой профессиональной трудоспособности, необоснованно вышел за пределы заявленных истцом требований.

Проверив материалы дела в соответствии со ст. 347 ч. 1 ГПК РФ, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав лиц, участвующих в судебном заседании, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда не находит оснований для отмены судебного решения.

Суд первой инстанции всесторонне исследовал юридически значимые обстоятельства по делу, установил характер спорного правоотношения между сторонами, применил закон, регулирующий данный вид правоотношений и, в соответствии с представленными сторонами доказательствами, вынес законное и обоснованное решение.

Доводы кассационной жалобы не могут быть приняты во внимание по следующим основаниям.

Судом первой инстанции установлено, что К. с 01 марта 2008 года была принята на работу к индивидуальному предпринимателю Д. на должность штамповщицы.

28 июля 2008 года истица, выполняя работу на пневматическом прессе, получила травму, а именно травматическую ампутацию и размозжение Ф.И.О. ногтевой фаланги 1-го пальца, на уровне средней фаланги 2-го пальца, с формированием культей 1 - 2-го пальцев, рваной раны левой кисти, которая, согласно акту судебно-медицинского освидетельствования N <...> от 31.10.2008 года, вызвала у истицы причинение средней тяжести вреда здоровью по признаку длительного расстройства здоровья, а также по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспособности, менее чем на одну треть (10%) (л.д. 10).

Согласно справке Главного бюро медико-социальной экспертизы по Нижегородской области от 13 марта 2009 года, К. с 06 марта 2009 года установлено 20% утраты профессиональной трудоспособности в связи с травмой на производстве от 28.07.2008 года
бессрочно (л.д. 30).

По факту полученной К. травмы государственным инспектором труда Румянцевым Е.И. проводилась проверка, по результатам которой было дано заключение, что ответственными лицами за допущенные нарушения требований законодательных и иных нормативных правовых актов, локальных нормативных актов, приведшие к несчастному случаю, являются: К.А.М. - начальник производства ИП “Д.“, который допустил к работе К. на пневматическом прессе не оборудованном неподвижным ограждением опасной зоны, чем нарушил п. 2.13.8 Правил по охране труда при выполнении кузнечно-прессовых работ и свою должностную инструкцию и К. - штамповщица подавала остаточную заготовку в штамп без применения специального приспособления и не вставила заготовку в направляющие штампа, чем нарушила п. 3.5 Инструкции N 5 по охране труда штамповщика при работе на прессах (л.д. 21).

Одним из основных принципов правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений в силу положений ст. 2 ТК РФ является обеспечение права каждого работника на справедливые условия труда, в том числе на условия труда, отвечающие требованиям безопасности и гигиены.

В развитие данного принципа ст. 22 ТК РФ устанавливает обязанность работодателя обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Разрешая требования К. о возмещении морального вреда, причиненного нарушением ее права на благоприятные условия труда, суд первой инстанции, основываясь на правильном применении приведенных норм трудового законодательства, обоснованно
пришел к выводу о правомерности данного требования. Судом первой инстанции было установлено, что ответчик не исполнил свою обязанность по обеспечению истице безопасных условий труда, рабочее место истицы не отвечало требованиям безопасности, в нарушение требований п. 2.13.8 Правил по охране труда при выполнении кузнечно-прессовых работ пневматический пресс не был оборудован ограждением опасной зоны. Данные нарушения явились одной из причин причинения травмы истице.

Судебная коллегия находит определенный судом первой инстанции размер компенсации морального вреда, вызванный неисполнением работодателем обязанности по обеспечению безопасных условий труда, соответствующим степени и характеру нравственных страданий, степени вины работодателя, а также требованиям разумности и справедливости.

Доводы жалобы о том, что суду следовало учесть, что истице предлагалось не начинать работу, подождать пока пресс отремонтируют, что ответчик был за данное нарушение привлечен к административной ответственности, не влияют на содержание принятого решения.

Из материалов дела не следует, что К. предлагалось не начинать работу на прессе из-за отсутствия на нем средств защиты в виде указанного ограждения.

Что касается привлечения ответчика к административной ответственности за данные нарушения, то этот факт не исключает ответственность ответчика перед работником за нарушение его прав.

Разрешая требование К. о возмещении морального вреда, возникшего вследствие причиненного вреда здоровью, суд первой инстанции правильно исходил из положений главы 59 ГК РФ.

Правила данной главы устанавливают, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При
определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (ст. 1100, 1101 ГК РФ).

Кроме того, ч. 2 ст. 1083 ГК РФ устанавливает, что если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

Анализируя заключение государственного инспектора труда в совокупности с иными представленными доказательствами, а именно положениями Инструкции по охране труда для штамповщика при работе на прессах, утвержденной в ИП “Д.“ 03.04.2006 года, журналом регистрации инструктажа на рабочем месте (штамповочного цеха) за 2008 год, журналом регистрации вводного инструктажа по охране труда штамповочного производства, где имеется подпись К., подтверждающая проведение с ней инструктажа по инструкциям N 3, 4, 5, 19, вводного инструктажа, суд первой инстанции обоснованно сделал вывод, что при работе истицей была допущена грубая неосторожность, поскольку с ее стороны имело место нарушение положений Инструкции N 5 по охране труда штамповщика при работе на прессах.

Таким образом, при определении размера компенсации морального вреда в силу приведенных норм Гражданского кодекса РФ данный факт должен учитываться.

Установленный судом первой инстанции размер компенсации морального вреда вследствие причинения вреда здоровью судебная коллегия находит соответствующим всем обстоятельствам произошедшего, включая и наличие грубой неосторожности в действиях К. Оснований для его снижения судебная коллегия не находит.

Ссылка в жалобе представителя индивидуального предпринимателя Д. - Степановой С.Ф. на тот факт, что в материалах дела имеется расписка, свидетельствующая о выплате заработной платы за два месяца по 6300 рублей
и 7400 рублей в качестве компенсации морального вреда, что не учтено судом при рассмотрении дела, является необоснованной, поскольку в имеющейся в материалах дела расписке на л.д. 48 нет указания на выплату суммы в счет компенсации морального вреда, в расписке от 8.10.2008 года К. указано на факт получения от Д.В.Н. заработной платы за август и сентябрь.

Не состоятельными находит судебная коллегия и доводы жалобы о нарушении судом первой инстанции норм Гражданского процессуального кодекса РФ при разрешении требований о взыскании ежемесячных платежей в счет утраченного заработка.

Основываясь на правильном применении ст. 1083, ст. 1085 ч. 1, 2, ст. 1086 ч. 1, 2, 3, ч. 1 ст. 1092 ГК РФ, учитывая процент трудоспособности, который устанавливался К., периоды установления такого процента утраты профессиональной трудоспособности, установленный размер заработной платы К., суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о взыскании с ответчика в пользу К. ежемесячных платежей за период с 01.10.2008 года по 30 июня 2009 года 4035 рублей, и с 01 июля 2009 года по 630 рублей с последующей индексацией бессрочно.

Как следует из искового заявления, К. заявляла требования о взыскании с ответчика платежей за истекший период с октября 2008 года по май 2009 года включительно и просила взыскать платежи с июня 2009 года на будущее время на срок 10 лет (л.д. 128 - 133). Разрешая требования К. о взыскании платежа за июнь 2009 года, включая его в заявленный период платежей за прошедший период, суд первой инстанции не вышел за пределы исковых требований К., поскольку данная сумма была заявлена к взысканию, но только на будущее время, так как
иск предъявлялся в мае 2009 года.

Что касается доводов относительно выхода за пределы заявленных требований, поскольку платежи на будущее время были взысканы судом без ограничения срока, то они не могут служить основанием к отмене обжалуемого решения. Поскольку утрата профессиональной трудоспособности установлена К. без срока, взыскание ежемесячных платежей без срока является законным. К. не оспорила решение в этой части. При таких данных допущенное судом первой инстанции нарушение судебная коллегия находит носящим формальный характер.

При таких данных доводы жалобы не могут служить основанием к отмене обжалуемого решения.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену судебного решения в кассационном порядке, судом не допущено.

При таких обстоятельствах, решение Московского районного суда г. Нижнего Новгорода от 22.07.2009 года является законным и обоснованным и отмене не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Московского районного суда г. Нижнего Новгорода от 22 июля 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу представителя индивидуального предпринимателя Д. - Степановой С.Ф. - без удовлетворения.