Решения и определения судов

Обзор судебной практики Верховного суда Республики Татарстан по гражданским делам за III квартал 2009 года

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ЗА III КВАРТАЛ 2009 ГОДА

Применение норм Гражданского кодекса Российской Федерации

Согласно статье 450 Гражданского кодекса РФ при существенном нарушении договора одной из сторон по требованию другой стороны такой договор может быть расторгнут по решению суда.

Унитарное предприятие обратилось в суд с иском к Г-ову, Б-овой, действующей за себя и несовершеннолетних детей, о расторжении договора купли-продажи квартиры, возложении обязанности вернуть квартиру, признании перехода права собственности права недействительным.

Иск обоснован тем, что по условиям договора купли-продажи квартиры ответчики (покупатели) должны были уплатить 142 200 руб. из собственных средств и 1 684 800 руб. за счет жилищной субсидии. В связи
с тем, что ответчики не оплатили большую часть стоимости квартиры, истец предъявил указанные требования.

Решением районного суда, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, в удовлетворении иска отказано.

Президиум Верховного суда РТ судебные постановления отменил, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

Из материалов дела следует, что в 2008 году между истцом (продавец) и ответчиками (покупатели) заключен договор купли-продажи квартиры, по условиям которого покупатели обязались оплатить продавцу денежную сумму в размере 1 827 000 руб., из которых 142 200 рублей - за счет собственных средств, 1 684 800 руб. - за счет субсидии, выделяемой по государственному жилищному сертификату. На момент обращения в суд оплата произведена в сумме 142 200 руб. Истцом неоднократно в адрес ответчиков направлялись письма с требованиями о погашении задолженности или расторжении договора купли-продажи. Со стороны ответчиков попытки к урегулированию возникшей ситуации не предприняты.

Принимая решение об отказе в иске, суд первой инстанции исходил из того, что по условиям договора купли-продажи квартиры ответчик должен предоставить договор на открытие банковского счета государственного жилищного сертификата на сумму 1 684 800 руб., проигнорировав, что согласно договору оплата стоимости приобретаемой квартиры за счет субсидии производится путем перечисления денежных средств с банковского счета, открытого на имя Г-ова, в течение 25 дней со дня государственной регистрации договора.

Из ответа уполномоченного по распределению субсидии государственного органа следует, что в связи с установлением факта необоснованной выдачи государственного жилищного сертификата счет Г-ова аннулирован.

Согласно статье 450 Гражданского кодекса РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором. По требованию одной
из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной;

2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается Законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Как следует из объяснений в суде, в результате неисполнения ответчиками договора унитарное предприятие в значительной степени лишилось того, на что вправе было рассчитывать при заключении договора, а именно получения денежных средств, предназначенных для дальнейшего пополнения муниципального жилого фонда.

Учитывая изложенное, Президиум Верховного суда РТ ввиду неправильного применения нормы материального права отменил судебные постановления и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Дела, возникающие из отношений страхования

В рамках спора о возмещении материального вреда, причиненного при использовании транспортного средства лицом, ответственность которого застрахована по договору обязательного страхования, надлежащим ответчиком является страховщик.

Р-ов обратился к мировому судье с иском к С-ину о возмещении материального и компенсации морального вреда, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия.

Решением мирового судьи в удовлетворении иска отказано.

Судом апелляционной инстанции решение мирового судьи отменено и принято новое решение о частичном удовлетворении иска.

Президиум Верховного суда РТ с состоявшимися по делу судебными постановлениями не согласился по следующим основаниям.

Согласно части 2 статьи 11 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств“ о случаях причинения вреда при использовании транспортного средства,
которые могут повлечь за собой гражданскую ответственность страхователя, он обязан сообщить страховщику в установленный договором обязательного страхования срок и определенным этим до-говором способом. При этом страхователь до удовлетворения требований потерпевших о возмещении причиненного им вреда должен предупредить об этом страховщика и действовать в соответствии с его указаниями, а в случае, если страхователю предъявлен иск, привлечь страховщика к участию в деле. В противном случае страховщик имеет право выдвинуть в отношении требования о страховой выплате возражения, которые он имел в отношении требований о возмещении причиненного вреда.

Как видно из материалов дела, С-ин в отзыве на иск, ссылаясь на то, что риск его ответственности за причинение вреда имуществу третьих лиц при использовании транспортного средства застрахован по договору обязательного страхования, просил привлечь к участию в деле в качестве ответчика организацию-страховщика. В протоколе судебного заседания зафиксировано об удовлетворении мировым судьей данного ходатайства. Тем не менее вопрос о надлежащем в рамках спорного правоотношения ответчике не рассмотрен.

Спор разрешен без учета положений статьи 41 Гражданского процессуального кодекса РФ, согласно которым при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции суд может допустить по ходатайству или с согласия истца замену ненадлежащего ответчика надлежащим.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение мирового судьи и постановляя апелляционное решение о частичном удовлетворении иска, также оставил без внимания данное нарушение.

На основании изложенного Президиум Верховного суда РТ апелляционное решение отменил и дело направил на новое апелляционное рассмотрение.

Дела, связанные с применением земельного законодательства

Право лица на получение в собственность земельного участка, находящегося у него в постоянном (бессрочном) пользовании или пожизненном наследуемом владении и занятого принадлежащим ему на
праве собственности объектом недвижимости, не может быть ограничено по основанию резервирования данного участка для муниципальных нужд.

Г-ов обратился в суд с иском к муниципальному образованию о признании права на бесплатную приватизацию земельного участка, занятого принадлежащим ему на праве собственности жилым домом.

Решением суда первой инстанции, оставленным судом кассационной инстанции без изменения, в удовлетворении иска отказано.

Отказывая в удовлетворении заявленных истцом требований, суд первой инстанции, с которым согласилась и кассационная инстанция, руководствуясь статьей 28 Земельного кодекса РФ, исходил из того, что спорный земельный участок зарезервирован для муниципальных нужд.

Президиум Верховного суда РТ с выводами судебных инстанций не согласился, указав следующее.

Судебными инстанциями не принято во внимание, что возведенный на земельном участке жилой дом принадлежит истцу на праве собственности, при этом земельный участок в 1956 году был предоставлен под строительство указанного дома.

В силу абзаца 2 пункта 1 статьи 36 Земельного кодекса РФ исключительное право на приватизацию земельных участков имеют граждане и юридические лица, являющиеся собственниками зданий, строений, сооружений, расположенных на соответствующих земельных участках.

Указанное право осуществляется гражданами и юридическими лицами в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, федеральными законами.

Согласно пункту 9.1 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации“ если земельный участок предоставлен до введения в действие Земельного кодекса РФ для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, гражданин, обладающий таким земельным участком на таком праве, вправе зарегистрировать право собственности на такой земельный участок, за исключением случаев, если в соответствии
с Федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

Приведенные нормы Земельного кодекса РФ и Федерального закона “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации“ определяют право лица на получение в собственность земельного участка, находящегося у него в постоянном (бессрочном) пользовании или пожизненном наследуемом владении и занятого принадлежащим ему на праве собственности объектом недвижимости, и не содержат ограничений указанного права в случае, если данный участок зарезервирован для муниципальных нужд.

При этом пункт 4 статьи 28 Земельного кодекса РФ, на который ссылались судебные инстанции, регулирует вопросы приобретения прав на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности и не занятые объектами недвижимости, и допускает отказ в предоставлении в собственность граждан таких земельных участков в случае их резервирования для государственных или муниципальных нужд.

По изложенным мотивам Президиум Верховного суда РТ отменил состоявшиеся по делу судебные постановления и принял новое решение, которым исковые требования Г-ова удовлетворил.

Дела, возникающие из семейных правоотношений

В силу статьи 83 Семейного кодекса РФ в случае, если взыскание алиментов на несовершеннолетних детей в долевом отношении к заработку и (или) иному доходу родителя существенно нарушает интересы ребенка, суд вправе определить размер взыскиваемых ежемесячно алиментов в твердой денежной сумме.

Решением районного суда в пользу И-овой с И-ова взысканы алименты на содержание несовершеннолетнего ребенка 1994 года рождения в размере 1/4 части со всех видов заработка.

И-ова обратилась к мировому судье с иском к И-ову о взыскании алиментов на содержание ребенка в твердой денежной сумме.

Отказывая в удовлетворении иска, мировой судья, с которым согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что истцом не предоставлены суду доказательства нерегулярного, меняющегося
заработка ответчика, а также свидетельствующие о наличии обстоятельств, позволяющих определить размер взыскиваемых в долевом отношении к заработку алиментов на ребенка в твердой денежной сумме.

Президиум Верховного суда РТ определение суда апелляционной инстанции отменил, указав следующее.

Пункт 1 статьи 83 Семейного кодекса РФ предусматривает взыскание в твердой денежной сумме алиментов на несовершеннолетних детей в случае, если взыскание алиментов в долевом отношении к заработку и (или) иному доходу родителя существенно нарушает интересы одной из сторон.

Исходя из пункта 1 статьи 119 Семейного кодекса РФ, если после установления в судебном порядке размера алиментов изменилось материальное положение одной из сторон, суд вправе по требованию любой из сторон изменить установленный размер алиментов или освободить лицо, обязанное уплачивать алименты, от их уплаты. При изменении размера алиментов или при освобождении от их уплаты суд вправе учесть также иной заслуживающий внимания интерес сторон.

Между тем то обстоятельство, что фактический размер алиментов, взыскиваемых исходя из определенного решением суда долевого отношения к заработку ответчика, составляет всего 575 руб. в месяц, оставлено судом апелляционной инстанции без правовой оценки на предмет обеспечения прав ребенка на содержание.

Из материалов дела видно, что ответчик имеет в собственности квартиру, гараж, магазин, а также автомобили иностранного производства. Тем не менее судом апелляционной инстанции оставлено без внимания материальное положение ответчика, позволяющее более достойно содержать ребенка.

При таком положении дел Президиум Верховного суда РТ отменил определение суда апелляционной инстанции и направил дело на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд.

Дела, возникающие из налоговых правоотношений

Согласно пункту 4 статьи 346.26 Налогового кодекса РФ при отсутствии предпринимательской деятельности не имеется оснований для уплаты единого налога на вмененный
доход, соответственно, отпадают основания к освобождению лица от обязанности по уплате иных (замененных) налогов.

Налоговый орган обратился в суд с иском к Ш-ову о взыскании налога на имущество и пеней за просрочку уплаты налога, указав, что ответчик - индивидуальный предприниматель, применяющий систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход, имеет в собственности 1/2 долю недвижимого имущества (магазина), относящегося к объектам налогообложения по Закону РФ “О налогах на имущество физических лиц“, однако в налоговых декларациях за 2008 год сумма по единому налогу отсутствует.

В судебном заседании Ш-ов, возражая против заявленных требований, пояснил, что в отчетном периоде магазин в предпринимательских целях им не использовался.

Решением мирового судьи иск удовлетворен на том основании, что ответчик, в спорный период фактически не являвшийся плательщиком единого налога на вмененный доход, обязан уплачивать иные (замененные) налоги, в том числе налог на имущество физических лиц.

Апелляционным решением отменено решение мирового судьи, принято новое решение об отказе в удовлетворении иска. Суд апелляционной инстанции при этом исходил из неправомерного предъявления к Ш-ову как физическому лицу требования об уплате налога на имущество, отметив, что ответчиком за отчетный период предпринимательская деятельность не осуществлялась, при этом статус магазина как имущества, используемого для такой деятельности, не изменялся.

Президиум Верховного суда РТ с выводами суда апелляционной инстанции не согласился по следующим основаниям.

В соответствии с положениями пункта 4 статьи 346.26 Налогового кодекса РФ уплата индивидуальными предпринимателями единого налога на вмененный доход предусматривает их освобождение от обязанности по уплате иных налогов, в том числе налога на имущество физических лиц в отношении имущества, используемого для осуществления предпринимательской деятельности.

При отсутствии предпринимательской деятельности оснований
для уплаты единого налога на вмененный доход не имеется, предприниматель перестает быть плательщиком данного налога, соответственно, правовые предпосылки к освобождению такого лица от обязанности по уплате иных (замененных ранее) налогов также отпадают. Причины, по которым не осуществляется предпринимательская деятельность, на возникновение обязанности по уплате иных налогов не влияют.

Указанные положения Закона судом апелляционной инстанции не учтены, тогда как мировым судьей по делу постановлено не противоречащее требованиям процессуального и материального права решение.

Учитывая изложенное, Президиум Верховного суда РТ отменил апелляционное решение и оставил в силе решение мирового судьи.

Процессуальные вопросы

Требование, заявленное в защиту права собственности на земельный участок, в силу пункта 7 части 1 статьи 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не подсудно мировому судье.

В соответствии с пунктом 7 части 1 статьи 23 Гражданского процессуального кодекса РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела об определении порядка пользования имуществом.

Х-ова и Н-ова обратились к мировому судье с иском к Г-ину об обязании освободить самовольно занятый земельный участок.

Мировым судьей, разрешившим спор и постановившим решение, оставленное без изменения определением суда апелляционной инстанции, об отказе в удовлетворении иска, не было учтено, что заявленный спор возник между собственниками граничащих между собой земельных участков и обусловлен действиями ответчика по самовольному занятию части не принадлежащего ему земельного участка.

Между тем требования истцов при изложенных обстоятельствах необходимо рассматривать как направленные на защиту права собственности на земельный участок, а данный спор не относится к подсудности мирового судьи.

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ нарушение правил подсудности, свидетельствуя о незаконном составе суда, рассмотревшего дело, является существенным нарушением нормы процессуального права.

На основании
изложенного Президиум Верховного суда РТ отменил состоявшиеся по делу судебные постановления и направил дело по подсудности в районный суд.

Возвращение заявления может иметь место лишь по основаниям, предусмотренным Гражданским процессуальным кодексом РФ.

Из материалов дела усматривается, что в 2006 году по заключенному с Банком кредитному договору Ф-овым получен кредит в сумме 300 000 руб. сроком возврата до 2011 года. В 2007 году Ф-ов умер, его наследниками по Закону являются супруга и мать.

Ссылаясь на то, что открывшееся после смерти Ф-ова наследство принято наследниками, Банк обратился в суд с заявлением о признании данного факта.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, заявление возвращено на основании части 4 статьи 131 Гражданского процессуального кодекса РФ как подписанное лицом, не имеющим на то полномочий.

Президиум Верховного суда РТ отменил перечисленные выше судебные постановления и передал вопрос на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

В обоснование определения о возврате заявления суд первой инстанции пришел к выводу, что Банк, обращаясь в суд в интересах наследников Ф-ова, не представил суду доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочия на совершение таких действий от имени заинтересованных лиц.

Суд кассационной инстанции, согласившись с этими выводами, указал, что заинтересованными в обращении в суд за установлением факта принятия наследства являются только физические лица, тогда как Банк таким процессуальным правом не обладает.

Между тем, как следует из заявления Банка, перед судом поставлен вопрос о признании факта принятия наследства, открывшегося после смерти заемщика - Ф-ова. Следовательно, заявление подано не в интересах наследников, а в интересах кредитора - Банка с целью порождения правоотношения с наследниками Ф-ова и предъявления к ним требования о взыскании долга в пределах стоимости наследуемого имущества в соответствии со статьей 1175 Гражданского кодекса РФ.

При таких обстоятельствах возврат заявления по приведенному в определении суда первой инстанции основанию приводит к ограничению права Банка как субъекта гражданских правоотношений на защиту своих интересов по избранному им способу. Судебные инстанции, проигнорировав изложенное, допустили существенное нарушение норм процессуального права.

Отказ в принятии искового заявления согласно подпункту 2 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса РФ допускается только при наличии вступившего в законную силу решения суда по идентичному спору, то есть совпадающему полностью по субъектному составу, предмету и основаниям.

ООО “РС“ обратилось к мировому судье с иском к М-ину о взыскании суммы задолженности по договору подряда, заключенному с ООО “КШ“.

Определением мирового судьи в принятии искового заявления отказано по подпункту 2 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с наличием вступившего в законную силу решения суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Определением суда апелляционной инстанции определение мирового судьи оставлено без изменения.

Президиум Верховного суда РТ судебные постановления как принятые с существенным нарушением процессуальных норм отменил и вопрос передал на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

В обоснование вывода в определении мировой судья, с которым согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что решением арбитражного суда заявленная задолженность в пользу ООО “РС“ взыскана с ООО “КШ“.

Между тем, как усматривается из материалов дела, в рамках договора подряда, заключенного ООО “РС“ с ООО “КШ“ и положенного в основу ис-ка, исполнение договорных обязательств последнего обеспечено поручительством М-ина. В этой связи иск ООО “РС“ о взыскании суммы задолженности ООО “КШ“ по указанному договору предъявлен к его поручителю - М-ину, в отношении которого такие требования ранее не заявлялись и судом не рассматривались.

При таких обстоятельствах отказ в принятии искового заявления как следствие неправильного применения нормы процессуального права лишил ООО “РС“ возможности обратиться в суд за защитой своих прав.

Заявление не может быть оставлено без рассмотрения согласно абзацу 8 статьи 222 Гражданского процессуального кодекса РФ по основанию неявки истца в суд по вторичному вызову, если имеется заявленное представителем истца ходатайство о рассмотрении дела без их участия.

В соответствии с абзацем 8 статьи 222 Гражданского процессуального кодекса РФ суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если истец, не просивший о разбирательстве дела в его отсутствие, не явился в суд по вторичному вызову, а ответчик не требует рассмотрения дела по существу.

Определением мирового судьи, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, исковое заявление А-овой оставлено без рассмотрения вследствие неявки истца в суд дважды.

При этом судебные инстанции не учли, что в деле имеется письменное заявление представителя А-овой, в котором указано, что они поддерживают исковые требования в полном объеме и просят рассмотреть дело без их участия.

При изложенных данных у судебных инстанций не имелось оснований для применения положений абзаца 8 статьи 222 Гражданского процессуального кодекса РФ, так как заявленное истцом ходатайство о рассмотрении дела без ее участия исключает такую возможность.

В связи с допущенным нарушением процессуальной нормы Президиум Верховного суда РТ отменил судебные определения и передал дело на новое рассмотрение.

Выбор способа защиты нарушенного или оспариваемого права принадлежит лицу, обратившемуся за судебной защитой.

Решением суда от 11 августа 2006 г. в пользу К-ова с А-ева взыскана сумма задолженности по договору займа. Решение вступило в законную силу 23 августа 2006 г., исполнено ответчиком в полном объеме 4 августа 2008 г.

Указывая на несвоевременное исполнение ответчиком решения суда и неправомерное в течение всего этого периода пользование присужденной в пользу истца денежной суммой, К-ов обратился к мировому судье с иском к А-еву о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на основании статьи 395 Гражданского кодекса РФ.

Решением мирового судьи иск удовлетворен.

Отменяя решение мирового судьи и принимая определение о прекращении производства по делу, суд апелляционной инстанции, сославшись на статью 220 Гражданского процессуального кодекса РФ, указал, что имеется вступившее в законную силу определение суда, которым удовлетворено требование К-ова к А-еву об индексации присужденных денежных сумм за весь период просрочки исполнения судебного решения.

Президиум Верховного суда РТ с выводами суда апелляционной инстанции не согласился по следующим основаниям.

В статье 395 Гражданского кодекса РФ определена гражданско-правовая ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства. При этом, как следует из разъяснений, содержащихся в пунктах 1, 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 “О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами“, с момента вступления решения суда в законную силу, если иной момент не указан в Законе, на сумму, закрепленную в решении, при просрочке ее уплаты должником кредитор вправе начислить проценты на основании пункта 1 статьи 395 Гражданского кодекса РФ.

Целью же индексации присужденных решением суда денежных сумм, исходя из статьи 208 Гражданского процессуального кодекса РФ, является поддержание их покупательной способности в условиях инфляции.

Выбор способа защиты права принадлежит лицу, обратившемуся за судебной защитой.

В этой связи наличие определения суда, вынесенного в соответствии со статьей 208 Гражданского процессуального кодекса РФ, предусматривающей возможность обращения за индексацией присужденных решением суда денежных средств, не может служить основанием для прекращения производства по настоящему делу.

Учитывая изложенное, Президиум Верховного суда РТ апелляционное определение отменил, оставив в силе решение мирового судьи.