Решения и определения судов

Обзор судебной практики рассмотрения споров, вытекающих из договоров поручительства (подготовлен судебной коллегией по гражданским делам Саратовского областного суда)

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

САРАТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ,

ВЫТЕКАЮЩИХ ИЗ ДОГОВОРОВ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА

Как показал проведенный обзор, в подавляющем большинстве случаев в качестве истцов (за исключением 10 дел) по спорам, вытекающим из договоров поручительства выступали Банки, предоставляющие денежные средства как физическим, так и юридическим лицам на различные нужды с заключением договоров поручительства в обеспечение исполнения обязательств, принятых заемщиками по кредитным договорам.

Как правило, предъявленные к поручителям требования судами удовлетворялись, однако имели место случаи отказа в удовлетворении заявленных требований предъявляемых к поручителю.

Так, ЗАО “К. малого бизнеса“ обратилось к З.Н.В. (должнику), З.А.В., З.Д.Н., Р. (поручителям) с иском о взыскании солидарно задолженности по кредитному договору, ссылаясь
на то, что между Банком и З.Н.В. был заключен кредитный договор, согласно которому З.Н.В. предоставлен кредит в размере 270000 рублей со сроком погашения до двух лет. В обеспечение исполнения обязательств, возникших из кредитного договора, между Банком и З.А.В. (супругой должника), З.Д.Н. (сыном должника) и Р. заключены договоры поручительства. Вследствие ненадлежащего исполнения обязательств по кредитному договору у З.Н.В. перед Банком образовалась задолженность в размере 223678 рублей.

Поручители предъявили к Банку и должнику встречные иски о признании договоров поручительства недействительными по основаниям, предусмотренным ст. 179 ГК РФ, взыскании денежных средств, выплаченных в погашение основного долга, ссылаясь на то, что должник путем обмана уговорил их заключить договоры поручительства и, отказавшись выплачивать кредит, ушел из семьи, пояснив, что возвращать долг в его намерения не входило еще до фактического получения кредита.

Р. также обратилась в суд со встречными исковыми требованиями к З.Н.В., З.Д.Н., З.А.В., Банку о признании договора поручительства недействительным по основаниям ст. 178 ГК РФ, ссылаясь на то, что З-вы и сотрудники Банка ввели ее в заблуждение по поводу платежеспособности основного должника и других поручителей.

Разрешая спор, районный суд пришел к обоснованному выводу об удовлетворении иска Банка и об отказе в удовлетворении встречных исковых требований.

При этом суд исходил из того, что в соответствии со ст. 361 и 363 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение должником (заемщиком) его обязательств полностью или в части. При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Судом было
установлено, что по условиям договоров поручительства поручители несут перед кредитором солидарную с должником ответственность в полном объеме согласно условиям кредитного договора.

Истцы по встречным искам не доказали обстоятельств, на которые они ссылались, как на основания заявленных требований (ст. 56 ГПК РФ).

Решением Воскресенского районного суда Саратовской области были частично удовлетворены требования ОАО “Национальный банк развития“ о взыскании с А. (должник), Е. и Г. (поручители) суммы долга, процентов за пользование кредитными средствами и др. сумм по кредитному договору. С должника А. и поручителя Е. в солидарном порядке в соответствии со ст. 361 и 363 ГК РФ и условиями договоров поручительства в пользу ОАО “Национальный банк развития“ была взыскана сумма задолженности по кредитному договору, в удовлетворении требований предъявленных к Г. - отказано. Основанием к отказу в удовлетворении требований предъявленных к Г. послужило то обстоятельство, что в ходе судебного разбирательства судом было установлено, что договор поручительства в обеспечение обязательств должника с Банком не заключала, договор поручительства, представленный Банком в обоснование заявленных требований не подписывала. Судом на основании допустимых (ст. 60 ГПК РФ) доказательств, всесторонне исследованных в судебном заседании (ст. 67 ГПК РФ) установлено, что подписи в договоре выполнены не Г., а др. лицом.

Нередко поручителями в ходе судебного разбирательства предъявлялись встречные исковые требования к Банкам о признании договоров поручительства недействительными, которые крайне редко, но все же удовлетворяются судами области.

ЗАО АКБ “В-банк“ обратилось к Н., П., Г. и К. с иском о взыскании в солидарном порядке задолженности по кредитному договору, процентов за пользование кредитом, неустойки за несвоевременный возврат кредита в размере 109525, 74 долларов США в рублевом
эквиваленте.

Исковые требования обоснованы тем, что 15 июля 2005 года между ЗАО АКБ “В-банк“ и ООО было заключено Генеральное соглашение об открытии кредитной линии, по условиями которого истец обязался предоставить ООО денежные средства в рамках кредитной линии с лимитом задолженности в сумме сто тысяч долларов США со сроком действия кредитной линии по 13 июля 2006 года.

В обеспечение исполнения заемщиком обязательств по генеральному соглашению ЗАО АКБ “В-банк“ были заключены договоры поручительства: с Г. <...>, по которому ее супруг К. принял на себя обязательства по договору поручительства солидарно с супругой, что подтверждается соответствующей записью в договоре; с Н. договор поручительства <...>, по которому его супруга П. приняла на себя обязательства по договору поручительства от 15 июля 2005 г. солидарно с супругом, что подтверждается соответствующей записью в договоре.

В соответствие с пунктом 1.1 вышеуказанных договоров поручительства и ст. 363 ГК РФ, каждый из поручителей обязался отвечать солидарно с ООО за исполнение последним всех его обязательств по генеральному соглашению в том же объеме, как и заемщик, включая возврат суммы кредита, уплату процентов и неустойку, внесение платы за ведение ссудного счета, возмещение судебных расходов и других расходов истца, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по генеральному соглашению заемщиком.

Обязательства по генеральному соглашению истцом были исполнены в полном объеме 15 июля 2005 г. денежные средства в сумме 100000 долларов США были перечислены на счет ООО, срок возврата указанной суммы был установлен 10 января 2006 г.

Решением Арбитражного суда Саратовской области с ООО в пользу ЗАО АКБ “В-банк“ была досрочно взыскана задолженность по генеральному соглашению об открытии кредитной линии от 15
июля 2005 года в сумме 99993,58 долларов США в рублевом эквиваленте, исходя из официального курса доллара США на день фактического платежа.

Поскольку ООО принятое арбитражным судом решение исполнено не было, Банк обратился в суд с требованиями к поручителям о взыскании всей суммы задолженности по кредитному договору.

Ответчик Н. предъявил встречный иск к банку, просил применить последствия недействительности ничтожной сделки (ст. 167 ГК РФ) и признать договор поручительства <...> между Н. и ЗАО АКБ “В-банк“ прекратившим свое действие. В обоснование встречного иска указал, что в ходе рассмотрения дела было установлено, что в договорах поручительства <...> отсутствуют подписи солидарных поручителей К. и П., следовательно, сделки по поручительству с данными лицами являются ничтожными (ст. 168 ГК РФ). Полагает, что договоры поручительства <...> являются неотъемлемой частью Генерального соглашения об открытии кредитной линии от 15 июля 2005 г., следовательно, часть данного соглашения является ничтожной. По утверждению Н., данные обстоятельства ему не были известны и влекут для него неблагоприятные последствия, ограничивающие его права в части обеспечения исполнения обязательств со стороны третьих лиц, ущемляют права как поручителя, так как он лишен права регрессного требования к двум лицам, в случае исполнения им обязательств перед кредитором (ст. 367 ГК РФ).

Ответчик Г. предъявила встречный иск, в котором также просила суд признать договор поручительства недействительным, по основаниям предусмотренным ст. 179 ГК РФ, ссылаясь на то, что в ООО работала в должности начальника аптечного склада. По сложившейся практики Н. вызывал ее для подписания большого объема документов, при этом Г., по ее утверждению ставила подписи на документах машинально. В связи с отсутствием времени подпись на
документах происходила формально, она не спрашивала что подписывает, потому что целиком и полностью доверяла Н. По мнению Г. в выдаче кредита виновен банк, который не вызвал ее в банк для подписания документов. В связи, с этим, просила также взыскать компенсацию морального вреда в размере 1000000 руб.

П. предъявила встречный иск и просила суд признать договор поручительства недействительным по основаниям ст.ст. 168, 432 ГК РФ, ссылаясь на отсутствие ее волеизъявления на заключение данного договора, так как она договор не подписывала, и также просила компенсировать моральный вред в размере 100000 руб.

Дело неоднократно было предметом судебных разбирательств.

Рассмотрев возникший спор, в феврале 2008 г. суд, руководствуясь ст.ст. 361 и 363 ГК РФ, принял решение, которым взыскал солидарно с Н. и Г. в пользу Банка задолженность по кредитному договору в сумме 89123,92 долларов США в рублевом эквиваленте, исходя из официального курса доллара США на день фактического платежа и расходы по оплате государственной пошлины. Этим же решением с Банка в пользу П. были взысканы расходы по оплате государственной пошлины и экспертизы. Решением суда признан недействительным договор поручительства, заключенный Банком в части, касающейся П.; П. отказано в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда; Г. и Н. отказано в удовлетворении исковых требований о признании договоров поручительства недействительными и применении последствий недействительности сделки; Г. - в компенсации морального вреда.

Судебная коллегия, проверяя законность и обоснованность решения суда в кассационном порядке, решение суда первой инстанции оставила без изменения, указав при этом, что поскольку кредитор реализовал предоставленное ему право применить такой способ защиты, как взыскание суммы кредита в судебном порядке только с
основного должника, то суд первой инстанции, исходя из требований ст.ст. 18, 329, 361 ГК РФ, пришел к правильному выводу о том, что поручители Н. и Г. отвечают перед истцом солидарно в том же объеме, что и ООО (в пределах суммы, взысканной решением Арбитражного суда). Правомерно указав при этом, что ответственность за неисполнение обязательства не может быть возложена на ответчиков в большем размере, чем задолженность, взысканная с заемщика и не выплаченная заемщиком на момент рассмотрения настоящего дела (п. 2 ст. 363 ГК РФ). Взысканная судом первой инстанции с поручителей денежная сумма соответствует размеру основного долга, поскольку в ходе рассмотрения дела ООО погасило задолженность по неустойке, процентам, ссудному счету.

Впоследствии сумма основного долга по кредитному договору, взысканная по решению Арбитражного суда, была уменьшена Банком на 10869,66 долларов США, в связи с частичным исполнением ООО решения арбитражного суда.

Отказывая в удовлетворении требований Н. о признании договора поручительства недействительным по основанию отсутствия в последнем подписи его супруги П., суд первой инстанции правомерно, руководствовался ст.ст. 308, 180 ГК РФ и исходил из того, что недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка может быть совершена и без включения недействительной ее части. При этом судом обоснованно указано на то, что в силу ст. 35 СК РФ согласие супругов на заключение договоров поручительства не является обязательным. Договор поручительства заключенный с Н. отвечает всем требованиям, предъявляемым к подобного рода сделкам, отсутствие в последнем подписи супруги не может свидетельствовать о недействительности указанного договора поручительства.

Принимая решение в части отказа в удовлетворении иска Г. о признании договора
поручительства недействительным, суд первой инстанции обоснованно принял во внимание, что оспариваемый договор поручительства подписан непосредственно Г., исходя из чего ссылка последней на несоблюдение Банком порядка заключения договора обоснованно признана судом не имеющей правового значения, поскольку само по себе нарушение порядка заключения договора, а именно, тот факт, что Г. не вызывалась Банком для подписания договора, не свидетельствует о недействительности договора поручительства, который как по форме, так и по содержанию отвечает установленным законом требованиям (ст.ст. 361, 362 ГК РФ), предъявляемым к подобного рода сделкам. Равно как и не может свидетельствовать о недействительности договора поручительства то обстоятельство, что Г., по ее утверждению, подписывая договор поручительства, с содержанием последнего не ознакомилась. Доказательства того, что оспариваемый Г. договор был заключен под влиянием обмана (ст. 179 ГК РФ) Г. суду представлены не были (ст. 56 ГПК РФ).

Разрешая возникший спор в части заявленных П. требований о признании договора поручительства недействительным, суд обоснованно, в соответствии со ст.ст. 362, 434 ГК РФ, удовлетворил заявленные требования в части, поскольку в договоре поручительства отсутствует подпись П. В соответствии с проведенной по делу почерковедческой экспертизой подпись в договоре поручительства после слов “согласен и принимаю на себя обязательства солидарно с поручителем“ П. не принадлежит.

Отказывая Г. и П. (поручителям) в удовлетворении требований в части компенсации морального вреда суд первой инстанции правомерно применил положения ст. 151 ГК, так как Г. и П. в качестве оснований заявленных требований в данной части ссылаются на то, что нарушены их имущественные права.

Понятие и форма договора поручительства.

Объем ответственности поручителя

Поручительство - способ обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств, правовое регулирование которого обеспечивается положениями
параграфа 5 главы 23 части первой Гражданского кодекса РФ, а также иными нормами ГК РФ о сделках, договорах и обязательствах.

Согласно ст. 362 ГК РФ договор поручительства должен быть совершен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора поручительства.

Сторонами по договору поручительства являются кредитор по основному обязательству должника и поручитель - третье лицо, выступающее на стороне должника. Должник по основному обязательству - обязательству, обеспеченному поручительством, - не участвует в правоотношениях поручительства.

Должником по основному обязательству (предприниматель) и поручителем (физическое лицо) может выступать одно и то же лицо.

ОАО “И-банк“ обратилось в суд с иском к индивидуальному предпринимателю С. и физическому лицу С. о взыскании задолженности по кредиту, ссылаясь на то, что 23 сентября 2005 г. между Банком и индивидуальным предпринимателем С. было заключено соглашение об открытии кредитной линии на сумму 14 млн. рублей со сроком погашения до 22 сентября 2006 г. Вследствие ненадлежащего исполнения принятых по договору обязательств у заемщика перед Банком образовалась задолженность.

В обеспечение исполнения обязательств, возникших из соглашения об открытии кредитной линии, между Банком и физическим лицом С. был заключен договор поручительства.

Решением районного суда в пользу Банка с С., как с индивидуального предпринимателя (основного должника по кредитному договору) и как с физического лица (поручителя по договору поручительства), была солидарно взыскана задолженность по кредитному договору.

Судебной коллегией по гражданским делам областного суда решение по делу оставлено без изменения. При этом указано, что применение судом, предусмотренной договором поручительства и ст. 363 ГК РФ, принципа солидарной ответственности к С. как к индивидуальному предпринимателю и как к физическому лицу является правомерным.

По договору поручительства поручитель обязывается
перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Договор поручительства может быть заключен также для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем (ст. 361 ГК РФ).

При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно, если иное не предусмотрено договором поручительства (ст. 363 ГК РФ).

Проведенный обзор показал, что в основном исковые требования кредитора о взыскании с должника и поручителя (поручителей) солидарно задолженности по договору, процентов, судебных издержек и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, судами обоснованно удовлетворялись.

Типичным примером может служить гражданское дело по иску ОАО “Б-Банк“ к С. и Ж. о взыскании задолженности по кредитному договору, судебных расходов солидарно.

Истец в обоснование заявленного иска ссылался на то, что между Банком и С. был заключен кредитный договор, по условиям которого С. был предоставлен кредит в размере 450000 рублей со сроком погашения до 9 октября 2009 г. В обеспечение исполнения, возникших из кредитного договора, обязательств между Банком и Ж. был заключен договор поручительства.

Поскольку принятые по договору обязательства С. надлежащим образом не исполнялись (задолженность перед Банком составила 434868 руб.), Банком, в соответствии со ст. 363 ГК РФ были заявлены требований о взыскании всей суммы займа по кредитному договору и обусловленных последним процентов.

Решением Октябрьского районного суда г. Саратова, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда, исковые требования Банка были обоснованно удовлетворены (ст.ст. 361, 363 ГК РФ), с должника и поручителя солидарно взысканы задолженность по кредитному договору и судебные издержки.

Так, например, КБ “Ю-банк“ (далее по тексту Банк) обратился к М.В., М.Ю., Ж. с иском о взыскании долга по кредитному договору, заключенному 2 ноября 2005 г. с М.В. на сумму 600000 рублей со сроком погашения до 1 ноября 2007 г. Исполнение принятых на себя должником обязательств было обеспечено поручительством Ж. и М.Ю. Поскольку принятые на себя по кредитному договору обязательства должником надлежащим образом не исполнялись, Банк просил взыскать солидарно с ответчиков всю сумму долга по кредитному договору.

Кировским районным судом г. Саратова заявленные исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда отменила решение суда, указав следующее.

Согласно п. 2 ст. 811 ГК РФ, если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

В соответствии с п. 2 ст. 819 ГК РФ к отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 главы 42 части второй ГК РФ (заем), если иное не предусмотрено правилами параграфа 2 ГК РФ (кредит) и не вытекает из существа кредитного договора.

Из существа кредитного договора, заключенного между Банком и М.В., следует, что сторонами предусмотрены иные, чем установленные в ст. 811 ГК РФ правила, а именно, согласно договору, при неисполнении обязательств по возврату части долга Банк вправе потребовать досрочного расторжения договора и уплаты всей суммы долга.

В соответствии с п. 2 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия также указала на то, что суду первой инстанции исходя из условий кредитного договора следовало уточнить заявленные Банком требования в части размера исковых требований, поскольку истец, не заявляя требования о расторжении кредитного договора, вправе поставить вопрос о взыскании долга (основной суммы долга, процентов за пользование кредитом, штрафных санкций за нарушение должником обязательств, обусловленных кредитным договором) на день рассмотрения дела судом, либо, в соответствии с условиями кредитного договора поставить вопрос о досрочном расторжении договора (пп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ) и взыскании и всей суммы займа вместе с причитающимися процентами.

При солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать неполученное от остальных солидарных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью (ст. 323 ГК РФ).

Так, например, ОАО “Р-банк“ обратилось к К., Б. и П. с иском о взыскании задолженности по кредитному договору в размере 3000000 руб., в обоснование заявленных требований, ссылаясь на то, что между Банком и ООО был заключен кредитный договор на вышеназванную сумму под 18 % годовых. В соответствии с условиями договора, заемщик принял на себя обязательства своевременно производить погашение кредита, уплачивать проценты за пользование последним и комиссию за ведение ссудного счета.

В качестве обеспечения своевременного и полного возврата суммы основного долга по кредитному договору и др. платежей между Банком и ответчиками были заключены соответствующие договоры поручительства, согласно которым К., Б. и П. взяли на себя обязательства отвечать перед Банком за исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору в том же объеме, что и заемщик (солидарно) (ст. 363 ГК РФ).

Решением Арбитражного суда Саратовской области от 2007 г. с ООО в пользу Банка была взыскана задолженность в размере 2623858 руб. и судебные расходы по делу.

В последующем Банк обратился в суд общей юрисдикции с иском о досрочном взыскании с поручителей К., Б. и П. суммы задолженности по кредитному договору по основаниям, предусмотренным ст.ст. 323, 363 ГК РФ. Решением Октябрьского районного суда г. Саратова заявленные требования были удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам решение суда отменила, указав на то, что на момент обращения в суд первой инстанции Банк реализовал, предусмотренное п. 1 ст. 323 ГК РФ право требовать исполнение обусловленных кредитным договором и договорами поручительства обязательств от одного из солидарных должников - Общества с ограниченной ответственностью.

При таком положении, кредитор (Банк), исходя из требований материального закона (п. 2 ст. 323 ГК РФ) право требования от других солидарных должников приобретает только в случае не получения полного удовлетворения от одного из солидарных должников (О.О.О.).

Таким образом, при разрешении возникшего спора обстоятельством, имеющим значение для дела, будет являться факт получения (неполучения) Банком исполнения обусловленных кредитным договором обязательств от О.О.О.

Однако, рассматривая возникший спор, указанное обстоятельство в качестве, имеющего значение для дела, судом первой инстанции определено не было, правовая оценка последнего в принятом по делу решении судом не дана, что могло привести к неправильному разрешению дела.

При новом рассмотрении судом первой инстанции указанного выше спора в удовлетворении заявленных требований к поручителям Банку было отказано.

Вместе с тем, если решение суда о взыскании соответствующих сумм с должника не исполнено (полностью или в части), кредитор на основании статьи 361 и пункта 2 статьи 363 ГК РФ вправе обратиться к поручителю с самостоятельным требованием об исполнении обязательства, поскольку согласно статье 323 ГК РФ солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью. При этом кредитор обязан представить доказательства неполучения от должника платежа по ранее выданному исполнительному документу.

При наличии доказательств, свидетельствующих о полной или частичной уплате долга основным должником, поручитель вправе ссылаться на эти обстоятельства в споре с кредитором (статья 364 ГК РФ). В случае удовлетворения заявленных к поручителю требований в резолютивной части решения должно быть указано, что поручитель отвечает солидарно с должником (ст. 363 ГК РФ).

При рассмотрении гражданских дел по спорам, вытекающим из договоров поручительства, одним из фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, является размер долга по основному обязательству, подлежащего взысканию.

ЗАО АКБ “Э-В“ обратилось в суд с иском к Я., К. о взыскании солидарно задолженности по кредитному договору в размере 128081 руб. по состоянию на 15 октября 2007 г., ссылаясь на то, что 29 апреля 2005 г. между Банком и Я. был заключен кредитный договор на сумму 150000 рублей, по условиям которого заемщик обязался выплачивать сумму долга ежемесячно равными платежами в течение двух лет. В обеспечение исполнения обязательства между Банком и К. был заключен договор поручительства.

Решением Волжского районного суда г. Саратова исковые требования Банка были удовлетворены в полном объеме.

Кассационная инстанция отменила решение суда, приобщив в судебном заседании к материалам дела (ст. 347 ГПК РФ) по ходатайству Я. (должника) платежные поручения на сумму 10000 и 50000 рублей от 11 апреля и 30 июня 2007 г. соответственно, свидетельствующие о частичном погашении задолженности. Отменяя принятое по делу решение, судебная коллегия указала на то, что при разрешении возникшего спора, суд не создал необходимых условий для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, факт частичного исполнения Я. обязательств по кредитному договору в нарушение требований ст.ст. 148, 150 ГПК РФ не был определен в качестве обстоятельства имеющего значение для дела, сторонам не было разъяснено право на предоставление соответствующих доказательств, подтверждающих (опровергающих) указанное обстоятельство (ст. 57 ГПК РФ). Соглашаясь с расчетом истца, суд первой инстанции в нарушение положений ст. 195 ГПК РФ в принятом по делу решении не привел расчет взысканной с ответчиков суммы задолженности, не устранил имеющиеся противоречия в размере задолженности по кредитному договору (указанной в требовании Банка о погашении задолженности и при предъявлении иска).

По смыслу закона, поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник. Так, если иное не предусмотрено договором поручительства, поручитель, в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательства должником, помимо основного долга обязан уплатить кредитору проценты, а также возместить причиненные в связи с этим убытки.

Поручитель несет ответственность и по возмещению кредитору судебных издержек, связанных с взысканием долга и других убытков (п. 2 ст. 363 ГК РФ).

Постоянно действующим Третейским судом при ЗАО “Инвестиционная - строительная компания “Сбербанкинвестстрой“ было вынесено решение о взыскании с К., К., З., Г., М. солидарно в пользу АК СБ РФ задолженности по кредитному договору, судебных расходов. АК СБ РФ обратился в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и взыскании с ответчиков в пользу Банка солидарно государственной пошлины в размере 1000 рублей, оплаченной при обращении в суд.

Октябрьским районным судом г. Саратова постановлено выдать исполнительные листы на принудительное исполнение решения третейского суда, взыскать с ответчиков в пользу Банка расходы по оплате государственной пошлины в размере 200 рублей с каждого.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда отменила определение районного суда в части распределения судебных расходов, разрешив в указанной части вопрос по существу и взыскала с ответчиков в пользу Банка расходы по оплате госпошлины в размере 1000 руб. солидарно, указав, что солидарный порядок возмещения судебных расходов установлен кредитным договором и договорами поручительства (п. 2 ст. 363 ГК РФ).

ЗАО банк “Э-В“ обратилось в суд с иском к Е.А., Е.З. о взыскании задолженности по кредитному договору, судебных издержек, ссылаясь на то, что 5 мая 2006 г. между Банком и Е.А. был заключен кредитный договор на сумму 39000 рублей. В обеспечение обязательств, возникших из кредитного договора, между Банком и Е.З. был заключен договор поручительства.

Банк, предъявив требования о взыскании задолженности в сумме 65377 рублей, отказался от иска в связи с погашением долга ответчиками в период рассмотрения дела судом, просил прекратить производство по делу в этой части и взыскать солидарно с ответчиков расходы по оплате государственной пошлины в сумме 1907 рублей.

Волжским районным судом г. Саратова производство по делу было прекращено. В удовлетворении требований Банка о возмещении расходов по оплате государственной пошлины отказано со ссылкой на ст.ст. 363, 367 ГК РФ. При этом суд исходил из того, что ответчики полностью исполнили свои обязательства по кредитному договору, в том числе и в части возмещения расходов по оплате государственной пошлины.

Кассационной инстанцией определение районного суда отменено, вопрос передан на новое рассмотрение в тот же суд, поскольку согласно ч. 1 ст. 101 ГПК РФ в случае, если истец не поддерживает свои требования вследствие добровольного удовлетворения их ответчиком после предъявления иска, все понесенные истцом по делу судебные расходы по просьбе истца взыскиваются с ответчика. В материалах дела в том числе и определении суда первой инстанции (ст. 195 ГПК РФ) отсутствует расчет суммы задолженности на момент ее погашения ответчиками, при этом, как следует из пояснений представителя истца (Банка), поступившие от ответчиков денежные средства распределены в соответствии с условиями кредитного договора, ответчики погасили полностью сумму долга, в которую, однако не вошли расходы Банка по оплате государственной пошлины.

Поручители отвечают перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая и уплату неустойки, которую согласно ст. 333 ГК РФ суд вправе уменьшить, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Потребительский кооператив обратился в суд с иском к З. и Г. о взыскании солидарно долга по договору займа, в обоснование заявленного иска, ссылаясь на то, что 31 мая 2005 г. между Кооперативом и З. был заключен договор займа на сумму 30000 рублей со сроком возврата денежных средств в течение года, исполнение договора было обеспечено договором поручительства, заключенным между Кооперативом и Г. В результате ненадлежащего исполнения возникших из договора займа обязательств у З. образовалась перед потребительским кооперативом задолженность: основной долг - 17 485 рублей, компенсационные выплаты - 2540 рублей, членские взносы - 529 рублей, неустойка - 51707 рублей, штраф - 9749 рублей.

Удовлетворяя исковые требования потребительского кооператива, суд сделал правильный вывод о несоразмерности размера неустойки последствиям нарушения обязательства и, применив ст. 333 ГК РФ, снизил ее размер с 51707 руб. до 10341 руб.

К поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требования кредитора. Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника (п. 1 ст. 365 ГК РФ).

Так, А. обратился в суд с иском к К. о взыскании ущерба, причиненного неисполнением обязательств, ссылаясь на то, что К. был предоставлен Татищевским отделением N 4019 АК СБ РФ кредит в размере 150 000 рублей. В обеспечение исполнения обязательств, возникших из договора кредита, между Банком и А. (истцом), а также между Банком и Л. (супругой должника) были заключены договоры поручительства.

В связи с неисполнением К. кредитных обяза“ельств решением суда с поручителей в пользу Банка взыскано 135 924 рубля, из которых 80000 рублей были выплачены А.

Решением Татищевского районного суда Саратовской области обоснованно были удовлетворены исковые требования А. о взыскании с основного должника К. денежных средств, выплаченных Банку во исполнение обязательств по договору поручительства, поскольку в соответствии со ст. 365 ГК РФ к поручителю исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству.

Прекращение поручительства

Поручительство прекращается по общим правилам прекращения обязательств: исполнением основного обязательства, надлежащим исполнением поручителем своего обязательства (ст. 408 ГК РФ); зачетом встречных требований кредитора и поручителя (ст. 410 ГК РФ), соглашением сторон о замене первоначального обязательства (ст. 414 ГК РФ); по иным основаниям прекращения обязательств, предусмотренным главой 26 ГК РФ.

Статьей 367 ГК РФ установлены специальные основания прекращения поручительства: прекращение обеспеченного поручительством основного обязательства; изменение основного обязательства, влекущее увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего; перевод на другое лицо долга по обеспеченному им основному обязательству, если поручитель не дал согласия отвечать за нового должника; отказ кредитора принять надлежащее исполнение, предложенное должником или поручителем; истечение указанного в договоре поручительства срока, на который дано поручительство.

Как показал проведенный обзор, на практике довольно часто имеют место случаи, когда между кредитором и должником заключаются различного рода дополнительные соглашения к кредитному договору без согласия поручителя, в том числе и об увеличении размера суммы, предоставляемой должнику по кредитному договору, либо размера соответствующих процентов и штрафных санкций и др., указанные обстоятельства в силу п. 1 ст. 367 ГК РФ являются основанием для прекращения поручительства.

Проведенный обзор так же показал, что положения п. 1 ст. 367 ГК РФ не всегда учитываются судами при вынесении решений по данной категории споров.

Так, Сберегательный банк России в лице Ленинского отделения Сбербанка г. Саратова обратился в суд с требованием к основному должнику по кредитному договору и поручителям о расторжении договора и взыскании в солидарном порядке задолженности по кредитному договору.

При разрешении спора, судом было установлено, что кредитор и должник при рассмотрении дела о несостоятельности (банкротстве) должника Арбитражным судом Саратовской области заключили мировое соглашение, по условиям которого срок погашения долга по кредитному договору изменен, размер процентов по кредиту увеличен по сравнению с ранее определенным в кредитном договоре. Ответчики (поручители) просили суд в соответствии со ст.ст. 367, 414 ГК РФ отказать в удовлетворении исковых требований со ссылкой на то, что имелась новация долга, прекращающая основное обязательство.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду абзац 3 статьи 220 ГПК РФ, а не абзац 2 статьи 220 ГПК РФ.

Суд удовлетворил исковые требования частично. Производство по делу в части расторжения договора прекращено по основаниям, предусмотренным абз. 2 ст. 220 ГПК РФ, согласно которому суд прекращает производство по делу, если имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа от иска или утверждением мирового соглашения сторон. Долг взыскан в солидарном порядке с должника и поручителей по кредитному договору.

Разрешая возникший спор, суд указал, что заключенное сторонами мировое соглашение не является новацией по смыслу ст. 414 ГК РФ, а потому не прекращает обязательства.

При проверке законности и обоснованности решения суд кассационной инстанции установил, что суд первой инстанции не учел то обстоятельство, что мировым соглашением стороны кредитного договора изменили условия обязательства (срок погашения долга, размер процентов). При таких обстоятельствах следовало проверить, имелось ли согласие поручителей на изменение условий обеспеченного поручительством обязательства и не повлекло ли это изменение увеличения ответственности или иных неблагоприятных последствий для поручителя, что в соответствии с п. 1 ст. 367 ГК РФ прекращает поручительство.

Отменяя данное решение, судебная коллегия указала также на неправильное применение судом норм процессуального права при решении вопроса о прекращении производства по делу в части требований о расторжении договора.

Банк предъявил иск к основному должнику и нескольким поручителям, которые не были сторонами при рассмотрении дела Арбитражным судом Саратовской области и, соответственно, сторонами мирового соглашения. В данном случае у суда не имелось оснований для прекращения производства по делу в соответствии с абз. 2 ст. 220 ГПК РФ.

Разрешая споры, вытекающие из договоров поручительства, судам следует иметь в виду, что согласие поручителя на изменение основного обязательства, в обеспечение которого выдано поручительство, может быть выражено несколькими способами:

Во-первых, путем согласования поручителем, кредитором и должником изменений, вносимых в обеспечиваемый договор, и подписания единого документа тремя сторонами.

Во-вторых, путем подписания дополнения к договору поручительства, в котором указывается, что поручителю известны новые изменения основного договора и он согласен отвечать за должника на изменившихся условиях.

В-третьих, возможно предварительное согласование с поручителем. Например, в тексте договора поручительства поручитель обязывается отвечать за возврат кредитов, уже выданных или которые могут быть выданы заемщику в определенный период, в установленном размере и за уплату процентов, а в тексте договора поручительства нет ссылки на конкретный кредитный договор. Поручитель по такому предварительному согласованию заранее исходит из возможности предоставления банком кредита на любых условиях, то есть поручитель принимает на себя обязанность погасить основную задолженность и проценты, не устанавливая каких-либо ограничений и не требуя согласования с ним условий кредитного договора. В этом случае кредитор и должник могут по взаимной договоренности изменять размер платы за кредит.

Необходимо также отметить, что направление поручителю кредитором извещения об изменении кредитного договора и отсутствие возражений поручителя не могут истолковываться, как его согласие отвечать по новым, изменившимся условиям договора.

Обязанности поручителя, если таковые уже возникли в рамках соответствующего договора, в случае его (поручителя) смерти переходят к наследникам.

Как показал, проведенный обзор, в судебной практике достаточно много вопросов возникает при разрешении споров связанных с ответственностью наследников поручителя по его обязательству в случае смерти последнего. Законодатель в ст. 367 ГК РФ не указал данный юридический факт в качестве основания для прекращения поручительства.

Статья 418 ГК РФ содержит положение, по которому обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

Обязательство поручителя состоит в выплате денежной суммы, которая в случае его смерти может быть возложена на его наследников. Кроме того, ст. 1112 ГК РФ устанавливает, что в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Следовательно, обязанности поручителя, если таковые уже возникли в рамках соответствующего договора, в случае его смерти переходят к наследникам. Но с одной оговоркой - только в пределах полученного наследства. Сверх этой суммы наследники отвечать не могут (п. 2 ст. 363 ГК РФ).

Поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника (п. 2 ст. 367 ГК РФ).

При рассмотрении в судах дел о неисполнении либо ненадлежащем исполнении кредитных договоров у судов также возникают затруднения в применении гражданского законодательства при разрешении вопросов связанных со смертью должника, а именно: прекращается ли обязательство, вытекающее из договора поручительства физического лица за неисполнение должником условий по кредитному договору, смертью должника по основному обязательству в силу положений ст. 367 ГК РФ.

Пункт 2 статьи 367 ГК РФ закрепляет правило, согласно которому поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника. В порядке правопреемства долги умершего заемщика по кредитному договору переходят к его наследникам (ст. 1112 ГК РФ).

По смыслу закона (ст. 391 ГК РФ), перевод долга означает перемену в обязательстве пассивного субъекта, то есть должника. Его личность имеет большое значение для кредитора, поэтому п. 1 ст. 391 ГК РФ связывает правомерность перевода долга с получением согласия кредитора. Это правило действует, если основанием перевода долга является соглашение сторон, и не применяется, если замена должника происходит на основании наследования.

Таким образом, со смертью заемщика поручительство по кредитному договору, в случае, когда, как указано выше, поручитель не дал согласие кредитору отвечать за нового должника, прекращается переводом долга на наследников заемщика (п. 2 ст. 367, ст. 391 ГК РФ).

Как показал, проведенный обзор практики рассмотрения споров, вытекающих из договоров поручительства, в настоящее время банки вносят в договор поручительства условие, согласно которому “поручитель принимает на себя обязанность отвечать за исполнение обязательств, предусмотренных кредитным договором, за заемщика, а также за любого иного должника в случае перевода долга на другое лицо, а также в случае смерти заемщика“.

В соответствии со ст. 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно, каждый из них - в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Помимо наследников, принявших наследство, банк до принятия наследства может предъявить соответствующие требования к исполнителю завещания или к наследственному имуществу. В последнем случае суд приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства наследниками или перехода выморочного имущества в порядке наследования к Российской Федерации.

Так как в соответствии с п. 1 ст. 416 ГК РФ, обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает, при отсутствии или недостаточности наследственного имущества обязательно прекращается невозможностью исполнения соответственно полностью или в недостающей части наследственного имущества.

В соответствии с п. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Исходя из содержания приведенных правовых норм, поручительство прекращается в той части, в которой прекращается обеспеченное им обязательство, и поручитель должен нести ответственность перед кредитором в пределах стоимости наследственного имущества.

В случае смерти должника по основному обязательству, обеспеченному договором поручительства, при наличии правопреемника, принявшего наследство, требуется согласие поручителя отвечать за нового должника, если договор поручительства не содержит в качестве условия согласие поручителя отвечать за исполнение обязательства перед любым новым должником в случае перевода долга по обеспечиваемому обязательству. Следовательно, при отсутствии согласия поручителя отвечать за правопреемника должника в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им основного обязательства возложение на него такой обязанности в соответствии с п. 2 ст. 367, ст. 391 ГК РФ неправомерно.

ЗАО “Поволжский немецкий банк“ обратилось в суд с иском к Д., Т. и К. о взыскании задолженности по кредиту, указав в обоснование заявленных требований на то, что между Банком и Д. был заключен кредитный договор, по условиям которого последнему предоставлены денежные средства в размере 119000 рублей. В обеспечение исполнения обязательств, возникших из договора кредита, между Банком и Т., К. были заключены договоры поручительства. В связи с неисполнением Д. обязательств по кредитному договору у него образовалась задолженность перед Банком.

В период судебного разбирательства Д. (должник) умер. Банк настаивал на взыскании задолженности по кредитному договору солидарно с поручителей.

Фрунзенский районный суд г. Саратова, отказывая Банку в иске, обоснованно руководствовался п. 2 ст. 367 ГК РФ, ст.ст. 323, 391, 1112, 1175 ГК РФ и пришел к правильным выводам о том, что поскольку поручители, согласно условиям заключенных с кредитором договоров поручительства, не давали кредитору согласия отвечать по обязательствам должника, в случае его (должника) смерти, поручительство в связи со смертью должника прекращается переводом долга на наследников, которые несут солидарную ответственность перед кредитором в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества.

АК СБ РФ Банк обратился в суд с иском к С., В., А. о досрочном взыскании кредита, ссылаясь на то, что 10 декабря 2003 г. между Банком и К. был заключен кредитный договор на сумму 300000 рублей на срок до 10 декабря 2008 г. В обеспечение исполнения обязательств, возникших из договора кредита, Банк заключил с В., С., А. договоры поручительства.

Должник К. обязательства по кредитному договору не исполнял.

28 декабря 2005 г. К. (должник) умер, наследниками после его смерти являются его жена и дочь, которые мер к погашению задолженности по кредиту не предпринимали. Банк просил взыскать с С., В., А. солидарно задолженность по кредитному договору в размере 199370 рублей и судебные издержки.

Решением районного суда исковые требования Банка были удовлетворены, при этом суд исходил из положений п. 2 ст. 367 ГК РФ, в соответствии с которыми поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника. В силу договоров поручительства В., С., А. взяли на себя обязательство отвечать за любого иного должника в случае перевода долга на другое лицо, а также в случае смерти заемщика.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда отменила решение районного суда, указав следующее.

10 декабря 2003 г. между Банком и К. был заключен договор кредита, исполнение которого обеспечено поручительством В., С., А. 28 декабря 2005 г. должник К. умер.

По смыслу ст. 367 ГК РФ в случае смерти основного должника поручители продолжают отвечать за исполнение обязательств, предусмотренных кредитным договором, если последние приняли на себя обязанность отвечать за исполнение предусмотренных кредитным договором обязательств в случае смерти заемщика. при наличии правопреемников, принявших наследство, которые в силу ст. 1175 ГК РФ отвечают по долгам наследодателя солидарно (статья 323 ГК РФ) в пределах стоимости, перешедшего к ним наследственного имущества.

Из материалов дела следует, что супруга и дочь К., которые привлечены к участию в деле в качестве ответчиков, являются его наследниками. Дочь К. отказалась от принятия наследства. Судом первой инстанции, по мнению судебной коллегией, не было установлено, имеющее значение для дела обстоятельство, а именно, наличие наследственного имущества после смерти К., а также не была дана правовая оценка свидетельству о праве на наследство, выданному супруге К. Указанные обстоятельства имеют правовое значение для правильного разрешения возникшего спора, поскольку в силу п. 1 ст. 416 ГК РФ при отсутствии или недостаточности наследственного имущества обязательство (поручительство) прекращается невозможностью исполнения (соответственно полностью или в недостающей части).

А. обратилась к К., Е., В. с иском о взыскании суммы долга по договору займа, ссылаясь на то, что 26 января 2005 г. между ней и ответчиком К. был заключен договор займа, по условиям которого она передала последнему 400000 рублей со сроками погашения: 200 000 рублей до 20 мая 2005 г., 200000 рублей - до 20 сентября 2005 г. Договор займа был обеспечен поручительством Е. и В. Поскольку К. взятые на себя обязательства не исполнил, А. просила взыскать с ответчиков солидарно 400000 рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами.

В связи со смертью К. к участию в деле в качестве ответчика была привлечена супруга К. - М., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетнего сына.

АК СБ РФ обратился к К. (должнику), М. (супруге К.), Н., Г., Ч., П. (поручителям) с иском о взыскании суммы долга по кредитному договору, в обоснование заявленного иска, ссылаясь на то, что 26 ноября 2004 г. между Банком и К. был заключен кредитный договор на сумму 440000 рублей со сроком погашения до 26 ноября 2009 г. Исполнение обязательств, возникших из договора кредита, было обеспечено поручительством М., Н., Г., Ч., П. Поскольку заемщик не исполнял обязательства по возврату заемных денежных средств, Банк просил взыскать с ответчиков солидарно образовавшуюся задолженность в размере 295643 рублей и судебные расходы.

В связи со смертью заемщика К., поручителя П. к участию в деле в качестве ответчиков были привлечены их правопреемники.

Гражданские дела объединены определением суда в одно производство.

В ходе судебного разбирательства, А., отказавшись от иска к Е. и В., уточнила исковые требования: просила в соответствии со ст. 1112 ГК РФ включить в состав наследственного имущества К. 400000 рублей, переданных последним РАЙПО, взыскать (ст. 1175 ГК РФ) с его наследников М. (супруги) и несовершеннолетнего сына в долях пропорционально унаследованному после К. имуществу - 250000 рублей - сумму основного долга, обусловленные договором проценты и судебные расходы.

Решением Калининского районного суда Саратовской области исковые требования Банка и А. были удовлетворены частично. В состав наследственного имущества после смерти К. включен земельный участок, денежные средства в сумме 200000 рублей. С. М. в пользу Банка в счет задолженности по кредитному договору взыскано 141601 руб., судебные расходы. В пользу А. с М. взысканы денежные средства в сумме 147381 руб., судебные расходы. В остальной части в исках отказано. Суд пришел к выводу о том, что спорные правоотношения регулируется нормами наследственного права, а потому положения ст. 391 ГК РФ (перевод долга) на них не распространяются.

Кассационная инстанция решение районного суда отменила, указав, что согласно п. 2 ст. 367 ГК поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника. Как следует из договоров поручительства, поручители приняли на себя такое обязательство, поскольку как следует из договоров поручительства, ответчики, выступая поручителями К. по кредитному договору от 26.11.2004, приняли на себя обязательства отвечать за исполнение обязательств, предусмотренных названным договором за К., а также любого иного должника в случае перевода долга на другое лицо (п. 2.8 договоров поручительства).

При таком положении, по мнению судебной коллегии, вывод суда первой инстанции о том, что обязательства поручителей в соответствии со ст. 367 п. 2 ГК РФ, ст. 1175 ГК РФ прекращаются, в связи с переводом долга на наследников, так как поручители не выразили своего согласия отвечать за нового должника не основан на материалах дела и представленных доказательствах, сделан с нарушением требований материального закона.

Кроме того, основанием к отмене принятого по делу решения, послужило неверное установление объема наследственной массы после смерти К.

При новом рассмотрении дела судом первой инстанции в состав наследственного имущества после смерти К. был включен земельный участок, денежные средства в сумме 400000 рублей, с М., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего сына в пользу А. взысканы сумма долга по договору займа в размере 250000 рублей, судебные расходы - в пределах стоимости наследственного имущества; с М., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего сына, Н., Г., Ч., М. в пользу Банка солидарно взысканы денежные средства в сумме 336855 рублей, судебные расходы.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда отменила решение районного суда в части включения в состав наследственного имущества после смерти К. земельного участка, денежных средств в сумме 400000 рублей, указав, что ответственность М. ограничена в силу закона (ст. 1175 ГК РФ) пределами стоимости наследственного имущества после смерти К.А., в связи с чем ответственность на поручителей по договорам займа и кредита в соответствии со ст. 363 ГК РФ должна быть возложена в том же объеме. Решение суда дополнено в части взыскания задолженности в пользу Банка указанием на пределы взыскания стоимостью наследственного имущества, перешедшего М. после смерти К.

Поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства (п. 4 ст. 367 ГК РФ).

ОАО АКБ “Р-банк“ обратился в суд с иском к М. и К. о взыскании задолженности по кредитному договору солидарно, ссылаясь на то, что 1 апреля 2005 г. между Банком и М. был заключен кредитный договор, исполнение которого было обеспечено договором поручительства с К.

По условиям договора поручительства оно прекращается, если кредитор в течение 1 года со дня, до которого должник обязан исполнить все свои обязательства по кредитному договору в полном объеме, не предъявит требования к поручителю.

М. обязан был погасить сумму кредита до 28 сентября 2005 г.

Решением Октябрьского районного суда г. Саратова в соответствии с п. 4 ст. 367 ГК РФ обоснованно отказано Банку в иске в части взыскания кредитной задолженности с поручителя К. в связи с прекращением поручительства по истечении указанного в договоре срока, на который оно дано.

Договор поручительства является срочным договором, поэтому поручительство дается на определенный срок. Срок, на который дано поручительство, считается сроком его действия.

В соответствии со ст. 190 ГК РФ срок может определяться календарной датой, истечением периода времени, указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

При рассмотрении споров, вытекающих из договоров поручительства, необходимо учитывать, что правовая природа сроков, установленных законом или договором, для предъявления требований кредитора к поручителю носит пресекательный характер, названные сроки восстановлению судом не подлежат, их пропуск в силу п. 4 ст. 367 ГК РФ прекращает действие договора поручительства.

На практике нередко возникают вопросы о подведомственности и подсудности гражданских дел по спорам, вытекающим из кредитных договоров и заключенных в обеспечение их исполнения договоров поручительства.

Так, если кредитор (банк, иная кредитная организация) обращается с иском к должнику или поручителю - юридическим лицам, то такое дело в соответствии со ст. 28 АПК РФ подведомственно арбитражному суду. В случае, когда должник и (или) поручитель, к которым предъявлен иск - граждане, необходимо, исходя из положений ст. 22 ГПК РФ, обращаться в суд общей юрисдикции.

Согласно ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется по месту нахождения организации.

Статьей 29 ГПК РФ установлены правила альтернативной подсудности, в частности, иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора.

Стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству (ст. 32 ГПК РФ).

Банк обратился в суд с иском к О. (должнику) и Г. (поручителю) о взыскании кредитной задолженности и обращении взыскания на заложенное имущество.

Г. обратился в суд с ходатайством о передаче указанного гражданского дела по подсудности в Кайбицкий районный суд Республики Татарстан по его месту жительства или в Советский районный суд г. Казани по месту жительства ответчика О.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам областного суда, в удовлетворении данного ходатайства было отказано на том основании, что из условий кредитного договора, заключенного между Банком и О. следует, что все споры по договору разрешаются в порядке, установленном законодательством РФ, в суде общей юрисдикции по месту нахождения Саратовского филиала Банка. Согласно учредительным документам Банка его место нахождения определено на территории Фрунзенского района г. Саратова

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно, в соответствии со ст. 32 ГПК РФ, принял к рассмотрению исковое заявление Банка по месту нахождения его Саратовского филиала.