Решения и определения судов

Решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 02.09.2009 Поскольку на день обращения истицы за трудовой пенсией общая суммарная продолжительность педагогической деятельности составляла более 25 лет, пенсионный орган необоснованно отказал ей в назначении досрочной трудовой пенсии.

ОКТЯБРЬСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД ГОРОДА ИЖЕВСКА

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 2 сентября 2009 года

Октябрьский районный суд г. Ижевска в составе:

председательствующего судьи Кричкер Е.В.,

при секретаре Р.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску В. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в г. Ижевске (межрайонному) Удмуртской Республики о восстановлении пенсионных прав,

установил:

В. (далее по тексту - истец) обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в г. Ижевске (межрайонному) Удмуртской Республики (далее по тексту - УПФР в г. Ижевске (межрайонное) УР, ответчик) о восстановлении пенсионных прав.

Иск мотивировала тем, что 22 декабря 2008 года она обратилась к ответчику за досрочным
назначением трудовой пенсии по старости как педагогический работник, отработавший в учреждениях для детей не менее 25 лет. Однако решением N 108/01-15 от 27 марта 2009 года ответчик отказал ей в назначении пенсии. Истец полагает, что из ее педагогического стажа ответчик незаконно исключил период работы в должности сестры-воспитателя в детском саду N <...>, а также периоды работы в должности воспитателя группы продленного дня. Истец просила признать незаконным отказное решение N 108/01-15 от 27 марта 2009 года, обязать ответчика досрочно назначить трудовую пенсию по старости с момента возникновения права на ее назначение и взыскать с ответчика в ее пользу судебные расходы в виде оплаты услуг представителя в сумме 3000 руб., за оплату госпошлины в сумме 100 руб. и за оформление доверенности в сумме 400 руб. (л.д. 3, 4).

В ходе рассмотрения настоящего гражданского дела истец в силу ст. 39 ГПК РФ изменила предмет заявленных исковых требований и, поддержав ранее заявленные требования, дополнительно просила признать незаконным оспариваемое решение N 108/01-15 от 27 марта 2009 года по причине неназначения ей пенсии и по причине невключения в ее педагогический стаж периодов работы в должности сестры-воспитателя и воспитателя группы продленного дня, обязать ответчика бессрочно назначить ей трудовую пенсию по старости с момента возникновения права на ее назначение и зачесть в ее педагогический стаж периоды работы в должности сестры-воспитателя и воспитателя группы продленного дня (л.д. 33).

Истец В. была своевременно извещена о времени и месте судебного заседания, но в суд не явилась, представила заявление с просьбой о рассмотрении дела в ее отсутствие с участием ее представителя К. (л.д. 32).
Выслушав мнение участников процесса, суд в порядке ч. 5 ст. 167 ГПК РФ рассмотрел дело в отсутствие истца.

В судебном заседании представитель истца К., действующая на основании договора поручения N 53 от 16 апреля 2009 года, заключенного между истцом и ООО Агентством “П.“ о представлении интересов истца в судебных инстанциях (л.д. 15), доверенности за N 7 от 4 мая 2009 года сроком на один год, выданной ООО Агентством “П.“ на представление интересов граждан в судебных заседаниях (л.д. 16), и нотариально удостоверенной доверенности от 21 апреля 2009 года сроком на три года (л.д. 6), исковые требования В. поддержала в полном объеме, ссылаясь на доводы искового заявления, просила их удовлетворить. При этом пояснила, что при разрешении заявленного спора истец настаивает на применении законодательства, действовавшего в спорные периоды работы истца, исключенные ответчиком из ее педагогического стажа. Уточнила, что истец не претендует на включение в ее педагогический стаж исключенных ответчиком периодов творческих и административных отпусков (л.д. 44 - 45).

Представитель ответчика - заместитель начальника юридического отдела УПФР в г. Ижевске (межрайонного) УР Ф., действующая на основании доверенности N 1953/09-25 от 26 февраля 2009 года сроком на три года (л.д. 17), исковые требования В. не признала, просила оставить иск без удовлетворения. При этом пояснила, что за досрочным назначением трудовой пенсии по старости истец обратилась к ответчику 22 декабря 2008 года. Решением N 108/01-15 от 27 марта 2009 года истцу было обоснованно отказано в досрочном назначении трудовой пенсии по старости ввиду отсутствия требуемого специального трудового стажа. По представленным документам специальный педагогический стаж В. составил 23 года 6 месяцев
и 6 дней - на основании законодательства, действующего на день обращения истца за назначением пенсии, и 22 года 3 месяца 8 дней - на основании законодательства, действовавшего в спорные периоды работы истца, исключенные из ее стажа. По мнению ответчика, наиболее выгоден для истца расчет ее педагогического стажа на основании норм пенсионного законодательства, действующего на день обращения истца за назначением пенсии (л.д. 46).

Выслушав пояснения участников процесса, изучив и проанализировав материалы гражданского дела, суд устанавливает следующие обстоятельства, имеющие значение для дела:

- В., <...> 1962 года рождения, согласно сведениям трудовой книжки:

с 1 июля 1983 года по 30 июня 1984 года работала в яслях-саду N <...> сестрой-воспитательницей,

с 1 июля 1984 года по 25 августа 1985 года - воспитатель ясельной группы в яслях-саду N <...> (л.д. 11);

- 22 декабря 2008 года В. обратилась в УПФР в г. Ижевске (межрайонное) УР с заявлением о досрочном назначении ей трудовой пенсии по старости как педагогическому работнику, отработавшему в учреждениях для детей более 25 лет (л.д. 18);

- решением УПФР в г. Ижевске (межрайонного) УР N 108/01-15 от 27 марта 2009 года В. отказано в досрочном назначении трудовой пенсии по старости, предусмотренной пп. 19 п. 1 ст. 27 ФЗ “О трудовых пенсиях в РФ“, поскольку установлено, что специальный стаж для досрочного назначения трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью у нее менее 25 лет и составляет:

а) по нормам постановления Правительства РФ от 29 октября 2002 года N 781, действующего на день обращения истца за назначением пенсии, - 23 года 6 месяцев и 6 дней.

При этом в стаж не
были включены следующие периоды:

- с 1 июля 1983 года по 30 июня 1984 года (1 год) - сестра-воспитатель детского сада N <...>, т.к. должность не поименована Списком, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781;

- с 1 июля 1984 года по 31 декабря 1984 года (6 месяцев) - отпуск по уходу за ребенком <...> 1983 года рождения;

- 6 дней - отпуск без сохранения заработной платы, 3 месяца 4 дня - творческие отпуска, 2 месяца 5 дней - административные отпуска, на включении которых в свой специальный педагогический стаж истец не настаивает;

б) в соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 года N 2-П, то есть по нормам законодательства, действовавшего в спорные периоды деятельности истца, - 22 года 3 месяца 8 дней.

При этом в стаж истца не были включены вышеуказанные периоды работы в должности сестры-воспитателя в детском саду N <...> (1 год), отпуск без сохранения заработной платы (6 дней), творческие отпуска (3 месяца 4 дня), административные отпуска (2 месяца 5 дней), а также дополнительно исключены:

- с 3 декабря 1985 года по 31 августа 1986 года (8 месяцев 29 дней) и с 1 сентября 1999 года по 31 августа 2000 года (1 год) - периоды работы в должности воспитателя группы продленного дня, т.к. данная должность не была предусмотрена Списками должностей, действовавшими в те периоды (л.д. 7 - 10, 19, 20, 42, 43).

Данные обстоятельства установлены в судебном заседании пояснениями сторон, представленными доказательствами и сторонами в целом не оспариваются.

Требования истца В. являются законными, обоснованными и подлежат частичному удовлетворению
по следующим основаниям.

Федеральный закон “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“ от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ с изменениями от 30 декабря 2008 года N 319-ФЗ (далее по тексту - ФЗ “О трудовых пенсиях в РФ“), определяющий основания возникновения и порядок реализации права граждан на трудовые пенсии, в качестве условий назначения трудовой пенсии по старости закрепляет достижение пенсионного возраста (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин) и наличие страхового стажа не менее пяти лет (статья 7) и одновременно предусматривает право отдельных категорий граждан на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (статьи 27 и 28).

В соответствии с пунктом 1 статьи 27 ФЗ “О трудовых пенсиях в РФ“ трудовая пенсия по старости назначается ранее установленного статьей 7 возраста лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста (подпункт 19).

Согласно пункту 1 статьи 19 ФЗ “О трудовых пенсиях в РФ“ трудовая пенсия назначается со дня обращения за указанной пенсией, но не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию.

Днем обращения за трудовой пенсией считается день приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, соответствующего заявления со всеми необходимыми документами (п. 2 ст. 19 ФЗ “О трудовых пенсиях в РФ“). Заявление о назначении трудовой пенсии рассматривается не позднее чем через десять дней со дня приема заявления (п. 5 ст. 19 ФЗ “О трудовых пенсиях в РФ“).

Вследствие этого обязательными условиями на досрочное назначение трудовой пенсии по старости являются подача заявления о назначении пенсии и наличие необходимой продолжительности соответствующей деятельности (специального трудового стажа), подтвержденной соответствующими документами.

Данные юридически значимые обстоятельства
истцом выполнены.

Так, судом установлено и не оспаривается ответчиком, что с заявлением о назначении трудовой пенсии по старости ранее достижения общего пенсионного возраста (55 лет) истец обратилась в орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, 22 декабря 2008 года.

На день обращения истца за трудовой пенсией и приема ответчиком ее заявления со всеми необходимыми документами общая суммарная продолжительность ее педагогической деятельности составляла более 25 лет, т.е. право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости возникло у В. со дня обращения за назначением пенсии, т.е. с 22 декабря 2008 года.

При этом период работы в должности сестры-воспитателя детского сада N 42 подлежал включению в специальный стаж истца, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, по следующим основаниям.

Частью 1 статьи 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и иных случаях, установленных законом. Конституционное право на социальное обеспечение включает и право на получение пенсии в определенных законом случаях и размерах.

С учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении N 18-П от 15 июня 1998 года, а также в определении за N 320-О от 5 ноября 2002 года, суд вправе применять нормативные правовые акты, утратившие силу, но действовавшие в спорный период деятельности истца.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: номер постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 - 11, а не 1111.

Однако, то обстоятельство, что истец и ее представитель настаивали на разрешении заявленного спора по нормам законодательства, утратившего силу, но действовавшего в спорные периоды деятельности истца, не имеет для суда определяющего значения, поскольку согласно пункту
6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 года N 1111 “О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству“: “При определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела.

Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела“.

В связи с чем, при заявленных обстоятельствах суд руководствуется нормами пенсионного законодательства, действующего на день обращения истца за назначением пенсии.

1. Период с 1 июля 1983 года по 30 июня 1984 года, когда истец работала в должности сестры-воспитателя детского сада N <...>.

В соответствии с п. 3 ст. 28 ФЗ “О трудовых пенсиях в РФ“ списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством РФ.

Исходя из чего, постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 года N 781 был утвержден Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей (далее по тексту - Список N 781 от 29 октября 2002 года).

Согласно данному Списку работа в должности воспитателя в детском саду дает право на досрочное назначение трудовой пенсии
по старости.

Согласно записи N 1 трудовой книжки 1 июля 1983 года В. была принята в ясли-сад N <...> (фактически - детский сад N <...>, что не оспаривается ответчиком) на должность сестры-воспитательницы.

В соответствии с пунктом 2.3 действовавшей в тот период Инструкции о порядке ведения трудовых книжек на предприятиях, в учреждениях и организациях, утвержденной постановлением Госкомтруда СССР от 20 июня 1974 года N 162, “все записи в трудовой книжке о приеме на работу,... вносятся администрацией предприятия после издания приказа (распоряжения),... и должны точно соответствовать тексту приказа (распоряжения)“.

Согласно данным трудовой книжки истца запись N 1 внесена в нее на основании приказа по Индустриальному районному отделу народного образования N 22-К от 1 июля 1983 года (л.д. 11).

Исследовав данный приказ, суд установил, что в силу параграфа 1В на основании ее личного заявления была принята на работу с 1 июля 1983 года на должность воспитателя в детский сад N 42 (л.д. 39, 40).

Таким образом, суд приходит к выводу, что запись N 1 в трудовой книжке истца не соответствовала тексту приказа, на основании которого она была внесена, поэтому признает, что фактически в спорный период истец была принята и работала в должности воспитателя, то есть в должности, наименование которой содержится в Списке N 781 от 29 октября 2002 года, а потому данный период следует зачесть в педагогический стаж истца, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Ссылка представителя ответчика на параграф 7 приказа, номер и дата которого в представленной в суд копии не указаны, изданного на основании представленного в материалы дела приказа по Индустриальному районному отделу народного
образования N 22-к от 1 июля 1983 года, в котором истец была принята с 1 июля 1983 года на должность “с/воспитательницы“ (л.д. 22), отклоняется судом, поскольку данный документ не является основанием для внесения записи в трудовую книжку.

Ссылка ответчика на карточку-справку за 1983 год, согласно которой истец с 1 июля 1983 года работала сестрой-воспитателем, не может быть принята судом, поскольку приказ по Индустриальному районному отделу народного образования N 22-к от 1 июля 1983 года является первичным как для внесения записи в трудовую книжку, так и для заполнения карточки-справки за 1983 год, что свидетельствует о том, что истец была принята на работу в детский сад N <...> на должность воспитателя.

Согласно справкам Архивного отдела документов по личному составу Администрации г. Ижевска и муниципального учреждения “Централизованная бухгалтерия учреждений образования Индустриального района“ штатные расписания и тарификационные списки за 1983 - 1984 годы по детскому саду N <...> не сохранились (л.д. 34, 35).

В соответствии с Типовыми штатами детских садов, утвержденными приказом министра просвещения СССР от 31 декабря 1971 года N 103, действующими в спорный период, на группе в детском саду работали воспитатель и няня (приложение N 1). То есть должность сестры-воспитателя (воспитательницы) в типовых штатах детского сада в тот период отсутствовала.

Исходя из изложенного суд приходит к выводу, что в период с 1 июля 1983 года по 30 июня 1984 года истец была принята в детский сад N <...> и исполняла обязанности по должности воспитателя, содержащейся в Списке N 781 от 29 октября 2002 года, а потому вышеуказанный период подлежит включению в ее специальный педагогический стаж.

2. Требования истца о включении в ее педагогический стаж периодов работы в должности воспитателя группы продленного дня с 3 декабря 1985 года по 31 августа 1986 года и с 1 сентября 1999 года по 31 августа 2000 года на основании норм пенсионного законодательства, которое ко дню принятия оспариваемого ею решения N 108/01-15 от 27 марта 2009 года утратило силу, не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Суд констатирует, что вышеуказанные периоды работы истца зачтены ответчиком в ее педагогический стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости по нормам законодательства, действующего в период вынесения оспариваемого истцом решения (л.д. 19, 20).

В силу ст. 2 ГПК РФ задачами гражданского судопроизводства является правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан.

Заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов (ст. 3 ГПК РФ).

Исходя из чего, требование истца о включении в ее педагогический стаж периодов ее работы, включенных ответчиком в данный стаж, но по другим правовым основаниям, не подлежит удовлетворению, поскольку не влечет за собой восстановления нарушенного права истца, которое при указанных обстоятельствах не нарушается.

Суд признает, что заявленный спор возник из публичных правоотношений как спор об оспаривании решения об отказе в назначении пенсии. В силу того, что оспариваемое решение принято государственным учреждением, данный спор разрешается судом в порядке искового производства, но по правилам производства по делам, возникающим из публичных правоотношений (п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года N 2).

При этом учитывается, что при рассмотрении и разрешении дел, возникших из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований, т.е. обстоятельствами, на которых заявитель основывает свои требования (часть 3 статьи 246 ГПК РФ).

В связи с чем, анализируя периоды, не зачтенные в педагогический стаж истца по нормам пенсионного законодательства, действующего на момент принятия оспариваемого истцом решения, суд приходит к выводу, что в педагогический стаж истца также должен быть зачтен период нахождения ее в отпуске по уходу за ребенком с 1 июля 1984 года по 31 декабря 1984 года (6 месяцев) по следующим основаниям.

Согласно справке муниципального учреждения “Централизованная бухгалтерия учреждений образования Индустриального района“ от 15 декабря 2008 года и решению N 108/01-15 от 27 марта 2009 года <...> 1983 года истец родила ребенка (л.д. 8, 21).

В силу действовавшей в тот период ст. 165 Кодекса законов о труде РСФСР (далее - КЗоТ РСФСР) женщинам предоставлялись отпуска по беременности и родам продолжительностью 56 календарных дней до родов и 56 календарных дней после родов, а также частично оплачиваемые отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года. Кроме того, согласно ст. 167 КЗоТ РСФСР женщинам предоставлялись дополнительные отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет.

В связи с чем, приказом N 26 от 4 января 1984 года после окончания отпуска по беременности и родам истцу с 5 февраля 1984 года был предоставлен частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до исполнения ему одного года (л.д. 25), и далее - отпуск по уходу за ребенком без сохранения заработной платы до исполнения ему возраста полутора лет, во время которого истец приступила к работе 1 января 1985 года, когда ребенку было 1 год и 21 день (л.д. 24, 25).

Согласно пункту 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 25 от 20 декабря 2005 года “О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии“: “При разрешении споров, возникших в связи с невключением женщинам в стаж работы по специальности периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком при досрочном назначении пенсии по старости (статьи 27 и 28 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“), следует исходить из того, что если указанный период имел место до 6 октября 1992 года (времени вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года N 3543-1 “О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации“, с принятием которого названный период перестал включаться в специальный стаж работы в случае назначения пенсии на льготных условиях), то он подлежит включению в стаж работы по специальности независимо от времени обращения женщины за назначением пенсии и времени возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости“.

Суд признает, что Пленум Верховного Суда РФ не ставит возможность зачета в специальный стаж периода отпуска по уходу за ребенком в зависимость от его возраста, обозначив единственное условие, чтобы данный отпуск был предоставлен и использован женщиной до 6 октября 1992 года.

Исходя из вышеизложенного суд приходит к выводу, что период отпуска по беременности и родам и отпуска по уходу за ребенком в возрасте до 1 года и 21 дня, имевший место до 31 декабря 1984 года, то есть до 6 октября 1992 года, подлежит включению в специальный педагогический стаж истца, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

При этом суд учитывает, что постановлением Госкомитета СССР по труду и социальным вопросам и Секретариата ВЦСПС N 156/10-30 от 6 июля 1982 года было утверждено разъяснение “О порядке предоставления частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет“, согласно которому “Время частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет засчитывается как в общий, так и в непрерывный стаж работы и в стаж работы по специальности, в том числе: ...при назначении государственных пенсий...“ (п. 6).

Суд признает, что до рождения ребенка, то есть с 1 июля 1983 года и до 10 декабря 1983 года истец работала в должности воспитателя в детском саду N <...>, в том числе находилась в дородовом отпуске по беременности и родам, поэтому данный период подлежит безусловному включению в ее педагогический стаж.

Послеродовый период отпуска по беременности и родам и период отпуска по уходу за ребенком в возрасте до одного года и 21 дня, то есть с 10 декабря 1983 года и до 31 декабря 1984 года истец числилась в той же должности воспитателя в детском саду, то есть в должности и учреждении, работа в которых дает право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (Список N 781 от 29 октября 2002 года), поэтому указанный период также подлежит включению в ее специальный педагогический стаж.

При включении в специальный педагогический стаж В., дающий право на досрочную трудовую пенсию по старости, составляющий на 22 декабря 2008 года по нормам пенсионного законодательства, действующего на сегодняшний день, 23 года 6 месяцев 6 дней (л.д. 20 на обороте), периода работы в должности воспитателя в детском саду и периодов отпусков по уходу за ребенком до исполнения ему одного года и 21 (1 год и 6 месяцев) -

он составит 25 лет 0 месяцев 6 дней, что позволяет принять решение о досрочном назначении трудовой пенсии по старости со дня обращения В. с заявлением о назначении пенсии, а именно с 22 декабря 2008 года.

В силу пп. 1 п. 6 ст. 19 ФЗ “О трудовых пенсиях в РФ“ трудовые пенсии назначаются бессрочно. Учитывая, что назначение пенсии истца связано с выработкой установленного законом специального стажа, что не носит временного характера и не обусловлено каким-то периодом времени, то требование истца в части бессрочного назначения пенсии также подлежит удовлетворению.

Таким образом, суд приходит к выводу, что решение Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в городе Ижевске (межрайонного) Удмуртской Республики за N 108/01-15 от 27 марта 2009 года об отказе В. в досрочном назначении трудовой пенсии по старости незаконно и необоснованно, поэтому подлежит удовлетворению требование истца о досрочном назначении ей трудовой пенсии по старости бессрочно со дня обращения за ее назначением - с 22 декабря 2008 года.

С учетом того, что решение состоялось в пользу истца, на ответчика в порядке статьи 98 ГПК РФ должна быть возложена обязанность по возмещению истцу судебных расходов, состоящих из государственной пошлины в сумме 100 рублей, расходов за оформление нотариально удостоверенной доверенности в сумме 400 рублей. Данные расходы подтверждены в судебном заседании квитанцией (л.д. 2), нотариально удостоверенной доверенностью (л.д. 6).

Согласно ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Судебные расходы присуждаются, если они понесены фактически, являлись необходимыми и разумными в количественном отношении. Суд может ограничить взыскиваемую в возмещение соответствующих расходов сумму, если сочтет ее чрезмерной с учетом конкретных обстоятельств.

Исходя из изложенного, учитывая конкретные обстоятельства рассматриваемого гражданского дела, суд считает расходы истца на оплату услуг представителя, заявленные к взысканию с ответчика, завышенными (л.д. 5).

В связи с чем суд определяет подлежащими взысканию с УПФР в г. Ижевске (межрайонного) УР в пользу В. расходы на оплату услуг представителя, принимавшего участие в судебном заседании, в размере 2000,0 рублей.

Руководствуясь ст.ст. 194 - 199 ГПК РФ, суд

решил:

исковые требования В. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в г. Ижевске (межрайонному) Удмуртской Республики о восстановлении пенсионных прав удовлетворить частично.

Признать незаконным решение Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в г. Ижевске (межрайонного) Удмуртской Республики N 108/01-15 от 27 марта 2009 года об отказе В. в досрочном назначении трудовой пенсии по старости.

Обязать Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Ижевске (межрайонное) Удмуртской Республики:

- зачесть в педагогический стаж В. период с 1 июля 1983 года по 31 декабря 1984 года;

- досрочно назначить В. трудовую пенсию по старости бессрочно с момента возникновения права на ее обращение, то есть с 22 декабря 2008 года, как лицу, не менее 25 лет осуществлявшему педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от ее возраста.

В удовлетворении остальных требований В. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в г. Ижевске (межрайонному) Удмуртской Республики отказать.

Взыскать с Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в г. Ижевске (межрайонного) Удмуртской Республики в пользу В. расходы за услуги представителя в сумме 2000 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере 100 рублей и расходы за оформление доверенности в сумме 400 рублей, а всего взыскать 2500 рублей.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Удмуртской Республики в течение 10 дней со дня вынесения в окончательной форме через районный суд.

Решение в окончательной форме изготовлено председательствующим судьей на компьютере 14 сентября 2009 года.

Судья

КРИЧКЕР Е.В.