Решения и определения судов

Кассационное определение Нижегородского областного суда от 11.09.2009 по делу N 22-4809 Приговор по делу о получении должностным лицом взятки и о служебном подлоге (о внесении в официальные документы заведомо ложных сведений) отменен, дело направлено на новое рассмотрение для исследования вопроса о том, кем являлась потерпевшая на момент совершения преступления - должностным лицом организации или участницей проводимого следственными органами оперативного эксперимента, а также для выяснения того обстоятельства, совершала ли осужденная аналогичные преступления ранее.

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 сентября 2009 г. N 22-4809

Судья Погомий П.А.

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе: председательствующего Кречетовой Т.Г.,

судей - Кулагина А.М. и Шекалина В.Г., при секретаре Ш.

рассмотрела в судебном заседании от 11 сентября 2009 года кассационное представление государственного обвинителя Лукашиной О.С., кассационные жалобы: осужденной Б., адвоката Большаковой Н.В., на приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 июня 2009 года, которым

Б., <...>, ранее не судимая,

осуждена: по ч. 2 ст. 290 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права заниматься врачебной деятельностью на срок 1 год, по ч. 2 ст. 292 УК РФ к
1 году 6 месяцам лишения свободы с лишением права заниматься врачебной деятельностью на срок 1 год; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы с лишением права заниматься врачебной деятельностью на срок 1 год 6 месяцев, в соответствии со ст. 73 УК РФ постановлено основное наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком в 2 года, а дополнительное наказание исполнять самостоятельно; возложены обязанности, способствующие исправлению осужденной.

Мера пресечения Б. оставлена без изменения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Вопрос о вещественных доказательствах разрешен.

Заслушав доклад судьи Шекалина В.Г., объяснение осужденной Б. и выступление адвоката Большаковой Н.В., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших приговор суда отменить, а уголовное дело в отношении Б. прекратить, выступление защитника Шуваловой Е.А., также выразившей свое несогласие с приговором, мнение прокурора Чигинева В.В., поддержавшего кассационное представление и полагавшего приговор суда отменить по доводам представления с направлением дела на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия

установила:

Б. признана виновной и осуждена: за получение должностным лицом взятки в виде денег на сумму 1000 рублей за незаконные действия; также за служебный подлог, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, если эти деяния совершены из корыстной заинтересованности, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов организаций, а равно охраняемых законом интересов общества и государства.

Преступления совершены 27 января 2009 года в г. <...> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Б. виновной себя в инкриминированных преступлениях не признала.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) осужденная Б.
выразила свое полное несогласие с приговором от 30 июня 2009 года по причине его незаконности и необоснованности, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Так, взятку от М. она не получала, а в рассматриваемом случае имела место провокация взятки по той причине, что денег у М. она не требовала и не просила, и никакой предварительной договоренности между ними не существовало, а с ее стороны не было какой-либо корыстной заинтересованности. Также по обстоятельствам дела денежная сумма в размере 1000 рублей была изъята из личной медицинской карты М., куда та ее положила. Кроме того, вывод суда о том, что нет оснований не доверять показаниям свидетеля М., не соответствует действительности, так как последняя дала ложные показания в части того, что на момент обращения в поликлинику она работала в объединении “Х“, хотя имеется справка из этой организации, что М. работала там до 16 августа 2007 года. Также данный свидетель предъявила ложный недействующий страховой медицинский полис и всячески пыталась во время приема передать ей деньги, в конце концов подсунув их в свою медицинскую карту. В то же время оперативная видеосъемка не зафиксировала факт того, что она дотрагивалась до этих денег, а когда в кабинет зашли оперативники, то на их вопрос о принадлежности денежной суммы, находившейся в амбулаторной карте, она ответила, что возможно эту купюру М. положила в знак благодарности за то, что ее приняли в поликлинике не по месту жительства. Также обвинение в совершении служебного подлога является ложным, так как доводы обвинения о том, что М. на тот момент являлась здоровым человеком, не соответствуют
действительности. При таких обстоятельствах осужденная Б. просит приговор суда от 30 июня 2009 года отменить и уголовное дело в отношении нее прекратить.

В кассационной жалобе адвокат Большакова Н.В., действующая в интересах осужденной Б., также просит обвинительный приговор в отношении последней отменить и уголовное дело прекратить за отсутствием в действиях Б. состава преступления. В обоснование жалобы адвокат указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, также имеет место нарушение уголовно-процессуального закона. Так, защита полностью не согласна с обвинением Б. по ч. 2 ст. 292 УК РФ, так как последняя, внося в листок временной нетрудоспособности М. сведения об имеющемся у той заболевании, добросовестно полагала, что данная пациентка больна и нуждается в лечении и во временном освобождении от трудовой деятельности, что подтверждается исследованными материалами дела. Однако суд все эти обстоятельства не учел и необоснованно признал Б. виновной по ч. 2 ст. 292 УК РФ, хотя последняя данного преступления не совершала. Также защита не согласна и с обвинением Б. по ч. 2 ст. 290 УК РФ, так как у подсудимой не было умысла на получение взятки в виде денег в сумме 1000 рублей за незаконные действия, так как та полагала, что выдает лист временной нетрудоспособности на имя М. на законных основаниях; кроме того, не намеревалась получать от нее за эти действия никаких денежных средств и все вышеперечисленное нашло свое подтверждение материалами дела, также денежная купюра достоинством в 1000 рублей была подложена М. в свою амбулаторную карту без ведома и согласия на то Б., причем последняя не имела возможности вернуть деньги, так
как события разворачивались очень быстро и в кабинете у Б. находился другой пациент. Таким образом, защита считает, что М., действовавшей по заданию сотрудников ОБЭП, была спровоцирована ситуация в целях искусственного создания доказательств совершения данного преступления, то есть имела место провокация на получение взятки Б. Тем самым, в действиях Б. отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 290 УК РФ, поэтому по данному обвинению она также должна быть освобождена от уголовной ответственности.

В кассационном представлении государственный обвинитель Лукашина О.С. просит приговор от 30 июня 2009 года отменить в связи с допущенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, а именно требований ст. 307 УПК РФ, и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. В обоснование доводов представления государственный обвинитель указывает, что в нарушение указанного требования закона суд в приговоре не привел достаточных мотивов исключения из квалификации действий Б. по ч. 2 ст. 290 УК РФ ряда квалифицирующих признаков; кроме того, выводы суда о квалификации действий подсудимой по ч. 2 ст. 292 УК РФ недостаточно мотивированы имеющимися в деле доказательствами. Также в нарушение положений уголовно-процессуального закона суд недостаточно полно проанализировал данные о личности подсудимой при назначении ей наказания.

Проверив материалы уголовного дела с учетом доводов кассационного представления государственного обвинителя, кассационных жалоб осужденной, адвоката и доводов участников процесса в заседании суда кассационной инстанции, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение, по следующим основаниям.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он
постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.

В силу положений ст. 379, 380 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора в кассационном порядке являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции; нарушение уголовно-процессуального закона.

Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции, если: выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать: доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства; обоснование принятых решений по другим вопросам, указанным в статье 299 настоящего Кодекса.

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции при постановлении приговора по данному уголовному делу требования ст. 297, 307 УПК РФ надлежащим образом не выполнил. Так, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, он должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникающие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Тем не менее, несмотря на вышеуказанные требования закона, выводы суда, изложенные в приговоре по данному уголовному
делу, содержат существенные противоречия, которые повлияли на правильность применения уголовного закона. Так, в описательно-мотивировочной части приговора суд критически подошел к доводам подсудимой Б. о том, что в действиях сотрудников милиции, проводивших в рамках ОРД оперативный эксперимент с участием М., имеется провокация взятки. При этом суд указал, что в рассматриваемом случае провокация взятки исключается, поскольку имелись законные основания для проведения оперативного эксперимента, в числе которых в соответствии с ч. 2 ст. 7 ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности“ являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Таковыми, по мнению суда, явилось наличие оперативной информации о том, что врач Б. занимается выдачей больничных листов за деньги, о чем имеются показания свидетеля П.Э.Д., работающего в должности оперуполномоченного ОБЭП УВД г. Дзержинска, и показания свидетеля М.

Вместе с тем, ссылаясь на наличие оперативной информации, которая послужила основанием для проведения в отношении Б. оперативно-розыскного мероприятия с участием М., суд не выяснил, на основании каких данных была получена указанная информация сотрудниками милиции и ее достоверность, при этом каких-либо объективных данных, свидетельствующих о том, что Б. ранее совершала аналогичные преступления, в материалах дела не имеется и не приведены они в приговоре. Кроме того, судом должным образом не были проверены и оценены доводы стороны защиты о том, что М. на момент обращения с просьбой об оформлении листа временной нетрудоспособности не являлась работником ООО “Химавто“, а являлась участником оперативного эксперимента, проводимого сотрудниками ОБЭП УВД
г. Дзержинска в отношении Б., также никаких намерений по дальнейшему оформлению больничного листа у М. не имелось.

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции надлежащим образом не исследовал и не дал соответствующей правовой оценки: заявлению М. от 27 января 2009 года, в котором та просила привлечь к уголовной ответственности Б. за получение от нее 16 декабря 2008 года взятки в сумме 1000 рублей за оформление листка временной нетрудоспособности, тому обстоятельству, что данное заявление было принято и оформлено в КУСП дежурной части УВД г. Дзержинска в 13 часов 20 минут 27 января 2009 года, не уточнив при этом было ли оно подано до или после проведения оперативного эксперимента, а также постановлению следователя от 28 января 2009 года, согласно которому в возбуждении уголовного дела по данному заявлению М. в отношении Б. было отказано в связи с отсутствием в действиях последней состава преступления. Таким образом, исходя из вышеперечисленных обстоятельств, судом не был рассмотрен, а соответственно и исследован в судебном заседании вопрос о возможном совершении Б. преступления без вмешательства сотрудников милиции и действиях последних, связанных с проведением оперативного эксперимента в отношении Б., как направленных на искусственное создание доказательств совершения преступления.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, и это влечет за собой отмену постановленного приговора с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение, в ходе которого необходимо тщательно проверить вышеуказанные обстоятельства, имеющие существенное, определяющее значение для квалификации содеянного Б., и принять по делу правильное решение, соответствующее требованиям закона. С учетом изложенного доводы кассационного представления государственного обвинителя,
кассационных жалоб осужденной и адвоката об отмене приговора подлежат удовлетворению.

Остальные доводы, изложенные в кассационном представлении и кассационных жалобах, судебной коллегией обсуждались, однако не могут быть разрешены в данном судебном заседании ввиду отмены приговора по иным основаниям. Вопросы, указанные в представлении и жалобах, будут являться предметом повторного исследования судом первой инстанции.

Отменяя приговор суда от 30 июня 2009 года, судебная коллегия не находит оснований для изменения меры пресечения Б., поэтому считает необходимым оставить ей без изменения ранее избранную меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Кассационное представление государственного обвинителя Лукашиной О.С., а также кассационные жалобы: осужденной Б., адвоката Большаковой Н.В., удовлетворить частично.

Приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 июня 2009 года в отношении Б. отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения Б. оставить без изменения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.