Решения и определения судов

Постановление президиума Московского областного суда от 09.09.2009 N 272 по делу N 44-134/09 Дело в части признания права собственности истцов на занимаемую жилую площадь с прекращением права собственности общества на эти помещения направлено на новое рассмотрение в тот же суд, поскольку юридически значимые обстоятельства в отношении прав истцов на приватизацию занимаемых помещений, являвшихся на момент передачи их в пользование самостоятельными объектами гражданско-правовых отношений, в соответствии со ст. 196 ГПК РФ не установлены и не проверены.

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 сентября 2009 г. N 272

Судья: Немова Т.А. Дело N 44-134/09Суд кассационной инстанции: Рыкова Г.М., Гусева Е.В., Илларионова Л.И., Докладчик: Илларионова Л.И. “

Президиум Московского областного суда в составе:

председателя президиума: Волошина В.М.,

членов президиума: Балабана Ю.И., Борисенковой В.Н., Гавричкова В.В., Николаевой О.В., Никоновой Е.А., Соловьева С.В., Романовского С.В.,

рассмотрев по надзорной жалобе представителя ОАО “Гжельский завод Электроизолятор“ - по доверенности Б. гражданское дело по иску Т., Т.В., Т.Ю., Т.С., Ф. и других к ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“, Министерству имущественных отношений Московской области о признании частично недействительным решения Мособлкомимущества, о признании недействительным права собственности ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“
на здание общежития, внесении в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ними записи о прекращении права собственности ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ на здание общежития, о признании права собственности на жилые помещения в порядке приватизации, об обязании Управления ФРС по Московской области зарегистрировать право собственности на жилые помещения,

заслушав доклад судьи Московского областного суда: Орловой Т.М., объяснения: представителя ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ - по доверенности Б., представителя истцов - Б.Е.,

установил:

Истцы обратились в суд с иском к ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“, Министерству имущественных отношений Московской области и, уточнив заявленные требования, просили признать недействительным решение Мособлкомимущества от 06.11.1992 г. N 871 “Об утверждении плана приватизации, акта оценки стоимости имущества предприятия и утверждения Устава ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ в части включения стоимости общежития в уставный капитал ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“; признать недействительным зарегистрированное право собственности ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ на здание общежития по адресу: <...>, оформленное регистрационной записью в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 13.05.1999 г. и свидетельством о государственной регистрации права от 13.05.1999 г.; обязать Управление Федеральной регистрационной службы РФ по Московской области внести в ЕГРП запись о прекращении права собственности ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ на здание общежития; признать за истцами право собственности на занимаемые ими квартиры в указанном доме в порядке приватизации.

Истцы считают, что жилой дом <...>, в котором они проживают, является объектом муниципальной собственности в силу прямого указания закона, однако оформлен в собственность ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“. Поскольку занимаемые квартиры были предоставлены им на основании ордеров, они проживают в них с момента вселения, оплачивают
проживание и коммунальные услуги по ставкам для муниципального жилищного фонда социального использования, самостоятельно и за свой счет производят текущий ремонт квартир, замену санитарно-технического оборудования, зарегистрированы по месту жительства, то между ними и ответчиком фактически возникли отношения по договору социального найма.

Письмом ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ от 25.10.2006 г. им отказано в заключении договора приватизации занимаемых квартир со ссылкой на нахождение жилья в собственности ответчика, поэтому истцы просили признать отказ незаконным, нарушающим их право иметь занимаемой жилье в собственности.

Полагают, что включение стоимости общежития в уставный капитал АООТ “Гжельский завод Электроизолятор“ по Плану приватизации, утвержденному решением Мособлкомимущества от 06.11.1992 г. N 871, является ничтожной сделкой, не порождающей правовых последствий.

Представители ответчика - ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ иск не признали, указывая на то, что собственность ответчика на здание общежития возникла на законных основаниях, поскольку решением от 06.11.1992 г. N 871 Комитета по управлению имуществом Московской области (Мособлимущество) были утверждены План приватизации “Гжельского завода “Электроизолятор“, Акт оценки стоимости имущества предприятия по состоянию на 1 июля 1992 года и Устав. В соответствии с Актом N 1 здание общежития вошло в состав приватизируемого имущества ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ в качестве объекта непромышленного фонда.

План приватизации завода был утвержден Комитетом по управлению имуществом Московской области 6 ноября 1992 года, то есть в момент действия старой редакции ст. 18 Закона “О приватизации жилищного фонда в РФ“, где отсутствовали нормы, запрещающие включение в перечень имущества приватизируемых предприятий объектов жилищного фонда, в том числе и общежитий.

Считают, что истцами пропущен срок исковой давности по заявленным требованиям, полагая, что срок истек в 1995 году, а
между сторонами возникли отношения коммерческого найма.

По требованиям Г. представители ответчика указывали, что истице протоколом заседания профсоюзного комитета АО “Гжельский завод “Электроизолятор“ N 33 от 24.07.1994 г. была предоставлена однокомнатная квартира <...> в доме <...> временно, до предоставления жилья в строящемся доме ЖСК. Затем протоколом заседания профсоюзного комитета ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ N 40 от 12.08.1998 г. ей была предоставлена прилегающая к однокомнатной квартире <...> свободная комната (на поэтажном плане помещение N 1) площадью 15.2 кв. м, которая в экспликации к поэтажному плану 1-го этажа дома указана как “медицинский изолятор“ (то есть помещение, имеющее специализированный статус).

Г. произвела незаконную перепланировку занимаемых помещений, (а именно прорубила дверь в стене между комнатами), в результате которой были объединены два помещения в одну квартиру. Другие помещения, относящиеся к медицинскому изолятору и указанные в экспликации как подсобное помещение (N 2) площадью 6.5 кв. м, туалет (N 3) площадью 1,2 кв. м, ванная (N 4) площадью 2,6 кв. м, коридор (N 5) площадью 8,1 кв. м, Г. не предоставлялись, и она пользуется ими незаконно,

По таким же основаниям возражали против требований Б.А., Б.Н. и Б.О. и М., М.Р., М.А., М.М.

Представитель ответчика - Министерства имущественных отношений Московской области в судебное заседание не явился.

Решением Раменского городского суда от 28 февраля 2008 г. в иске об обязании УФРС произвести государственную регистрацию права собственности на квартиры отказано, в остальной части заявленные требования удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Мособлсуда от 19 февраля 2009 года решение суда первой инстанции было отменено в части.

По делу постановлено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований, предъявленных истцами
к ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“, Министерству имущественных отношений Московской области о признании недействительным решения Мособлкомимущества от 06 ноября 1992 года N 871 “Об утверждении плана приватизации, акта оценки стоимости имущества предприятия и утверждения устава ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ в части включения стоимости общежития, находящегося по адресу: <...>, в уставный капитал ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ отказано.

Признаны недействительными: право собственности ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ на конкретные квартиры; свидетельство о государственной регистрации права собственности, выданное Московской областной регистрационной палатой 13 мая 1999 года ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ и запись в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним от 13 мая 1999 года о государственной регистрации права собственности ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ в указанной части. Прекращено право собственности ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ на конкретные квартиры. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе представитель ОАО “Гжельский завод Электроизолятор“ - по доверенности Б. просит отменить решение Раменского городского суда от 28.02.2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19.02.2009 года в части удовлетворения заявленных требований.

Определением судьи Московского областного суда Орловой Т.М. от 07 августа 2009 г. дело по надзорной жалобе представителя ОАО “Гжельский завод Электроизолятор“ - по доверенности Б. передано для рассмотрения по существу в президиум Московского областного суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум Московского областного суда приходит к следующему.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление
и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что занимаемые истцами жилые помещения расположены в здании общежития, находившегося в ведении Гжельского завода “Электроизолятор“ и расположенного по адресу: <...>. Истцы зарегистрированы и постоянно проживают на спорной жилой площади.

В 2006 г. истцы обратились к ответчику с заявлениями о заключении с ними договоров приватизации занимаемых ими квартир, на что получили отказ со ссылкой на то, что квартиры в составе здания общежития являются собственностью ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ на основании произошедшей в 1992 году приватизации государственного предприятия Гжельский завод “Электроизолятор“ и не подлежат приватизации.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что между сторонами возникли правоотношения, характерные для договора социального найма, а здание общежития незаконно включено в План приватизации предприятия.

Отменяя судебное постановление суда первой инстанции в части, суд кассационной инстанции указал, что решение Мособлкомимущества от 06.11.1992 г. о включении стоимости общежития в уставный капитал ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ не затрагивает и не нарушает права и интересы истцов, просивших о признании за ними права собственности в порядке приватизации на занимаемые ими жилые помещения, поэтому оснований для признания решения Мособлкомимущества от 06.11.1992 г. недействительным не имеется.

Право собственности акционерного общества подлежит прекращению на конкретные жилые помещения (квартиры), а оснований для прекращения права собственности на все здание общежития, в котором находятся не только квартиры истцов, но и другие жилые помещения, а также отделение связи, отделение Сбербанка, не имеется.

Между тем судебные постановления подлежат отмене в части, поскольку выводы судов первой и второй инстанций в отношении возникновения права собственности Б., Б.Н.,
Б.О., П.А., П.Д., К.М., К.Н., К.А., Т.Т., Т.М., Т.Е., Ш., Ш.Е., Ш.К., Ш.А., М., М.Р., М.М., М.А., Д., Д.К., Т., Б.Н., Г. на бесплатное получение в собственность конкретных жилых помещений в доме <...> по указанному выше адресу основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, на противоречивых данных по делу.

Как видно из материалов дела, решением Мособлкомимущества N 871 от 6.11.1992 г. утверждены план приватизации, акт оценки стоимости имущества предприятия и устав ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“.

Согласно сообщению Минмособлимущества названный жилой дом в реестре муниципальной собственности Московской области не значится.

Свидетельство о регистрации права собственности АБ N 0389107 выдано 13 мая 1999 г. Основанием регистрации права собственности в 1999 году послужил план приватизации Гжельского завода “Электроизолятор“, утвержденный Комитетом по управлению имуществом Московской области от 06.11.1992 года и акт оценки стоимости зданий и сооружений по состоянию на 01.07.1992 года (л.д. 323 том 2), которые недействительными не признаны.

Поскольку с 1992 года дом N 29 был включен в состав приватизируемого имущества Гжельского завода “Электроизолятор“, его стоимость включена в уставный капитал общества, то у ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ до введения в действие ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ возникло право собственности на него, а в силу ст. 6 Закона такое право признавалось юридически действительным и при отсутствии соответствующей государственной регистрации.

Таким образом, у истцов, занимавших конкретные жилые помещения до указанного времени, имеется предусмотренное законом право на их приватизацию.

Однако ряд жилых помещений, предоставленных истцам Б.Н., П., К.М., Ш.В., М.Т., Д.А., Т., Б.Н., Г., располагались в доме <...>, который к тому времени принадлежал
ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ на праве собственности и использовался как общежитие для работников предприятия.

В материалах дела имеются данные о том, что Б. свободная комната, площадью 36 кв. м была предоставлена на основании протокола N 16 заседания профсоюзного комитета АО “Гжельский завод “Электроизолятор“ от 20.01.1997 г. (т. 1 л.д. 274);

П. квартира <...> была предоставлена 15.02.1995 г., на основании ордера АО “Гжельский завод “Электроизолятор“ (т. 1 л.д. 353);

семье К. квартира <...> была предоставлена 18.05.1995 г., что подтверждается выпиской из домовой книги (т. 2 л.д. 112, 124);

Ш.Е. квартира <...> была предоставлена 01.09.1998 г., что подтверждается выпиской из домовой книги (т. 2 л.д. 182);

М.Т. свободная комната, площадью 18 кв. м была предоставлена на основании протокола N 92 заседания профсоюзного комитета АО “Гжельский завод “Электроизолятор“ от 15.02.1995 г. (т. 2 л.д. 207);

Д. квартира <...> была предоставлена на основании протокола N 79 заседания профсоюзного комитета ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ от 21.03.1994 г. (т. 2 л.д. 321);

Т. свободная комната, площадью 10 кв. м была предоставлена в 1997 г. на основании ее заявления (т. 1 л.д. 15);

Б.Н. квартира <...> была предоставлена в 1995 г., что подтверждается выпиской из домовой книги (т. 1 л.д. 201);

Г. квартира <...> была предоставлена на основании протокола N 83 заседания профсоюзного комитета ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ от 24.06.1994 г. (т. 2 л.д. 322), а комната площадью 15 кв. м предоставлена на основании протокола N 40 заседания профсоюзного комитета ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ от 12.08.1998 г. (т. 1 л.д. 329).

В силу п. 1 ст. 288 ГК РФ собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим
ему жилым помещением в соответствии с его назначением.

Делая вывод о том, что к правоотношениям названных истцов и ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ применяются правила, установленные ст. 18 Закона РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“, ст. 7 Закона “О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации“, т.е. положения Жилищного кодекса Российской Федерации о договоре социального найма, судебные инстанции не учли, что указанные (истцы были вселены в занимаемые ими жилые помещения уже после проведения организационных мероприятий по приватизации государственного предприятия в акционерное общество, а также то, что они обеспечивались жильем в связи с трудовыми отношениями уже коммерческой организацией.

Для определения прав истцов Б., Б.Н., Б.О., П., П.Д., К., К.Н., К.А., К.Т., К.Т.М., К.Е., Ш., Ш.Е., Ш.К., Ш.А., М., М.Р., М.А., М.А.Т., Д.А., Д.К., Т., Б.Н., Г. на упомянутые спорные помещения не имеет значения правомерность приватизации дома, в котором расположены квартиры и время оформление прав собственности на него ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“.

Возникшие правоотношения сторон в отношении этих помещений, предоставленных в доме N 29 после приватизации дома ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“, вытекают из договорных обязательств и должны регулироваться гражданским законодательством, определяющим правила заключения договоров коммерческого найма, а не договоров социального найма.

Кроме того, суд не устранил противоречия относительно статуса помещений, занимаемых Г. (комната 15,2 кв. м), семьей Б.А., Б.Н., Б.О., М., М.Р., М.М., М.А., (т. 1 л.д. 274, т. 2 л.д.329, т. 2 л.д. 207), которые произвели переоборудование специализированных помещений, а разрешение на производство переоборудования в материалах дела отсутствует. Суждение судов первой и второй инстанций по этому поводу в обжалуемых судебных актах не изложено.

Данные БТИ,
приобщенные к материалам дела (т. 3 л.д. 65 - 71), свидетельствуют о том, что названным истцам предоставлялись свободные соседние помещения, не объединенные с занимаемыми ими помещениями, имеющие раздельные входы и являвшиеся самостоятельными объектами недвижимости ОАО, в том числе специализирован, иного назначения.

В соответствии со статьей 2 Закона РСФСР от 4 июля 1991 года N 1541-1 “О приватизации жилищного фонда в РСФСР“ гражданами могут быть приватизированы лишь жилые помещения.

Вопрос о том, подлежали ли конкретные занимаемые, упомянутыми истцами помещения приватизации, должен разрешаться, исходя из статуса такого помещения и положений законодательства, действовавшего на момент предоставления данной жилой площади коммерческой организацией.

В соответствии с ч. 1 ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены, и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Однако юридически значимые обстоятельства в отношении прав Б.А., Б.Н., Б.О., П., П.Д., К., К.Н., К.А., К.Т.М., К.Е.М., Ш., Ш.Е., Ш.К., Ш.А., М., М.Р., М.А., М.А.Т., Д., Д.К., Т., Б.Н., Г. на приватизацию упомянутых выше занимаемых помещении, являвшихся на момент передачи их в пользование самостоятельными объектами гражданско-правовых отношений, в соответствии со ст. 196 ГПК РФ не установлены и не проверены, материальный закон, повлиявший на существо решения в этой части, применен неправильно.

Нарушения, допущенные судом первой инстанции в указанной части, оставлены без внимания судебной коллегией по гражданским делам, однако они повлияли на исход дела.

При этом резолютивная часть решения суда не содержит указаний на площадь жилых помещений, подлежащих передаче указанным истцам в собственность в порядке их приватизации.

При таких данных решение Раменского городского суда Московской области от 28 февраля 2008 г. и определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 февраля 2009 г. в указанной части не могут быть признаны законными и обоснованными, что в силу ст. 387 ГПК РФ является основанием для их отмены и направления дела на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 390 ГПК РФ, президиум

постановил:

Решение Раменского городского суда Московской области от 28 февраля 2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 февраля 2009 г. в части признания права собственности Б., Б.Н., Б.О., П., П.Д., К., К.Н., К.М., К.Т., К.Т.М., Ш., Ш.Е., Ш.К., Ш.А., М., М.Р., М.М., М.А., Д., Д.К., Т., Б.Н., Г. на занимаемую жилую площадь с прекращением права собственности ОАО “Гжельский завод “Электроизолятор“ на эти помещения отменить, дело в указанной части направить на новое рассмотрение в тот же суд.

Председатель президиума

В.М.ВОЛОШИН