Решения и определения судов

Постановление Президиума Московского городского суда от 04.09.2009 по делу N 44у-263/09 Приговор изменен: исключен из осуждения по ч. 3 ст. 30, п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ (пять эпизодов) и по п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ (один эпизод) квалифицирующий признак “с причинением значительного ущерба“, наказание смягчено, так как суд, вменив в вину осужденному данный признак кражи, вышел за рамки предъявленного обвинения, кроме того, в осуждении по двум эпизодам покушения на кражи доказательств того, что он намеревался похитить именно указанное имущество, в деле не содержится.

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 4 сентября 2009 г. по делу N 44у-263/09

Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Егоровой О.А.,

членов президиума Колышницыной Е.Н., Дмитриева А.Н., Агафоновой Г.А., Васильевой Н.А., Курциньш С.Э.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Ф. о пересмотре приговора Измайловского районного суда г. Москвы от 25 марта 2008 года, которым

Ф., <...>, ранее судимый: 03 сентября 2001 года Узловским городским судом Тульской области по п. п. “б“, “в“, “г“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден 16 июня 2006 года по отбытию срока наказания; 23 октября 2006 года Пролетарским районным судом г. Твери по ч. 3
ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, освобожден 19 июля 2007 года по отбытию срока наказания,

- осужден к лишению свободы: по п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ за каждое из семи преступлений - к 3 годам; по ч. 3 ст. 30, п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ за каждое из пяти преступлений - к 2 годам 6 месяцам; по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Ф. назначено наказание 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 03 октября 2007 года.

Приговором разрешены гражданские иски потерпевших и решена судьба вещественных доказательств.

Постановлением Измайловского районного суда г. Москвы от 10 апреля 2008 года вид исправительного учреждения, назначенный Ф. приговором суда, изменен на исправительную колонию строгого режима.

В кассационном порядке приговор суда не обжаловался.

В надзорной жалобе и в дополнении к ней осужденный Ф. оспаривает законность и обоснованность постановленных решений суда, отрицает свою виновность в совершении преступлений, за которые он осужден, указывает, что в ходе предварительного следствия оговорил себя, ставит вопрос об отмене приговора и постановления суда от 10 апреля 2008 года.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Водопьяновой Л.М., осужденного Ф., поддержавшего доводы надзорной жалобы, потерпевшего П., который оставил решение вопроса на усмотрение суда, мнение первого заместителя прокурора города Москвы Росинского В.В., полагавшего приговор изменить, исключить из осуждения Ф. по ч. 3 ст. 30, п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ по
преступлениям в отношении потерпевших К., Н., Л., М., К.А. и по п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ по преступлению в отношении потерпевшего П. квалифицирующий признак “с причинением значительного ущерба гражданину“; смягчить назначенное ему наказание по ч. 3 ст. 30, п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ по каждому из пяти преступлений до 2 лет 3 месяцев лишения свободы, без штрафа, а по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ по 5 эпизодам; п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ по 7 эпизодам и ч. 1 ст. 161 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний назначить Ф. 4 года 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима, президиум

установил:

согласно приговору, Ф. признан виновным: в совершении шести краж, то есть тайных хищений чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище; в совершении кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, с незаконным проникновением в жилище; в совершении пяти покушений на кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище; в совершении грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества.

Так, он в период времени с 09 часов 00 минут до 18 часов 30 минут 27 июля 2007 года с целью кражи чужого имущества, выбив замок балконной двери, проник в квартиру Т., проживающего по адресу: <...>, откуда тайно похитил принадлежащее Т. имущество на общую сумму 29 750 рублей, чем причинил потерпевшему значительный материальный ущерб.

Он
же, в период времени с 08 часов 30 минут до 20 часов 00 минут 01 августа 2007 года с целью кражи чужого имущества, взломав замок входной двери квартиры М.Е., проживающей по адресу: <...>, тайно похитил принадлежащую М.Е. бижутерию, не имеющей материальной ценности, и золотое кольцо, стоимостью 30 000 рублей, принадлежащее Г., после чего с похищенным с места преступлении скрылся, причинив потерпевшей Г. значительный материальный ущерб.

Он же, в период времени с 19 часов 00 минут 03 августа 2007 года до 10 часов 30 минут 06 августа 2007 года с целью кражи чужого имущества пытался взломать замки входной двери квартиры М., проживающей по адресу: <...>, где находилось ценное имущество, принадлежащее М.: норковая шуба стоимостью 80 000 рублей, компьютер в комплекте стоимостью 30 000 рублей, но не смог довести преступление до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку услышал шум в подъезде и, испугавшись последствий, с места преступления скрылся, ничего не похитив. Своими преступными действиями Ф. мог причинить потерпевшей М. значительный материальный ущерб на общую сумму 110 000 рублей.

Он же, в период времени с 20 часов 30 минут 10 августа 2007 года до 20 часов 30 минут 12 августа 2007 года с целью кражи чужого имущества из квартиры К., проживающего по адресу: <...>, взломал замок входной двери и незаконно проник в вышеуказанную квартиру, где находилось ценное имущество, принадлежащее К.: телевизор стоимостью 5 000 рублей, но не смог довести преступление до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку услышал шум в подъезде и, испугавшись последствий, с места преступления скрылся, ничего не похитив. Своими преступными
действиями Ф. мог причинить потерпевшему К. значительный материальный ущерб на сумму 5 000 рублей.

Он же, в период времени с 06 часов 00 минут 29 июля 2007 года до 17 часов 00 минут 26 августа 2007 года с целью кражи чужого имущества из квартиры К.Л., проживающей по адресу: <...>, взломал два замка входной двери и незаконно проник в квартиру, откуда тайно похитил принадлежащее К.Л. имущество на общую сумму 1 660 рублей, после чего с похищенным с места преступлении скрылся, причинив потерпевшей К.Л. материальный ущерб на сумму 1 660 рублей.

Он же, в период времени с 09 часов до 18 часов 29 августа 2007 года с целью кражи чужого имущества из квартиры Н., проживающей по адресу: <...>, взломал замки входной двери и незаконно проник в вышеуказанную квартиру, где находилось ценное имущество, принадлежащее Н.: телевизор стоимостью 5 000 рублей, но не смог довести преступление до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку услышал шум в подъезде и, испугавшись последствий, с места преступления скрылся, ничего не похитив. Своими преступными действиями Ф. мог причинить потерпевшей Н. значительный материальный ущерб на сумму 5 000 рублей.

Он же, в период времени с 18 часов 00 минут 25 августа 2007 года до 20 часов 30 минут 29 августа 2007 года с целью кражи чужого имущества из квартиры П., проживающего по адресу: <...>, взломал замок входной двери и незаконно проник в указанную квартиру, откуда тайно похитил принадлежащее П. имущество на общую сумму 12 000 рублей, после чего с похищенным с места преступления скрылся, причинив потерпевшему П. значительны материальный ущерб.

Он же, в
период времени с 15 июля 2007 года до 22 часов 30 минут 29 августа 2007 года с целью кражи чужого имущества из квартиры К.В., проживающей по адресу: <...>, проник через балконную дверь в квартиру, откуда тайно похитил денежные средства в сумме 300 долларов США, что по курсу ЦБ составляет 7 701 рубль, принадлежащие К.Ю., и имущество, принадлежащее К.В. на общую сумму 18 000 рублей, после чего с похищенным с места преступлении скрылся, причинив потерпевшим К.Ю. и К.В. значительный материальный ущерб.

Он же, в период времени с 10 часов 30 минут до 13 часов 00 минут 10 сентября 2007 года с целью кражи чужого имущества из квартиры Л., проживающего по адресу: <...>, пытался взломать замки входной двери и незаконно проникнуть в вышеуказанную квартиру, где находилось ценное имущество, принадлежащее Л.: телевизор стоимостью 5 000 рублей, но не смог довести преступление до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку услышал шум в подъезде и, испугавшись последствий, с места преступления скрылся, ничего не похитив. Своими преступными действиями Ф. мог причинить потерпевшему Л. значительный материальный ущерб на сумму 5 000 рублей.

Он же, в период времени с 17 часов 20 минут 15 сентября 2007 года до 10 часов 15 минут 16 сентября 2007 года с целью кражи чужого имущества из квартиры К.А., проживающего по адресу: <...>, взломал замки входной двери и незаконно проник в вышеуказанную квартиру, где находилось ценное имущество, принадлежащее К.А.: телевизор “Самсунг“ стоимостью 37 000 рублей, но не смог довести преступление до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку услышал шум в подъезде и, испугавшись
последствий, с места преступления скрылся, ничего не похитив. Своими преступными действиями Ф. мог причинить потерпевшему К.А. значительный материальный ущерб на сумму 37 000 рублей.

Он же, в период времени с 15 часов 00 минут 21 сентября 2007 года до 09 часов 00 минут 22 сентября 2007 года с целью кражи чужого имущества из квартиры Г.Е., проживающей по адресу: <...>, взломал два замка входной двери и незаконно проник в указанную квартиру, откуда тайно похитил принадлежащее Г.Е. имущество на общую сумму 59 900 рублей, после чего с похищенным с места преступления скрылся, причинив потерпевшей Г.Е. значительный материальный ущерб.

Он же, в период времени с 08 часов 45 минут до 18 часов 40 минут 27 сентября 2007 года с целью кражи чужого имущества из квартиры О., проживающей по адресу: <...>, взломал замок входной двери и незаконно проник в указанную квартиру, откуда тайно похитил принадлежащее О. имущество на общую сумму 144 100 рублей, после чего с похищенным с места преступления скрылся, причинив потерпевшей О. значительны материальный ущерб.

Он же, из корыстных побуждений, с целью незаконного и быстрого обогащения, 03 октября 2007 года, примерно в 22 часа 15 минут, находясь у дома 2/31 по ул. Зверинецкая г. Москвы, увидев ранее незнакомую К.М. с сумкой на плече, пошел к ней навстречу и поравнявшись с ней, рывком сорвал с ее плеча сумку, принадлежащую К.М., стоимостью 1 000 рублей, в которой находились: цифровой фотоаппарат “Сони“ с зарядным устройством стоимостью 12 000 рублей, косметичка стоимостью 500 рублей, паспорт на имя К.М., ключи, помада, крем, тушь, материальной ценности не имеющие, тем самым открыто
похитил имущество, принадлежащее К.М., после чего с похищенным с места преступления скрылся, причинив потерпевшей К.М. материальный ущерб на сумму 13 500 рублей.

Несмотря на непризнание осужденным своей вины в совершении преступлений, за которые он осужден, выводы суда о его виновности основаны на собранных в соответствии законом и исследованных в судебном заседании доказательствах, а именно на показаниях потерпевших Т., Г., М.Е., М., К., К.Л., К.Г., Н., П., К.В., К.Ю., Л., К.А., Г.Е., О., К.М., показаниях свидетелей Н.Л., К.Е., С., К.Р., Х., Б., протоколах осмотра места происшествия, явках Ф. с повинной, протоколах проверки показаний осужденного на месте преступлений, в ходе которых Ф. в присутствии защиты подробно указал откуда, каким способом и какое имущество потерпевших он похитил; протоколах осмотра предметов и предъявления предметов для опознания, вещественных доказательствах, показаниях самого осужденного, которые он дал в ходе предварительного расследования, будучи подозреваемым и обвиняемым, с участием защитника, исследованными судом на основании п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, в соответствии с которыми он, подробно поясняя об обстоятельствах дела, полностью признал вину в инкриминируемых ему деяниях.

Приведенные доказательства подробно изложены в приговоре и оценены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденного о самооговоре в ходе предварительного следствия, однако эти доводы оказались несостоятельными, и суд правильно отверг их.

Вместе с тем, президиум Московского городского суда считает необходимым внести изменения в приговор суда, по следующим основаниям.

В соответствии с положением ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не
ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Из постановления о привлечении Ф. в качестве обвиняемого (т. 3, л.д. 189 - 199) и обвинительного заключения (т. 3, л.д. 253 - 287) следует, что органами предварительного расследования Ф. обвинялся в совершении в отношении потерпевших К., Н. и Л. преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ, то есть в покушении на тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам, а также в совершении в отношении потерпевшего П. преступления, предусмотренного п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ, то есть в совершении тайного хищения чужого имущества с незаконным проникновением в жилище.

В ходе судебного разбирательства суд признал Ф. виновным в совершении в отношении потерпевших К., НК. и Л. покушения на кражу с незаконным проникновением в жилище и с причинением значительного ущерба гражданину, а также в совершении в отношении потерпевшего П. кражи с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище.

Таким образом, суд вышел за рамки предъявленного Ф. обвинения, вменив ему в вину по преступлениям в отношении потерпевших К., Н. и Л., П. квалифицирующий признак кражи - “с причинением значительного ущерба гражданину“.

Изменение обвинения на существенно отличающееся от первоначального, к защите от которого Ф. не был готов в ходе судебного разбирательства, следует признать осуществленным нарушением прав осужденного на защиту.

Кроме того, Ф. осужден за покушение на кражу имущества потерпевших М. и К.А., с причинением им значительного ущерба, с незаконным проникновением в жилище. При
этом в обоснование виновности осужденного по квалифицирующему признаку “причинение значительного ущерба потерпевшему“ суд сослался на ценное имущество, которое в момент совершения осужденным преступлений находилось в жилище потерпевших: принадлежащие потерпевшей М. норковую шубу стоимостью 80 000 рублей, компьютер в комплекте стоимостью 30 000 рублей и принадлежащий потерпевшему К.А. телевизор “Самсунг“ стоимостью 37 000 рублей. Однако достоверных и бесспорных доказательств того, что Ф. намеревался похитить из жилища потерпевших М. и К.А. именно вышеназванное имущество в представленных материалах дела не содержится, не добыты они и в ходе судебного заседания.

Сам осужденный в судебном заседании виновным себя по данным преступлениям не признал, в ходе предварительного следствия не пояснял, какое именно имущество он намеревался похитить из квартир потерпевших.

Данных о том, что вышеназванное имущество было приготовлено осужденным к хищению в показаниях потерпевших, в протоколе осмотра места преступления не имеется.

При таких обстоятельствах, из осуждения Ф. по покушению на кражу имущества потерпевших К., Н., Л., М., К.А., а также по краже имущества потерпевшего П. следует исключить квалифицирующий признак “с причинением значительного ущерба гражданину“.

В связи с уменьшением объема обвинения, наказание, назначенное Ф., подлежит смягчению, при этом президиум учитывает требования ст. 60 УК РФ, обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденного, обстоятельства, признанные судом смягчающими и отягчающими наказание.

Кроме того, из материалов дела следует, что по приговору суда от 25 марта 2008 года местом отбывания наказания в виде лишения свободы Ф. была определена исправительная колония общего режима.

После вступления приговора в законную силу постановлением от 10 апреля 2008 года суд изменил вид исправительного учреждения и Ф. направлен для отбывания наказания в исправительную колонию строгого. Таким образом, суд ухудшил положение осужденного. Учитывая изложенное, требования ст. 405 УПК РФ, президиум считает, что наказание Ф. надлежит отбывать в исправительной колонии общего режима.

Руководствуясь ст. ст. 407, 408, 409 УПК РФ, президиум

постановил:

надзорную жалобу осужденного Ф. удовлетворить частично.

Приговор Измайловского районного суда г. Москвы от 25 марта 2008 года в отношении Ф. изменить:

- исключить из его осуждения по ч. 3 ст. 30, п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ по преступлениям в отношении потерпевших К., Н., Л., М., К.А. и по п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ по преступлению в отношении потерпевшего Пашенина Е.В. квалифицирующий признак “с причинением значительного ущерба гражданину“;

- смягчить назначенное Ф. наказание по ч. 3 ст. 30, п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ по каждому из пяти преступлений до 2 лет лишения свободы, без штрафа, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ по семи эпизодам, ч. 3 ст. 30 и п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ по пяти эпизодам, ч. 1 ст. 161 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Ф. 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор оставить без изменения.

Председательствующий

О.А.ЕГОРОВА