Решения и определения судов

Кассационное определение Нижегородского областного суда от 07.08.2009 по делу N 22-4055 Приговор по делу о разбое изменен в сторону смягчения наказания, так как при наличии явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ.

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 августа 2009 г. N 22-4055

Судья Савельева Л.Н.

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе: председательствующего Азова И.Ю.,

судей - Шекалина В.Г. и Кречетовой Т.Г., при секретаре Ш.

рассмотрела в судебном заседании от 7 августа 2009 года кассационное представление государственного обвинителя Соловьева И.Н., кассационные жалобы (основные и дополнительные) осужденных: Я. и И., на приговор Лукояновского районного суда Нижегородской области от 24 апреля 2009 года, которым

Я., <...>, судимый 28 ноября 2002 года Лукояновским райсудом по ст. 158 ч. 2 п. “а, б, в, г“, 166 ч. 2 п. “а, б“ УК РФ с применением ст. 69 ч. 3
УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, определением Нижегородского облсуда от 29 января 2004 года считать осужденным по ст. 158 ч. 2 п. “а, б, в“, 166 ч. 2 п. “а“, 69 ч. 3 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 3 марта 2008 года по отбытии наказания,

осужден: по ч. 3 ст. 162 УК РФ (эпизод в отношении потерпевших - Г.Е.М. и И.Г.А.) с применением ст. 62 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ч. 3 ст. 162 УК РФ (эпизод в отношении потерпевшего Г.А.В.) с применением ст. 62 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, постановлено исчислять срок отбытия наказания с 7 февраля 2009 года;

И., <...>, судимый 28 ноября 2002 года Лукояновским райсудом по ст. 158 ч. 2 п. “а, б, в, г“, 166 ч. 2 п. “а, б“ УК РФ с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, постановлением судьи Арзамасского горсуда от 8 июля 2004 года считать осужденным по ст. 158 ч. 2 п. “а, б“, 166 ч. 2 п. “а“ УК РФ, освобожден 1 апреля 2008 года по отбытии наказания,

осужден: по ч. 3 ст. 162 УК РФ (эпизод в отношении потерпевших - Г.Е.М. и И.Г.А.) с применением ст. 62 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения
свободы без штрафа, по ч. 3 ст. 162 УК РФ (эпизод в отношении потерпевшего Г.А.В.) с применением ст. 62 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима и с началом срока отбытия наказания с 7 февраля 2009 года.

Мера пресечения: Я. и И., оставлена без изменения в виде содержания под стражей. Вопрос о вещественных доказательствах разрешен.

Гражданские иски потерпевших: Г.Е.М., И.Г.А. и Г.А.В., о взыскании денежной компенсации морального вреда удовлетворены; взыскано с осужденных солидарно в пользу: Г.Е.М. - 5000 рублей, И.Г.А. - 5000 рублей, Г.А.В. - 8000 рублей. В удовлетворении исковых требований Г.Е.М. и Г.А.В. о возмещении материального ущерба, причиненного преступлениями, было отказано.

Заслушав доклад судьи Шекалина В.Г., объяснение адвоката Илау А.В., поддержавшей доводы кассационных жалоб Я. и просившей приговор суда отменить, выступление адвоката Плаксина Д.А., поддержавшего доводы кассационных жалоб осужденного И. и просившего приговор отменить, мнение прокурора Меньшовой Т.Ю., дополнившей кассационное представление доводами, улучшающими положение осужденных, и полагавшей приговор суда изменить, смягчив Я. и И. назначенное наказание, а жалобы осужденных считать не подлежащими удовлетворению, судебная коллегия

установила:

Я. и И. признаны виновными и осуждены: за разбой, то есть нападение в целях хищения имущества, принадлежащего Г.Е.М., и имущества стоимостью 100 рублей, принадлежащего И.Г.А., совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением
в жилище; также за разбой, то есть нападение в целях хищения имущества стоимостью 100 рублей, принадлежащего Г.А.В., совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Преступление совершено 6 февраля 2009 года в г. Лукоянове Нижегородской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании И. вину свою признал полностью, а Я. виновным себя признал частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель Соловьев И.Н. просит отменить приговор суда в связи с мягкостью назначенного осужденным наказания, направить дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. В обоснование представления государственный обвинитель указывает, что в нарушение требований ст. 6, 60 УК РФ, ст. 297 УПК РФ назначенное обоим подсудимым наказание является излишне мягким и не соответствующим тяжести, характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, а также данным о личностях виновных.

В кассационных жалобах (основной и дополнительных) осужденный Я. выразил свое несогласие с приговором, указав, что при его постановлении суд не учел показания другого осужденного И., фактически подстрекавшего его к совершению преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ, в отношении потерпевшего Г.Е.М.; также в дом, где проживал потерпевший Г.А.В., они зашли по предложению И. Кроме того, он считает действия И. в процессе разбойных нападений эксцессом исполнителя; также не учтены обстоятельства, смягчающие его ответственность, и назначено чрезмерно суровое наказание, поэтому он просит данный приговор отменить.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) осужденный И. также указывает о незаконности и несправедливости вынесенного в отношении него приговора. Так,
по эпизоду с потерпевшим Г.Е.М. он у того никакого ружья не похищал и сделать это не собирался, а лишь хотел отобрать ружье у последнего для того, чтобы тот никому этим ружьем не угрожал; также он не видел, как Я. похитил сотовый телефон у Г.Е.М. Кроме того, потерпевшая И.Г.А. деньги отдала сама, а не по принуждению. Его же допросы в стадии предварительного следствия проводились под психическим воздействием, а при постановлении приговора была нарушена ч. 3 ст. 69 УК РФ и назначено излишне жесткое наказание. При таких обстоятельствах он просит приговор суда отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы уголовного дела с учетом доводов кассационного представления государственного обвинителя, кассационных жалоб осужденных и доводов участников процесса в заседании суда кассационной инстанции, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вина осужденных: Я. и И., материалами уголовного дела установлена полностью и подтверждена совокупностью надлежащим образом исследованных и приведенных в приговоре доказательств: частичных признательных показаний Я. по отношению к предъявленному ему обвинению, данных последним в ходе судебного разбирательства, оглашенных признательных показаний И., данных им в стадии предварительного следствия, показаний потерпевших - Г.Е.М., Г.А.В., и свидетеля И., оглашенных показаний потерпевшей И.Г.А., данных последней в стадии предварительного следствия, протоколов: осмотров мест происшествий, выемок и осмотров вещественных доказательств, предъявления предмета для опознания, явок с повинной Я. и И., проверок показаний последних на месте преступлений, заключений судебно-трасологической и судебно-медицинской экспертиз.

Обстоятельства дела исследованы всесторонне, объективно и достаточно полно.

Фактические обстоятельства совершенных преступлений судом установлены верно и подтверждены совокупностью приведенных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка в соответствии
с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Тщательно оценив в совокупности добытые по делу доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Я. и И. по эпизоду с потерпевшим Г.А.В. в инкриминированном им преступлении и правильно квалифицировал действия каждого из подсудимых по ст. 162 ч. 3 УК РФ.

Суд мотивировал и обосновал свои выводы в этой части, что нашло отражение в приговоре.

Также убедительным и правильным является вывод суда о наличии в действиях подсудимых: Я. и И., по этому эпизоду обвинения квалифицирующих признаков преступления - совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, а равно с незаконным проникновением в жилище. Наличие данных квалифицирующих признаков нашло свое полное подтверждение в судебном заседании доказательствами, представленными стороной обвинения, и оснований для опровержения вышеуказанного вывода суда первой инстанции по материалам дела не имеется.

Вместе с тем согласно предъявленному обвинению в эпизоде с потерпевшими Г.Е.М. и И.Г.А., Я. обвинялся в совершении преступлений предусмотренных ст. 158 ч. 1, 226 ч. 4 п. “б“, 162 ч. 2 УК РФ, а И. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 226 ч. 4 п. “б“, 162 ч. 2, 175 ч. 1 УК РФ, при этом по эпизоду разбоя и тому, и другому осужденному вменялся лишь один квалифицирующий признак - совершение преступления с применением предметов, используемых в качестве оружия. В то же время при квалификации действий Я. и И. по данному эпизоду в мотивировочной части приговора суд посчитал, что все вышеперечисленные действия подсудимых охватываются единым умыслом на завладение чужим имуществом путем разбойного нападения и дополнительной квалификации не требуют, что, по мнению
судебной коллегии, является ошибочным.

Так, по смыслу уголовного закона, непосредственным основным объектом преступления, предусмотренного статьей 226 УК РФ, является общественная безопасность, а дополнительным объектом - чужая собственность; объектами же преступления, предусмотренного статьей 162 УК РФ, являются: отношения собственности и здоровье личности. При таких обстоятельствах считать, что данные деяния охватываются единым умыслом на завладение чужим имуществом путем разбойного нападения, представляется неправильным в связи с тем, что объекты и предметы преступлений являются различными. В то же время в кассационном представлении государственного обвинителя Соловьева И.Н. соответствующие доводы об отмене приговора в отношении Я. и И. по этим основаниям не приведены, поэтому судебная коллегия полагает при данных обстоятельствах, чтобы не допустить ухудшение положения Я. и И. при новом рассмотрении дела, не отменять приговор в связи с допущенными судом нарушениями уголовного закона при квалификации действий последних.

Также суд первой инстанции в эпизоде с потерпевшими: Г.Е.М. и И.Г.А., квалифицировал действия Я. и И. по ч. 3 ст. 162 УК РФ, при этом не учтя, что квалифицирующие признаки совершения разбоя группой лиц по предварительному сговору и с незаконным проникновением в жилище, предварительным следствием в этом эпизоде по данному составу преступления не указывались. Тем самым, в нарушение положений ч. 2 ст. 252 УПК РФ суд ухудшил положение подсудимых, поэтому излишне вмененные квалифицирующие признаки подлежат исключению из обвинения Я. и И., а действия последних по данному эпизоду преступления подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ и назначением им более мягкого наказания в пределах санкции части второй вышеуказанной статьи.

Вместе с тем доводы кассационных
жалоб осужденных: Я. и И., о необоснованности их осуждения по данному составу преступления являются несостоятельными и удовлетворению не подлежат, поскольку опровергнуты совокупностью приведенных в приговоре доказательств, в том числе показаний самих осужденных, а также показаний потерпевших: Г.Е.М. и И.Г.А., на всем протяжении предварительного и судебного следствий дававших подробные, последовательные показания об обстоятельствах совершения разбойного нападения, полностью уличающие подсудимых в инкриминированном им преступном деянии. Оснований не доверять данным показаниям Г.Е.М. и И.Г.А., объективно подтверждающимся другими доказательствами, представленными стороной обвинения, в том числе и заключением судебно-медицинской экспертизы, проведенной в отношении потерпевшего Г.Е.М., у суда первой инстанции не имелось, в связи с чем эти показания потерпевших и самих подсудимых обоснованно были положены в основу обвинительного приговора, вынесенного в отношении Я. и И. При таких обстоятельствах доводы, изложенные в кассационных жалобах последних о несогласии с их осуждением по этому эпизоду преступления, в том числе об эксцессе исполнителя со стороны И., не могут быть приняты во внимание и подлежат отклонению.

По мнению судебной коллегии, также являются необоснованными и не подлежащими удовлетворению доводы кассационного представления государственного обвинителя Соловьева И.Н. об отмене приговора в связи с назначением осужденным излишне мягкого наказания, не соответствующего характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, а также данным о личностях виновных. При этом коллегия учитывает, что данные доводы представления изменены в сторону улучшения положения осужденных прокурором Меньшовой Т.Ю., участвующей в заседании суда кассационной инстанции.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона и Конституции РФ, влекущих за собой безусловную отмену приговора, органами предварительного расследования и судом допущено не было.

В то же время заслуживают внимания доводы, изложенные в
кассационных жалобах осужденного И., о чрезмерной суровости назначенного ему наказания. Так, суд указал в приговоре о наличии в отношении И. смягчающих его ответственность обстоятельств, предусмотренных п. “и“ ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих вину обстоятельств, назначив тому наказание с применением ст. 62 УК РФ. Вместе с тем, исходя из положений ч. 1 ст. 62 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 июня 2009 года N 141-ФЗ и требований ст. 10 УК РФ, назначенное И. наказание в эпизоде с потерпевшим Г.А.В. по ч. 3 ст. 162 УК РФ не должно превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией данной статьи, то есть не более 8 лет лишения свободы (2/3 от 12 лет). При таких обстоятельствах назначенное И. наказание подлежит соразмерному смягчению.

Однако оснований для применения в отношении И. и Я. положений ст. 64, 73 УК РФ судебная коллегия не находит.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационное представление государственного обвинителя Соловьева И.Н. с учетом изменений, внесенных прокурором Меньшовой Т.Ю. в заседании суда кассационной инстанции, а также кассационные жалобы осужденных: Я. и И., удовлетворить частично.

Приговор Лукояновского районного суда Нижегородской области от 24 апреля 2009 года в отношении Я. и И. изменить:

- указать в описательно-мотивировочной части приговора об исключении из обвинения Я. и И. по ч. 3 ст. 162 УК РФ (эпизод в отношении потерпевших - Г.Е.М. и И.Г.А.) квалифицирующих признаков совершения преступления - группой лиц по предварительному сговору и с незаконным проникновением в жилище;

- переквалифицировать действия Я. и И.
по данному эпизоду с ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ, назначив им по этой статье с применением ст. 62 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 июня 2009 года N 141-ФЗ) 6 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа, каждому;

- считать Я. осужденным в эпизоде с потерпевшим Г.А.В. по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить Я. 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима и с началом срока отбытия наказания с 7 февраля 2009 года;

- с применением ст. 62 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 июня 2009 года N 141-ФЗ) смягчить И. назначенное ему по ч. 3 ст. 162 УК РФ (эпизод в отношении потерпевшего Г.А.В.) наказание до 8 лет лишения свободы без штрафа, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить И. 9 (девять) лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима и с началом срока отбытия наказания с 7 февраля 2009 года.

В остальной части приговор суда в отношении Я. и И. оставить без изменения.