Решения и определения судов

Решение Верховного суда РМ от 13.07.2009 N 3-12/2009 О признании недействующими части 1 статьи 14, абзаца 4 части 2 статьи 14, подпунктов 2, 3, 7 статьи 15 Закона РМ от 12.07.2002 N 25-З “Об административной ответственности на территории Республики Мордовия“.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 13 июля 2009 г. N 3-12/2009

Верховный Суд Республики Мордовия в составе:

председательствующего - судьи Верховного Суда Республики Мордовия Н.В.Демидчик,

при секретаре судебного заседания И.

с участием в деле:

заявителя - Прокурора Республики Мордовия, его представителей Ф., прокурора отдела по надзору за соблюдением федерального и регионального законодательства прокуратуры Республики Мордовия, представившего в подтверждение своих полномочий удостоверение N 130889, Б., прокурора отдела по надзору за соблюдением федерального и регионального законодательства прокуратуры Республики Мордовия, представившего в подтверждение своих полномочий удостоверение N 080728,

заинтересованного лица - Государственного Собрания Республики Мордовия, его представителя Н., консультанта юридического отдела аппарата Государственного Собрания Республики Мордовия, представившей в подтверждение
своих полномочий доверенность N 311 от 29 июня 2009 года,

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: Закон РМ N 25-З “Об административной ответственности на территории Республики Мордовия“ принят 12.07.2002, а не 20.07.2002.

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Саранске гражданское дело по заявлению и.о. прокурора Республики Мордовия об оспаривании отдельных положений Закона Республики Мордовия от 20.07.2002 г. N 25-З “Об административной ответственности на территории Республики Мордовия“,

установил:

05 июля 2002 года Государственным Собранием Республики Мордовия принят Закон Республики Мордовия “Об административной ответственности на территории Республики Мордовия“.

Текст закона опубликован официально для всеобщего сведения в печатном издании “Известия Мордовии“ 16 июля 2002 года N 105 (л.д. 16 - 17), последующие изменения в этом же печатном издании (л.д. 22).

И.о. прокурора Республики Мордовия обратился в Верховный Суд Республики Мордовия с заявлением о признании части 1 статьи 14, абзаца 4 части 2 статьи 14, подпунктов 2, 3, 7 статьи 15 указанного Закона противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не порождающими правовых последствий с момента вступления в силу решения суда по тем основаниям, что изложенные нормы противоречат положениям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федерального закона “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“.

В судебном заседании Ф. и Б. от имени прокурора Республики Мордовия заявление поддержали по изложенным в нем основаниям.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: Закон РМ N 25-З “Об административной ответственности на территории Республики Мордовия“ принят 12.07.2002, а не 20.07.2002.

В судебном заседании Н. от имени Государственного Собрания Республики Мордовия заявление прокурора в части признания недействительными части 1 статьи 14,
абзаца 4 части 2 статьи 14, подпункта 2 статьи 15 Закона Республики Мордовия от 20.07.2002 г. N 25-З “Об административной ответственности на территории Республики Мордовия“ признала, представив об этом письменное заявление (л.д. 47), в остальной части заявление просила оставить без удовлетворения, ссылаясь на то, что полномочия должностных лиц административных комиссий и местных администраций по составлению протоколов об административных правонарушениях предусмотрены в оспариваемом Законе республики в соответствии с требованиями части 6 статьи 28.3 КоАП РФ.

Заслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, исследовав письменные доказательства, Верховный Суд Республики Мордовия удовлетворяет заявление прокурора в полном объеме по следующим основаниям.

В силу части 1 статьи 251 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании принятого и опубликованного в установленном порядке нормативного акта органа государственной власти противоречащим закону полностью или в части.

Прокурором оспариваются отдельные положения Закона Республики Мордовия “Об административной ответственности на территории Республики Мордовия“.

В соответствии с пунктом “к“ части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации административное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В силу частей 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи.

В данной сфере правового регулирования Ф.И.О. действует Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, статьей 1.1 которого предусмотрено,
что законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Согласно подпункту “б“ пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“ осуществление законодательного регулирования по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в пределах полномочий субъекта Российской Федерации отнесено к основным полномочиям законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации.

В силу пункта 6 статьи 84 Конституции Республики Мордовия законодательное регулирование по вопросам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в пределах полномочий Республики Мордовия отнесено к ведению Государственного Собрания Республики Мордовия (л.д. 33).

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: Закон РМ N 25-З “Об административной ответственности на территории Республики Мордовия“ принят 12.07.2002, а не 20.07.2002.

Таким образом, Закон Республики Мордовия от 20.07.2002 г. N 25-З “Об административной ответственности на территории Республики Мордовия“ принят Государственным Собранием Республики Мордовия в пределах компетенции субъекта Российской Федерации и в рамках полномочий законодательного органа республики.

Прокурором оспариваются следующие положения указанного закона:

- часть 1 статьи 14, согласно которой к числу должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, отнесены контролеры-ревизоры, билетные контролеры, иные уполномоченные на то работники пассажирского транспорта;

- абзац 4 части 2 статьи 14, предоставивший право контролерам-ревизорам, билетным контролерам, иным уполномоченным на то работникам пассажирского транспорта рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 3 Закона;

- подпункты 2, 3, 7 статьи 15 в силу которых составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных Законом, вправе контролеры-ревизоры, билетные
контролеры, иные уполномоченные на то работники пассажирского транспорта (подпункт 2), должностные лица административных комиссий (председатели, заместители председателя, секретари административных комиссий) (подпункт 3) и должностные лица местных администраций (по вопросам, решение которых входит в круг их должностных обязанностей), уполномоченные главами соответствующих местных администраций (подпункт 7).

Удовлетворяя требования прокурора, суд исходит из следующего.

Часть 1 статьи 14 и абзац 4 части 2 статьи 14 Закона Республики Мордовия “Об административной ответственности на территории Республики Мордовия“ противоречат федеральному законодательству, поскольку дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, могут быть рассмотрены либо мировыми судьями, либо коллегиальными органами, исчерпывающий перечень которых содержится в пунктах 2 - 4 части 2 статьи 22.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Подпункты 2, 3 и 7 статьи 15 Закона Республики Мордовия “Об административной ответственности на территории Республики Мордовия“ также подлежат признанию недействующим по следующим основаниям.

В соответствии с частью 6 статьи 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, составляются должностными лицами, уполномоченными соответствующими субъектами Российской Федерации.

Системное толкование данной нормы совместно со статьями 22.2, частью 3 статьи 32.3, частью 4 статьи 28.1, статьей 28.2, пунктом 4 части 1 статьи 27.2, статьями 27.3 - 27.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях свидетельствует о том, что субъект Российской Федерации вправе наделить полномочиями по составлению протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъекта, не любых должностных лиц, а только должностных лиц органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации, либо должностных лиц учреждений органов исполнительной власти субъекта.

Однако указанные в подпункте 2 статьи 15 Закона республики контролеры-ревизоры, билетные контролеры, иные уполномоченные
на то работники пассажирского транспорта не являются должностными лицами органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации или их учреждений.

Административные комиссии в Республике Мордовия также не являются органами исполнительной власти республики, поскольку в соответствии с Законом Республики Мордовия от 17 октября 2002 года N 45-З “Об административных комиссиях в Республике Мордовия“ (текст закона л.д. 34 - 41) административные комиссии формируются представительными органами местного самоуправления, персональный состав административной комиссии утверждается решением представительного органа местного самоуправления (статья 3); все лица, входящие в состав административной комиссии, осуществляют свою деятельность на общественных началах, за исключением секретаря комиссии, который является муниципальным служащим соответствующего муниципального образования (статья 7).

Кроме этого, в силу статей 2, 17, 18, 21 Федерального закона “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“ составление протоколов по делам об административных правонарушениях не является полномочием органов местного самоуправления, а, следовательно, и их должностных лиц.

При этом каких-либо норм, предоставляющих право законодателю субъекта Российской Федерации наделять должностных лиц органов местного самоуправления полномочиями по составлению указанных протоколов, а также право руководителей местных администраций определять перечень таких должностных лиц, в федеральных законах не предусмотрено.

Также суд учитывает содержание статьи 1.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, из которой следует, что перечень конкретных органов и должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, должен быть установлен непосредственно законом субъекта Российской Федерации.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что на председателя, его заместителя, секретаря административной комиссии, а также должностных лиц местных администраций законом субъекта Российской Федерации не могут быть возложены полномочия по составлению протоколов об административных правонарушениях.

Доводы представителя Государственного Собрания Республики Мордовия о
соответствии оспариваемых прокурором положений федеральным законам основаны на неправильном толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.

В соответствии с частью 2 статьи 252 Гражданского процессуального кодекса РФ суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени. В данном случае суд признает оспоренные нормы недействующими со дня вступления в законную силу решения суда, исходя из заявленных прокурором требований, и учитывая, что Закон республики в оспариваемой части применялся.

В силу части 1 статьи 103 Гражданского процессуального кодекса РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов.

В соответствии с подпунктом 6 пункта 1 статьи 333.19 Налогового кодекса РФ с Государственного Собрания Республики Мордовия должна быть взыскана государственная пошлина в размере 2000 рублей.

На основании изложенного и, руководствуясь статьями 194 - 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Республики Мордовия

решил:

заявление прокурора удовлетворить.

Признать часть 1 статьи 14, абзац 4 части 2 статьи 14, подпункты 2, 3, 7 статьи 15 Закона Республики Мордовия от 12.07.2002 г. N 25-З “Об административной ответственности на территории Республики Мордовия“ недействующими со дня вступления в законную силу решения суда.

Взыскать с Государственного Собрания Республики Мордовия государственную пошлину 2000 (две тысячи) рублей с зачислением в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

На решение могут быть поданы кассационная жалоба и кассационное представление в Верховный Суд Российской Федерации через Верховный Суд Республики Мордовия в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Судья
Верховного Суда

Республики Мордовия

Н.В.ДЕМИДЧИК