Решения и определения судов

Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 09.07.2009 Исковые требования о признании незаконным бездействия по исполнению обязанностей по обеспечению безопасности граждан от нападения на людей безнадзорных собак и компенсации морального вреда удовлетворены, поскольку установлено, что Правительством Саратовской области не принималось надлежащих мер к защите населения от болезней, общих для человека и животных, не осуществлялись необходимые мероприятия по усилению профилактики бешенства, не приняты нормативные правовые акты, регулирующие правила содержания домашних животных, не предусмотрено выделение финансовых средств для создания и оснащения бригад для отлова безнадзорных животных, строительства мест для их содержания.

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

САРАТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 июля 2009 года

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Б. к Правительству Саратовской области, администрации г. Саратова о признании незаконным бездействия по исполнению обязанностей по охране, защите и обеспечению прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду, признании незаконным неисполнения Правительством Саратовской области и администрацией г. Саратова Конституции и законов РФ по обеспечению безопасности граждан от нападения на людей безнадзорных собак и компенсации морального вреда

по кассационным жалобам Б., Правительства Саратовской области и Министерства финансов Саратовской области на решение Волжского районного суда г.
Саратова от 27 мая 2009 года, которым постановлено “Взыскать с Министерства финансов Саратовской области за счет казны Саратовской области в пользу Б. в счет компенсации морального вреда денежную сумму в размере 30 000 рублей (тридцать тысяч), судебные расходы в размере 100 (сто) рублей, расходы на оплату услуг представителя 10 000 (десять тысяч) рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований Б. отказать“,

установила:

Б. обратился в суд с иском, указав, что 24.02.2008 года на углу г. Саратова бездомная собака укусила его в область правой икры, в результате чего ему был причинен вред здоровью средней тяжести, выразившийся в потере трудоспособности сроком на 30 календарных дней. В течение 3 месяцев он проходил вакцинацию, находился под наблюдением врачей. Антирабическая вакцинация вызвала скачки артериального давления, вследствие чего он был направлен в кардиологический центр МСЧ ГПЗ, где провел 10 дней. После окончания курса антирабической вакцинации ему было запрещено в течение 6 месяцев загорать, купаться, заниматься спортом, в течение года - потреблять алкоголь и алкогольсодержащую продукцию. В связи с вышеизложенным, а также вследствие того, что органы исполнительной власти не желали и не желают принимать меры, обеспечивающие безопасность граждан от нападения безнадзорных собак, он испытывал сильные физические и нравственные страдания. С заявлением о наведении порядка и привлечения к ответственности виновных он обратился в администрацию Заводского района и администрацию г. Саратова. Однако ответ был получен только из администрации г. Саратова, согласно которому данный вопрос не входит в ее компетенцию. Истец полагал, что бездомные животные находятся в государственной собственности, то есть в собственности Саратовской области. Такие животные подлежат отлову, а за причиненный
ими вред отвечает собственник. В соответствии с Постановлением Совета Министров РСФСР от 23.09.1980 года N 449 Правительство Саратовской области еще в 1992 году обязано было утвердить правила содержания собак и кошек, инструкцию по отлову безнадзорных собак и кошек, их содержанию, определить организации, в которые они должны доставляться, осуществлять необходимые мероприятия по предупреждению бешенства, заболеваний животных. Такие нормативные акты до настоящего времени не приняты, что, по мнению истца, свидетельствует о незаконном бездействии органов государственной власти и местного самоуправления, в результате которого ему был причинен моральный вред. Поэтому истец просил “Обязать Правительство Саратовской области в срок до 01.10.2008 года издать нормативные акты, определяющие правила содержания домашних животных, инструкции по отлову безнадзорных животных, их содержания, и источники финансирования для решения этих проблем, а также в целях обеспечения безопасности граждан от нападения безнадзорных животных. Обязать администрацию г. Саратова определить организации, обязанные осуществлять отлов и содержание безнадзорных животных за счет бюджетных средств. Взыскать в мою пользу с Правительства Саратовской области и администрации г. Саратова в возмещение морального вреда 2 миллиона рублей солидарно“ (т. 1 л.д. 4 - 5).

20.08.2008 года Б. уточнил свои требования и просил “Взыскать с казны Саратовской области и казны г. Саратова в мою пользу в возмещение морального вреда 2 миллиона рублей солидарно. Обязать Правительство Саратовской области в срок до 01.10.2008 года установить порядок отлова безнадзорных собак, их содержания и использования, обеспечить исполнение Постановления СМ РСФСР от 23.09.1980 года N 449 “Об упорядочении содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР“ всеми юридическими и физическими лицами, включая органы власти, в
полном объеме. Обязать администрацию г. Саратова в срок до 01.10.2008 года организовать оповещение граждан о месте нахождения организаций, осуществляющих регистрацию, перерегистрацию и лечение животных, а также отлов бродячих собак и кошек“.

14.10.2008 года Б. уточнил свои требования и просил “Взыскать с казны Саратовской области и казны г. Саратова в мою пользу в возмещение морального вреда 2 миллиона рублей солидарно. Обязать Правительство Саратовской области обеспечить исполнение Постановления СМ РСФСР от 23.09.1980 года N 449 “Об упорядочении содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР“ и санитарных и ветеринарных правил “Профилактика и борьба с заразными болезнями, общими для человека и животных“ всеми юридическими и физическими лицами, включая органы власти, в полном объеме. Обязать администрацию г. Саратова в месячный срок установить порядок отлова собак, находящихся на улицах города и в иных общественных местах без сопровождающего лица, и безнадзорных кошек, организовать оповещение граждан о месте нахождения организаций, осуществляющих регистрацию, перерегистрацию и лечение животных, а также отлов бродячих собак и кошек“.

Определением Волжского районного суда г. Саратова от 14.10.2008 года производство по настоящему делу было прекращено в части исковых требований о понуждении ответчиков к изданию нормативных правовых актов. Данное определение никем из лиц, участвующих в деле, обжаловано не было и вступило в законную силу.

12.12.2008 года Б. дополнил свои требования и просил “Признать неправомерным бездействие ответчиков в части неисполнения ими в полном объеме своих обязанностей по охране, защите и обеспечению прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду. Взыскать с ответчиков в возмещение морального вреда 3 миллиона рублей солидарно. Остальные ранее заявленные исковые требования...
прошу удовлетворить в полном объеме“.

05.05.2009 года Б. уточнил свои требования и просил “Признать незаконным неисполнение (бездействие) Правительства Саратовской области и администрации г. Саратова Конституции и законов РФ по обеспечению безопасности граждан от нападения на людей безнадзорных собак. Взыскать с казны Саратовской области и казны г. Саратова в качестве возмещения морального вреда, нанесенного мне неисполнением (бездействием) законодательства РФ по обеспечению безопасности граждан от нападения на них безнадзорных собак 3 (три) миллиона рублей солидарно“.

Волжским районным судом г. Саратова постановлено вышеназванное решение.

В кассационной жалобе Б. ставит вопрос об изменении решения, ссылаясь на неправильное, по его мнению, применение судом норм материального права, считает, что в причинении ему Ф.И.О. оба ответчика. Кроме того, указывает, что определенный судом размер возмещения морального вреда не соответствует степени и характеру причиненных ему физических и нравственных страданий. Также Б. не согласен с размером присужденных ему расходов на оплату услуг представителя.

В кассационных жалобах Правительство Саратовской области и Министерство финансов Саратовской области ставят вопрос об отмене решения, указывая на неправильное, по их мнению, применение судом норм материального права.

Кассационное представление прокурора отозвано до начала рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов жалоб (ч. 1 ст. 347 ГПК РФ), судебная коллегия не находит для его отмены или изменения.

Статьей 1069 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению.
Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Судом первой инстанции на основе анализа имеющихся в деле доказательств правильно установлены фактические обстоятельства дела, а именно: то, что 24.02.2008 года на углу улиц г. Саратова Б. был укушен безнадзорной собакой, в результате чего был причинен вред его здоровью, при последующих антирабической вакцинации, лечении и наблюдении у врачей в связи с укусом собаки истец испытывал значительные физические и нравственные страдания. При этом не могут быть приняты во внимание доводы кассационных жалоб Правительства Саратовской области и Министерства финансов Саратовской области о том, что факт причинения вреда здоровью истца укусом безнадзорной собаки Б. не доказан, поскольку данный факт подтверждается пояснениями Б., показаниями свидетелей Г. и Б.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 30.03.1999 года N 52-ФЗ “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения“ под санитарно-противоэпидемическими мероприятиями понимаются организационные, административные, инженерно-технические, медико-санитарные, ветеринарные и иные меры, направленные на устранение или уменьшение вредного воздействия на человека факторов среды обитания, предотвращение возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) и их ликвидацию.

С учетом содержания указанной нормы права судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что отлов, содержание, утилизация безнадзорных животных полностью подпадают под понятие противоэпидемических мероприятий, так как направлены на предотвращение возникновения инфекционных заболеваний, распространителями которых могут быть бродячие животные.

При определении надлежащего ответчика по настоящему делу судом правильно учтено, что Федеральным законом от 22.08.2004 года N 122-ФЗ “О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных
законов “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“ и “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“ признана утратившей силу ст. 7 Федерального закона от 30.03.1999 года N 52-ФЗ “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения“, ранее устанавливавшая полномочия органов местного самоуправления в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения. При этом статьями 5 и 6 Закона N 52-ФЗ определены полномочия соответственно Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и согласно ст. 6 названного Закона к полномочиям субъектов РФ в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения относится, в том числе, принятие в соответствии с федеральными законами законов и иных нормативных правовых актов субъекта РФ, контроль за их исполнением. Кроме того, согласно подпункту 49 п. 2 ст. 26.3 Федерального закона от 06.10.1999 г. N 184-ФЗ “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“ к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета), относится решение вопросов организации проведения на территории субъекта Российской Федерации мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации. Причем данный подпункт введен в действие Федеральным законом от 29.12.2004 года N 199-ФЗ. Также следует учитывать, что к полномочиям субъекта Российской Федерации в области ветеринарии относится, в том числе, защита
населения от болезней общих для человека и животных, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации (ст. 3 Закона РФ от 14.05.1993 года N 4979-1 “О ветеринарии“).

Судом обоснованно принято во внимание, что с учетом вышеуказанного разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения Решением Саратовской городской Думы от 04.11.2004 г. N 51-484 признано утратившим силу Решение Саратовской городской Думы от 23.06.1998 г. N 21-192 “О правилах содержания собак и кошек в городе Саратове“.

Согласно ст. 16 Федерального закона от 06.10.2003 года N 131-ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“ вопросы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения не относятся к вопросам местного значения городского округа. При этом вопросы отлова безнадзорных собак и кошек, их содержания и использования не подпадают под понятия организации благоустройства городского округа (п.п. 25 п. 1 ст. 16 Закона N 131-ФЗ) либо организации и осуществления мероприятий по гражданской обороне, защите населения и территории городского округа от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера (п.п. 28 п. 1 ст. 16 Закона N 131-ФЗ).

Косвенно тот факт, что вопросы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения не относятся к компетенции органов местного самоуправления (за исключением случаев, когда орган местного самоуправления по собственной инициативе возложил на себя осуществление соответствующих полномочий за счет собственных доходов местного бюджета - п. 2 ст. 16.1 Закона N 131-ФЗ), подтверждается Постановлениями Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 18.04.2005 года N 15 “Об усилении мероприятий по предупреждению распространения бешенства в Российской Федерации“ и от 29.08.2008 года N 53
“Об усилении мероприятий по борьбе с бешенством в Российской Федерации“, в которых главам администраций субъектов Российской Федерации рекомендовано, в том числе, осуществлять необходимые меры по усилению профилактики бешенства, рассмотреть этот вопрос на заседаниях санитарно-противоэпидемических комиссий с участием представителей заинтересованных органов и организаций; принять нормативные правовые акты, регулирующие правила содержания домашних животных; предусмотреть выделение финансовых средств для создания и оснащения бригад для отлова безнадзорных животных, строительства мест для их содержания и, прежде всего, для подозрительных на заболевание бешенством, а также кремационных печей для утилизации трупов животных.

С учетом содержания вышеприведенных норм права не может быть принят во внимание довод кассационной жалобы Б. о необходимости применения в данном случае Постановления Совета Министров РСФСР от 23.09.1980 года N 449 “Об упорядочении содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР“, согласно которому отлов собак, находящихся на улицах и в иных общественных местах без сопровождающего лица, и безнадзорных кошек производится в городах, рабочих, курортных и дачных поселках организациями жилищно-коммунального хозяйства, а также Санитарных правил СП 3.1.096-96 и Ветеринарных правил ВП 13.3.1103-96 “Профилактика и борьба с заразными болезнями, общими для человека и животных“, утвержденные Госкомсанэпиднадзором РФ 31.05.1996 г. N 11 и Минсельхозпродом РФ 18.06.1996 г. N 23, согласно которым собаки, находящиеся на улицах и в иных общественных местах без сопровождающего лица, и безнадзорные кошки подлежат отлову; порядок отлова этих животных, их содержания и использования устанавливает местная администрация, поскольку данные нормативные акты в этой части противоречат более позднему законодательству более высокого уровня.

Материалами дела установлено и сторонами не оспаривалось, что Правительством Саратовской области не принималось и
не принимается надлежащих мер к защите населения от болезней, общих для человека и животных, не осуществляются необходимые мероприятия по усилению профилактики бешенства, не приняты нормативные правовые акты, регулирующие правила содержания домашних животных, не предусмотрено выделение финансовых средств для создания и оснащения бригад для отлова безнадзорных животных, строительства мест для их содержания.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о незаконности бездействия Правительства Саратовской области, выразившегося в неисполнении обязанностей по проведению предусмотренных действующим законодательством санитарно-противоэпидемических мероприятий по предупреждению болезней общих для человека и животных, в том числе, по установлению порядка отлова, содержания и использования безнадзорных собак и кошек.

Однако, сделав такой вывод в мотивировочной части, суд не указал на это в резолютивной части решения, в связи с чем судебная коллегия находит правильным дополнить резолютивную часть решения указанием на незаконность вышеуказанного бездействия.

Правомерным является и вывод суда о наличии причинной связи между названным незаконным бездействием Правительства Саратовской области и наступившими последствиями в виде причинения вреда здоровью Б. и, как следствие этого, причинения ему морального вреда.

В соответствии с п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Определяя размер возмещения морального вреда в данном случае, суд учел конкретные обстоятельства, при которых был причинен моральный вред Б., высокую степень физических и нравственных страданий истца, характер полученной травмы, повлекшей длительное расстройство здоровья, последствия этой травмы, индивидуальные особенности истца. Оснований для изменения установленного судом размера компенсации морального вреда не имеется.

Согласно ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решения суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Руководствуясь приведенной нормой гражданского процессуального права, суд первой инстанции с учетом сложности дела, объема работы представителя Б., значительного количества судебных заседаний обоснованно определил размер расходов на оплату услуг представителя, подлежащий взысканию с Правительства Саратовской области в пользу Б., в 10.000 рублей.

Иные доводы кассационных жалоб сводятся к неверному толкованию их авторами норм действующего законодательства и к переоценке имеющихся доказательств.

Выводы суда мотивированы, соответствуют установленным обстоятельствам, требованиям закона и в кассационных жалобах не опровергнуты. Всем представленным доказательствам судом дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ. Сама по себе иная оценка авторами жалоб представленных доказательств и действующего законодательства не может служить основанием к отмене правильного по существу решения.

При таком положении оснований к отмене решения суда первой инстанции не имеется.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

дополнить резолютивную часть решения Волжского районного суда г. Саратова от 27 мая 2009 года указанием на признание незаконным бездействия Правительства Саратовской области, выразившегося в неисполнении обязанностей по проведению предусмотренных действующим законодательством санитарно-противоэпидемических мероприятий по предупреждению болезней общих для человека и животных, в том числе по установлению порядка отлова, содержания и использования безнадзорных собак и кошек. В остальной части указанное решение оставить без изменения, а кассационные жалобы Б., Правительства Саратовской области и Министерства финансов Саратовской области - без удовлетворения.