Решения и определения судов

Кассационное определение Нижегородского областного суда от 07.07.2009 по делу N 22-3400 Приговор по делу о нарушении Правил дорожного движения при управлении автомобилем, повлекшем по неосторожности смерть человека, изменен в части переквалификации действий осужденного с ч. 3 ст. 264 УК РФ на ч. 2 ст. 264 УК РФ ввиду того, что суд первой инстанции применил к данным правоотношениям неверную редакцию уголовного закона.

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 июля 2009 г. N 22-3400

Судья Кляин А.В.

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе

Председательствующего Фроловичева В.А.

Судей Мельниковой Л.О. и Медведевой М.А.

При секретаре М.

рассмотрела кассационную жалобу адвоката Проскуриной О.В. на приговор Дальнеконстантиновского районного суда Нижегородской области от 21 апреля 2009 года, которым

Т., <...>, несудимый; осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права управления транспортными средствами на 3 года. На основании ст. 73 УК РФ основное наказание считается условным с испытательным сроком 3 года.

Заслушав доклад судьи Фроловичева В.А., объяснения осужденного Т. и адвоката Проскуриной О.В., поддержавших
доводы жалобы, потерпевшей П.С.В. и мнение прокурора Богдановой В.И., об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

установила:

Т. признан виновным и осужден за нарушение правил дорожного движения при управлении автомобилем повлекшее по неосторожности смерть П.С.А.

Преступление совершено 9 августа 2008 года на 52 км автотрассы Кстово - Суроватиха Нижегородской области при обстоятельствах изложенных в приговоре суда.

Вину в совершении инкриминируемого преступления Т. не признал.

Адвокат Проскурина О.В. в кассационной жалобе, поданной защиту осужденного Т. просит об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство. В обоснование просьбы в жалобе указывается, что вина Т. в совершении преступления не доказана собранными по делу доказательствами, вывод суда о том, что в действиях осужденного имеются нарушения пунктов 1.4, 10.1 ч. 2 ПДД, в результате которых наступили последствия, а именно смерть потерпевшего сделан без достаточных тому обстоятельств, так как в соответствии со ст. 75 УПК РФ судом признаны недопустимыми доказательствами: протокол осмотра места происшествия, схема ДТП, протоколы осмотра автотранспортных средств участников ДТП, два заключения автотехнической экспертизы. Единственными очевидцами ДТП являлись свидетели Б. и Р., чьи показания непоследовательны и противоречивы и не могут с достоверностью воспроизвести картину происшедшего. Полагает, что у Т. не имелось технической возможности избежать столкновения.

Принесенное на приговор представление государственным обвинителем до начала рассмотрения кассационной инстанцией отозвано.

В возражениях потерпевшая П.С.В. просит об оставлении приговора без изменения, считая его законным, обоснованным и справедливым.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы жалобы и представления, судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины Т. в нарушении правил дорожного движения при управлении автомобилем, повлекшем причинение по неосторожности смерть П.С.А. основаны на исследованных в
судебном заседании доказательствах, изложенных в приговоре.

Доводы осужденного Т. о том, что столкновение с автомобилем “Жигули“ под управлением П.С.А. произошло на его полосе движения, судом проверялись и обоснованно были признаны несостоятельными.

В ходе предварительного следствия осужденный Т. не отрицал, что оценив заранее сложившуюся дорожную ситуацию, принял решение уйти влево, одновременно нажал на педаль тормоза и до упора вывернул руль. В судебном заседании он также не отрицал, что до момента столкновения с автомобилем “Жигули“ принял решение уйти влево, так как была обочина метра 2 и столб, а также сырая трава, в связи с чем могло занести.

Утверждения осужденного Т., что, по его мнению, столкновение произошло все-таки на его полосе, а не на полосе движения автомобиля “Жигули“ опровергаются показаниями свидетеля Б., являвшегося очевидцем происшедшего, из которых следует, что 8 августа 2008 года около 6 часов утра на служебной автомашине ехали в сторону р.п. Д.Константиново, когда проехали поворот на Сарлей их обогнала “ГАЗель“ бортовая. Движение продолжили вслед за ГАЗелью, и вдруг на ней загорелись стоп-сигналы, сбросила скорость, стала уходить влево, а на них едут “Жигули“. Он подумал, что они разъехались, но “Жигули“ уходят резко вправо и произошло столкновение. Утверждает, что автомашина “ГАЗель“ под управлением осужденного Т., до момента столкновения, выехала на полосу встречного движения.

О том, что до момента столкновения автомашины “ГАЗель“ под управлением осужденного Т. с автомашиной “Жигули“, последняя находилась на своей полосе движения дал показания и свидетель Р.

Таким образом, показания свидетелей Б. и Р. о характере движения автомобиля “ГАЗель“ до момента столкновения с автомашиной “Жигули“ по существу соответствуют показаниям осужденного Т., оснований не доверять которым
у суда не имелось.

При этом, в соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ, суд каждое доказательство оценил с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела, выяснив причины имеющихся противоречий, проверив версию осужденного и отвергнув ее, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Т. в совершении инкриминируемого преступления.

Оснований для отмены приговора, по мотивам изложенным в жалобе, судебная коллегия не находит.

Вместе с тем приговор суда в отношении Т. в части квалификации его действий подлежит изменению по следующим основаниям.

Действия осужденного Т. суд квалифицировал по ч. 3 ст. 264 УК РФ (в редакции Закона от 13 февраля 2009 года).

Однако как видно из материалов уголовного дела и установлено приговором суда преступление совершено 8 августа 2008 года, в связи с чем действия Т. судом необходимо было квалифицировать ч. 2 ст. 264 УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года).

Несмотря на переквалификацию действий наказание осужденному Т. смягчению не подлежит, поскольку оно назначено соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера совершенного преступления, степени его общественной опасности, а также данных о личности. Назначенное наказание отвечает принципам справедливости и чрезмерно суровым признать нельзя.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Дальнеконстантиновского районного суда Нижегородской области от 21 апреля 2009 года в отношении Т. изменить: переквалифицировать действия с ч. 3, ст. 264 УК РФ (в редакции Закона от 13 февраля 2009 года) на ч. 2 ст. 264 УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года).

В остальном приговор оставить без изменения, а
кассационную жалобу адвоката без удовлетворения.