Решения и определения судов

Информационный бюллетень кассационной и надзорной практики по гражданским делам Архангельского областного суда за второй квартал 2009 года

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

АРХАНГЕЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА ВТОРОЙ КВАРТАЛ 2009 ГОДА

I. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

1. ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

1.1. Право собственности

При недостижении согласия в пользовании имуществом, находящемся в долевой собственности, между ее участниками, пользование осуществляется в порядке, устанавливаемом судом

Решением мирового судьи удовлетворены исковые требования В. об определении порядка пользования жилым помещением. Истцу выделена в пользование изолированная комната площадью 29,9 кв. м, ответчику М. выделены в пользование две изолированные комнаты площадью 12,0 кв. м и 12.5 кв. м. Вспомогательные помещения: кухня, прихожая, санузлы, коридоры, кладовые - переданы в общее пользование.

Апелляционным решением районного суда решение мирового судьи отменено, вынесено новое решение
об отказе В. в удовлетворении иска.

Суд надзорной инстанции, отменив апелляционное решение районного суда и оставив без изменения решение мирового судьи, указал, что при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции допущено неправильное применение норм материального права.

Судом первой инстанции установлено, что решением мирового судьи от декабря 2007 г. был произведен раздел совместно нажитого имущества супругов В. и М., за каждым признано право на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру. Стороны к соглашению о порядке пользования данной квартирой не пришли. Решением мирового судьи от июля 2008 г. брак между супругами В. и М. расторгнут.

Удовлетворяя исковые требования В. и определяя порядок пользования спорным жилым помещением путем выделения ему жилой комнаты площадью 29 кв. м, а ответчику две комнаты площадью 12,0 и 12,5 кв. м, мировой судья руководствовался положениями ч. 1 ст. 247 ГК РФ, в соответствии с которой владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом.

При этом, разрешая спор, мировой судья учел, что с ответчиком в спорной квартире проживает несовершеннолетний ребенок и что определяемый судом порядок пользования спорным жилым помещением не нарушает прав и учитывает интересы сторон.

Отменяя решение мирового судьи и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции руководствовался положениями ст. 39 ГПК РФ, из содержания которой следует, что предмет и основания иска определяет истец. Суд пришел к выводу, что мировой судья, определив в пользование истца комнату жилой площадью 29,9 кв. м, в нарушение указанной нормы процессуального права самостоятельно изменил предмет заявленного иска, поскольку истец
просил выделить ему в пользование комнаты жилой площадью 12,0 и 12,5 кв. м.

Вместе с тем данный вывод основан на неверном толковании норм процессуального права.

Разрешая спор об определении порядка пользования квартирой, суд может учесть предложенные сторонами варианты пользования, однако необходимо принимать во внимание, что в силу ч. 1 ст. 247 ГК РФ при недостижении согласия в пользовании имуществом, находящимся в долевой собственности, между ее участниками, пользование осуществляется в порядке, устанавливаемом судом.

Судом апелляционной инстанции не было учтено, что основанием для определения судом порядка пользования жилым помещением является недостижение сособственниками соглашения о конкретном порядке пользования, что имело место в данном случае и подтверждалось заявленными исковыми требованиями, возражениями ответчиков в части заявленного истцом порядка пользования указанной квартирой.

Поэтому в соответствии с положениями ч. 1 ст. 247 ГК РФ и с учетом п. 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ“ именно на суд возложена обязанность установить конкретный вариант порядка пользования.

Таким образом, конкретные варианты, предлагаемые истцом при обращении в суд с иском об определении порядка пользования жилым помещением, не входят в предмет иска. Следовательно, вывод суда апелляционной инстанции о самостоятельном изменении мировым судьей предмета иска является ошибочным и основанным на неправильном применении ст. 39 ГПК РФ и толковании положений ст. 247 ГК РФ.

Отказывая в удовлетворении иска и основываясь на выводе о нарушении вариантом пользования квартирой, предложенным истцом, интересов других лиц, суд второй инстанции фактически оставил неразрешенными исковые требования об определении порядка пользования жилым помещением.

Вместе
с тем суд первой инстанции, определяя порядок пользования жилым помещением, правильно применил нормы материального и процессуального права. Учел интересы других лиц, проживающих в спорной квартире, то есть принял во внимание нуждаемость каждого из собственников в этом имуществе и реальную возможность совместного пользования, обосновав таким образом решение (N 44г-5/09).

1.2. Купля-продажа

В отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы

Решением городского суда, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, Ц. отказано в удовлетворении исковых требований к ООО о расторжении договора купли-продажи автомобиля.

Суд надзорной инстанции отменил указанные судебные постановления, указав, что при рассмотрении настоящего дела судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, и допущено существенное нарушение норм материального права, выразившееся в следующем.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что истцом нарушены условия договора на гарантийное обслуживание автомобиля. Кроме того, недостатки товара возникли после передачи автомобиля истцу вследствие нарушения ею установленных правил использования - самостоятельного установления дополнительного оборудования и ремонта автомобиля.

С таким выводом согласился и суд кассационной инстанции, оставив решение суда без изменения.

Вместе с тем, как указал суд надзорной инстанции в своем постановлении, такой вывод суда не соответствует материалам дела. Судами было оставлено без внимания, что ответчиком не было представлено суду доказательств, подтверждающих тот факт, что недостатки в автомобиле, на который установлен гарантийный срок, возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

Согласно
п. 6 ст. 18 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 “О защите прав потребителей“ в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

Разрешая настоящий спор по существу и отказывая истцу в иске, суд исходил из заключения технической экспертизы, согласно которой неисправность в электронных системах автомобиля не установлена; без установления неисправности ответить на вопрос, является ли это заводским дефектом, не представляется возможным; нарушений условий эксплуатации автомобиля собственником не установлено.

В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 “О судебном решении“ заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (ст. 67 и ч. 3 ст. 86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении.

Между тем, оценивая заключение эксперта, суд ограничился лишь его выводами, оставив без внимания мотивировочную часть указанного заключения, в которой эксперт указывал причины, по которым дефект не удалось выявить. Данные обстоятельства в решении суда отражены не были и оценки не получили (N 44г-25/09).

1.3. Заем

Договор займа, подлежащий совершению в письменной форме, не может оспариваться по безденежности путем свидетельских показаний

Судом надзорной инстанции отменены решение мирового судьи и определение апелляционной инстанции, которыми отказано истцу в удовлетворении требований о взыскании долга по договору займа.

Надзорная инстанция указала, что разрешая дело и отказывая истцу в иске,
суд первой инстанции исходил из того, и с этим согласился суд апелляционной инстанции, что договор займа, заключенный между истцом и ответчиком, является безденежным и, соответственно, незаключенным, при этом вытекает из трудовых отношений, что подтверждено свидетельскими показаниями.

Между тем такие выводы суда основаны на неправильном толковании и применении норм материального и процессуального права, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно п. 1 ст. 812 ГК РФ заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от заимодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

В силу п. 2 данной нормы права, если договор займа был совершен в письменной форме (ст. 808 ГК РФ), его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств. Пунктом 3 указанной правовой нормы установлено, что если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от заимодавца, договор займа считается незаключенным.

Таким образом, договор займа, заключенный в соответствии с п. 1 ст. 808 ГК РФ в письменной форме,
может быть оспорен заемщиком по безденежности с использованием любых допустимых законом доказательств. В то же время заем не может оспариваться по безденежности путем свидетельских показаний. Изъятие из этого правила установлено лишь для случаев, когда договор займа был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

Эти требования закона судом не были учтены при разрешении возникшего спора.

Как следует из имеющейся в материалах дела расписки, 28 сентября 2008 г. ответчик взяла в долг у истца определенную денежную сумму.

Оспаривая факт получения денег от истца, она ссылалась на то, что расписка была написана ею под давлением со стороны работодателя ООО.

Вместе с тем в нарушение ст. 56 ГПК РФ доказательств, подтверждающих заключение договора под влиянием обмана, насилия, угрозы и других обстоятельств, указанных в п. 2 ст. 812 ГК РФ, она суду не представила.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют сведения о том, что истец является участником ООО и состоял в трудовых отношениях с ответчиком (N 44г-20/09).

1.4. Страхование

Продажа поврежденного автомобиля является правомерным осуществлением права гражданина на распоряжение принадлежащим ему имуществом и не может препятствовать реализации имеющегося у него права на возмещение убытков, причиненных повреждением автомобиля

Л. обратился в суд с иском к Страховой компании о выплате страхового возмещения по договору ОСАГО.

Решением районного суда исковые требования были удовлетворены частично. Взыскано страховое возмещение в сумме 46 709 руб. 25 коп.

Кассационным определением судебной коллегии решение районного суда оставлено без изменения.

Отменяя постановленные по делу судебные постановления, суд надзорной инстанции указал, что из содержания правовых норм, содержащихся в ст. 15 и 1082 ГК РФ, ст. 3
Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств“ и подп. “б“ п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, следует, что размер убытков, причиненных повреждением автомобиля в результате дорожно-транспортного происшествия, зависит от степени повреждения имущества и сложившихся цен и не зависит от реально произведенных расходов.

Продажа поврежденного автомобиля является правомерным осуществлением права гражданина на распоряжение принадлежащим ему имуществом и не может препятствовать реализации имеющегося у него права на возмещение убытков, причиненных повреждением автомобиля.

Судом первой инстанции было установлено, что автомобиль истца был поврежден, в том числе в результате виновных действий ответчика В., ответственность которого была застрахована Страховой компанией. Стоимость восстановительного ремонта была определена экспертным путем в 218 418 руб. 50 коп.

В то же время ремонт автомобиля истец не производил, а реализовал его по договору купли-продажи по цене в 125 000 руб., т.е. на момент разрешения спора автомобиль, на восстановление которого истцом могли быть понесены расходы, в собственности истца не находился.

В деле представлены доказательства рыночной стоимости принадлежащего истцу транспортного средства в исправном состоянии. Согласно отчету ООО “Беломорская Сюрвейерская Компания“ она составляла 432 000 руб.

Данные сведения подтверждают доводы истца о том, что он, реализовав поврежденный автомобиль по цене в 125 000 руб., понес фактические убытки, а не получил доходы, как указал в судебном решении суд.

Указанные обстоятельства, имеющие правовое значение, не были предметом судебного исследования и не получили судебной оценки, что свидетельствует о неправильном применении нормы материального права (N 44г-27/09).

Судом правильно при расчете размера неустойки за основу расчета взята сумма страховой выплаты, добровольно уплаченная
страховщиком потерпевшему. Однако не учтено, что обязанность по перечислению страховой выплаты будет исполнена не с момента подписания платежного поручения страховщиком, а с момента зачисления денежных средств на счет потерпевшего

Решением районного суда удовлетворены исковые требования К. к Страховой компании о взыскании страхового возмещения и неустойки.

Судебная коллегия указанное решение в части взыскания неустойки изменила, взыскала ее в большем размере, указав следующее.

С заявлением о наступлении страхового случая истец обратился к страховщику 5 ноября 2008 г., после чего ответчик добровольно возместил истцу причиненный в результате ДТП вред на сумму 40 085 руб. 69 коп.

В соответствии с ч. 2 ст. 13 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств“ страховщик рассматривает заявление потерпевшего о страховой выплате и предусмотренные правилами обязательного страхования приложенные к нему документы в течение 30 дней со дня их получения. В течение указанного срока страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный отказ в такой выплате.

При неисполнении данной обязанности страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пени) в размере одной семьдесят пятой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить эту обязанность, от установленной ст. 7 настоящего Федерального закона страховой суммы, по виду возмещения вреда каждому потерпевшему.

Таким образом, размер неустойки следует исчислять от страховой выплаты, размер которой не должен превышать страховую сумму, предусмотренную статьей 7 названного выше закона, по виду возмещения вреда.

Согласно ст. 7 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая
(независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, не более 120 тысяч рублей.

В установленный законом срок ответчик не рассмотрел заявление потерпевшего, поэтому за весь период просрочки возмещения страховой выплаты подлежала начислению неустойка.

Размер ущерба, причиненного истцу, не превышает 120 000 руб., поэтому суд обоснованно рассчитал размер неустойки исходя из произведенной страховщиком страховой выплаты по данному виду возмещения. При этом за основу расчета правильно взята сумма страховой выплаты, уплаченная страховщиком потерпевшему добровольно в размере 40 085 руб. 69 коп., поскольку отчет об оценке, содержащий сведения о размере ущерба на большую сумму, истец ответчику не представлял.

Вместе с тем, определяя период, в течение которого Страховая компания задержала страховую выплату, суд взял за основу платежное поручение от <...>, представленное ответчиком.

Однако согласно имеющейся в материалах дела копии сберегательной книжки сумма страхового возмещения поступила на указанный истцом страховщику счет 19 января 2009 г.

По сообщению Сбербанка РФ, денежные средства в сумме 40 085 руб. 69 коп. зачислены на счет 19 января 2009 г. согласно платежному поручению от <...> из Страховой компании.

Таким образом, обязанность по перечислению страховой выплаты исполнена была ответчиком лишь 19 января 2009 г., а не 25 декабря 2008 года, как посчитал суд первой инстанции (N 33-1091/09).

2. ТРУДОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

2.1. Восстановление на работе

Трудовой кодекс РФ не предоставляет права работодателю совершать какие-либо юридически значимые действия, затрагивающие права и интересы работника, после того, как трудовые отношения между работодателем и работником прекращены по инициативе самого работодателя

Приказом ОАО от <...> трудовой договор с Л. был расторгнут по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением штата организации. В день прекращения трудового договора с нею был произведен расчет, выдана трудовая книжка, т.е. трудовые отношения между сторонами были прекращены.

Не соглашаясь с увольнением, Л. обратилась в суд с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и денежной компенсации морального вреда, ссылалась на то, что в день увольнения была нетрудоспособна. При рассмотрении этого спора истец 23 сентября 2008 г. была ознакомлена с приказом работодателя об отмене ранее вынесенного приказа об увольнении, согласилась продолжить трудовые отношения и приступила в этот же день к работе согласно графику сменности. Одновременно Л. отказалась от иска о восстановлении на работе.

Приказом от <...> истец вновь была уволена с работы, но уже по п. “а“ ч. 6 ст. 81 ТК РФ за прогулы с 6 по 22 сентября 2008 г.

Не согласившись с данным приказом, Л. обратились в суд с иском о восстановлении на работе, в удовлетворении которого ей было отказано.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции об отказе в иске о восстановлении на работе в связи с расторжением трудового договора по п. “а“ ч. 6 ст. 81 ТК РФ за прогулы, суд кассационной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции о том, что нарушение трудового законодательства, т.е. незаконное увольнение работника, может быть исправлено работодателем путем отмены приказа об увольнении после фактического прекращения трудовых отношений.

Суд надзорной инстанции посчитал такой вывод ошибочным, указав, что Трудовой кодекс РФ не предоставляет права работодателю совершать какие-либо юридически значимые действия, затрагивающие права и интересы работника, без предварительного письменного соглашения с самим работником, тем более после того, как трудовые отношения между работодателем и работником прекращены по инициативе самого работодателя (N 44г-24/09).

2.2. Государственные пособия гражданам, имеющим детей

Вывод о том, что произведенные в связи с предоставлением отпуска выплаты не подлежат учету при исчислении пособий по беременности и родам не основан на положениях действующего законодательства, определяющего состав денежного довольствия государственных гражданских служащих

Ф. обратилась с иском к ИФНС России по Архангельской области о взыскании задолженности, образовавшейся в результате неправильного исчисления работодателем пособия по беременности и родам.

Решением районного суда иск был удовлетворен частично. Удовлетворяя иск в части, суд пришел к выводу, что поскольку период нахождения в отпуске исключается из расчетного периода при определении среднего заработка истца, то и произведенные в связи с предоставлением отпуска выплаты не подлежат учету при исчислении пособий по беременности и родам.

С таким выводом суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам областного суда.

Суд надзорной инстанции, отменяя судебные постановления суда первой и кассационной инстанций, указал, что такой вывод не основан на положениях действующего законодательства, определяющего состав денежного довольствия государственных гражданских служащих.

Из материалов дела следует, что в расчетном периоде Ф. выплачены единовременная выплата при предоставлении отпуска в размере двух месячных окладов денежного содержания и материальная помощь в размере одного месячного оклада денежного содержания.

Как указано в постановлении президиума областного суда, с учетом положений содержащихся в ч. 1 и 2 ст. 12 Федерального закона от 21 июля 2007 г. N 183-ФЗ “О бюджете фонда социального страхования Российской Федерации на 2008 год и на плановый период 2009 и 2010 годов“, п. 2 ст. 14 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ “Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию“, п. 2 Положения об особенностях порядка исчисления пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам гражданам, подлежащим обязательному социальному страхованию, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 15 июля 2007 г. N 375 и ст. 50 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ “О государственной гражданской службе РФ“, названные выплаты подлежали включению в состав заработка для исчисления пособия по беременности и родам (N 44г-29/09).

3. СЕМЕЙНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Алименты присуждаются со дня предъявления иска независимо от выплаты на ребенка какого-либо пособия

Решением городского суда удовлетворены исковые требования об установлении отцовства и взыскании алиментов.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения, указав, что судом первой инстанции правильно с учетом представленных доказательств удовлетворены требования об установлении отцовства.

Решение суда в части взыскания с ответчика в пользу истца алиментов в размере 1/4 части всех видов заработка со дня подачи иска на содержание ребенка также оставлено судом кассационной инстанции без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 107 СК РФ алименты присуждаются со дня обращения в суд.

Как указано в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9 “О применении судами Семейного кодекса РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов“, если одновременно с иском об установлении отцовства предъявлено требование о взыскании алиментов, в случае удовлетворения иска об установлении отцовства алименты присуждаются со дня предъявления иска, как и по всем делам о взыскании алиментов (п. 2 ст. 107 СК РФ).

При этом судебная коллегия указала, что алименты подлежат взысканию со дня вынесения судом решения об установлении отцовства независимо от того, что истец получала пособие как мать-одиночка до принятия судом решения и при подаче иска от данного пособия не отказалась.

В соответствии со ст. 80 СК РФ родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. В случае если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства на содержание несовершеннолетних детей (алименты) взыскиваются с родителей в судебном порядке.

При этом закон не обязывает истца при обращении в суд с иском об установлении отцовства и взыскании алиментов отказываться от какого-либо выплачиваемого ей на ребенка пособия.

Решение суда, которым установлено, что алименты подлежат взысканию со дня предъявления иска в суд, прав и законных интересов ответчика не нарушает (N 33-1893/09).

II. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

1. Доказательства и доказывание

В определении суда о назначении экспертизы в обязательном порядке должна быть определена сторона, которая обязана произвести оплату экспертизы

Суд кассационной инстанции отменил определение районного суда о назначении судебно-генетической экспертизы, указав следующее.

В соответствии со ст. 80 ГПК РФ в определении о назначении экспертизы суд указывает наименование суда; дату назначения экспертизы; наименования сторон по рассматриваемому делу; наименование экспертизы; факты, для подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; фамилию, имя и отчество эксперта либо наименование экспертного учреждения, которому поручается проведение экспертизы; представленные эксперту материалы и документы для сравнительного исследования; особые условия обращения с ними при исследовании, если они необходимы; наименование стороны, которая производит оплату экспертизы.

В нарушение указанного положения закона суд своим определением не определил сторону, которая обязана произвести оплату экспертизы (N 33-1955/09).

2. Предъявление иска

2.1. Возвращение искового заявления

Прокурор, обращаясь с исковым заявлением в интересах неопределенного круга лиц, должен указать конкретный способ восстановления нарушенного права

Определением районного суда исковое заявление прокурора района, обратившегося в защиту неопределенного круга лиц к мэрии города и МУП “Водоканал“ об обязании ответчиков привести качество питьевой воды, подаваемой населению системами водоснабжения, в соответствие с требованиями санитарно-эпидемиологических норм и правил, было оставлено без движения. Определением суда прокурору предложено представить исковое заявление с указанием, что, где, каким именно способом следует привести качество подаваемой питьевой воды в соответствие с санитарно-эпидемиологическими нормами и правилами, какие конкретно действия должен совершить каждый из ответчиков и в какие сроки, на основании каких именно документов и в соответствии с какими именно нормами и правилами.

В связи с ненадлежащим исполнением указанного определения определением районного суда исковое заявление было возвращено прокурору района.

Судебная коллегия оставила определение о возвращении искового заявления без изменения, указав, что прокурор, обратившись с заявлением в порядке ст. 45 ГПК РФ, должен был указать конкретный способ восстановления нарушенного права неопределенного круга лиц.

Исполняя указания районного суда, изложенные в определении об оставлении искового заявления без движения, прокурор в дополнениях к исковому заявлению, как и в самом исковом заявлении, указал лишь результат, который должен быть достигнут для того, чтобы нарушенное право было восстановлено.

Поэтому суд первой инстанции обоснованно посчитал, что прокурор указанные в определении об оставлении заявления без движения недостатки не устранил в установленный определением срок, и правильно вынес в соответствии со ст. 136 ГПК РФ обжалуемое определение (N 33-2180/09).

2.2. Оставление искового заявления без движения

В частной жалобе может быть указан адрес места отбывания наказания ее подателем

Судебная коллегия отменила определение районного суда об оставлении частной жалобы О. на определение районного суда о возвращении искового заявления без движения.

Как указала судебная коллегия, оставляя без движения частную жалобу О. на определение суда, суд сослался на то, что в частной жалобе подателем не указано место его жительства, а потому частная жалоба не соответствует требованиям ст. 339, 373 ГПК РФ.

Судебная коллегия с таким выводом суда не согласилась в силу следующего.

Изложенное в п. 2 ч. 1 ст. 339 ГПК РФ требование допускает указание в кассационной жалобе как места жительства лица, подающего кассационную жалобу, так и места его нахождения.

Поскольку указанное требование закона направлено на обеспечение надлежащего извещения судом лица, подающего кассационную жалобу, указание адреса по месту отбывания заявителем наказания представляется достаточным.

Отсутствие в кассационной жалобе сведений о последнем месте жительства лица, отбывающего наказание в местах лишения свободы, само по себе не может являться основанием для оставления частной жалобы без движения (N 33-2154/09).

Физические лица при подаче в суд жалобы на действия судебного пристава-исполнителя освобождаются от уплаты государственной пошлины

Судебная коллегия отменила определение районного суда об оставлении заявления С. без движения, указав следующее.

Из представленных материалов следовало, что С. обратился в суд с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства.

Такие заявления (жалобы) рассматриваются в порядке ст. 441 ГПК РФ.

Оставляя заявление С. без движения, судья посчитал, что при подаче данных заявлений в силу подп. 7 п. 1 ст. 333.19 НК РФ уплачивается государственная пошлина в размере 100 руб.

С данным выводом суда судебная коллегия не согласилась, поскольку он основан на неправильном применении судом норм материального права.

В соответствии с подп. 7 п. 1 ст. 333.36 НК РФ от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, освобождаются физические лица при подаче в суд жалоб на действия судебного пристава-исполнителя.

Поскольку С. обжалуются действия судебного пристава-исполнителя, то он освобожден от уплаты госпошлины в силу указанной выше правовой нормы, следовательно оснований для оставления заявления без движения по причине неуплаты госпошлины у суда не имелось (N 33-2085/09).

Суд не выяснил, наделен ли орган, чьи действия обжалуются, властными полномочиями и не относится ли он к органам исполнительной власти Архангельской области

Суд кассационной инстанции отменил определение городского суда, которым заявление ООО об обжаловании действий Областного государственного учреждения “Центр занятости населения города“ оставлено без движения, предложено оформить исковое заявление с соблюдением требований ст. 131 и 132 ГПК РФ, указав следующее.

Оставляя заявление без движения, судья сослался на то, что дела об оспаривании действий и решений лиц, не указанных в ст. 254 ГПК РФ, подлежат рассмотрению в порядке искового производства, в связи с чем установил спор о праве и предложил оформить исковое заявление.

Судебная коллегия не согласилась с таким выводом судьи в силу следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 254 ГПК РФ гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы. Гражданин, организация вправе обратиться непосредственно в суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему.

Пунктом 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. N 2 “О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих“ определен перечень органов, чьи решения, действия“(бездействие) могут быть оспорены по правилам, установленным гл. 25 ГПК РФ.

Как следует из Положения “О федеральной службе занятости“, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30 июня 2004 г. N 324, федеральная служба по труду и занятости является федеральным органом исполнительной власти.

Сделав вывод о том, что действия ОГУ “Центр занятости населения города“ не могут быть обжалованы в порядке ст. 254 ГПК РФ, суд не выяснил, наделен ли данный орган властными полномочиями и не относится ли он к органам исполнительной власти Архангельской области (N 33-1814/09).

3. Судебные расходы

При обращении в суд с требованиями, вытекающими из трудовых отношений, работник освобождается от оплаты пошлин и судебных расходов

Определением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, взысканы с Ш. в пользу общества расходы по оплате услуг представителя.

Суд надзорной инстанции указанные судебные постановления отменил, указав следующее.

Решением мирового судьи было отказано в удовлетворении исковых требований Ш. к ООО о взыскании заработной платы. Определением апелляционной инстанции решение мирового судьи было оставлено без изменения. Вопрос о судебных расходах данными судебными постановлениями не разрешался.

Удовлетворяя ходатайство Общества о взыскании судебных расходов, мировой судья и суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями ст. 98 и 100 ГПК РФ, пришли к выводу, что понесенные Обществом расходы по оплате услуг представителя подлежат взысканию с Ш.

Между тем судами не учтено, что обеспечение прав работников на защиту их трудовых прав и свобод реализуется, в частности, посредством их освобождения от судебных расходов, то есть при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, работник освобождается от оплаты пошлин и судебных расходов (ст. 393 Трудового кодекса РФ).

Согласно ст. 88 и 94 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела, в том числе расходов на оплату услуг представителя.

Гражданский процессуальный кодекс непосредственно не содержит положений об освобождении работников от уплаты судебных расходов при разрешении судами требований, вытекающих из трудовых отношений.

В то же время эти вопросы, относящиеся к порядку гражданского судопроизводства, могут согласно ст. 1 ГПК РФ регулироваться иными федеральными законами, в частности ст. 393 ТК РФ, являющейся специальной нормой по вопросу судебных расходов в гражданском процессе.

В соответствии с данной правовой нормой Трудового кодекса РФ отдельные издержки, связанные с рассмотрением дела, не могут быть возложены на работника, в том числе посредством взыскания с него понесенных работодателем издержек по оплате услуг представителя в порядке общей нормы - ст. 100 ГПК РФ.

Указанное также следует из разъяснения, данного в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 “О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации“, где установлено, что по смыслу ст. 89 ГПК РФ и ст. 393 ТК РФ работники при обращении в суд с исками о восстановлении на работе, взыскании заработной платы (денежного содержания) и иными требованиями, вытекающими из трудовых отношений, освобождаются от судебных расходов (N 44г-6/09).

Вопрос об оплате оказанных в порядке ст. 50 ГПК РФ услуг адвоката разрешен мировым судом с нарушением норм процессуального права

В процессе рассмотрения требований Пенсионного органа к Р. о взыскании пени за просрочку уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование определением мирового судьи представителем ответчика, место нахождения которого не было известно, был назначен адвокат К.

Решением мирового судьи в удовлетворении исковых требований Пенсионному органу отказано.

Определением мирового судьи, оставленным без изменения определением районного суда, постановлено: оплату труда адвоката К. произвести за счет средств федерального бюджета; издержки по оплате труда адвоката взыскать с Пенсионного органа.

Суд надзорной инстанции определение мирового судьи и определение районного суда об оплате труда адвоката отменил, указав следующее.

Согласно ст. 50 ГПК РФ суд назначает адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно.

Как следовало из материалов дела, ответчик о времени и месте судебного разбирательства по данному делу извещался судом по адресу, указанному в исковом заявлении, однако судебная повестка возвращена с указанием на выбытие адресата. Точное место жительства ответчика на момент рассмотрения дела известно не было.

При таких обстоятельствах суд правомерно, руководствуясь ст. 50 и 119 ГПК РФ, в целях обеспечения защиты прав и законных интересов Р. назначил его представителем адвоката К., который в этом качестве участвовал в судебном заседании, состоявшемся по данному делу.

Вместе с тем вопрос об оплате услуг адвоката, оказанных в порядке ст. 50 ГПК РФ, разрешен судом с нарушением норм процессуального права.

В соответствии с ч. 5 ст. 198 ГПК РФ резолютивная часть решения должна содержать в числе прочего указание на распределение судебных расходов, к числу которых относятся и расходы на оплату услуг представителей.

В том случае, если суд в резолютивной части решения не указал на распределение судебных расходов, этот вопрос до вступления решения суда в силу может быть разрешен путем вынесения дополнительного решения (ст. 201 ГПК РФ), а после вступления решения суда в законную силу - путем вынесения определения (ст. 104 ГПК РФ).

Как в том, так и в другом случае вопрос о распределении судебных расходов подлежит разрешению в открытом судебном заседании с извещением об этом лиц, участвующих в деле.

Вместе с тем в нарушение названных норм заявление адвоката К. об оплате услуг, оказанных в связи с представлением интересов Р. при рассмотрении данного дела, разрешено мировым судьей без рассмотрения данного вопроса в судебном заседании с участием сторон.

Нарушение предусмотренной действующим гражданским процессуальным законодательством процедуры разрешения вопроса о судебных расходах лишило истца возможности довести до сведения суда свою позицию по этому вопросу, в частности, указать на отсутствие, по мнению учреждения, правовых оснований для возложения издержек по оплате услуг представителя на Пенсионный орган (N 44г-12/09).

Поскольку проведение экспертизы было инициировано судом, расходы по ее проведению подлежали оплате за счет средств федерального бюджета и не могли быть взысканы с истца

При решении вопроса о возмещении судебных издержек, понесенных федеральным бюджетом в связи с оплатой назначенной по инициативе суда экспертизы по делу о признании незаконными актов освидетельствования медико-социальной экспертизы, суд первой инстанции взыскал с истца расходы по экспертизе в доход федерального бюджета, с чем согласилась судебная коллегия. При этом суд исходил из положений ч. 2 ст. 103 ГПК РФ. Согласно названной норме при отказе в иске издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, взыскиваются с истца, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в доход бюджета, за счет средств которого они были возмещены.

Как указал президиум областного суда в своем постановлении, применительно к положениям ст. 103 ГПК РФ возмещению подлежат те произведенные из бюджета расходы, которые по общему правилу должны осуществляться за счет средств сторон. В том же случае, если процессуальные действия, подлежащие оплате, осуществляются по инициативе суда, соответствующие расходы возмещаются за счет бюджетных средств.

В рассмотренном споре проведение документальной судебно-медицинской экспертизы было инициировано федеральным судом, поэтому расходы по ее проведению в силу ч. 2 ст. 96 ГПК РФ подлежали оплате за счет средств федерального бюджета.

С учетом изложенного, решение суда в части распределения судебных расходов не могло быть признано законным.

Поскольку фактические обстоятельства по делу были определены правильно, однако допущена ошибка в применении положений действующего законодательства, президиум областного суда, не передавая вопрос на новое рассмотрение, изменил состоявшееся по делу судебное постановление в части распределения судебных расходов, исключив из резолютивной части решения суда первой инстанции указание на взыскание с истца судебных расходов (N 44г-12/09).

4. Приказное производство

Удовлетворение требований в рамках приказного производства возможно лишь по документально подтвержденным и бесспорным требованиям

Суд надзорной инстанции отменил судебный приказ мирового судьи по заявлению Банка о взыскании с Д. задолженности по кредитному договору.

Надзорная инстанция указала, что, рассматривая настоящее дело, мировой судья допустил существенное нарушение норм процессуального права, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 121 ГПК РФ судебный приказ - судебное постановление, вынесенное судьей единолично на основании заявления о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника по требованиям, предусмотренным ст. 122 настоящего Кодекса.

Приказное производство представляет собой упрощенную процессуальную процедуру вынесения судебного постановления по предусмотренным законодательством требованиям, при этом возможно удовлетворение лишь документально подтвержденных и бесспорных требований, перечисленных в ст. 122 ГПК РФ.

Вместе с тем требования, заявленные взыскателем, не являются бесспорными.

В силу ст. 125 ГПК РФ судья отказывает в принятии заявления о вынесении судебного приказа, если не представлены документы, подтверждающие заявленное требование, либо из заявления и представленных документов усматривается наличие спора о праве.

Наличие спора о праве выявляется и в тех случаях, когда у заявителя отсутствуют бесспорные доказательства своих требований и вынесение судебного постановления требует судебного разбирательства.

Документом, в указанном случае бесспорно подтверждающим обоснованность требований заявителя о взыскании задолженности по предоставленному кредиту, может служить подлинник договора о предоставлении и обслуживании кредитных карт, заключенный между Банком и Д.

В то же время такой документ в материалах дела отсутствует.

Кроме того, требование, заявленное взыскателем к Д. о взыскании неустойки, не может быть признано бесспорным, поскольку представляет собой ответственность должника за неисполнение либо ненадлежащее исполнение взятых на себя обязательств и может быть оспорено им в судебном порядке (N 44г-23/09).

5. Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений

Установление неправильности формы обращения в суд после возбуждения гражданского дела не является основанием для оставления поданного заявления без рассмотрения

Судебная коллегия отменила определение районного суда, которым заявление Ж. о признании незаконным бездействия администрации территориального округа по внеочередному предоставлению жилого помещения, понуждении принять меры по предоставлению жилого помещения вне очереди как погорельцам и понуждении предоставить жилое помещение вне очереди оставлено без рассмотрения.

Как указал суд кассационной инстанции, оставляя заявление без рассмотрения, суд сослался на ч. 3 ст. 247 ГПК РФ и пришел к выводу, что имеется спор о праве на жилое помещение, который подлежит разрешению в порядке искового производства.

Между тем суд не учел следующее.

Порядок обращения в суд по делам, возникающим из публичных правоотношений, установлен ст. 247 ГПК РФ.

В соответствии с ч. 3 указанной статьи в случае если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований ст. 131 и 132 настоящего Кодекса. В случае если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья возвращает заявление.

Таким образом, указанная правовая норма на стадии принятия заявления определяет последствия установления спора о праве и нарушений правил подсудности дела.

После принятия заявления к производству и возбуждения гражданского дела суду необходимо правильно определить вид судопроизводства (исковое или по делам, возникающим из публичных правоотношений), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, несогласных с решением, действием (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего.

Правильное определение вида судопроизводства зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд (например, подача заявления в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, или подача искового заявления).

Установление неправильности формы обращения в суд после возбуждения гражданского дела не является основанием для оставления поданного заявления без рассмотрения, а предполагает разрешение спора по существу с вынесением решения, если отсутствуют к тому иные препятствия процессуального характера (N 33-1612/09).

6. Производство в суде второй инстанции

Апелляционное производство

Суд апелляционной инстанции не вправе привлекать к участию в деле лиц, не участвовавших при разрешении спора мировым судьей

Суд надзорной инстанции, отменив апелляционное решение районного суда, которым было отменено решение мирового судьи и удовлетворены заявленные требования истца, указал следующее.

Как следовало из материалов дела, истец обратилась с иском к С. о возмещении ущерба, причиненного залитием квартиры.

Разрешив спор в пределах заявленных исковых требований, мировой судья в удовлетворении иска отказал.

При этом, проверяя законность решения мирового судьи в апелляционном порядке, суд пришел к выводу о необходимости привлечь к участию в деле в качестве соответчика М., т.к. квартира находится в общей долевой собственности.

Однако, привлекая к участию в деле в качестве соответчика М., требования к которой истцом заявлены не были, суд апелляционной инстанции вышел за пределы предоставленных ему законом полномочий, тем самым существенно нарушил нормы процессуального права.

Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

В силу ч. 1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Основными принципами гражданского судопроизводства являются равенство всех перед законом и судом и осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия сторон, что закреплено в ст. 6 и 12 ГПК РФ.

В соответствии с ч. 2 и 3 ст. 327 ГПК РФ рассмотрение дела судом апелляционной инстанции проводится по правилам производства в суде первой инстанции. Суд вправе устанавливать новые факты и исследовать новые доказательства.

При этом из содержания данной нормы права не следует возможность суда апелляционной инстанции привлекать к участию в деле лиц, не участвовавших при разрешении спора мировым судьей.

Таким образом, разрешая вопрос о правах и обязанностях и привлекая к участию в деле в качестве соответчика М., не принимавшую участия при рассмотрении дела мировым судьей, суд апелляционной инстанции нарушил ее конституционные права и лишил возможности обжалования и пересмотра судебного решения до его вступления в законную силу. Тем самым соответчик, вступивший в гражданский процесс на стадии рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, оказался в заведомо неравном положении с другими участниками процесса, что не может быть признано допустимым (N 44г-28/09).

Судебная коллегия по гражданским делам

Архангельского областного суда