Решения и определения судов

Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 18.06.2009 Решение о прекращении статуса адвоката признано незаконным, так как истец на протяжении всего процесса дисциплинарного производства не был надлежаще заблаговременно извещен о месте и времени рассмотрения дисциплинарного дела, в связи с чем лишен возможности ознакомления со всеми материалами дисциплинарного производства, личного участия в заседаниях и дачи по существу разбирательства устных и письменных объяснений, представления доказательств.

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

САРАТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 июня 2009 года

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда рассмотрела дело по кассационной жалобе Адвокатской палаты Саратовской области на решение Волжского районного суда г. Саратова от 30 апреля 2009 года, которым постановлено:

Признать незаконным Решение Адвокатской Палаты Саратовской области от 20 февраля 2009 года о прекращении статуса адвоката Н.

Восстановить Н. статус адвоката.

судебная коллегия,

установила:

Н. обратился в суд с заявлением о признании незаконным и необоснованным решения Совета Адвокатской палаты Саратовской области от 20.02.2009 г. о прекращении его статуса адвоката. Заявитель считал, что обстоятельства, изложенные в обжалуемом решении, не соответствуют действительности. Кроме того, заявитель не
был надлежащим образом извещен о поступлении жалобы на него, о возбуждении в отношении него дисциплинарного производства, а также о заседании квалификационной комиссии и Совета Адвокатской палаты, в связи с чем был лишен возможности лично присутствовать при рассмотрении жалобы, дать объяснения и опровергнуть содержащиеся в ней доводы. Выводы Адвокатской палаты Саратовской области, изложенные в решении от 20.02.2009 г., считал результатом одностороннего исследования обстоятельств дела, в силу чего просил признать решение незаконным и необоснованным.

Рассмотрев возникший спор, суд постановил указанное выше решение.

В кассационной жалобе Адвокатская палата Саратовской области просит решение суда отменить и вынести новое решение, в соответствии с которым Н. в заявленных требованиях отказать. Указывает, что суд первой инстанции не дал оценку обстоятельствам, послужившим основанием привлечения заявителя к дисциплинарной ответственности, и отменил решение Адвокатской палаты по формальным основаниям в связи с не извещением Н. о времени и месте рассмотрения в отношении него дисциплинарного производства. Ссылается на то, что заявитель извещался заказными письмами с уведомлением по месту его жительства (регистрации), однако письма были возвращены отправителю в связи с отсутствием получателя по указанному адресу, и по месту нахождения адвокатского кабинета Н. (л.д. 44), иным способом связаться с заявителем не представлялось возможным.

Адвокатская палата Саратовской области также полагает, что при рассмотрении данного дела были существенно нарушены требования процессуальных норм. Дело неправомерно рассмотрено как возникшее из публичных правоотношений, в то время как в данном случае имеется спор о праве. Помимо этого в мотивировочной части решения суд вышел за пределы заявленных требований и признал решение квалификационной комиссии незаконным, несмотря на то, что правомерность данного акта не оспаривалась заявителем.
Кроме того, произнесение реплик и оглашение резолютивной части решения суда производилось без участия представителя Адвокатской палаты.

Проверив законность и обоснованность обжалуемого судебного решения, согласно требованиям ст. 347 ГПК РФ исходя из доводов изложенных в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы от истца Н., судебная коллегия не находит оснований для его отмены по следующим обстоятельствам.

Согласно ст. 17 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“ от 31.05.2002 г. N 63-ФЗ статус адвоката может быть прекращен по решению совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации на основании заключения квалификационной комиссии, в том числе при:

1. неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем;

2. нарушении адвокатом норм кодекса профессиональной этики адвоката;

3. неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции.

В отношении адвоката дисциплинарное производство, в силу ст. 31 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“ возбуждает Президент адвокатской палаты при наличии допустимого повода и в порядке, предусмотренном кодексом профессиональной этики адвоката.

Из нормы пункта 2 статьи 4 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“ следует, что принятый в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности.

В соответствии с п. 2 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката (принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 г., с изменениями и дополнениями на 05.04.2007 г.), поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры, неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем,
а также неисполнение решений органов адвокатской палаты должны стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и Совета, заседания которых проводятся в соответствии с процедурами дисциплинарного производства, предусмотренными настоящим Кодексом.

Поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката согласно ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката может являться жалоба, поданная в адвокатскую палату доверителем адвоката.

Мерой дисциплинарной ответственности адвоката, как следует из пп. 3 п. 6 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, является в том числе - прекращение статуса адвоката.

Как следует из материалов дела постановлением Президента Адвокатской палаты Саратовской области 12.11.2008 г., на основании заявления Б. и по фактам, изложенным в этом заявлении в отношении адвоката Н., было возбуждено дисциплинарное производство, с направлением материалов для рассмотрения в квалификационную комиссию Адвокатской палаты (л.д. 28). 12.12.2008 г. квалификационная комиссия Адвокатской палаты Саратовской области вынесла заключение о наличии в действиях адвоката Н. нарушений Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“ и Кодекса профессиональной этики адвоката (л.д. 55 - 57). 20.02.2009 г. на заседании Совета Адвокатской палаты Саратовской области было принято решение о прекращении статуса адвоката Н. (л.д. 7 - 8).

В соответствии с требованиями п. 3 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката дисциплинарное производство должно обеспечить своевременное, объективное и справедливое рассмотрение жалоб, представлений, сообщений в отношении адвоката, их разрешение в соответствии с законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом, а также исполнение принятого решения. Согласно п. 6 ст. 19 после возбуждения дисциплинарного производства лица, обратившиеся с жалобой, адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, являются участниками дисциплинарного производства.

Участники дисциплинарного производства, как того требует ст.
21 Кодекса профессиональной этики адвоката, заблаговременно извещаются о месте и времени рассмотрения дисциплинарного дела квалификационной комиссией, им предоставляется возможность ознакомления со всеми материалами дисциплинарного производства.

Согласно п.п. 1, 5 и 6 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Участники имеют право:

1) знакомиться со всеми материалами дисциплинарного производства, делать выписки из них, снимать с них копии, в том числе с помощью технических средств;

2) участвовать в заседании комиссии лично и (или) через представителя;

3) давать по существу разбирательства устные и письменные объяснения, представлять доказательства;

4) знакомиться с протоколом заседания и заключением комиссии;

5) в случае несогласия с заключением комиссии представить Совету свои объяснения.

По просьбе участников дисциплинарного производства комиссия вправе запросить дополнительные сведения и документы, на которые участники ссылаются в подтверждение своих доводов.

По смыслу п. 2 ст. 21 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“, вся связь между советом адвокатской палаты и адвокатом, учредившим адвокатский кабинет и направившим в совет адвокатской палаты заказным письмом уведомление, в котором указаны сведения об адвокате, осуществляется по адресу места нахождения адвокатского кабинета, посредством телефонной, телеграфной, почтовой и иной связи, которые указаны в уведомлении.

Удовлетворяя иск Н. суд первой инстанции пришел к обоснованному вывод о том, что истец на протяжении всего процесса дисциплинарного производства в отношении него (от возбуждения этого производства и до принятия 20.02.2009 г. Советом Адвокатской палаты решения о прекращении статуса адвоката), не был надлежаще заблаговременно извещен о месте и времени рассмотрения дисциплинарного дела, в связи с чем лишен возможности ознакомления со всеми
материалами дисциплинарного производства, личного участия в заседаниях и дачи по существу разбирательства устных и письменных объяснений, представления доказательств. Данное обстоятельство правомерно определено судом как существенное нарушение процедурных основ дисциплинарного производства.

В основу такого вывода положены следующие доказательства.

На листе дела 41 имеется копия Уведомления адвокатом Н. Адвокатской палаты Саратовской области об адресе места нахождения его адвокатского кабинета - <...>, указаны номер рабочего и сотового телефонов. Уведомление получено Адвокатской палатой 19.06.2008 г. о чем указывает штамп и входящий номер, данное обстоятельство ответчиком не оспаривается.

Как следует из представленных ответчиком доказательств о надлежащем извещении истца, ни одно из извещений до адресата не дошло. Так 06.11.2008 г. по месту регистрации (прописки) Н. и по месту нахождения его адвокатского кабинета простыми письмами направлялись вызовы для дачи объяснений. При этом отсутствует подтверждение о доставке письма по месту регистрации, а в письме на адвокатский кабинет вместо номера офиса - <...>, указан номер <...>, подтверждения вручения также нет (л.д. 42, 43). Из ксерокопии письма на листе дела - 44 следует, что 10.11.2008 г. Адвокатская палата вызывает Н. для дачи объяснений. Подтверждения направления и получения письма не имеется.

Все послед ующие письма-уведомления направлялись по месту регистрации (прописки) Н., т.е. не в соответствии с вышеуказанной ст. 21 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“.

Заказное письмо от 18.11.2008 г., которым истец извещался о заседании квалификационной комиссии, назначенном на 12.12.2008 г. по адресу регистрации (прописки) возвращено почтовым отделением за отсутствием адресата по указанному адресу (л.д. 45, 47 - 48).

В виду отсутствия подтверждения уведомления Н. о заседании Совета, назначенном на 24.12.2008 г., заседание
было отложено с формулировкой: “в связи с неявкой адвоката на заседание квалификационной комиссии и невозвращением уведомления о его извещении“ (л.д. 62 - 65).

Несмотря на возврат заказного письма от 26.12.2008 г., направленного по месту регистрации Н. ввиду отсутствия адресата по указанному адресу (л.д. 66 - 67), 20.02.2009 г. на заседании Совета Адвокатской палаты Саратовской области было принято решение о прекращении его статуса адвоката (выписка из протокола л.д. 68 - 71 и решение - л.д. 7 - 8).

Доказательств принятия иных мер по надлежащему извещению Н. о проводимом в отношении него дисциплинарном производстве ответчиком суду не представлено.

В силу п. 4 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката Совет при разбирательстве не вправе пересматривать выводы комиссии в части установленных ею фактических обстоятельств, считать установленными не установленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы жалобы, представления, сообщения и заключения комиссии. Представление новых доказательств не допускается.

В соответствии с п. 14 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката в мотивировочной части заключения должны быть указаны фактические обстоятельства, установленные комиссией, доказательства, на которых основаны ее выводы, и доводы, по которым она отвергает те или иные доказательства, а также правила профессионального поведения адвокатов, предусмотренные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, настоящим Кодексом, которыми руководствовалась комиссия при вынесении заключения.

При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается и с выводом суда первой инстанции о том, что в заключении квалификационной комиссии и решении Совета Адвокатской палаты имеется ссылка на новые обстоятельства и доказательства, которыми на момент дисциплинарного производства Адвокатская палата не располагала.

Так в нарушение вышеуказанных норм ст.ст. 23 и 24 Кодекса профессиональной этики адвоката в
заключении и решении имеются ссылки на справку из Энгельсского районного суда, которая была запрошена Адвокатской палатой, и ответ на которую поступил после 20.02.2009 г., а также на объяснения адвоката Ч., не участвующего в заседаниях Адвокатской палаты, объяснения им датированы 26.02.2009 г. (л.д. 49).

Несостоятельным представляется и довод о рассмотрении судом данного дела как возникшего из публичных правоотношений, в то время как в данном случае имелся спор о праве. Такой вывод основывается на заявлении Н. в суд. В данном случае вид судопроизводства зависел от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд. Дело рассматривалось по правилам искового производства.

Таким образом, судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела; суд правильно применил и истолковал закон, нарушений норм процессуального права судом не допущено.

Доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, не ставят под сомнение законность решения, а сводятся к переоценке выводов суда об удовлетворении требований, а потому не могут служить поводом к отмене решения суда.

Руководствуясь ст.ст. 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Волжского районного суда г. Саратова от 30 апреля 2009 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Адвокатской палаты Саратовской области - без удовлетворения.