Решения и определения судов

Кассационное определение Костромского областного суда от 15.06.2009 по делу N 33-665 Суд отказал в иске о признании недостойным наследником, так как сам по себе факт неоказания наследником материальной помощи наследодателю не дает законных оснований для отстранения его от наследования.

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июня 2009 г. по делу N 33-665

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу Г. дело по иску Б. к Ч. о признании недостойным наследником,

установила:

Б. обратилась в суд с иском к Ч. о признании ее недостойным наследником, мотивируя свои требования тем, что с 30 апреля 1982 г. по 10 июля 2008 г. проживала в законном браке с Б.П. В течение всей совместной жизни у них был общий бюджет, приобреталось общее имущество. На основании договора купли-продажи от 27.02.1996 ей и Б.П. на праве общей собственности в равных долях принадлежала двухкомнатная квартира,
полезной площадью 50,2 кв. м, в т.ч. жилой площадью 34,6 кв. м, расположенная по адресу: г. Кострома, м/р-н Юбилейный. Общих детей у них не было, от первого брака у мужа есть дочь, Ч., 10 июля 2008 года Б.П. умер. После смерти мужа она обратилась к нотариусу с заявлением для вступления в права наследства по закону. Нотариус ей сообщила, что уже открыто наследственное дело по заявлению дочери наследодателя Ч., как наследницы первой очереди по закону. С данным заявлением она не согласна, поскольку в силу п. 2 ст. 1117 ГК РФ по требованию заинтересованного лица суд отстраняет от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя. В указанной квартире она проживает с 1996 года, другого жилья не имеет. Ее заработная плата в период до августа 2006 года составляла 2200 руб., размер пенсии на сегодняшний день 2100 руб. На момент смерти Б.П. около трех лет был нетрудоспособным, нуждался в помощи, по этой причине уволился с предприятия по собственному желанию, не имел средств к существованию. Она ухаживала за ним, покупала продукты, лекарства, оплачивала коммунальные платежи, в том числе и в период его нахождения на стационарном лечении в 2007 году. Денег не хватало, она была вынуждена продать все свои золотые украшения. Похороны наследодателя также оплачены ею на деньги, которые она взяла в долг. Ч. в период болезни отца его жизнью не интересовалась, не помогала ему ни морально, ни материально, хотя имела постоянный заработок и жилье. О болезни Б.П. и необходимости оказания ему помощи она неоднократно
сообщала Ч.

Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 7 мая 2009 года Б. в удовлетворении исковых требований к Ч. о признании недостойным наследником Б.П., умершего 10.07.2008, отказано.

В кассационной жалобе Б. просит решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку считает несправедливым само распределение наследственного имущества между нею и Ч. Являясь инвалидом третьей группы, имея онкологическое заболевание, получая небольшую пенсию, она постоянно ухаживала за своим супругом Б.П., а ответчица, являясь родной дочерью умершего, не интересовалась жизнью отца, ни разу за долгие годы не помогла ему. Ею самостоятельно организованы похороны супруга и понесены затраты, а Ч. даже не приехала на похороны. Суд в решении указал, что она не сообщала Ч. о необходимости помощи в содержании отца, дочь и так обязана была самостоятельно участвовать в жизни отца, а не ждать, когда ее об этом попросят. Суд указал, что отец мог в соответствии с п. 2 ст. 87 СК РФ обратиться в суд с заявлением о взыскании алиментов с дочери. Суд не учел, что умерший был крайне больным человеком, у него не было возможности обращения в суд по причине плохого здоровья, отсутствия юридического образования и средств на оплату услуг юриста. Судом установлен факт неоказания помощи отцу со стороны Ч., однако период неоказания помощи признан не очень длительным, а уклонение от выполнения обязанностей по содержанию отца не носящим злостного характера. С данным выводом согласиться нельзя, это субъективное мнение, поскольку для здорового человека этот период может казаться минимальным, а для больного и нуждающегося в помощи - критичным.

Проверив материалы дела, обсудив
доводы кассационной жалобы, выслушав Б., судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Разрешая спор, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и правильно применил нормы материального закона к возникшим правоотношениям,

В соответствии с п. 2 ст. 1117 Гражданского кодекса РФ по требованию заинтересованного лица суд отстраняет от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что оснований, указанных в данной норме закона для отстранения Ч. от наследования имущества после смерти отца Б.П., не имеется.

Давая оценку доводам истицы, суд правильно указал, что сам по себе факт неоказания Ч. материальной помощи на содержание нетрудоспособного отца не дает законных оснований для отстранения ответчицы от наследования, доказательств наличия злостного характера уклонения ответчицы от выполнения лежавших на ней в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя в материалах дела не имеется.

Судом дано правильное толкование положений п. 2 ст. 1117 ГК РФ. При применении данной нормы закона обоснованно учтено то обстоятельство, что алименты на содержание отца с Ч. не взыскивались, ответчица о нуждаемости отца в помощи не знала, имеет на иждивении несовершеннолетнюю дочь и мужа-инвалида 2 группы.

С учетом изложенного оснований для удовлетворения кассационной жалобы не установлено.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Свердловского районного суда г. Костромы от 7 мая 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу Б. - без удовлетворения.-----------