Решения и постановления судов

Приговор Рязанского областного суда от 11.06.2009 N 2-5 Из обвинения в умышленном причинении смерти другому человеку, сопряженном с разбоем, подлежит исключению квалифицирующий признак совершения убийства в составе группы лиц по предварительному сговору, так как исполнителем данного преступления был только один из подсудимых, а остальные соучастники убийства исполнителями данного преступления не признавались и обвинение в соисполнительстве убийства им не предъявлялось.

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРИГОВОР

от 11 июня 2009 г. N 2-5

(извлечение)

Суд с участием присяжных заседателей Рязанского областного суда рассмотрел в открытом судебном заседании в помещении Рязанского областного суда уголовное дело по обвинению:

К.Ю.Е. - обвиняемого в совершении преступлений предусмотренных п. “б, в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. от 08.12.2003), п. “ж, з“ ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. от 21.07.2004), ч. 1 ст. 222 УК РФ (в ред. от 08.12.2003),

Г.С.В. - обвиняемого в совершении преступлений предусмотренных п. “б, в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. от 08.12.2003), ч. 5 ст. 33 - п. “ж, з“ ч. 2
ст. 105 УК РФ (в ред. от 21.07.2004),

К.Ю.А. - обвиняемого в совершении преступлений предусмотренных ч. 5 ст. 33 - п. “б, в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. от 08.12.2003), ч. 4, 5 ст. 33 - п. “ж, з“ ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. от 21.07.2004),

установил:

Вердиктом коллегии присяжных заседателей 1 июня 2009 года К.Ю.Е., К.Ю.А. и Г.С.В. признаны виновными в том, что в один из дней в начале ноября 2005 года на автопарковке у дома N 25 по улице <...> г. Рязани К.Ю.Е. предложил охраннику данной автопарковки К.Ю.А. и Г.С.В. за денежное вознаграждение совершить нападение на К.Э.В. для завладения его автомобилем марки “Фольксваген-Туарег“ с регистрационным знаком <...> с последующей его продажей. К.Ю.А. предложил К.Ю.Е. и Г.С.В. в ходе нападения лишить жизни К.Э.В., на что последние согласились. К.Ю.А., согласившись с тем, что при нападении на К.Э.В. будет использоваться предмет, внешне похожий на пистолет конструкции “ИЖ“, сообщил К.Ю.Е. и Г.С.В. о привычках и укладе жизни К.Э.В., место стоянки его автомобиля, предоставил К.Ю.Е. и Г.С.В. сторожевую будку для выслеживания К.Э.В. Действуя согласно разработанному ими плану 20 ноября 2005 года около 2 часов ночи К.Ю.А. на своем автомобиле отъехал от автопарковки на 500 метров для того, чтобы заблаговременно оповестить оставшихся в его сторожевой будке К.Ю.Е. и Г.С.В. о подъезжающем к автопарковке автомобиле К.Э.В., однако по не установленным следствием причинам заметить автомобиль К.Э.В. и предупредить о нем не смог. Около 4 часов 30 минут К.Ю.Е., и Г.С.В., действуя по разработанному ранее плану, заметив приехавшего на автопарковку у дома N 25
по улице Б. г. Рязани и выходящего из автомашины К.Э.В., подошли к нему, Г.С.В. приставил к спине К.Э.В. предмет похожий на пистолет “ИЖ“ и потребовал от потерпевшего не двигаться, оставаться на месте, в то время как К.Ю.Е. нанес К.Э.В. несколько ударов кулаками по туловищу в область живота и груди. После падения от ударов лежащему на снегу К.Э.В. К.Ю.Е. нанес несколько ударов в голову ногами, обутыми в твердую обувь, от которых К.Э.В. потерял сознание. При этом К.Ю.Е. завладел сумкой для документов стоимостью не менее 3000 рублей, в которой находились водительское удостоверение К.Э.В., свидетельство о регистрации транспортного средства - автомобиля “Фольксваген-Туарег“ с регистрационным знаком <...>, ключ от данного автомобиля и ключи от входных дверей квартиры потерпевшего. После этого Г.С.В. открыл багажник своего автомобиля марки “ВАЗ-2107“ с регистрационным знаком <...>, куда К.Ю.Е. погрузил потерявшего сознание К.Э.В., около 5 часов утра К.Ю.Е. и Г.С.В. вывезли потерпевшего к реке Оке в районе пос. Шереметьево г. Рязани, где К.Ю.Е. завернул потерпевшего во фрагмент полиэтиленовой пленки, привязав к нему автомобильный аккумулятор, утопил находившегося в бессознательном состоянии К.Э.В. в воде реки Оки, отчего наступила смерть К.Э.В.

После этого К.Ю.Е. и Г.С.В. около 6 часов утра вернулись на территорию автопарковки, где К.Ю.А. убирал следы крови со снега на месте избиения К.Э.В., после чего К.Ю.Е., Г.С.В. и К.Ю.А. совместно завладели автомобилем К.Э.В. марки “Фольксваген-Туарег“ с регистрационным номером <...> стоимостью 1 532 518 рублей, а также принадлежавшими потерпевшему деньгами в сумме не менее 200 000 рублей, фотоаппаратом марки “Canon“ стоимостью не менее 16 000 рублей, солнцезащитными очками стоимостью не менее 14 400
рублей, золотой цепью стоимостью не менее 45 000 рублей, наручными часами стоимостью не менее 5 184 рублей, наручными золотыми часами стоимостью не менее 50 000 рублей, сотовым телефоном марки “Nokia“ стоимостью не менее 10 000 рублей. При этом К.Ю.А. помог Г.С.В. и К.Ю.Е. завести двигатель автомашины К.Э.В., проконсультировал Г.С.В., управлявшего машиной, о правилах управления автомобилями данного типа, имеющими автоматическую коробку передач. Автомашину К.Э.В. марки “Фольксваген-Туарег“ около 6 часов утра 20 ноября 2005 года К.Ю.Е. и Г.С.В. перегнали с места парковки в безлюдное место во дворе дома N <...> г. Рязани, после чего К.Ю.Е. распорядился ею по своему усмотрению, перегнав автомобиль в этот же день при помощи своего знакомого П.А.Б. в Раменский район Московской области и продав его там не установленным следствием лицам за 12 000 долларов США. Кроме того К.Ю.Е. признан виновным в том, что не имея соответствующего разрешения со стороны правоохранительных органов, в квартире своей сожительницы К.О.В., расположенной по адресу г. Рязань, до 12 января 2007 года хранил 16 патронов калибра 9 на 18 мм. для огнестрельного нарезного оружия.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей подсудимые К.Ю.Е. и К.Ю.А. признаны не заслуживающими снисхождения, подсудимый Г.С.В. - заслуживающим снисхождения.

Исходя из установленных обвинительным вердиктом обстоятельств, суд считает необходимым квалифицировать действия подсудимых К.Ю.Е. и Г.С.В. по факту нападения на К.Э.В. - по п. “б“, “в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и угрозой применения такого насилия, в составе группы лиц по предварительному сговору, в целях завладения
имуществом в особо крупном размере и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, К.Ю.А. - по ч. 5 ст. 33, п. “б“, “в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ как пособничество в разбое, то есть в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и угрозой применения такого насилия, в составе группы лиц по предварительному сговору, в целях завладения имуществом в особо крупном размере и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего поскольку нападение на К.Э.В. было совершено двумя лицами - Г.С.В., угрожавшему потерпевшему применением насилия, опасному для жизни и здоровья, поскольку в ночное время внезапно для потерпевшего им был к спине К.Э.В. приставлен предмет похожий на пистолет “ИЖ“ и высказаны требования не двигаться и оставаться на месте, и К.Ю.Е. - непосредственно применившему к потерпевшему насилие, опасное для его жизни и здоровья путем нанесения ударов, в том числе в жизненно важный орган - голову, ногами, обутыми в твердую обувь, от которых К.Э.В. потерял сознание, что оно было всеми соучастниками, в том числе и подсудимым К.Ю.А., заранее спланировано, ими были распределены роли, была достигнута договоренность на хищение автомашины К.Э.В., стоимость которой превышает один миллион рублей и на то, что в ходе нападения потерпевшему будет причинен тяжкий вред здоровью вплоть до лишения его жизни.

Исходя из установленных обвинительным вердиктом обстоятельств, суд считает необходимым действия подсудимого К.Ю.Е. по факту лишения жизни К.Э.В. квалифицировать по п. “з“ ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку сопряженное с разбоем, действия Г.С.В. - по ч.
5 ст. 33, п. “з“ ч. 2 ст. 105 УК РФ, как пособничество в убийстве, сопряженном с разбоем, действия К.Ю.А. - по ч. 4, 5 ст. 33, п. “з“ ч. 2 ст. 105 УК РФ как подстрекательство и пособничество в убийстве, сопряженном с разбоем, поскольку смерть К.Э.В. наступила от умышленных действий подсудимого К.Ю.Е., который, действуя по предварительной договоренности с Г.С.В. и К.Ю.А. о лишении жизни потерпевшего, в процессе разбойного нападения, действуя из корыстных побуждений, сначала привел К.Э.В. в бессознательное состояние, а затем привез его на берег реки Оки, где завернув во фрагмент полиэтиленовой пленки, привязав к нему автомобильный аккумулятор, утопил находившегося в бессознательном состоянии К.Э.В. в воде реки Оки, отчего наступила его смерть. Г.С.В., согласившись с предложением К.Ю.А. об участии в лишении жизни К.Э.В. в ходе разбойного нападения, из корыстных побуждений содействовал К.Ю.Е. в убийстве потерпевшего, перевезя в багажнике своей автомашины “ВАЗ-2107“ с регистрационным знаком <...> находившегося в бессознательном состоянии К.Э.В. на берег реки Оки, где К.Ю.Е. К.Э.В. и был лишен жизни в результате утопления, помог К.Ю.Е. после убийства перегнать автомашину К.Э.В. в безлюдное место с целью сокрытия предметов, добытых преступным путем. К.Ю.А., согласившись за денежное вознаграждение принять участие в нападении на К.Э.В. с целью завладения его автомобилем, зная, что при нападении на потерпевшего будет использован предмет похожий на пистолет “ИЖ“, сам предложил Г.С.В. и К.Ю.Е. в процессе нападения лишить жизни К.Э.В., на что последние согласились. Таким образом, учитывая то, что до предложения К.Ю.А. в планы нападения не входило убийство потерпевшего, суд признает, что инициатором лишения жизни К.Э.В. в процессе
разбойного нападения на него явился К.Ю.А., убедивший К.Ю.Е. и Г.С.В. о необходимости таких последствий, выступая подстрекателем данного преступления. Кроме того К.Ю.А., согласившись на участие в преступлениях, являясь охранником автостоянки, где было совершено нападение, содействовал совершению запланированных преступлений тем, что сообщил соучастникам о привычках и укладе жизни К.Э.В., о месте стоянки его автомобиля, предоставил сторожевую будку для выслеживания К.Э.В., по ранее разработанному плану на своем автомобиле отъезжал в ночь преступления от автопарковки чтобы заблаговременно оповестить соучастников о подъезжающем на автомобиле К.Э.В., позже убирал следы крови со снега на месте избиения К.Э.В., помог завладеть автомашиной, завести двигатель, проконсультировал соучастника Г.С.В. о правилах управления автомобилями данного типа, имеющими автоматическую коробку передач. Кроме того, как установлено вердиктом коллегии присяжных заседателей, К.Ю.А. и Г.С.В. после нападения на К.Э.В. и его убийства, совместно с К.Ю.Е. завладели имуществом потерпевшего, в том числе и автомашиной, стоимостью похищенного более одного миллиона рублей.

Из обвинения подсудимых подлежит исключению квалифицирующий признак совершения разбоя с применением предмета, используемого в качестве оружия, поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанным на обвинительных актах, не было бесспорно установлено намерение подсудимых использовать предмет, внешне похожий на пистолет конструкции “ИЖ“ для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья потерпевшего. Вердиктом коллегии присяжных, материалами уголовного дела установлено, что данный предмет использовался только для психического воздействия при нападении на потерпевшего путем подавления у него воли к сопротивлению ввиду создавшейся реальной угрозы для его жизни и здоровья. При этом в планы нападавших не входило применение данного предмета для нанесения телесных повреждений в результате ударов или иных действий.

Также из обвинения подсудимых подлежит
исключению квалифицирующий признак совершения убийства в составе группы лиц по предварительному сговору, то есть п. “ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как исполнителем данного преступления был только К.Ю.Е., а остальные соучастники убийства исполнителями данного преступления не признавались и обвинение в соисполнительстве убийства им не предъявлялось.

Действия подсудимого К.Ю.Е. по факту хранения 16 патронов калибра 9 на 18 мм. для огнестрельного нарезного оружия, с учетом постановления суда от 27 мая 2009 года, принявшего изменение государственным обвинителем обвинения в сторону его смягчения с частичным прекращением уголовного дела подлежат квалификации по ч. 1 ст. 222 УК РФ как незаконное хранение боеприпасов.

Согласно заключениям амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз N 196 от 18.03.2008 N 197 от 18.03.2008, N 203 от 20.03.2008 К.Ю.Е., К.Ю.А., и Г.С.В. в момент совершения инкриминируемых им деяний и в настоящее время никаким психическим расстройством не страдали и не страдают, поэтому могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждаются.

Исходя из материалов дела, заключения судебно-психиатрических экспертиз, суд не находит оснований сомневаться в психическом состоянии подсудимых, так как в момент совершения инкриминируемых деяний подсудимые действовали осмысленно, целенаправленно и последовательно, без отрыва от происходящей ситуации, каких-либо неадекватных действий, свидетельствующих об их психическом расстройстве, не совершали, в связи с чем суд считает необходимым признать их вменяемыми.

Доводы защиты о том, что со стороны К.Ю.А. был добровольный отказ от совершения преступлений поскольку он, как соучастник, не выполнил возложенную на него роль, не предупредив соучастников о приближении автомашины потерпевшего по не установленным следствием обстоятельствам, суд находит несостоятельными.

Согласно ч.
4 ст. 31 УК РФ подстрекатель к преступлению не подлежит уголовной ответственности, если это лицо своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратил доведение преступления исполнителем до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.

Судом, как и коллегией присяжных заседателей, не было установлено, что К.Ю.А. до момента нападения на К.Э.В. около 4 часов 30 минут 20 ноября 2005 года сообщал органам власти о готовящихся преступлениях, пытался предотвратить доведение преступления до конца, предпринимая к тому все зависящие от него меры. Наоборот, после нападения и убийства К.Э.В. К.Ю.А. убирал следы крови со снега на месте нападения, помог завладеть автомашиной потерпевшего - завести двигатель, проконсультировал о правилах управления автомобилями данного типа, имеющими автоматическую коробку передач. Исходя из вышеизложенного у суда нет оснований расценивать действия К.Ю.А. как добровольный отказ от преступления.

При назначении наказания подсудимым суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, обстоятельства дела, характеризующие данные, роль и степень участия каждого из подсудимых в содеянном, а также иные основания, указанные в ст. 60 УК РФ.

Подсудимый Г.С.В., по месту прежней работы, по месту прохождения срочной службы в танковом батальоне в/ч 29483 характеризовался положительно, за время службы принимал участие в боевых действиях на территории Чеченской Республики в период с 27.12.1999 по 25.05.2000, по настоящему месту работы и жительства также характеризуется положительно.

Подсудимый К.Ю.А. по месту жительства характеризуется положительно.

Подсудимый К.Ю.Е. по месту прежней работы характеризуется положительно.

Обстоятельствами, смягчающими наказание предусмотренными ст. 61 УК РФ суд признает то, что подсудимые на момент совершения преступления не имели неснятых и
непогашенных судимостей, имели малолетних детей, наличие у подсудимого К.Ю.А. хронического, неизлечимого заболевания органов кровообращения, которые подтверждены заключением судебно-медицинской экспертизы N 52 от 2 - 9 декабря 2008 года, что роль К.Ю.А. в разбойном нападении на К.Э.В. не столь активна, что в ходе предварительного расследования К.Ю.А. содействовал раскрытию преступлений, указав на Г.С.В. и К.Ю.Е. как на соучастников хищения автомобиля К.Э.В., а у К.Ю.Е. - то, что он сообщил в ходе предварительного расследования о месте и об обстоятельствах лишения жизни К.Э.В.

В связи с вышеизложенным суд признает возможным при назначении К.Ю.А. наказания по ч. 5 ст. 33 - п. “б“, “в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ применить к нему правила, предусмотренные ст. 62 УК РФ.

Обстоятельством, отягчающим наказание К.Ю.Е., в силу ст. 63 УК РФ, суд признает его особо активную роль в совершении преступления, которая выразилась в том, что он, согласно обстоятельствам, установленным вердиктом коллегии присяжных заседателей, являлся инициатором разбойного нападения на К.Э.В., вовлек в преступление других подсудимых, после убийства К.Э.В. реализовал похищенную автомашину потерпевшего, продав не установленным следствием лицам.

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимому Г.С.В., суд признает активное способствование раскрытию преступления, заключающееся в том, что он, как в ходе предварительного расследования, так и в ходе судебного следствия изобличал других соучастников преступления - К.Ю.Е. и К.Ю.А. не только в разбойном нападении, но и в их причастности к убийству потерпевшего, подробно сообщив об обстоятельствах инкриминируемого ему деяния, при этом признавая себя виновным и раскаиваясь в произошедшем, возлагая на себя обязанности по возмещению вреда потерпевшей. Данные обстоятельства в своей совокупности суд признает исключительными и полагает возможным, с учетом наличия у Г.С.В. малолетнего ребенка и проявления присяжными заседателями к нему снисхождения, назначить ему наказание более мягкое, чем предусмотрено санкциями обеих статей, по которым он признан виновным, применив к нему правила, предусмотренные ст. 64 УК РФ.

Исходя из принципов справедливости и гуманизма, установленных статьями шестой и седьмой Уголовного кодекса России, учитывая обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности содеянного, суд полагает, что назначенное судом наказание в виде лишения свободы, назначенное в том числе и подсудимому Г.С.В. должно отбываться осужденными реально, в условиях временной изоляции от общества, что послужит целям исправления осужденных и предупреждения совершения ими новых преступлений. Исходя из вышеизложенного суд не считает возможным для применения к подсудимому Г.С.В. правил, предусмотренных ст. 73 УК РФ и признания назначенного ему наказания условным.

Также суд не считает необходимым применять ко всем подсудимым дополнительное наказание в виде штрафа по ст. 162 ч. 4 п. “б, в“ УК РФ и по ст. 222 ч. 1 УК РФ.

Гражданский иск потерпевшей С.В.Н. о взыскании с подсудимых 3 000 000 рублей в возмещение морального вреда, причиненного ей действиями К.Ю.Е., К.Ю.А. и Г.С.В., совершивших убийство ее сына К.Э.В., за нравственные страдания, которые она испытала в результате потери близкого ей человека суд находит обоснованным, подлежащим удовлетворению в силу ст. 151, 1101 ГК РФ, так как материалами дела судом установлено, что действиями подсудимых, совершившими разбойное нападение и убийство ее сына К.Э.В. потерпевшей был причинен моральный вред, размер вреда, указанный истицей, завышенным не является, соответствует характеру причиненных страданий, степени вины подсудимых, а также требованиям разумности и справедливости, подлежит взысканию. С учетом роли каждого подсудимого и степени их вины суд полагает сумму возмещения данного вреда распределить пропорционально, взыскав с К.Ю.Е. - 1 500 000 рублей, с К.Ю.А. - 1 000 000 рублей, с Г.С.В. - 500 000 рублей. Гражданский иск о взыскании с подсудимых материального ущерба в общей сумме 403 432 рубля, причиненного ей действиями К.Ю.Е., К.Ю.А. и Г.С.В., выразившегося в завладении имуществом ее сына К.Э.В., а именно: деньгами в сумме не менее 200 000 рублей, фотоаппаратом марки “Canon“ стоимостью не менее 16 000 рублей, солнцезащитными очками стоимостью не менее 14400 рублей, золотой цепью стоимостью не менее 45 000 рублей, наручными часами стоимостью не менее 5 184 рублей, наручными золотыми часами стоимостью не менее 50 000 рублей, сумкой для документов стоимостью не менее 3 000 рублей, сотовым телефоном марки “Nokia“ стоимостью не менее 10 000 рублей, а также выразившегося в затратах на похороны и ритуальные услуги в сумме 59 848 рублей, что подтверждено счетами N <...> и N <...> от 22 декабря 2006 г. специализированной службы по вопросам похоронного дела г. Рязани муниципального предприятия “Ритуал“ суд находит обоснованным и подлежащим удовлетворению в соответствии со ст. 1064 ГК РФ в полном объеме, со взысканием с каждого из подсудимых в солидарном порядке, как это установлено в ст. 1080 ГК РФ.

Процессуальные издержки, выплаченные судом на оплату защитника подсудимого К.Ю.А. - Г.А.Л. в размере 23 869 рублей, подсудимого Г.С.В. - П.О.Н. в размере 60 378 рублей в соответствии со ст. 132 УПК РФ подлежат взысканию с осужденных в доход государства.

Вещественные доказательства - металлический кастет, гаечный ключ, 17 гильз от патронов 16-го калибра, 16 гильз от патронов 9-го калибра, - уничтожить, как не представляющий особой ценности; два автомобильных чехла, находящихся на хранении у подсудимого Г.С.В., свидетельство о перемене имени К.М.А. - вернуть по принадлежности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 302 ч. 2, 343, 351, УПК РФ, суд

приговорил:

К.Ю.Е. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. “з“ ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. “б“, “в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ, ч. 1 ст. 222 УК РФ назначив ему наказание:

- по ч. 1 ст. 222 УК РФ - 2 года лишения свободы,

- по п. “б“, “в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ - 11 лет лишения свободы,

- по п. “з“ ч. 2 ст. 105 УК РФ - 17 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание К.Ю.Е. определить путем частичного сложения назначенных судом наказаний в виде 19 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ к назначенному судом наказанию частично присоединить наказание по приговору мирового судьи судебного участка N 5 объединенного судебного участка Железнодорожного района г. Рязани от 18 июня 2007 года по ч. 2 ст. 165, ч. 2 ст. 165, ч. 5 ст. 69 УК РФ в виде 3 лет лишения свободы, окончательно наказание определив в виде 20 (двадцати) лет лишения свободы, засчитывая в указанный выше окончательный срок наказание, отбытое по приговору от 18.06.2007 с 22.03.2006 по 23.05.2006 и с 19.09.2006 по 11.06.2009.

Отбывание наказания К.Ю.Е. определить в исправительной колонии строго режима.

Меру пресечения - содержание под стражей К.Ю.Е. - оставить без изменения.

Зачесть К.Ю.Е. в срок отбытого наказания время нахождения его под стражей в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства по настоящему уголовному делу, срок наказания исчисляя с 27 июля 2007 года.

К.Ю.А. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных по ч. 5 ст. 33 - п. “б“, “в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ, ч. 4, 5 ст. 33, п. “з“ ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначив ему наказание с учетом ст. 62 УК РФ:

- по ч. 5 ст. 33 - п. “б“, “в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ - 9 лет лишения свободы,

- по ч. 4, 5 ст. 33, п. “з“ ч. 2 ст. 105 УК РФ - 14 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание К.Ю.А. определить путем частичного сложения назначенных судом наказаний в виде 15 (пятнадцати) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения - содержание под стражей К.Ю.А. - оставить без изменения.

Срок наказания К.Ю.А. исчислять со дня взятия его под стражу, то есть с 1 июня 2009 года, засчитывая в срок отбытого наказания время нахождения К.Ю.А. под стражей по данному уголовному делу с 14 декабря 2006 года по 19 декабря 2008 года.

Г.С.В. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. п. “б“, “в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ, ч. 5 ст. 33, п. “з“ ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначив ему наказание по обоим преступлениям с учетом ст. 64 УК РФ:

- по п. “б“, “в“ ч. 4 ст. 162 УК РФ - 5 лет лишения свободы,

- по ч. 5 ст. 33, п. “з“ ч. 2 ст. 105 УК РФ - 6 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание Г.С.В. определить путем частичного сложения назначенных судом наказаний в виде 7 (семи) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения Г.С.В. - подписку о невыезде, изменить на заключение под стражу, взяв Г.С.В. под стражу в зале суда, срок наказания исчисляя со дня взятия его под стражу, то есть с 11 июня 2009 года.

Зачесть Г.С.В. в срок отбытого наказания время нахождения под стражей в ходе предварительного расследования с 25 декабря 2006 года по 22 февраля 2007 года.

Гражданский иск С.В.Н., удовлетворить. Взыскать в пользу С.В.Н. в возмещение морального вреда с К.Ю.Е. - 1 500 000 (один миллион пятьсот тысяч) рублей, с К.Ю.А. - 1 000 000 (один миллион) рублей, с Г.С.В. - 500 000 (пятьсот тысяч) рублей, а также в возмещение материального вреда с К.Ю.Е., К.Ю.А. и Г.С.В. в солидарном порядке: 403 432 (четыреста три тысячи четыреста тридцать два) рубля.

Вещественные доказательства - металлический кастет, гаечный ключ, 17 гильз от патронов 16-го калибра, 16 гильз от патронов 9-го калибра, - уничтожить, как не представляющие особой ценности; два автомобильных чехла, находящихся на хранении у подсудимого Г.С.В., свидетельство о перемене имени К.М.А. на К.Ю.А. - вернуть по принадлежности.

В соответствии со ст. 132 УПК РФ взыскать в доход государства с осужденных:

Г.С.В. в возмещение судебных издержек - 60 378 рублей, с К.Ю.А. - 23 869 рублей.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Верховный Суд Российской Федерации через Рязанский областной суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденными - в тот же срок со дня вручения копии приговора. Разъяснить осужденным право в течение 10 суток со дня вручения копии приговора или со дня вручения копий кассационных представлений или жалоб ходатайствовать о своем участии и участии его защитника при рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.