Решения и постановления судов

Постановление президиума Нижегородского областного суда от 28.05.2009 по делу N 44у-264/2009 Приговор по делу о нанесении побоев и совершении насильственных действий отменен и дело направлено на новое рассмотрение для устранения допущенного судом нарушения уголовно-процессуального закона, а именно ст. 14 УПК РФ, согласно которой бремя доказывания вины и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

ПРЕЗИДИУМ НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 мая 2009 г. N 44у-264/2009

Президиум в составе:

председательствующего Каневского Б.С.,

членов президиума Лазорина Б.П., Лысова М.В., Прихунова С.Ю., Погорелко О.В., Туговой Е.Е., Ярцева Р.В.,

с участием заместителя прокурора Нижегородской области Белякова С.Г.,

адвоката Галкина В.В.,

осужденного С.,

рассмотрел надзорную жалобу осужденного С. на приговор Первомайского районного суда Нижегородской области от 26 июля 2007 года, которым

С., <...>, судимый 14 мая 2004 года Саровским городским судом Нижегородской области по ч. 2 ст. 198 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года, условно, с испытательным сроком 2 года,

отменен приговор мирового судьи судебного участка N 1 Первомайского района Нижегородской области от 15 марта 2007 года
и С. осужден за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 112 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ, отменено условное осуждение и на основании ст. 70 УК РФ, к данному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания, назначенного по приговору Саровского городского суда Нижегородской области от 14 мая 2004 года, и окончательное наказание, по совокупности приговоров, назначено в виде лишения свободы на срок 2 года 2 месяца, с отбыванием в колонии-поселении.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 28 сентября 2007 года приговор изменен. Из приговора исключено указание на назначение наказания с учетом наличия рецидива преступлений, в связи с чем назначенное осужденному С. наказание по ч. 1 ст. 112 УК РФ смягчено до 1 года 11 месяцев лишения свободы, а окончательное наказание, по совокупности приговоров, назначено в виде лишения свободы на срок 2 года 1 месяц.

Постановлением судьи Нижегородского областного суда Павловой Е.А. от 27 февраля 2009 года в удовлетворении надзорной жалобы осужденного С. отказано.

В надзорной жалобе осужденного С. поставлен вопрос об отмене приговора Первомайского районного суда Нижегородской области от 26 июля 2007 года, ввиду нарушений норм уголовно-процессуального закона.

Надзорное производство возбуждено и.о. председателя Нижегородского областного суда Поповым В.Ф. по основаниям,
изложенным в постановлении от 08 мая 2009 года.

Заслушав доклад судьи Ярцева Р.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, мотивы надзорной жалобы осужденного и постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя прокурора Нижегородской области Белякова С.Г., полагавшего необходимым судебные решения отменить, адвоката Галкина В.В. и осужденного С., поддержавших доводы надзорной жалобы, президиум

установил:

приговором мирового суда судебного участка N 1 Первомайского района Нижегородской области С. признан виновным и осужден за нанесение побоев и совершение насильственных действий.

Приговором суда апелляционной инстанции С. признан виновным и осужден за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего Я., не опасного для жизни и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

24 мая 2005 года между Я. и С. на почве личных неприязненных отношений произошел конфликт. В ходе ссоры С. нанес Я. не менее трех ударов кулаком в лицо, область уха и по руке, причинив последнему телесные повреждения в виде закрытого перелома обеих костей левого предплечья в нижней трети, кровоподтеков и ссадины левой ушной раковины, верхней губы, кровоподтеков заушной области, ссадины лица, повлекшие средней тяжести вред здоровью по признаку его длительного расстройства.

В обоснование выводов о виновности осужденного в совершении инкриминируемого ему
преступления, суд указал, что именно действиями С. потерпевшему Я. были причинены указанные телесные повреждения.

В подтверждение указанных выводов суд сослался на показания потерпевшего Я. о том, что С. в ходе возникшего между ними конфликта по поводку перевозки пассажиров несколько раз ударил его кулаком по голове и телу, после чего он потерял сознание, очнулся от резкой боли в руке, затем его увезли в больницу. Потерпевший также пояснил, что зеркало на автомашине С. он не разбивал.

Данные показания потерпевшего суд признал последовательными и непротиворечивыми и положил в основу обвинительного приговора, поскольку они подтверждены иными исследованными по делу доказательствами, а именно показаниями свидетеля Я.Н.Н. о том, что она непосредственно наблюдала, как С. наносил удары ее мужу - Я., однако не видела, куда именно были нанесены эти удары, после чего Я. отошел от С., однако последний вновь нанес Я. 3 - 5 ударов кулаком в лицо; показаниями свидетеля В., о том, что, в приемный покой поступил Я. с переломом руки, со слов Я. ей известно, что его избил С.; показаниями свидетелей П., Ш., К., о том, что, со слов Я. им известно о наличии у последнего перелома руки, который причинил ему С.

Кроме того, в основу приговора суд положил следующие письменные доказательства: заключение эксперта, согласно которому у
Я. имелись телесные повреждения в виде закрытого перелома обеих костей левого предплечья в нижней трети, кровоподтеков и ссадины левой ушной раковины, верхней губы, кровоподтеков левой заушной области, ссадины лица, повлекшие средней тяжести вред здоровью по признаку длительного расстройства, которые могли образоваться от удара кулаком или другим твердым предметом в область живота или груди, так и в результате удара рукой о зеркало автомобиля, а также протокол осмотра предметов, согласно которому на спортивной куртки Я. на левом рукаве обнаружен разрыв шва.

Судом были исследованы и получили критическую оценку показания осужденного С. о том, что перелом руки Я. получил не в результате насильственных действий с его стороны, а в результате самопроизвольного удара рукой о зеркало его автомобиля.

Ссылаясь на данные доказательства, суд пришел к выводу, что действиями С. причинены имеющиеся у Я. телесные повреждения, что, по мнению суда, позволяет прийти к выводу о наличии в действиях осужденного состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Вместе с тем, постановленные в отношении С. судебные решения подлежат отмене, по основаниям предусмотренным ч. 1 ст. 409 и п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, а именно в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

Как видно из приговора Первомайского районного суда Нижегородской области от 26 июля 2007 года, давая оценку
имеющимся противоречиям между заключением эксперта и показаниями осужденного - с одной стороны, а также показаниями потерпевшего и свидетелей Я.Н.Н., В., П., Ш., К. - с другой, суд указал, что все имеющиеся у потерпевшего повреждения, в том числе и закрытый перелом обеих костей левого предплечья в нижней трети, ему причинил С., поскольку разбитое зеркало С. в качестве вещественного доказательства не предъявлялось, вначале подсудимый не говорил о разбитом зеркале до того времени, пока не узнал, в чем его обвиняют.

Однако, давая такое суждение, суд не учел, что согласно ч. 2 ст. 49 Конституции РФ, во взаимосвязи с положениями ст. 14 УПК РФ, обвиняемый не должен доказывать свою невиновность.

В силу ч. 2 ст. 14 УПК РФ, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

Конституцией РФ (ч. 1 ст. 51) гарантировано право лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, не свидетельствовать против самого себя, которое обеспечивается на любой стадии уголовного судопроизводства.

Данное конституционное право предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления органам дознания и следователю других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления.

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как и право не быть обязанным доказывать свою невиновность и считаться невиновным
до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, в силу статьи 18 Конституции Российской Федерации являются непосредственно действующими и должны обеспечиваться, в том числе правоприменителем (в данном случае судом), на основе закрепленного в статье 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации требования о прямом действии конституционных норм.

Доказательства же, которые были получены от лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование принудительно, не могут быть положены, как следует из статей 49 (часть 2), 50 (часть 2) и 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, в основу выводов и решений по уголовному делу.

При таких обстоятельствах приговор суда апелляционной инстанции и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам подлежат отмене, ввиду несоответствия требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Отменяя приговор и кассационное определение и решая вопрос о мере процессуального принуждения в отношении осужденного, президиум руководствуется ст. 111, 112 УПК РФ и считает необходимым применить к С. по данному делу меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407, 408, 409 УПК РФ, президиум Нижегородского областного суда

постановил:

приговор Первомайского районного суда Нижегородской области от 26 июля 2007 года и кассационное определение судебной коллегии Нижегородского областного суда от 28 сентября 2007 года в отношении С. отменить, уголовное дело направить на
новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Взять у С. обязательство о явке.

Председательствующий

Б.С.КАНЕВСКИЙ