Решения и постановления судов

Определение Московского городского суда от 17.06.2010 по делу N 33-18023 Суд, реализуя свои дискреционные полномочия, вправе с учетом конкретных обстоятельств дела восстановить пропущенный срок обращения в суд по индивидуальному трудовому спору.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 июня 2010 г. по делу N 33-18023

Судья суда первой инстанции Вахмистрова И.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

Председательствующего Наумовой Е.М.,

судей Зыбелевой Т.Д., Кобыленковой А.И.,

с участием прокурора Шаповалова Д.В.

при секретаре М.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Кобыленковой А.И.

дело по кассационной жалобе Р.В. и кассационному представлению Хорошевского межрайонного прокурора г. Москвы на решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 02 апреля 2010 года, которым постановлено: В удовлетворении иска Р.В. к Некоммерческому партнерству “Международная академия тенниса Шамиля Тарпищева“ о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании
невыплаченной заработной платы, взыскании недовыплаченной заработной платы, взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск, взыскании компенсации за задержку выплаты заработной платы, взыскании упущенной выгоды отказать,

установила:

Р.В. обратился с иском к Некоммерческому партнерству “Международная академия тенниса Шамиля Тарпищева“, после уточнения исковых требований просил суд восстановить его на работе, признать незаконным приказ N 13/к от 22.10.2009 г. об увольнении, признать незаконным увольнение, взыскать с ответчика в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула с 01.07. по 01.04.2010 г. в размере 126 000 рублей, невыплаченную заработную плату за июнь 2009 года в размере 14 000 рублей, в счет компенсации морального вреда 300 000 рублей, недовыплаченную заработную плату за июль - декабрь 2008 года в размере 19 302 руб., компенсацию за неиспользованные отпуска с 01.09.2006 г. по 22.10.2009 г. в размере 11 600 рублей, неустойку за задержку выплаты заработной платы в размере 4 194 руб., расходы по оплате услуг представителя 70 000 рублей, упущенную выгоду 250 000 рублей. Требования мотивированы тем, что его на рабочее место не допускали по распоряжению руководства, запрет доступа на рабочее время был связан с неправильно оформленным больничным листом, согласно которому он находился на амбулаторном режиме с 01.06 по 23.06.2009 года. При увольнении нарушен порядок увольнения, дисциплинарных взысканий и нарушений в период трудовой деятельности он не имел.

В судебном заседании истец, его представители поддержали заявленные требования.

Представители ответчика иск не признали, заявили о пропуске истцом срока за обращением в суд за защитой нарушенного права.

Суд постановил выше указанное решение, об отмене которого просит истец по доводам кассационной жалобы и прокурор в кассационном представлении.

Судебная коллегия,
изучив материалы дела, заслушав истца Р.В. и его представителя П., поддержавших кассационную жалобу, представителей ответчика Р.А. и Х., возражавших против ее доводов и представивших возражение в письменном виде, заключение прокурора Шаповалова Д.В., полагавшего решение суда подлежащим отмене, обсудив доводы кассационной жалобы и поступившие к ней дополнения, находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что 01.09.2006 г. Р.В. был принят на работу в НП “Международная академия тенниса Шамиля Тарпищева“ на должность тренера с окладом 9000 руб., с ним был заключен трудовой договор. Приказом 22.10.2009 года N 13/к Р.В. уволен с занимаемой должности по ст. 81 п. 6 пп. а ТК РФ. Как указано в приказе в связи с прогулом (отсутствием на рабочем месте без уважительных причин в течение нескольких рабочих дней подряд). В решении суд указал, что уведомление об увольнении истец получил почтой 26.10.2009 года.

Отказав в иске без исследования фактических обстоятельств по делу, суд сослался на то, что истцом без уважительных причин пропущен срок исковой давности, поскольку истец узнал о своем увольнении 26 октября 2009 года, за получением приказа не явился, обратился в суд 20 декабря 2009 года, тогда как срок истек 27 ноября 2009 года, т.е. срок пропущен на 23 дня. Суд не засчитал период болезни Р.В. с 23 ноября по 15 декабря 2009 года, считая, что он мог в этот период обратиться в суд, т.к. находился на амбулаторном лечении, больничный ему не выдавался. Обращение в суд 11 декабря 2009 года, когда заявление было возвращено в связи с тем, что не подписано, суд не признал уважительной
причиной пропуска срока. По требованиям о заработной плате за июль - декабрь 2008 года также применил срок исковой давности, признав, что о нарушенном праве он должен был узнать не позднее 31.12.2008 года, а в суд обратился только 02 апреля 2010 года. По мнению суда о неполучении заработной платы за июнь 2009 года он должен был узнать не позднее 30.07.2009 года, срок обращения истек 30 октября 2009 года, а требования заявлены впервые 15 февраля 2010 года. Отказав в иске о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, суд сослался на то, что при увольнении компенсация была рассчитана и депонирована. По этим же основаниям суд отказал во взыскании заработной платы с 01.07 по 22.10. 2009 года и взыскании неустойки за нарушение сроков выплаты заработной платы.

По мнению судебной коллегии выводы суда сделаны с нарушением норм материального права.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба.

(В ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ).

При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

Как усматривается из материалов, копия приказа об увольнении истцу не была вручена, с приказом он
не был ознакомлен, а в уведомлении, направленном Р.В., предлагается ознакомиться с приказом и забрать трудовую книжку, в противном случае она будет направлена по почте. Данным обстоятельствам суд не дал оценки, тогда как со дня вручения приказа начинает исчисляться срок давности за обращением за защитой нарушенного права в суд. На эти обстоятельства указано в исковом заявлении, объяснениях стороны. Рассмотрев спор, суд не выяснил, была ли истцу вручена трудовая книжка. Как пояснил представитель ответчика на заседании судебной коллегии, трудовая книжка вручена истцу в апреле 2010 года.

В соответствии со ст. 362 ч. 1 п. 1, 4 ГПК РФ основаниями к отмене или изменении решения суда в кассационном порядке являются неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела и нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права.

Судебная коллегия находит, что, разрешая спор, суд допустил указанные нарушения.

Суд посчитал, что срок на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора, предусмотренного ст. 392 ТК РФ истек, что является самостоятельным основанием к отказу в иске.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда, поскольку они сделаны без определения юридически значимых обстоятельств, с нарушением норм материального и процессуального права, без учета Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 05 марта 2009 года N 295-О-О по запросу Облученского районного суда Еврейской автономной области о проверке конституционности части первой статьи 392 Трудового Кодекса РФ, согласно которому статья 392 Трудового кодекса Российской Федерации направлена на обеспечение функционирования механизма судебной защиты трудовых прав и в системе действующего правового регулирования призвана гарантировать возможность реализации работниками права на индивидуальные трудовые споры (статья 37, часть 4, Конституции
Российской Федерации), устанавливая условия, порядок и сроки для обращения в суд за их разрешением.

Предусмотренный частью первой данной статьи трехмесячный срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора (по заработной плате) является более коротким по сравнению с общим сроком исковой давности, установленным гражданским законодательством. Однако такой срок, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, выступая в качестве одного из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, не может быть признан неразумным и несоразмерным; установленные данной статьей сокращенный срок для обращения в суд и правила его исчисления направлены на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника, включая право на своевременную оплату труда, и по своей продолжительности этот срок является достаточным для обращения в суд (Определения от 21 мая 1999 года N 73-О, от 12 июля 2005 года N 312-О, от 15 ноября 2007 года N 728-О-О, от 21 февраля 2008 года N 73-О-О и др.).

Начало течения трехмесячного срока для обращения в суд законодатель связывает с днем, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Своевременность обращения в суд зависит от волеизъявления работника, а при пропуске срока по уважительным причинам он может быть восстановлен судом (часть третья статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации). Отказ же в восстановлении пропущенного срока работник вправе обжаловать в установленном законом порядке.

Оценивая уважительность причины пропуска работником срока, предусмотренного частью первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, суд действует не произвольно, а проверяет и учитывает всю совокупность конкретных обстоятельств дела, в том числе оценивает характер причин, не позволивших
работнику обратиться в суд в пределах установленного законом срока.

На необходимость тщательного исследования судами таких причин при рассмотрении соответствующих заявлений работников указывается и в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 года N 63), в пункте 5 которого приводится примерный перечень обстоятельств, которые могут расцениваться как препятствующие работнику своевременно обратиться в суд. Этот перечень не является исчерпывающим, и, разрешая конкретное дело, суд вправе признать в качестве уважительных причин пропуска установленного срока и иные обстоятельства, имеющие существенное значение для конкретного работника, в том числе дать оценку и такой причине пропуска работником срока для обращения в суд, как опасение наступления негативных последствий по службе в случае предъявления иска к работодателю.

Из этого следует, что суд, реализуя свои дискреционные полномочия, вправе с учетом конкретных обстоятельств восстановить пропущенный срок обращения в суд по индивидуальному трудовому спору.

Однако суд выводы о пропуске истцом срока сделал без учета мнения Конституционного суда РФ по данному вопросу. Более того, суд не выяснил, как это предусмотрено ст. 200 ГК РФ, когда истец узнал о нарушенном праве, связанном с невыплатой заработной платы, получил ли он и когда, если получил, окончательный расчет в связи с увольнением.

По указанным основаниям решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с направлением в суд первой инстанции на новое рассмотрение при котором надлежит учесть изложенное, проверить доводы и возражения сторон и разрешить спор в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Судебная коллегия лишена возможности вынести по делу новое решение,
т.к. обстоятельства, имеющие значение для дела, не установлены судом первой инстанции.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 02 апреля 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.