Решения и постановления судов

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2010 N 09АП-11907/2010-АК, 09АП-14636/2010-АК по делу N А40-113713/09-118-872 Заявление о признании недействительным решения налогового органа в части доначисления налога на прибыль, НДС, налога на имущество, пени, штрафов, отказа в вычетах сумм НДС удовлетворено правомерно, поскольку заявителем соблюдены все условия, предусмотренные ст. 171, 172 НК РФ, для применения налогового вычета по работам, связанным с ликвидацией скважин; факт уплаты НДС контрагентам, оформление и комплектность документов, подтверждающих налоговый вычет, налоговый орган не оспаривал.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 июня 2010 г. N 09АП-11907/2010-АК, 09АП-14636/2010-АК

Дело N А40-113713/09-118-872

Резолютивная часть постановления объявлена 10 июня 2010 года.

Полный текст постановления изготовлен 15 июня 2010 года.

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Н.О. Окуловой,

судей Н.Н. Кольцовой, Р.Г. Нагаева,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Е.А. Чайка,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы

ОАО “Оренбургнефть“ и МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1

на решение Арбитражного суда г. Москвы

от 09.04.2010 по делу N А40-113713/09-118-872,

принятое судьей Кондрашовой Е.В.

по заявлению ОАО “Оренбургнефть“

к МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1

о признании недействительным решения в части

при участии в судебном заседании:

от заявителя - Суругина Д.Н. дов. N 256 от
21.12.2009;

от заинтересованного лица - Сапогина Д.Г. дов. N 229 от 02.10.2009,

Яворской Ю.В. дов. N 12 от 18.01.2010.

установил:

ОАО “Оренбургнефть“ (далее - заявитель, общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 по г. Москве (далее - инспекция, заинтересованное лицо, налоговый орган) о признании недействительным решения налогового органа от 12.05.2009 N 52-22-14/1216р “О привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения“ в части (с учетом уточнения требований в порядке ст. 49 АПК РФ).

Решением от 09.04.2010 г. заявленные требования удовлетворены частично. Суд решил: признать недействительным решение, принятое МИФНС России по КН N 1 в отношении ОАО “Оренбургнефть“ от 12 мая 2009 года N 52-22-14/1216р в части: п. 1, 2, 3.1, 3.2, 3.3 резолютивной части решения в части доначисления налога на прибыль в размере 41 637 383 руб., НДС в размере 38 352 174 руб., соответствующих сумм пени и штрафов; п. 1, 2, 3.1, 3.2, 3.3 резолютивной части решения в части доначисления налога на имущество в размере 2 496 429 руб., пени в соответствующей части и штрафа - 499 286 руб.; п. 4 резолютивной части решения в части отказа в вычетах сумм налога на добавленную стоимость ранее возмещенных из бюджета по экспортным операциям в размере 11 251 225 руб.; п. 5 резолютивной части решения в части уменьшения предъявленного к возмещению из бюджета в завышенных размерах налога на добавленную стоимость по операциям, осуществляемым на территории Российской Федерации в размере 2 108 812 руб., как не соответствующее НК РФ. В остальной части заявленных требований отказать.

В тексте решения
суда первой инстанции допущена опечатка в номере оспариваемого решения налогового органа, которая не затрагивает существа решения и подлежит исправлению в порядке ст. 179 АПК РФ.

Определением от 30.04.2010 г. судом исправлены опечатки, допущенные при изготовлении мотивировочной части решения.

Не согласившись с принятым решением, стороны обратились с апелляционными жалобами.

В своей апелляционной жалобе заявитель просит отменить решение суда в части отказа в удовлетворении требований о признании недействительным оспариваемого решения налогового органа по эпизоду, связанному с доначислением НДПИ в размере 189 386 926 руб., пени в размере 11 120 434 руб., штрафа в размере 28 100 541 руб. (п. 3.2), указывая на то, что обществом доказан факт разработки на принадлежащих ему нефтегазоконденсатных месторождений газоконденсатных залежей (пластов), содержащих полезное ископаемое - газовый конденсат; сумма налога должна исчисляться по каждому добытому полезному ископаемому, порядок определения заявителем налоговой базы по НДПИ по газовому конденсату соответствует требованиям п. 3 ст. 333, п. 2 ст. 339, п. 1 ст. 340 НК РФ.

В апелляционной жалобе заинтересованное лицо просит решение суда отменить в части удовлетворения требования и отказать в удовлетворении требований полностью, указывая на то, что судом неправильно применены нормы материального права и нарушены норму процессуального права при рассмотрении эпизодов по п. 1.1, 1.2, 2.2, 2.3, 2.6, 2.7, 5.1, 5.2 оспариваемого решения налогового органа.

Заявитель представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором, не соглашаясь с доводами жалобы, просит решение суда в обжалуемой части оставить без изменения, а апелляционную жалобу инспекции - без удовлетворения, поскольку выводы суда по вышеуказанным эпизодам, которые обжалует инспекция, являются правильными, соответствуют материалам дела и нормам законодательства о налогах и
сборах.

Заинтересованное лицо представило отзыв на апелляционную жалобу, в котором, не соглашаясь с доводами жалобы общества, просит решение суда в обжалуемой части оставить без изменения, а апелляционную жалобу заявителя - без удовлетворения, поскольку налоговым органом правомерно доначислен НДПИ, пени и штрафы по эпизоду (п. 3.2).

В судебном заседании представители сторон поддержали свои правовые позиции по спору.

Законность и обоснованность принятого решения проверены апелляционной инстанцией в порядке ст. ст. 266, 268 АПК РФ.

Изучив представленные в деле доказательства, заслушав представителей сторон, рассмотрев доводы апелляционных жалоб, отзывов, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения решения арбитражного суда, принятого в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах и обстоятельствами дела, и удовлетворения апелляционных жалоб, исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка ОАО “Оренбургнефть“ по вопросам соблюдения законодательства РФ о налогах и сборах за период с 01.01.2006 г. по 31.12.2007 г. по результатам проверки составлен акт выездной налоговой проверки N 52-22-14/395а от 20.02.2009 г. На акт проверки налогоплательщиком были представлены возражения.

Налоговым органом по результатам рассмотрения акта проверки и возражений вынесено решение от 12.05.2009 N 52-22-14/1216р “О привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения“, которым обществу доначислены: налог на прибыль в размере 75 031 607 руб., пени - 7 632 422 руб., штраф - 14 938 051 руб., налог на добавленную стоимость в размере 24 213 193 руб., пени - 309 292 руб., штраф - 1 265 445 руб., налог на добычу полезных ископаемых в размере 189 386 926 руб., пени - 11 120 434 руб., штраф - 28
100 541 руб., плату за пользование водными объектами (водный налог) в размере 241 574 руб., пени - 65 323 руб., штраф - 47 968 руб. налог на имущество организаций в размере 3 957 189 руб., пени - 781 960 руб., штраф - 791 438 руб., транспортный налог в размере 69 398 руб., пени - 7 345 руб., штраф - 13 880 руб., единый социальный налог в размере 214 087 руб.; пени по налогу на доходы физических лиц в размере 611 609 руб., штраф по ст. 123 НК РФ в размере 474 089 руб.; заявитель привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной ст. 126 НК РФ, в размере 11 150 руб. В пункте 4 резолютивной части решения указано - отказать в вычетах сумм налога на добавленную стоимость, ранее возмещенных из бюджета по экспортным операциям и уплатить 11 251 225 руб.; в пункте 5 резолютивной части решения указано - уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость по операциям, осуществляемым на территории РФ в размере 36 630 886 руб.; в п. 6 резолютивной части решения (стр. 251) обществу предложено удержать доначисленную сумму НДФЛ в сумме 2 370 443 руб. непосредственно из доходов налогоплательщика при очередной выплате дохода в денежной форме, с учетом положений п. 4 ст. 226 НК РФ. Обществу предложено уплатить недоимку, пени, штрафы. Внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Не согласившись с вынесенным решением в части доначисления налога на прибыль (1.1, 1.2 решения), НДС (п. 2.2, 2.3, 2.7 решения), НДПИ (п. 3.1 решения), налога на
имущество (п. 5.1, 5.2 решения), общество обратилось в ФНС России по г. Москве с апелляционной жалобой. На момент обращения с заявлением в суд вышестоящим налоговым органом не было принято решение по апелляционной жалобе общества.

Заявитель оспорил решение налоговой инспекции в судебном порядке в части.

Арбитражный апелляционный суд, исследовав и оценив представленные в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи, считает, что судом первой инстанции полно и всесторонне установлены обстоятельства по делу и им дана надлежащая правовая оценка.

В своих апелляционных жалобах стороны не указали ни одного обстоятельства, являющегося в соответствии со ст. 270 АПК РФ основанием для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

По п. 1.1 решения (налог на прибыль) инспекцией установлено неправомерное единовременное включение в состав расходов затрат на природоохранные мероприятия в размере 140 011 678 руб., что привело к неуплате налога на прибыль организаций в размере 28 096 876 руб.

По мнению инспекции, указанные расходы являются расходами по возмещению комплексного ущерба, наносимого природным ресурсам землепользователями в процессе строительства и эксплуатации производственных объектов, которые исходя из положений п. 1 и п. 2 ст. 261 НК РФ, ст. 325 НК РФ, будучи расходами на освоение природных ресурсов, включаются в состав расходов равномерно в течение пяти лет, но не более срока эксплуатации.

Суд первой инстанции правомерно признал недействительным решением налогового органа в указанной части, исходя из следующего.

Затраты на рекультивацию и иные природоохранные мероприятия являются для целей налогообложения прибыли материальными расходами, учитываемыми в период несения расходов.

Согласно статье 247 Кодекса объектом обложения налогом на прибыль организаций признается полученная налогоплательщиком прибыль - доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов,
которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.

Расходы, уменьшающие полученные доходы, должны соответствовать критериям, названным в статье 252 Кодекса, а именно: расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Обоснованными расходами являются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В зависимости от характера, условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика расходы подразделяются на две группы: расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы (пункт 2 статьи 252 Кодекса).

Расходы, связанные с производством и реализацией, в соответствии с их экономическим содержанием делятся на материальные расходы, расходы на оплату труда, суммы начисленной амортизации и прочие расходы (пункт 2 статьи 253 Кодекса).

В соответствии с пп. 7 п. 1 ст. 254 НК РФ к материальным расходам, в частности, относятся расходы, связанные с содержанием и эксплуатацией основных средств и иного имущества природоохранного назначения (в том числе расходы, связанные с содержанием и эксплуатацией очистных сооружений, золоуловителей, фильтров и других природоохранных объектов, расходы на захоронение экологически опасных отходов, расходы на приобретение услуг сторонних организаций по приему, хранению и уничтожению экологически опасных отходов, очистке сточных вод, платежи за предельно допустимые выбросы (сбросы) загрязняющих веществ в природную среду и другие аналогичные расходы).

Одновременно с этим, в силу положений пункта 7 названной статьи к материальным расходам для целей налогообложения приравниваются расходы на рекультивацию земель и иные природоохранные мероприятия, если иное не установлено статьей 261 настоящего Кодекса.

Статьей 261 НК РФ предусмотрены расходы на освоение природных ресурсов, признаваемые расходы налогоплательщика на геологическое изучение недр, разведку
полезных ископаемых, проведение работ подготовительного характера. Указанные расходы в силу п. 2 ст. 261 НК РФ признаются для целей налогообложения с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором завершены данные работы (этапы работ), и включаются в состав прочих расходов равномерно в течение пяти лет, но не более срока эксплуатации.

В отличие от них, материальные расходы в силу п. 1, 2 ст. 272 НК РФ признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты; датой осуществления материальных расходов по услугам (работам) производственного характера признается дата подписания налогоплательщиком акта приемки-передачи услуг (работ).

Как правильно отмечено судом, расходы, понесенные заявителем, являются материальными расходами, учитываемыми в порядке ст. 272 НК РФ и не могут быть учтены в целях налогообложения как расходы на освоение природных ресурсов (ст. 261 НК РФ), в связи с чем, не подлежат равномерному учету в течение 5 лет.

Статья 1 Федерального закона от 10.01.2002 г. N 7-ФЗ “Об охране окружающей среды“ определяет следующие понятия: охрана окружающей среды - деятельность органов государственной власти РФ, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, общественных и иных некоммерческих объединений, юридических и физических лиц, направленная на сохранение и восстановление природной среды, рациональное использование и воспроизводство природных ресурсов, предотвращение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду и ликвидацию ее последствий (также - природоохранная деятельность); мониторинг окружающей среды (экологический мониторинг) - комплексная система наблюдений за состоянием окружающей среды, оценки и прогноза изменений состояния окружающей среды под воздействием природных и антропогенных факторов; контроль
в области охраны окружающей среды (экологический контроль) - система мер, направленная на предотвращение, выявление и пресечение нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обеспечение соблюдения субъектами хозяйственной и иной деятельности требований, в том числе нормативов и нормативных документов, в области охраны окружающей; экологический аудит - независимая, комплексная, документированная оценка соблюдения субъектом хозяйственной и иной деятельности требований, в том числе нормативов и нормативных документов, в области охраны окружающей среды, требований международных стандартов и подготовка рекомендаций по улучшению такой деятельности.

В соответствии с ГОСТ 175.1-01-83 рекультивация земель представляет собой комплекс работ, направленный на восстановление продуктивности нарушенных земель, а также на улучшение условий окружающей среды в соответствии с интересами общества.

Необходимость проведения рекультивации в ходе производственной деятельности, обуславливающая их обоснованность для целей ст. 252 НК РФ, предусмотрена Федеральным законом от 10.01.2002 N 7-ФЗ “Об охране окружающей среды“, Земельным кодексом РФ, а также Постановлением Правительства РФ от 23.02.1994 N 140 “О рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании природного слоя почвы“ и Основными положениями о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы, утвержденными Приказом Минприроды и Роскомзема от 22.12.1995 N 525/67.

Так, в соответствии со статьей 1 Федерального закона “Об охране окружающей среды“ охрана окружающей среды (природоохранная деятельность) - это деятельность, в том числе юридических лиц, направленная на сохранение и восстановление природной среды, рациональное использование и воспроизводство природных ресурсов, предотвращение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду и ликвидацию ее последствий.

Проанализировав условия договоров, заключенных обществом на различные виды работ и услуг по вопросам проведения природоохранных мероприятий, суд первой инстанции обоснованно пришел к
выводу о том, что расходы на рекультивацию относятся к единовременным текущим затратам, которые заявитель вынужден (в связи с установленной законодательством обязанностью) нести в случаях нарушения во время ведения производственной деятельности продуктивности нарушенных земель. При вынесении оспариваемого решения налоговым органом не учтено, что рекультивация земель не является исключительным предметом спорных договоров.

Спорные расходы произведены заявителем в рамках его текущей деятельности на месторождениях, введенных в эксплуатацию и промышленно освоенных месторождениях. При этом, факт промышленной эксплуатации месторождений подтверждается лицензиями на “Добычу нефти и газа“.

С учетом изложенного, следует признать обоснованным вывод суда о том, что расходы по рекультивации нарушенных земель и проведении иных природоохранных мероприятий, проведенных на месторождениях, введенных в промышленную эксплуатацию, на которых уже завершен этап геологического изучения недр не отвечают требованиям, предъявляемым к понятиям рекультивация и иные природоохранные мероприятия, используемым в ст. 261 НК РФ.

Таким образом, заявитель правомерно относил спорные затраты на материальные расходы в том периоде, в котором проводились соответствующие работы, поскольку данные работы никак не связаны с освоением обществом природных ресурсов в результате геологоразведочных работ.

Суд правильно применил положения пп. 7 п. 1 ст. 254 НК РФ, а не положения ст. 261 НК РФ, в связи с чем правомерно удовлетворил требования общества по данному спорному эпизоду.

По пункту 1.2 решения (налог на прибыль) проверкой установлено неправомерное, в нарушение п. 1 ст. 252, п. 1 ст. 256 НК РФ начисление обществом в 2006 - 2007 гг. амортизации по бездействующим скважинам, не участвующим в осуществлении деятельности, направленной на получение дохода, в размере 67 527 740 руб., что повлекло неуплату налога на прибыль в размере 13 540 507 руб.

Инспекцией отказано в начислении амортизации по бездействующим скважинам в размере 44 510 269 руб., в т.ч. за 2006 г. - 23 052 691 руб., за 2007 г. - 21 457 578 руб. в связи с непризнанием возможности ее начисления даже при установленном факте проведения на спорных скважинах гидродинамических исследований, необходимых для разработки месторождений.

Принимая решение по данному спорному эпизоду, суд правомерно исходил из того, что начисление амортизации по бездействующим скважинам соответствует положениям ст. ст. 252, п. 1 ст. 256, 257, п. 49 ст. 270 НК РФ.

Расходами признаются любые обоснованные и документально подтвержденные затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода (п. 1 ст. 252 НК РФ).

К расходам, связанным с производством и реализацией, отнесены суммы начисленной амортизации (подпункт 3 пункта 2 статьи 253 Кодекса).

Статьей 256 Кодекса определено, что амортизируемым имуществом признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности, используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 10000 рублей.

Пунктом 49 ст. 270 НК РФ предусмотрено, что при определении налоговой базы не учитываются расходы, не соответствующие критериям, указанным в п. 1 ст. 252 НК РФ.

Следуя правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 04.06.07 N 320-О-П, и правовой позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в пункте 9 Постановления Пленума от 12.10.06 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“, для признания расходов налогоплательщика обоснованными необходимо установить их связь с направленностью деятельности на получение прибыли. Для этого должны учитываться обстоятельства, свидетельствующие о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате предпринимательской деятельности (при этом, речь идет именно о намерениях и целях (направленности) деятельности, а не о ее результате).

Довод налогового органа о том, что поскольку бездействующие скважины не давали “продукцию“, значит, они не участвовали в производственной деятельности, направленной на получение дохода, является несостоятельным, т.к. не учитывает понятия бездействующей скважины и не основан на реальном отражении процесса разработки нефтегазовых месторождений.

В соответствии с п. 104 Правил охраны недр, утвержденных Постановлением Госгортехнадзора РФ от 06.06.2003 N 71, эксплуатационный фонд скважин включает добывающие, нагнетательные и специальные скважины, за вычетом законсервированных и ликвидированных, и подразделяется на действующий фонд, бездействующий фонд и фонд скважин, находящихся в освоении.

Вывод скважин из действующего в состав бездействующего фонда производится таким образом, чтобы не нарушать одно из существенных условий пользования недрами - уровень добычи на всем участке недр, поэтому на получение дохода не влияет.

Следует признать обоснованными доводы заявителя о том, что налоговый орган, с одной стороны, ошибочно ассоциирует понятие “амортизируемое имущество“ с имуществом, непосредственно дающим продукцию в определенной промежуток времени (“действующий фонд скважин“), а, с другой стороны, не учитывает, что бездействующий фонд скважин относится к эксплуатационному фонду скважин.

Суд первой инстанции, оценивая производственную направленность функционирования спорных скважин, обоснованно исходил из специфики деятельности заявителя, поскольку все скважины, как действующие, так и бездействующие, на конкретном участке недр непосредственно взаимосвязаны единым технологическим процессом, наделены определенными функциями и участвуют в производственном процессе по добыче нефти.

Довод налогового органа о нарушении порядка, установленного “Инструкцией о порядке ликвидации, консервации скважин и оборудования их устьев и стволов“, утвержденной Постановлением Гостехнадзора России от 22.05.2002 N 22, не может быть принят во внимание, поскольку налоговый орган в оспариваемом решении не указывал на наличие какого-либо документального обоснования и оснований для консервации скважин, предусмотренных подпунктами “а“ - “ж“ Инструкции. Кроме того, инспекция не проводила обследования технического состояния скважин, не привлекала соответствующего специалиста на предмет наличия оснований для консервации скважин.

Как правильно установлено судом, исключение инспекцией сумм амортизации по скважинам из общей суммы расходов произведено налоговым органом без учета положений п. 1 - 3 ст. 256 НК РФ.

Нормы главы 25 НК РФ, в том числе и положения статей 256 - 259 НК РФ не предусматривают требования о приостановлении начисления амортизации в случае отсутствия получения продукции от использования амортизируемого имущества в какой-то промежуток времени.

Бездействующие скважины отвечают требованиям п. 1 ст. 256 НК РФ, так как находятся у налогоплательщика на праве собственности, используются им для извлечения дохода (при реализации нефти), срок полезного использования каждой из них более 12 месяцев и первоначальная стоимостью составляет более 10 000 рублей. Доказательства того, что бездействующие скважины общества не обладает признаками амортизируемого имущества, указанными в п. 1 ст. 256 Кодекса инспекцией не представлены.

Бездействующие скважины не перечислены в качестве имущества, которое не подлежит амортизации согласно п. 2 ст. 256 НК РФ.

Основания, предусмотренные п. 3 ст. 256 НК РФ, также отсутствует, инспекцией при проверке не установлены, в оспариваемом решении и акте проверки не зафиксированы.

Таким образом, исключение сумм амортизации по скважинам и оборудованию из общей суммы расходов произведено налоговым органом без учета положений п. 3 ст. 256 НК РФ.

По п. 2.2 Решения (НДС) проверкой установлено противоправное, в нарушение пп. 1 п. 1 ст. 146, 147, п. 2 и 3 ст. 153, п. 3 ст. 164 НК РФ, ст. 3 Соглашения между Правительством РФ и Правительством Кыргызской Республики от 10.10.2000 г. “О принципах взимания косвенных налогов во взаимной торговле“ занижение налоговой базы по НДС на сумму реализации нефти в Кыргызскую Республику по контракту от 21.02.2007 N ТВН-0124/07 с ООО “Компания Мекон“ в сумме 13 091 606 руб., что привело к неуплате налога за март 2007 г. в размере 2 356 489 руб.

По мнению налогового органа в данном случае обществом неправомерно применялась налоговая ставка 0 процентов.

Суд апелляционной инстанции полагает обоснованными выводы суда по данному эпизоду по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 и 2 ст. 3 Соглашения между Правительством РФ и Правительством Кыргызской Республики от 10.10.2000 г. о принципах взимания косвенных налогов во взаимной торговле “товары, вывозимые с таможенной территории одной Стороны, облагаются косвенными налогами по нулевой ставке в соответствии с порядками, устанавливаемыми каждой из Сторон. Настоящее правило не распространяется на природный газ и нефть, включая стабильный газовый конденсат.

Инспекция не учитывает взаимосвязанные положения Договора от 26.02.1999 г. “О таможенном союзе и едином экономическом пространстве“, Федерального закона от 29.12.2004 N 209-ФЗ, ст. 30 Венской конвенции праве международных договоров от 23.05.1969 г.

Так, инспекцией не был принят во внимание договор от 26.02.1999 г. “О таможенном союзе и едином экономическом пространстве“, участниками которого, помимо прочих, являются Россия и Кыргызская Республика. В ст. 13 договора в частности закреплено следующее положение: “Стороны договорились о том, что порядок взимания и поступления таможенных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие, будет определен отдельными соглашениями.

При подготовке вышеуказанных соглашений Стороны будут учитывать принятые решения и последующие договоренности, которые будут достигнуты Сторонами по данному вопросу на двусторонней и многосторонней основе“.

В соответствии со ст. 16 договора, ставки косвенных налогов на экспортируемые и импортируемые товары не должны превышать аналогичные ставки, которыми облагаются товары национального производства.

Договор о таможенном союзе был ратифицирован Россией Федеральным законом от 22.05.2001 г. N 55-ФЗ с оговоркой к ст. 16 касающейся экспорта нефти, включая стабильный газовый конденсат, и природный газ: “Российская Федерация во взаимной торговле с государствами - участниками Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве, кроме Республики Белоруссия, и другими государствами - участниками Содружества Независимых Государств переходит с 1 июля 2001 года, если иной срок не предусмотрен международными договорами Российской Федерации о порядке взимания косвенных налогов во взаимной торговле, заключенными на двусторонней основе, на взимание косвенных налогов по принципу страны назначения, за исключением взимания налогов при реализации нефти, включая стабильный газовый конденсат, и природного газа“.

Данная оговорка к договору, а также соответствующие положения межправительственных соглашений были должным образом Ф.И.О. национального законодательства, а именно п. 1 ст. 164 НК РФ, которой при реализации нефти, стабильного газового конденсата и природного газа в страны - участники СНГ возможность применения ставки 0% исключалась.

Однако Федеральным законом от 29.12.2004 N 209-ФЗ с 1 января 2005 года снята оговорка Российской Федерации к ст. 16 Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве, подписанного 26 февраля 1999 года, сделанная при его ратификации, а также внесена соответствующая поправка в Налоговый кодекс. Т.е. с 01.01.2005 г. по налоговой ставке 0% производится налогообложение всех, без исключения, товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта.

Межправительственное соглашение России о принципах взимания косвенных налогов во взаимной торговле с Правительством Кыргызской Республики остается в силе. На основании ст. 22 “Снятие оговорок и возражений против оговорок“ и ст. 30 “Применение последовательно заключенных договоров, относящихся к одному и тому же вопросу“ Венской конвенции о праве международных договоров от 23.05.1969 г. внесение поправок в названные двусторонние соглашения не является обязательным.

Как установлено ст. 30 Венской конвенции о праве международных договоров от 23.05.1969 г., если все участники предыдущего договора (в данном случае, двустороннее межправительственное соглашение) являются также участниками последующего договора (договор от 26.02.1999 г. “О таможенном союзе и едином экономическом пространстве“ со снятой Россией оговоркой), но действие предыдущего договора не прекращено или не приостановлено в соответствии со ст. 59, предыдущий договор применяется только в той мере, в какой его положения совместимы с положениями последующего договора.

Иными словами ст. 3 межправительственного соглашения, на которое ссылается налоговый орган, действует с ограничением в части п. 2, т.к. его применение означало бы нарушение Россией Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве.

Таким образом, выводы инспекции относительно неправомерности применения налоговой ставки 0% в отношении нефти, реализованной в таможенном режиме экспорта в Кыргызскую Республику в размере 13 091 606 руб., являются необоснованными; доначисление НДС в размере 2 356 606 руб. незаконно и нарушает права и законные интересы, в связи с чем требования общества по данному эпизоду были обоснованно удовлетворены судом.

По п. 2.3 решения (НДС) налоговым органом установлено нарушение обществом пп. 2 п. 1 ст. 146, п. 1 ст. 153, п. 1 ст. 159, п. 3 ст. 164 НК РФ, выразившегося в неправомерном в 2006 - 2007 гг. неисчислении налога на добавленную стоимость в сумме 28 686144 руб. с товарной нефти ГОСТ Р 51858-2002, используемой для собственных технологических нужд (возвратной нефти), расходы на которые не принимаются к вычету, в том числе через амортизационные отчисления, при исчислении налога на прибыль организации.

Суд апелляционной инстанции полагает необоснованными доводы апелляционной жалобы инспекции по данному спорному эпизоду, исходя из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 159 НК РФ при передаче налогоплательщиком товаров (выполнении работ, оказании услуг) для собственных нужд, расходы на которые не принимаются к вычету (в том числе через амортизационные отчисления), при исчислении налога на прибыль организаций, налоговая база определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен реализации идентичных (а при их отсутствии - однородных) товаров (аналогичных работ, услуг), действовавших в предыдущем налоговом периоде, а при их отсутствии - исходя из рыночных цен с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога.

С учетом указанного, объект обложения НДС возникает, во-первых, при условии передачи товаров (выполнении работ, оказании услуг) для собственных нужд, а, во-вторых, при невозможности признания стоимости указанных товаров (работ, услуг) в качестве расхода для целей налогообложения прибыли.

Суд первой инстанции обоснованно указал на то, что объемы возвратной нефти не могут быть признаны объектом обложения НДС. В целях исключения возникновения двойного налогообложения, первоначально нефть, отгруженная на собственные нужды, не входит в валовую добычу нефти, по ее возвращении в систему сбора включается в валовую добычу нефти. Таким образом, соблюдается вытекающий из п. 3 ст. 3 НК РФ, ст. 57 Конституции РФ принцип однократности обложения налогом одного и того же объекта налогообложения.

Расчет налоговой базы по НДС должен был быть произведен исходя из цен реализации нефти, действовавших в предыдущем налоговом периоде (например, для расчета НДС за январь 2006 г. должны использовать данные декабря 2005 г.), а при их отсутствии - исходя из рыночных цен с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога.

В рассматриваемом случае, в рамках выездной налоговой проверки инспекцией не запрашивались данные по ценам реализации нефти общества за период декабрь 2005 г. - ноябрь 2007 г. в то время как добыча и реализация нефти является основным видом деятельности общества и“потому факт реализации нефти в проверяемый период является очевидным фактом. Факт реализации нефти в 2006 - 2007 гг. подтверждается, в частности, договорами поставки N ТР-59/2005 от 28.12.2005 (покупатель ЗАО “ТНК-Трейд“), N ТВХ-0016/04 от 20.12.2004 (покупатель ОАО “ТНК-ВР Холдинг“), а также актами приема-передачи нефти к ним за 2006 - 2007.

Рыночные цены нефти также не использованы инспекцией при расчете налоговой базы по НДС.

Как следует из обстоятельств дела и правильно установлено судом первой инстанции, при расчете использованы данные себестоимости нефти, отраженной по бухгалтерским счетам 4301000000 (согласно Плану счетов Бухгалтерского учета 2006 г. общества “готовая продукция - нефть“) и 4302000000 или 45 00010000 (согласно Плану счетов Бухгалтерского учета 2006 г. Общества “товары отгруженные - нефть“).

В соответствии с п. Положения по бухгалтерскому учета 5/01 “Учет материально-производственных запасов“, утв. Приказом Министерства финансов РФ от 09.06.2001 N 44н (далее - ПБУ 5/01) готовая продукция является частью материально-производственных запасов, предназначенных для продажи (конечный результат производственного цикла, активы, законченные обработкой (комплектацией), технические и качественные характеристики которых соответствуют условиям договора или требованиям иных документов, в случаях, установленных законодательством). Товары являются частью материально-производственных запасов, приобретенных или полученных от других юридических или физических лиц и предназначенные для продажи.

В соответствии с п. 5, 7 ПБУ 5/01 материально-производственные запасы их изготовлении самой организацией принимаются к бухгалтерскому учету по фактической себестоимости, определяемой исходя из фактических затрат, связанных с производством данных запасов.

Аналогичные положения содержатся в Учетной политике общества - в соответствии с п. 3.14.7 Порядка учета готовой продукции и полуфабрикатов собственного производства учетной политики общества на 2006 - 2007 г. “в нефтедобывающих предприятиях готовая продукция учитывается по фактической себестоимости с применением счета 40 “Выпуск продукции (работ, услуг)“.

Вместе с тем, пунктом 1 ст. 159 НК РФ не предусмотрен расчет налоговой базы исходя из себестоимости аналогичных товаров.

Понятие “себестоимость нефти“, определяемой из фактических затрат, связанных с ее производством, различно и не тождественно, фактической цене реализации нефти за прошлый налоговый период.

При таких обстоятельствах, следует признать правильным вывод суда о том, что расчет НДС произведен инспекцией произвольно, без использования предусмотренного п. 1 ст. 159 НК РФ метода определения налоговой базы, что противоречит пп. 1 и 2 ст. 32, п. 1 ст. 33 НК РФ.

По п. 2.6 решения (НДС) налоговым органом установлено неправомерное, в нарушение п. 1 ст. 172 НК РФ заявление обществом к вычету из бюджета НДС по простоям по вине заказчика, по простоям в связи с метеоусловиями в размере 13 308 190 руб.

По мнению налоговой инспекции, простои по вине заказчика, простои по метеоусловиям носят характер возмещения причиненных убытков, которые не являются ни товаром, ни работой, ни услугой, не являются операцией по реализации товаров (работ, услуг), предусмотренной п. 1 ст. 146 НК РФ, в связи с чем, суммы НДС вычетам не подлежат.

Суд апелляционной инстанции полагает необоснованными доводы налоговой инспекции по данному эпизоду по следующим основаниям.

Согласно заключенным заявителем договорам подряда на проведение бурения (ссылки на которые приведены в обжалуемом решении суда), оказание услуг по зарезке вторых стволов, простой по метеоусловиям оплачивается заказчиком.

Данные расходы для целей деятельности заказчика являются частью расходов на проведение капитального ремонта скважин, что соответствует п. 2 ст. 709 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 2 статьи 709 Гражданского кодекса Российской Федерации, цена в договоре подряда включает компенсацию издержек подрядчика и причитающееся ему вознаграждение.

В данном случае, в стоимость работ по договору на выполнение работ по ремонту скважин включены расходы Подрядчика в связи с простоем по независящим от Заказчика и Подрядчика причинам - метеоусловиям.

Учитывая специфику проведения ремонта, связанную с особенностями технологий и технического оснащения, при температуре воздуха ниже минус 40 градусов бригада находится на кустовой площадке для поддержания в работоспособном состоянии агрегатов и оборудования, предупреждения несчастных случаев и аварий, осуществляет контроль за скважиной в соответствии с Правилами безопасности в нефтяной и газовой промышленности.

В таком случае расходы за дни вынужденного простоя, возникшего в связи с метеоусловиями, для целей деятельности Заказчика - ОАО “Оренбургнефть“, являются частью расходов на проведение капитального и текущего ремонта скважин.

Расходы по возмещению простоев включены в акт о приемке выполненных работ в составе общей стоимости работ и участвуют в формировании стоимости готовой продукции Заказчика.

Пунктом 1 статьи 168 НК РФ установлено, что при реализации товаров (работ, услуг), передаче имущественных прав налогоплательщик (налоговый агент, указанный в пунктах 4 и 5 статьи 161 настоящего Кодекса) дополнительно к цене (тарифу) реализуемых товаров (работ, услуг), передаваемых имущественных прав обязан предъявить к оплате покупателю этих товаров (работ, услуг), имущественных прав соответствующую сумму налога.

В соответствии с пунктом 2 статьи 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ.

Вычеты сумм НДС, предъявленных налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), согласно пункту 1 статьи 172 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг) после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции считает, что заявителем были выполнены все условия для применения налоговых вычетов.

Правомерность позиции заявителя по данному эпизоду подтверждается также и письмом ФНС от 22.04.2010 г. N СН-37-9/4272@.

Доводы заинтересованного лица о несоблюдении заявителем досудебного порядка урегулирования спора были обоснованно отклонены судом первой инстанции, поскольку заявитель обращался с апелляционной жалобой в ФНС на оспариваемое решение, ФНС России признала решение законным (без указания на законность в обжалуемой части), вступившим в силу в полном объеме, не указав на вступление решение в силу в обжалуемой части. Следовательно, заявителем соблюден досудебный порядок и в части обжалования решения по данному эпизоду. То обстоятельство, что в апелляционной жалобе не фигурировал данный эпизод, не может являться основанием для оставления судом без рассмотрения заявления о признании недействительным оспариваемого решения по этому эпизоду, в связи с чем доводы апелляционной жалобы налогового органа о процессуальных нарушениях по данному эпизоду подлежат отклонению.

По п. 2.7 решения (НДС) инспекцией установлено неправомерное, в нарушение п. 2 ст. 171 НК РФ принятие заявителем к вычету НДС за 2006 - 2007 гг. в размере 11 057 702 руб. по работам, связанным с ликвидацией скважин.

По мнению инспекции, ликвидация скважин не является реализацией товаров (работ, услуг) применительно к п. 1 ст. 39 НК РФ и не признается объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость в соответствии со ст. 146 НК РФ.

Работы, проводимые при ликвидации скважин, произведены не для осуществления операций, облагаемых налогом на добавленную стоимость, поэтому налог, предъявленный налогоплательщику в стоимости работ по ликвидации скважин, налоговому вычету не подлежит.

Данные доводы инспекции были рассмотрены и обоснованно не приняты во внимание судом первой инстанции по следующим основаниям.

ОАО “Оренбургнефть“ является пользователем недр в соответствии с Законом РФ “О недрах“ от 21.02.1992 г. N 2395-1 на основании лицензий на право пользования недрами.

Пользование недрами включает в себя технологический комплекс работ по геологическому изучению, поиску и оценке месторождений, разведке и добыче полезных ископаемых (ст. 6 Закона “О недрах“).

Геологическое изучение, добыча нефти и газа осуществляется обществом на лицензионных участках, в пределах которых расположены указанные в акте проверки скважины. Добытые обществом полезные ископаемые, прошедшие весь комплекс необходимых технологических операций по их извлечению из недр, реализуются потребителям, а выручка от их реализации облагается налогом на добавленную стоимость.

При осуществлении указанной деятельности ОАО “Оренбургнефть“ обязано соблюдать требования законодательства, а также утвержденных в установленном порядке стандартов (норм, правил) по технологии ведения работ, связанных с пользованием недрами. Такая обязанность возложена на общество ст. 22 Закона “О недрах“ и конкретизируется в иных нормативных актах, принимаемых органами государственного горного надзора, которые обеспечивают нормативное регулирование вопросов безопасности работ, связанных с пользованием недрами.

Одним из таких нормативных актов являются Правила охраны недр, утвержденные Постановлением Госгортехнадзора РФ от 06.06.2003 г. N 71. Согласно п. 109 указанных Правил скважины, выполнившие свое назначение и дальнейшее использование которых нецелесообразно или невозможно, подлежат ликвидации в установленном порядке. Порядок ликвидации скважин, а также категории скважин в зависимости от причин ликвидации определены Инструкцией о порядке ликвидации, консервации скважин и оборудования их устьев и стволов, утвержденной Постановлением Госгортехнадзора РФ от 22.05.2002 г. N 22.

Вывод скважины из производственного процесса по технологическим или иным обоснованным причинам и перевод ее в состояние, обеспечивающее охрану недр, охрану окружающей среды в зоне ее влияния является необходимым условием осуществления обществом деятельности, связанной с пользованием недрами. Невыполнение требований законодательства о недрах в указанной части может служить основанием для досрочного прекращения права пользования недрами на основании ст. 20 Закона “О недрах“ и, как следствие, делает невозможным осуществление добычи полезного ископаемого, его реализации потребителям и получения выручки, облагаемой налогом на добавленную стоимость.

Таким образом, работы по строительству и ликвидации непродуктивных скважин - необходимая составляющая освоения природных ресурсов. Поэтому выполнение данных работ относится к операциям, признаваемым в соответствии с главой 21 Кодекса объектом обложения налогом на добавленную стоимость.

Суд правомерно исходил из того, что заявителем соблюдены все условия, предусмотренные ст. 171, 172 НК РФ для применения налогового вычета по работам, связанным с ликвидацией скважин. Факт уплаты НДС контрагентам, оформление и комплектность документов, подтверждающих налоговый вычет, налоговый орган не оспаривает.

По п. 3.1 решения (НДПИ) налоговым органом выявлено неправомерное, в нарушение п. 1, 2 ст. 337, п. 2 ст. 338, п. 2 ст. 339, п. 2 и 3 ст. 342 НК РФ занижение обществом объема добытого полезного ископаемого (нефти) на объем исключенного из состава добытой нефти газового конденсата и связанное с этим неправомерное исчисление обществом НДПИ по газовому конденсату, исходя из цен реализации нефти, что повлекло неуплату налога за 2006 - 2007 г. в размере 189 386 926 руб.

Решение инспекции мотивировано тем, что добытый обществом вместе с нефтью газовый конденсат являлся нефтью, таким образом, его следовало облагать по нефтяной ставке; в технологических проектных документах на разработку месторождений организации не предусмотрено доведение газового конденсата до требований соответствующего стандарта - п. 1 ст. 337 НК РФ.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции обоснованно признал доводы налогоплательщика несостоятельными по данному эпизоду и отказал в удовлетворении заявленных требований общества, исходя из следующего.

Нефть и газовый конденсат разделены для целей исчисления и обложения НДПИ как отдельные виды добытых полезных ископаемых, для которых установлены разные порядки исчисления НДПИ разные налоговые ставки и разные порядки определения налоговой базы.

В силу ст. 334 НК РФ организации, признаваемые пользователями недр в соответствии с законодательством Российской Федерации, являются налогоплательщиками налога на добычу полезных ископаемых.

В соответствии с положениями пп. 1 п. 1 ст. 336, п. 1 ст. 337 НК РФ объектом обложения НДПИ признаются полезные ископаемые, добытые на территории РФ на участке недр, предоставленном налогоплательщику в пользование в соответствии с законодательством РФ. Указанные полезные ископаемые именуются добытым полезным ископаемым. При этом полезным ископаемым признается продукция горнодобывающей промышленности и разработки карьеров (если иное не предусмотрено пунктом 3 настоящей статьи), содержащаяся в фактически добытом (извлеченном) из недр (отходов, потерь) минеральном сырье (породе, жидкости и иной смеси), первая по своему качеству соответствующая государственному стандарту Российской Федерации, стандарту отрасли, региональному стандарту, международному стандарту, а в случае отсутствия указанных стандартов для отдельного добытого полезного ископаемого - стандарту (техническим условиям) организации (предприятия).

Согласно пп. 3 п. 2 ст. 337 НК РФ нефть и газовый конденсат относятся к разным видам углеводородного сырья, как полезного ископаемого.

Пунктами 1, 2 статьи 337 НК РФ установлено, что к видам добытого полезного ископаемого относятся в том числе:

1. нефть обезвоженная, обессоленная и стабилизированная;

2. газовый конденсат из всех видов месторождений углеводородного сырья, прошедший технологию промысловой подготовки в соответствии с техническим проектом разработки месторождения до направления его на переработку;

3. газовый конденсат должен соответствовать ГОСТУ, ОСТУ, ТУ или стандарт организации для признания данного продукта полезным ископаемым, который впоследствии реализуется как отдельный вид углеводородного сырья.

Пункт 6.1 Положения об учетной политике ОАО “Оренбургнефть“ на 2006 - 2007 гг., утвержденного Приказами от 30.12.2005 N ИЗО, от 29.12.2006 N 1229 определяет, что налог на добычу газового конденсата, прошедшего операции сепарации, обезвоживания, отделению легких фракций и прочих примесей начисляется по ставке 17,5% от стоимости, определяемой на основании подпункта 2 пункта 1 статьи 340 НК РФ.

Первичным документом оперативной отчетности по добыче нефти является месячный эксплуатационный рапорт (МЭР), формируемый в цехах по добыче нефти и газа, из которых видно, что на нефтяных скважинах недропользователя осуществлялась добыча нефти.

В соответствии с п. 14 Инструкции по учету нефти для нефтедобывающих предприятий ОАО “ТНК-ВР“, объем добытого полезного ископаемого определяется на основании первичных документов, фиксирующих фактическое изменение добычи полезных ископаемых. Однако, первичные документы содержат сведения только в отношении товарной нефти, а показатели по содержанию конденсата в них отсутствуют, но именно из данных, содержащихся в первичных документах, складывается валовая добыча нефти.

Согласно подпункту 3 пункта 2 статьи 337 НК РФ полезным ископаемым для целей налогообложения является газовый конденсат, прошедший, во-первых, операцию промысловой подготовки; во-вторых, технология этой операции должна соответствовать техническому проекту разработки месторождения до направления ископаемого на переработку.

В Проекте разработки Пролетарского месторождения, Зайкинского месторождения, Зоринского месторождения согласованном с Федеральным агентством по недропользованию не отражен технологический процесс по добыче и промысловой подготовке газового конденсата и комплекса технологических операций по доведению извлеченного газового конденсата до соответствующего стандарта качества.

Отдельно такого полезного ископаемого, как газовый конденсат в данных документах не выделено, также нет информации о реализации или ином использовании последнего.

Суд первой инстанции обоснованно указал на то, что промысловой подготовки газового конденсата обществом не производилось, так как данный технологический процесс не отражен в проекте разработки Пролетарского, Зайкинского и Зоринского месторождений, также не отражен комплекс технологических операций по доведению извлеченного газового конденсата до соответствующего стандарта качества.

Довод заявителя о том, что несоответствие газового конденсата какому-либо стандарту на полезное ископаемое не исключает обязанности общества произвести обложение объемов газового конденсата НДПИ, был обоснованно не принят во внимание судом.

Как следует из обстоятельств дела, ОАО “Оренбургнефть“ осуществлялась промысловая подготовка только нефти с целью обеспечения качества, удовлетворяющего требованиям ГОСТ Р 51858-2002, что подтверждается актами сдачи-приемки нефти и паспортов качества к ним.

В ходе выездной налоговой проверки налогоплательщику выставлено требование N 32 от 26.12.2008, в котором были запрошены следующие документы, в том числе: пункт 2 - договоры на реализацию газового конденсата (с приложением документов, подтверждающих исполнение договоров); пункт 3 - утвержденная технология промысловой подготовки газового конденсата до направления его на переработку; пункт 4 - утвержденная технология переработки газового конденсата; пункт 5 - договоры на переработку газового конденсата; пункт 6 - паспорта качества, сертификаты на реализуемый газовый конденсат; пункт 7 - акты приема-сдачи газового конденсата, учитываемого на коммерческих узлах учета.

В ответ на требование инспекцией получены письменные пояснения от общества следующего содержания: ОАО “Оренбургнефть“ не имеет возможности представить документы, указанные в пунктах 1, 2, 4 - 7 требования N 32 от 26.12.2008 в связи с подготовкой добываемого организацией конденсата вместе с нефтью, договоры на отдельную реализацию конденсата не заключаются, акты приема-передачи конденсата на коммерческих узлах учета, паспорта качества (сертификаты) не оформляются.

При таких обстоятельствах следует признать обоснованными доводы инспекции о том, что документы, представленные обществом в обоснование своих доводов не подтверждают добычу газового конденсата для целей налогообложения.

Постановлением Госкомстата РФ от 18.06.1999 N 44 “Об утверждении годовых форм федерального государственного статистического наблюдения за запасами полезных ископаемых и их рациональным использованием“ утверждена форма федерального государственного статистического наблюдения N 6-ГР “Сведения о состоянии и изменении запасов нефти, газа, конденсата, этана, пропана, бутанов, серы, гелия, азота, углекислого газа“. Данная форма в обязательном порядке представляется юридическими лицами, их обособленными подразделениями - пользователями недр, ведущими разведку и разработку месторождений - по объектам недропользования, по нераспределенному фонду месторождений - органу, осуществляющему государственное регулирование в соответствующей отрасли экономики, территориальному органу Госгортехнадзора, территориальному геологическому фонду, Российскому федеральному геологическому фонду МПР России.

Как правильно указывает инспекция, Форма N 6-ГР является формой статистической отчетности для целей недропользования, соответственно данные указанные в ней не могут быть учтены для целей налогообложения.

Судом также отмечается и то обстоятельство, что отсутствие утвержденных соответствующих нормативов потерь является дополнительным подтверждением фактического отсутствия добычи газового конденсата на разрабатываемых обществом месторождениях.

В соответствии с пунктом 2 Правил утверждения нормативов потерь полезных ископаемых при добыче, технологически связанных с принятой схемой и технологией разработки месторождения, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 29.12.2001 N 921, нормативы потерь углеводородного сырья рассчитываются по каждому конкретному месту образования потерь на основании принятой схемы и технологии разработки месторождения, проекта обустройства месторождения или плана пробной эксплуатации скважин (если участок недр предоставлен для геологического изучения, разведки и добычи полезных ископаемых, осуществляемых по совмещенной лицензии) и ежегодно утверждаются Министерством энергетики Российской Федерации по согласованию с Федеральным агентством по недропользованию.

Для месторождений, которые содержат несколько видов полезных ископаемых, нормативы потерь утверждаются по каждому виду полезных ископаемых, имеющему промышленное значение и числящемуся на государственном балансе запасов полезных ископаемых (пункт 6 Правил).

Приказами Минэнерго от 25.12.2007 N 569, от 28.01.2008 N 32 для общества по разрабатываемым месторождениям утверждены нормативы технологических потерь по нефти и природному газу, по газовому конденсату нормативы потерь не утверждались.

В соответствии с актами на списание технологических потерь за 2006 - 2007 гг. (т. 30) ставка норматива применяется к смеси нефти и газового конденсата без разделения их на отдельные полезные ископаемые.

Таким образом, в связи с тем, что нормативы потерь утверждаются исходя из принятой технологической схемы и технологии разработки месторождения каждого конкретного месторождения по каждому конкретному виду полезных ископаемых, добыча такого полезного ископаемого как газовый конденсат обществом не производится.

Соответственно, вывод общества о том, что отсутствие утвержденных нормативных потерь, не связано с наличием или отсутствием добычи того или иного полезного ископаемого, является неправомерным.

В соответствии с пунктом 6 Положения о налоговой политике ОАО “Оренбургнефть“ на 2006 г. (Приложение N 2 к Приказу N ИЗО от 30.12.2006) количество добытой нефти в организации за отчетный период (календарный месяц) определяется прямым методом - путем применения измерительных средств и устройств с учетом фактических потерь, но не выше нормативов, утвержденных Правительством РФ. Аналогичная норма указана в пункте 6.3 Положения о налоговой политике ОАО “Оренбургнефть“ на 2007 г. (Приложение N 2 к Приказу N 1229 от 29.12.2006).

Прямой же метод, применяемый обществом, основан на применении точного определения количества продукции (путем применения измерительных средств и устройств), первой по своему качеству соответствующей стандарту.

При применении прямого метода, определенного обществом, у инспекции получилось такое же количество нефти, как и у налогоплательщика по данным Исполнительных балансов нефти и данное количество нефти является первым продуктом, соответствующим стандарту, как того требует статья 337 НК РФ.

Данное обстоятельство обусловлено тем, что промысловой подготовки газового конденсата обществом не производилось, а нефтегазоконденсатная водяная эмульсия, добытая из газовых скважин, фактически смешивалась с нефтегазосодержащей водяной эмульсией, добытой из нефтяных скважин в межпромысловой системе трубопроводов и шлейфов. При этом, качество добытой смеси на соответствие ГОСТу, ОСТу или ТУ согласно Проектов разработки месторождений обществом не проводится.

С учетом изложенного, заявитель неправомерно учитывал газовый конденсат как добытое полезное ископаемое, в связи с чем судом обоснованно отказано в удовлетворении требований по рассматриваемому эпизоду.

По п. 5.1 Решения (налог на имущество) инспекцией установлено неправомерное, в нарушение п. 11 ст. 381 НК РФ, применение обществом в 2006 - 2007 гг. льготы по налогу на имущество в отношении автодорог к водозабору технической воды, автодорог к водозабору хозяйственно-питьевой воды, автодорог к факельному хозяйству Зайкинского газоперерабатывающего предприятия, что привело к неуплате налога в сумме 1 922 491 руб.

Суд первой инстанции обоснованно признал неправомерными доводы инспекции по данному эпизоду, исходя из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 373 НК РФ ОАО “Оренбургнефть“ является налогоплательщиками налога на имущество.

В силу п. 1 ст. 374 НК РФ объектом налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

В силу п. 1 ст. 56 НК РФ льготами по налогам и сборам признаются предоставляемые отдельным категориям налогоплательщиков и плательщиков сборов предусмотренные законодательством о налогах и сборах преимущества по сравнению с другими налогоплательщиками или плательщиками сборов, включая возможность не уплачивать налог или сбор либо уплачивать их в меньшем размере.

Согласно п. 11 ст. 381 НК РФ освобождаются от налогообложения организации - в отношении железнодорожных путей общего пользования, федеральных автомобильных дорог общего пользования, магистральных трубопроводов, линий энергопередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов.

Перечень имущества, относящегося к указанным объектам, утверждается Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 504 утвержден Перечень, в котором приведены коды Общероссийского классификатора основных фондов и напротив каждого, включенного в перечень кода, содержится Примечание, которое описывает возможный состав льготируемого имущества.

В силу указанных норм, освобождается от налогообложения не только имущественный объект, код которого по общероссийскому классификатору основных фондов (ОКОФ) указан в Перечне, но и имущество, являющееся составной неотъемлемой частью указанного объекта, которое может иметь код ОКОФ, отличный от кода ОКОФ основного объекта (сооружений).

Суд первой инстанции обоснованно указал на то, что общество применило налоговую льготу к таким объектам как автодорога к факельному хозяйству автодорога к водозабору хоз.-питьевой воды и автодорога к водозабору технической воды, относящихся к единому объекту магистральным газопроводам, а также сооружениям, являющимся их неотъемлемой частью.

Согласно СНиП 2.05.06-85 “Магистральные трубопроводы“, раздел “Состав магистральных трубопроводов“ пункты N 4.7.8 - головные КС и инфраструктура обеспечивающая бесперебойное и безаварийное функционирование к которой в данном случае относится факельное хозяйство, водозаборы технической и питьевой воды и соответственно подъездные пути к ним, являются неотъемлемой частью магистрального газопровода.

Факт нахождения спорного имущества на балансе общества инспекцией не оспаривается и подтверждается инвентарными карточками N ИК-520/1 от 01.11.2001, ИК-518/2 от 01.11.2001, ИК-524/1 от 01.11.2001.

При таких обстоятельствах вывод инспекции о неправомерности применения льготы является несостоятельным.

По п. 5.2 Решения (налог на имущество) инспекцией установлено, что в нарушение п. 1 ст. 374 НК РФ ОАО “Оренбургнефть“ занизило среднегодовую стоимость, облагаемую налогом на имущество на сумму списанных ОС, переведенных на счет 41 “Товары“, как невостребованные ликвиды (НВЛ) за 2006 год - 10 320 685 руб., за 2007 год - 15 767 409 руб., что привело к занижению налога на имущество за 2006 г. на сумму 227 055 руб., за 2007 г. на сумму 346883 руб.

В соответствии с пунктом 1 статьи 374 НК РФ объектом налогообложения налогом на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

Порядок ведения бухгалтерского учета основных средств установлен Положением по бухгалтерскому учету “Учет основных средств“ ПБУ 6/01 (далее - Положение), утвержденным Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н, согласно пункту 4 которого имущество принимается организацией к бухгалтерскому учету в качестве основных средств, если одновременно выполняются следующие условия: а) объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации либо для предоставления организацией за плату во временное владение и пользование или во временное пользование; б) объект предназначен для использования в течение длительного времени, т.е. срока продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев; в) организация не предполагает последующую перепродажу данного объекта; г) объект способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем.

Таким образом, если имущество не соответствует хотя бы одному из указанных требований, то оно не подлежит бухгалтерскому учету в составе основных средств и, соответственно, не подлежит налогообложению.

Согласно пункту 29 Положения стоимость объекта основных средств, который выбывает или не способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем, подлежит списанию с бухгалтерского учета.

Выбытие объекта основных средств имеет место в случае: продажи; прекращения использования вследствие морального или физического износа; ликвидации при аварии, стихийном бедствии и иной чрезвычайной ситуации; передачи в виде вклада в уставный (складочный) капитал другой организации, паевой фонд; передачи по договору мены, дарения; внесения в счет вклада по договору о совместной деятельности; выявления недостачи или порчи активов при их инвентаризации; частичной ликвидации при выполнении работ по реконструкции; в иных случаях.

Проверкой установлено, что за проверяемый период на сч. 4108* переведено и числится по состоянию на 01.01.2008 140 объектов с остаточной стоимостью более 20 000 рублей, обладающих, по мнению инспекции, признаками основных средств.

В соответствии с п. 2.3.1 приложения N 8 к Положению “Об учетной политике ОАО “Оренбургнефть“ на 2007 г. не востребованные производством, морально устаревшие или не пригодные к использованию вследствие частичной утраты потребительских свойств основные средства, оборудование к монтажу и объекты капитальных вложений, использование которых в производственном процессе не планируется, подлежат реализации. Списание и оприходование в составе товаров признается только в отношении тех основных средств, стоимость которых превышает уровень существенности и для которых однозначно существует рынок сбыта. В остальных случаях, основные средства продолжают отражаться на тех же счетах бухгалтерского учета без изменений. В состав НВЛ могут включаться только те основные средства, которые могут быть реализованы, в том числе с существенным убытком, в выделением объектов, стоимость которых является существенной (уровень существенности составляет 1 миллион рублей и применяется к отдельному объекту, а также к группе внеоборотных активов, стоимость которых в совокупности превышает уровень существенности).

Принимая во внимание, что по состоянию на 01.01.2008 у заявителя отсутствовали спорные основные средства, доначисление инспекцией налога на имущество в размере 573 938 руб. произведено незаконно.

Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что приведенные в апелляционных жалобах доводы не могут являться основанием к отмене принятого судом решения.

Обстоятельства по делу судом первой инстанции установлены полно и правильно, им дана надлежащая правовая оценка. Нормы материального права были правильно применены судом. Нарушений норм процессуального права, которые могли бы повлечь отмену судебного акта, проверкой не установлено. Оснований для отмены или изменения решения суда и удовлетворения апелляционных жалоб у суда не имеется.

Расходы по госпошлине по апелляционным жалобам распределяются в соответствии со ст. 110 АПК РФ.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 110, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Девятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение А“битражного суда г. Москвы от 09.04.2010 с учетом определения от 30.04.2010 по делу N А40-113713/09-118-872 оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

Председательствующий судья

Н.О.ОКУЛОВА

Судьи

Н.Н.КОЛЬЦОВА

Р.Г.НАГАЕВ