Решения и постановления судов

Определение Московского городского суда от 24.11.2010 по делу N 33-36362 В удовлетворении исковых требований о признании недействительным соглашения о расторжении договора инвестирования инвестиционного вклада отказано правомерно, поскольку спорное соглашение подлежит исполнению, как действительное в соответствии со вступившим в силу решением суда.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 ноября 2010 г. по делу N 33-36362

Судья суда первой инстанции: А.С.Лопаткина

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Л.А. Фроловой,

судей Т.Д. Зыбелевой,

А.Н. Пономарева,

при секретаре Б.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи А.Н. Пономарева дело по кассационной жалобе М.М. на решение Басманного районного суда г. Москвы от 31 августа 2010 года по делу по иску М.М. к Коммандитному товариществу “Социальная инициатива и компания“ о признании недействительным соглашения о расторжении договора инвестирования инвестиционного вклада, которым в удовлетворении иска М.М. отказано,

установила:

М.М. обратилась в суд с указанным выше иском к Коммандитному товариществу “Социальная инициатива и компания“, ссылаясь на
недействительность соглашения от 25 октября 2005 года о расторжении договора инвестиционного вклада, заключенного с целью приобретения имущественных прав на нежилое помещение. Полагала, что указанное соглашение было заключено под влиянием обмана.

Решением Басманного районного суда г. Москвы от 31 августа 2010 года постановлено: В удовлетворении иска М.М. к Коммандитному товариществу “Социальная инициатива и компания“ о признании недействительным соглашения о расторжении договора инвестирования инвестиционного вклада отказать.

В кассационной жалобе М.М. ставится вопрос об отмене решения.

Проверив материалы дела, выслушав представителя М.М. - М.К., по доверенности от 27 августа 2009 года, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии установленных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда.

При рассмотрении иска М.М. судом первой инстанции установлено, что соглашение о расторжении договора инвестиционного вклада в строительство нежилого помещения было сторонами подписано 25 октября 2005 года.

В соответствии с условиями указанного соглашения истица вправе была получить внесенные ею по договору денежные средства в сумме <...> руб. в течение трех месяцев с момента подписания соглашения, т.е. в срок до 25 января 2006 года.

На момент рассмотрения дела судом указанная сумма наряду с компенсацией морального вреда подлежит взысканию в пользу истицы на основании решения <...> районного суда г. Москвы от 1 марта 2006 года.

Указанное решение суда вступило в законную силу
14 марта 2006 года, в его пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам М.М. дважды было отказано в соответствии с определениями <...> районного суда г. Москвы от 4 апреля 2008 года (оставлено без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 мая 2008 года) и от 17 марта 2010 года (оставлено без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 27 апреля 2010 года).

Таким образом, соглашение, по поводу которого возник спор, подлежит исполнению как действительное в соответствии со вступившим в силу решением суда.

При этом судом первой инстанции установлено, что по настоящему делу М.М. не представлено бесспорных доказательств недействительности в силу ст. 179 Гражданского кодекса РФ заключенного ею соглашения.

В соответствии с названной нормой права сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Исходя из этого, а также требований ст. 56 ГПК РФ истице следовало представить доказательства совершения ответчиком преднамеренного деяния по введению ее в заблуждение в целях формирования ее воли на отказ от участия в договоре инвестиционного вклада
путем ложного заявления, обещания, либо умолчания относительно элементов соглашения о расторжении договора, действительных последствиях расторжения сделки, об иных фактах и обстоятельствах, имеющих существенное значение, которые могли повлиять на заключение соглашения о расторжении договора инвестиционного вклада, которые заведомо не существуют и наступить не могут, о чем ответчику было бы известно в момент совершения сделки.

Таких доказательств в деле не имеется и истицей дополнительно в заседание судебной коллегии не представлено.

Оценивая обстоятельства, при которых М.М. расторгала договор инвестиционного вклада, и последующее действия М.М., направленные на исполнение соглашения о расторжении договора, в том числе то обстоятельство, что с настоящим иском М.М. обратилась только 25 мая 2010, то есть по истечении более четырех лет после того как узнала о неисполнении Коммандитным товариществом “Социальная инициатива и компания“ обязанности вернуть деньги, суд пришел к обоснованному выводу об отказе в иске.

Довод жалобы о том, что истица лишена была возможности представлять доказательства в подтверждение заявленных требований, опровергается материалами дела, в том числе, определением <...> районного суда г. Москвы от 25 мая 2010 года, в котором М.М. подробно разъяснены ее процессуальные права.

Довод жалобы о том, что М.М. заблуждалась относительно природы сделки предметом рассмотрения настоящего дела не является, так как таких требований, в том числе уточненных, истицей не заявлялось (л.д. 6 -
7, 35).

В кассационной жалобе заявительница ссылается на признание ее потерпевшей по <...> делу. Однако данный факт сам по себе не влечет признание сделки, по поводу которой возник спор, недействительной и не лишает ее права заявить гражданский иск в <...> деле.

Рассмотрение дела в отсутствие Коммандитного товарищества “Социальная инициатива и компания“, на что ссылается заявитель жалобы, основанием для отмены решения суда также служить не может, поскольку, как указано в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 12 “О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции“, при применении пункта 2 части 2 статьи 364 ГПК РФ следует иметь в виду, что обжалуемое решение подлежит отмене независимо от доводов кассационных жалобы, представления при условии, что дело было рассмотрено в отсутствие подавшего жалобу лица, не извещенного судом о времени и месте судебного заседания. Если же такое нарушение допущено судом первой инстанции в отношении другой стороны либо иных участвующих в деле лиц, не обжаловавших решение, то дело рассматривается судом кассационной инстанции в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Ссылка в кассационной жалобе на удовлетворение других аналогичных исков по делам, в которых М.М. стороной не является, с учетом требований ст. 61, ст. 362 ГПК РФ основанием
к отмене решения суда по настоящему делу служить не может.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 366, ст. 360, ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

определила:

решение Басманного районного суда г. Москвы от 31 августа 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу М.М. - без удовлетворения.