Решения и постановления судов

Определение Московского областного суда от 02.11.2010 по делу N 33-21208 В иске об оспаривании договора дарения, свидетельства о праве на наследство по завещанию, на право пожизненного наследуемого владения земельным участком, признании собственности на супружескую долю в совместно нажитом имуществе отказано, так как истица пропустила сроки исковой давности.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 ноября 2010 г. по делу N 33-21208

Судья: Шмелев А.Л.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего судьи: Гусевой Е.В.,

судей: Хугаева А.Г., Илларионовой Л.И.,

при секретаре: Ц.,

рассмотрев в открытом судебном заседании 02 ноября 2010 года кассационные жалобы У., У.А. на решение Звенигородского городского суда Московской области от 25 августа 2010 года по делу по иску У.Г. к У.А., У.Е. (в лице законного представителя У.), Администрации городского округа Звенигород о признании недействительным договора дарения доли жилого дома по адресу: <...> заключенного 15.12.1990 г., между У.А. и У.О.; признании недействительным свидетельства о праве на наследство по завещанию от 26.05.2009
г. на имя У.Е. на 18/100 долей жилого дома с хозяйственными постройками по адресу: <...> и свидетельства о праве на наследство по завещанию от 26.05.2009 г. на имя У.Е. на право пожизненного наследуемого владения земельным участком, площадью 255 кв. м, по адресу: <...>; признании за У.Г. права собственности на супружескую долю в совместно нажитом имуществе - 69/200 долей жилого дома с хозяйственными постройками по адресу: <...>; признании недействительным Решения Администрации города Звенигород от 10.12.1992 г. N 714 в части передачи У.О. земельного участка, площадью 255 кв. м, по адресу: <...> признании недействительным свидетельства N 0643 от 22.01.1993 г. на право пожизненного наследуемого владения на земельный участок, площадью 255 кв. м, по адресу: <...>, выданного У.О.; признании за У.Г. права собственности на земельный участок, площадью 255 кв. м, по адресу: <...>

заслушав доклад судьи Хугаева А.Г.,

объяснения У., ее представителя Л., У.А., представителя У.Г. - Н., представителя Министерства образования Московской области - Г.,

установила:

У.Г. обратилась в суд с исковым заявлением к У.А., У.Е. (в лице законного представителя У.) и Администрации городского округа Звенигород Московской области о признании недействительным договора дарения доли жилого дома по адресу: <...> заключенного 15.12.1990 года между У.А. и У.О. Признании недействительным свидетельства о праве на наследство по завещанию от 26.05.2009 года на имя У.Е. на 18/100 долей жилого дома с хозяйственными постройками по вышеуказанному адресу. Признании недействительным свидетельства о праве на наследство по завещанию от 26.05.2009 года на имя У.Е. Признании недействительным свидетельства на право пожизненного наследуемого владения земельным участком площадью 255 кв. м, расположенного по вышеуказанному адресу. Признании за
У.Г. собственности на супружескую долю в совместно нажитом имуществе в виде 69/200 долей жилого дома с хозяйственными постройками, расположенными по вышеуказанному адресу. Признании недействительным Решения Администрации города Звенигорода от 10.12.1992 года N 714 в части передачи У.О. спорного земельного участка площадью 255 кв. м. Признании недействительным свидетельства N 0643 от 22.01.1993 года на право пожизненного наследуемого владения на спорный земельный участок площадью 255 кв. м, выданного У.О. Признании за У.Г. права собственности на спорный земельный участок площадью 255 кв. м, расположенный по адресу: <...>. Истица и ее представитель в обоснование исковых требований указали, что У.Г. и У.А. состоят в законном браке с 21.12.1985 года. У.А., до заключения брака, в 1977 году приобрел по возмездной сделке 37/100 долей спорного дома. В 1984 году получил разрешение на снос части дома, которая фактически составляла его долю в домовладении. В период брака с истицей, на их совместные средства, была возведена новая часть дома на месте демонтированной старой. Возведение новой части дома привело к увеличению полезной площади дома и является неотделимым улучшением. В мае - июне 2009 года У.Г. обнаружила документы, из которых ей стало известно о том, что в 1990 году У.А., без ее ведома и согласия, подарил половину принадлежащей ему доли дома своему брату У.О. Считает, что У.А. не имел права распоряжаться своей долей в доме, поскольку, фактически, он распорядился вновь созданным в период брака с истицей имуществом, что не соответствует закону. У.О. умер в 2006 году и подаренная ему доля перешла по наследству к его несовершеннолетнему сыну У.Е. При жизни У.О. Администрацией
города Звенигорода ему был предоставлен указанный выше земельный участок, как совладельцу дома. Поскольку сделка, заключенная между У.А. и У.О. является недействительной в силу закона, она не порождает никаких последствий, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью, следовательно, оснований для приобретения права на земельный участок при доме у У.О. нет.

У.А. изначально поддерживал исковые требования У.Г., но впоследствии изменил их и стал утверждать о том, что У.Г. отношения к строительству не имеет, новая часть дома, вместо снесенной принадлежавшей ему доли, была построена им и его покойным братом У.О. на деньги их матери и до брака с истицей.

Законный представитель У.Е. - У. с иском не согласилась, пояснив, что истица знала о договоре дарения, поскольку это не являлось тайной для членов семьи У-х. Участия в строительстве дома истица не принимала, дом строили У.А. и У.О. Просила в удовлетворении иска отказать в связи с пропуском сроков исковой давности.

Представитель Администрации городского округа Звенигород просил рассмотреть спор в его отсутствие, решение оставил на усмотрение суда.

Решением суда исковые требования У.Г. были удовлетворены.

С принятым по делу решением не согласилась У., которая просит суд отменить постановленное по делу решение в связи с его незаконностью и необоснованностью.

Заслушав объяснения лиц, явившихся в судебное заседание, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В силу требований ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии со ст. 362 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; нарушение или
неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судом установлено и материалами дела подтверждено, что 09.02.1977 года У.А. приобрел 37/100 доли дома по адресу: <...> площадью 50,7 кв. м с хозяйственными постройками, расположенном на земельном участке площадью 1414 кв. м.

Решением Звенигородского городского Совета депутатов N 338/11 от 08.06.1984 года У.А., как собственнику 37/100 долей дома по адресу: <...> в связи с ветхостью строения, было разрешено строительство новой части дома с террасой.

21.12.1985 года У.А. зарегистрировал брак с У.Г. (В). Брак не расторгнут.

В соответствии с актом приемки в эксплуатацию законченного строительством жилого дома и хозяйственных построек от 30.10.1987 года и Решения Исполкома города Звенигорода N 620/19 от 30.10.1987 года, была принята в эксплуатацию новая часть дома, построенная взамен ветхой части. Произошло увеличение общей полезной площади дома, в том числе и жилой.

15.12.1990 года У.А. подарил У.О. 18/100 долей дома по адресу: <...> общеполезной площадью 99,7 кв. м, в том числе жилой 72,6 кв. м, с хозяйственными постройками на земельном участке площадью 1414 кв. м.

После смерти У.О., последовавшей в 2006 году, подаренная ему доля спорного дома перешла по наследству к его несовершеннолетнему сыну У.Е.

При разрешении возникших спорных правоотношений суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности исковых требований У.Г., поскольку ее муж, вопреки требованиям законодательства, самовольно распорядился супружеским имуществом. Кроме того, разрешая ходатайство представителя ответчика об отказе в удовлетворении исковых требований в связи с пропуском сроков исковой давности, суд первой инстанции пришел к выводу о их необоснованности, поскольку истица узнала о нарушении ее права только в мае 2009 года.

С данными выводами суда судебная коллегия
согласиться не может, поскольку судом не учтено, что договор дарения имущества, находящегося в общей собственности подчиняется режиму этой собственности. Если подаренное имущество является предметом совместной собственности согласие сособственника предполагается (ст. 253 ГК). Данное положение отражено в ст. 35 СК РФ применительно к совместной собственности супругов. При этом следует учитывать, что пункт 6 статьи 169 СК РФ придает обратную силу правилам статей 34 - 37 Семейного кодекса Российской Федерации, устанавливающим положения о совместной собственности супругов и положения о праве собственности каждого из супругов в отношении имущества, нажитого супругами (одним из них) до 1 марта 1996 года.

На иски о признании сделки недействительной (оспоримой) распространяются сроки исковой давности. Согласно нормам ст. 181 ГК и п. 3 ст. 35 СК РФ такой иск может быть предъявлен в течение года с того дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В соответствии с пояснениями истицы она обнаружила документы, указывающие на совершение спорной сделки, случайно, за обоями, наклеенными за шкафом, который стоял на этом месте много лет, указала, что там был договор дарения на 3-х листах. При этом суд не принял во внимание то, что составленный на 3-х листах договор, о котором говорила истица, в суд не представлен. Вместе с тем, в суд вместе с исковым заявлением представлена копия договора на 1 листе, а также ряд других документов на домовладение, в том числе техническими паспортами, составленными по состоянию на 04.11.2004 года, в котором указаны все собственники спорного домовладения, приложено свидетельство о праве собственности У.О. на спорный земельный участок, выданное
22.01.1993 года. С учетом изложенного, принимая также во внимание тот факт, что практически сразу после подачи искового заявления (15.10.2010 года) истица обратилась в суд с заявлением об оказании ей содействия суда в истребовании, других отсутствующих у нее доказательств, судебная коллегия пришла к убеждению о недостоверности пояснений истицы о том, что она узнала о существовании спорного договора только в 2009 году, при изложенных ею обстоятельствах.

Вышеуказанные убеждения судебной коллегии объективно подтверждаются и другими материалами дела, в частности тем, что семьи истицы и У.О. фактически образовывались во время и строительства и пользования спорным имуществом (более 20 лет), при этом каждая из сторон пользовались своей частью дома. Части дома имеют отдельный вход. Кроме того, после оформления спорного договора дарения (согласно инвентарному делу), по домовладению неоднократно проводилась техническая инвентаризация, составлялись инвентаризационные карточки и другие документы, при этом сведения о совладельцах всегда вносились в техническую документацию и отражены во всех документах на домовладение.

Судом были поставлены под сомнения пояснения представителя ответчика и свидетелей, утверждавших о том, что истица знала о договоре дарения на протяжении всего времени, вместе с тем, данный факт подтверждается вышеуказанными доказательствами.

Кроме того, оценивая пояснения ответчика У.А. суд первой инстанции указывая на их изменения в ходе судебных заседаний, пришел к убеждению о том, что У.А. давал достоверные пояснения в ходе первичных его опросов, когда он поддерживал позицию истицы. Однако, судом не были приняты во внимание мотивы его позиции, именно в судебном заседании 20.11.2009 года - “Я понимаю, что наследник У.Е. может лишиться наследства, но в то же время, я поддерживаю исковые требования, так как не
хочу ссор в доме, у нас с наследником они уже начались“. Из вышеприведенного явно следует в связи с чем У.А. изначально поддерживал позицию истца.

Срок исковой давности, для рассматриваемого договора дарения, действующим законодательством ограничен 1 годом.

Таким образом, судебная коллегия пришла к выводу о том, что истица пропустила сроки исковой давности, т.к. должна была знать о существовании спорного договора дарения, что подтверждено представленным ею приложением к исковому заявлению и другими вышеуказанными доказательствами.

Кроме того, в соответствии с пунктом 1 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Доли супругов в совместном имуществе признаются равными.

Как было указано выше, ответчик У.А. подарил своему брату 18/100 из принадлежащих ему 37/100 долей спорного дома.

При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга (пункт 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации).

Пунктом 2 статьи 35 СК РФ также установлено, что сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая из сторон должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Истцом не представлено доказательств того, что ее супруг при отчуждении части спорного домовладения знал или заведомо должен был знать о ее несогласии на совершение им оспариваемого договора
дарения.

В связи с вышеизложенным судебная коллегия считает, что постановленное по делу решение следует отменить. С учетом того, что обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены в полном объеме и выяснение новых не требуется, судебная коллегия, отменяя постановленное по делу решение, полагает возможным принять по нему новое решение, которым отказать У.Г. в удовлетворении заявленных ею требований в полном объеме.

Руководствуясь ст. ст. 199, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Звенигородского городского суда Московской области от 25 августа 2010 года отменить, постановить по делу новое решение которым отказать У.Г. в удовлетворении ее исковых требований в полном объеме.