Решения и постановления судов

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.11.2010 N 09АП-24273/2010-АК по делу N А40-3954/10-149-52 Гражданское законодательство не предусматривает возможность установления антимонопольным законодательством ограничений на использование лицом своего исключительного права на результат интеллектуальной деятельности.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 ноября 2010 г. N 09АП-24273/2010-АК

Дело N А40-3954/10-149-52

Резолютивная часть постановления объявлена 26.10.2010 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 01.11.2010 г.

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

Председательствующего судьи Москвиной Л.А.,

судей: Гончарова В.Я., Захарова С.Л.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Титаренковым В.С.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ООО “Ангстрем“

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 29.07.2010 г.

по делу N А40-3954/10-149-52

по заявлению ООО “Ангстрем“

к Федеральной антимонопольной службе

третье лицо: Компания “Smartronics projects PTE LTD“

об оспаривании решения

при участии в судебном заседании:

от заявителя: Дунаев А.А. по доверенности от 04.10.2010 г., Усенко Е.В. по доверенности от 21.10.2010 г.

от ответчика: Брыкин Д.М. по доверенности
от 16.03.2010 г., Дозмаров К.В. по доверенности от 02.09.2010 г.

от третьего лица: Усенко Е.В. по доверенности от 04.06.2010 г.

установил:

ООО “Ангстрем“ (далее - заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к Федеральной антимонопольной службе (далее - ответчик) о признании недействительным решения от 29.10.2009 г. по делу N 1 11/137-09 о нарушении ООО “Ангстрем“ и компанией “Smartronics projects PTE LTD“ частей 1 и 2 ст. 11 Федерального закона от 26.07.2006 г. N 135-ФЗ “О защите конкуренции“ и прекращении дела по п. 1 ч. 1 ст. 48 указанного Федерального закона.

Решением суда от 29.07.2010 г. в удовлетворении заявленных требований отказано. Обосновывая принятое решение, суд первой инстанции указал на то, что оспариваемое по делу решение антимонопольного органа является законным, соответствует Федеральному закону “О защите конкуренции“, не нарушает права и законные интересы заявителя.

Не согласившись с принятым решением, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции, удовлетворить заявленные требования в полном объеме, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

В обоснование своей правовой позиции заявитель приводит следующие доводы:

- суд не применил положения ст. ст. 431, 1210, 1191 ГК РФ при толковании контракта, в связи с чем сделал вывод об ограничении конкуренции на товарном рынке самим фактом наделения третьего лица полномочиями дистрибьютора;

- заключение и реализация гражданско-правовых договоров, связанных с введением в оборот интегральной микросхемы, с воспроизведенной в ней топологией, является реализацией лицом исключительного права на топологию;

- ограничения использования такого исключительного права ГК РФ не установлено;

- условия договора поставки микроконтроллеров К5004ВЕ1-017, заключенного между заявителем и третьим лицом, не могут быть квалифицированы по ч.
1 ст. 11 Закона “О защите конкуренции“;

- несоответствие аналитического отчета антимонопольного органа по рынку микроконтроллеров, допущенных к применению в составе ЭКЛЗ.

В судебном заседании представитель заявителя доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме, изложил свою позицию, указанную в апелляционной жалобе, просил отменить решение суда первой инстанции, поскольку считает его незаконным и необоснованным, и принять по делу новый судебный акт, об удовлетворении заявленных требований. Считает, что оспариваемый акт не соответствует законодательству и нарушает права и законные интересы заявителя, антимонопольным органом не представлено доказательств того, что заявитель или третье лицо отказали кому-либо из покупателей в продаже товара или иным способом ограничили конкуренцию.

В судебном заседании представитель ответчика поддержал решение суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласен, считает ее необоснованной, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы - отказать. Считает, что оспариваемые ненормативный правовой акт соответствует законодательству, принят антимонопольным органом в пределах предоставленных ему полномочий и не нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В судебном заседании представитель третьего лица поддержал решение суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласился, считает ее необоснованной, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы - отказать. Полностью поддержал позицию заявителя.

Законность и обоснованность принятого решения проверены апелляционной инстанцией в порядке ст. ст. 266, 268 АПК РФ.

Изучив все представленные в деле доказательства, заслушав представителей сторон, рассмотрев доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции считает, что обжалуемый судебный акт подлежит отмене, исходя из следующего.

Как видно из материалов дела, на основании приказа от 31.03.2009
N 182 (удостоверения на право проверки от 06.04.2009 N ИА/9379) Федеральной антимонопольной службой проведены контрольные мероприятия по проверке соблюдения ОАО “Ангстрем“ норм антимонопольного законодательства.

В ходе проверки Федеральной антимонопольной службой установлено, что между ОАО “Ангстрем“ и компанией “Smartronics projects PTE LTD“ (Сингапур) заключен контракт от 15.12.2008 г. N 3025/1512/2008 на поставку микроконтроллеров К5004ВЕ1-017.

Согласно пункту 13 указанного контракта ОАО “Ангстрем“ обязуется предоставить компании “Smartronics projects PTE LTD“ эксклюзивное право на покупку изделий К5004ВЕ1-017 на территории Российской Федерации, Европы и Азии.

В соответствии с пунктом 14 указанного контракта ОАО “Ангстрем“ обязуется без предварительного разрешения в письменной форме от компании “Smartronics projects PTE LTD“, ни напрямую, ни через посредника не продавать изделия К5004ВЕ1-017 на территории Российской Федерации, Европы и Азии.

Кроме того, согласно пункту 15 указанного контракта ОАО “Ангстрем“ обязуется выполнять следующие условия: отказываться принимать и исполнять любые обращения других покупателей изделий К5004ВЕ1-017 на территории Российской Федерации, Европы и Азии (пункт 15.1); не продавать напрямую или назначать других агентов по продаже изделий К5004ВЕ1-017 на территории Российской Федерации, Европы и Азии (пункт 15.2); направлять компании “Smartronics projects PTE LTD“ все запросы от других клиентов на изделия К5004ВЕ1-017 (пункт 15.3.2 контракта).

В действиях ОАО “Ангстрем“ и компании “Smartronics projects PTE LTD“ по заключению контракта от 15.12.2008 г. N 3025/1512/2008 ответчиком были усмотрены признаки нарушения антимонопольного законодательства, о чем составлен Акт по результатам контрольного мероприятия N 115 от 08.05.2009 г.

13.07.2009 г. Приказом Федеральной антимонопольной службы N 445 возбуждено дело N 1 11/137-09 по признакам нарушения ОАО “Ангстрем“ и компанией “Smartronics projects PTE LTD“ ч. 1 ст. 11 Закона “О защите
конкуренции“, согласно которой запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами или согласованные действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, если такие соглашения или согласованные действия приводят или могут привести к ограничению конкуренции.

В ходе производства по делу Федеральной антимонопольной службой проведено исследование рынка микроконтроллеров, допущенных к применению в составе электронной контрольной ленты защищенной в Российской Федерации, составлен аналитический отчет, а также установлено, что производство ЭКЛЗ на территории Российской Федерации возможно только при условии использования в ней микроконтроллера К5004ВЕ1-017, в свободной продаже микроконтроллеры К5004ВЕ1-017 отсутствуют, а единственным производителем микроконтроллера К5004ВЕ1-017 является ОАО “Ангстрем“, доля которого на соответствующем товарном рынке составляет 100%. В связи с указанным, антимонопольным органом сделан вывод о том, что условия контракта, содержащиеся в пунктах 13, 14, 15, лишают возможности существующих на рынке покупателей (субъектов хозяйственной деятельности) самостоятельно конкурировать между собой в отношении микроконтроллеров К5004ВЕ1-017, поставляемых ОАО “Ангстрем“, существенно ущемляют права других покупателей на приобретение указанного товара и приводят к созданию препятствий доступа на товарный рынок потенциальных производителей ЭКЛЗ.

29.10.2009 г. Федеральной антимонопольной службы вынесено оспариваемое по делу решение, которым антимонопольный орган признал действия ОАО “Ангстрем“ и Компании “Smartronics projects PTE LTD“ в части заключения контракта от 15.12.2008 г. N 3025/1512/2008 на поставку микроконтроллеров К5004ВЕ1-017 содержащего антиконкурентные положения нарушившими ч. ч. 1, 2 ст. 11 Федерального закона “О защите конкуренции“.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения заявителя в суд с настоящим заявлением.

Согласно ч. 1 ст. 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, если полагают,
что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу ч. 4 ст. 198 АПК РФ заявление о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда организации стало известно о нарушении ее прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Срок, предусмотренный в ч. 4 ст. 198 АПК РФ, заявителем соблюден.

В соответствии с ч. 4 ст. 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В ст. 13 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 г. N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской
Федерации“ указано, что основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным, является, одновременно, как его несоответствие закону или иному нормативно-правовому акту, так, и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов граждан или юридических лиц, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Таким образом, в круг обстоятельств, подлежащих установлению при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) госорганов входят проверка соответствия оспариваемого акта закону или иному нормативному правовому акту, проверка факта нарушения оспариваемым актом действием (бездействием) прав и законных интересов заявителя, а также соблюдение срока на подачу заявления в суд.

Удовлетворяя заявленные обществом требования, суд первой инстанции исходил из того, что действия ОАО “Ангстрем“ и Компании “Smartronics projects PTE LTD“ в части заключения контракта от 15.12.2008 г. N 3025/1512/2008 на поставку микроконтроллеров К5004ВЕ1-017 содержат антиконкурентные положения и нарушают положения ч. ч. 1, 2 ст. 11 Федерального закона “О защите конкуренции“.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с данными выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно материалам дела, микроконтроллер К5004ВЕ1-017 выполняет функции защиты информации методом криптографии, представляет собой однокристальную ЭВМ в корпусном исполнении и используется исключительно в электронной контрольной ленте защищенной (ЭКЛЗ).

Каждый микроконтроллер является интегральной микросхемой, что подтверждается следующими доказательствами:

- информационное письмо ОАО “Ангстрем“ от 14.07.2008 г. N 030/396 (т. 1 л.д. 139);

- заключение Министерства обороны РФ от 02.02.2009 г. N 236/254з (т. 1 л.д. 99);

- технические условия на микросхемы интегральные - ТУ6331-038-07598199-2005 (т. 1 л.д. 141);

- пунктом 12.6 контракта (отгружаемый по контракту товар относится к разделу
XVI ТН ВЭД России) в совокупности с пояснениями Федеральной таможенной службы к ТН ВЭД России, согласно которым, микроконтроллеры вне зависимости от модификаций, относятся согласно разделу XVI к товарной группе 85 по позиции 8542 “Схемы электронные интегральные“.

В соответствии с п. 1 ст. 1448 ГК РФ, под интегральной микросхемой в гражданско-правовом обороте понимается микроэлектронное изделие окончательной или промежуточной формы, предназначенное для выполнения функций электронной схемы, элементы и связи которого нераздельно сформированы в объеме и (или) на поверхности материала, на основе которого изготовлено такое изделие.

При этом понятие интегральной микросхемой включено в ГК РФ в связи с тем, что каждая интегральная микросхема содержит топологию данной микросхемы.

Согласно п. 11 ст. 1225 ГК РФ, топология интегральной микросхемы относится к охраняемым результатам интеллектуальной деятельности. За создателями таких результатов признаются интеллектуальные права, представляющие особую категорию гражданских прав, то есть комплекс имущественных и неимущественных субъективных прав.

Следовательно, основное имущественное право - это исключительное право на охраняемый объект, в частности, топологию интегральной микросхемы, в силу которого правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование принадлежащего ему результата интеллектуальной деятельности (абз. 2 п. 1 ст. 1229 ГК РФ).

Обладателю исключительного права на топологию (как и другим обладателям исключительных прав на объекты интеллектуальных прав) принадлежат два основных правомочия: во-первых, он может сам использовать топологию по своему усмотрению; во-вторых, правообладатель может распоряжаться исключительным правом на топологию (ст. 1454 ГК РФ).

К основным гражданско-правовым договорам, регулирующим оборот исключительных прав на топологию, относятся договор об отчуждении исключительного права на топологию (ст. 1458 ГК РФ) и лицензионный договор о предоставлении права использования топологии интегральной микросхемы (ст.
1459 ГК РФ).

Суд апелляционной инстанции отмечает, что интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь), в котором выражен соответствующий объект интеллектуальных прав (ст. 1227 ГК РФ), поэтому при передаче вещи, содержащей охраняемый результат, должны быть урегулированы условия распоряжения договаривающимися сторонами исключительным правом на этот результат.

Вопреки выводам антимонопольного органа, апелляционный суд считает, что в пунктах 13, 14, 15 контракта, заключенного ОАО “Ангстрем“ с компанией “Smartronics projects PTE LTD“, содержаться условия распоряжения исключительными правами.

Согласно пункта 1 контракта, его предметом является продажа электронных интегральных схем.

Как указано выше, в пунктах 13, 14 и 15 контракта установлены ограничения в части распоряжения правами сторон на использование электронной интегральной схемы.

В соответствии со ст. 431 ГК РФ о толковании условий договора буквальное значение условий договора в случае неясности должно устанавливаться путем сопоставления с другими условиями договора и смыслом договора в целом.

Суд апелляционной инстанции приходит выводу о том, что анализ конкретных условий контракта, содержащихся в п. 13, 14 и 15 контракта, а также определение его цели позволяет однозначно признать, что стороны, включая в договор условия о предоставлении продавцом покупателю исключительной лицензии на использование интегральной микросхемы, назвали такую лицензию “эксклюзивным правом“.

Согласно ст. 1235 ГК РФ, в лицензионном договоре помимо предмета договора (результата интеллектуальной деятельности, право использования которого предоставляется по договору), должна быть указана территория, на которой правообладатель допускает использование объекта лицензии, срок предоставления лицензии, обусловленное договором вознаграждении.

Кроме того, из условий лицензионного договора должно быть ясно, предоставляется “простая (неисключительная)“ или “исключительная“ лицензия (ст. 1236 ГК РФ).

Согласно пункту 13 указанного контракта ОАО “Ангстрем“ обязуется предоставить компании “Smartronics projects PTE
LTD“ на период с января 2009 года по 31 декабря 2009 года эксклюзивное право на покупку изделий К5004ВЕ1-017 на территории Российской Федерации, Европы и Азии.

Под изделиями понимаются “электронные интегральные схемы“ (пункт 1 контракта).

Срок и территория действия лицензии определены также в пункте 13 контракта, где указано, что контракт действует - с января 2009 г. по 31 декабря 2009 г. на территории Российской Федерации, Европы и Азии.

Суд апелляционной инстанции также отмечает, что исключительный характер лицензии вытекает из статей 14 и 15 контракта, согласно которым продавец не вправе в период действия контракта “продавать изделие“ без согласования с покупателем на территории действия контракта, а также “принимать и исполнять любые обращения других покупателей“. Это означает, что продавец обязуется не заключать лицензионные договоры на предмет контракта с другими лицами.

ГК РФ относит отношения интеллектуальной собственности к сфере гражданско-правового регулирования.

Статья 421 ГК РФ закрепляет и развивает основной принцип гражданского права - принцип свободы договора.

При этом ст. 421 ГК РФ допускает возможность ограничения свободы договор как нормами ГК РФ, так и иными законами.

К таким законам следует отнести Закон “О защите конкуренции“, который в целях защиты прав экономически более слабых контрагентов договора и обеспечения публичного порядка, ограничивает права хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке.

Статья 10 Федерального закона “О защите конкуренции“ запрещает хозяйствующим субъектам ущемлять интересы контрагентов, навязывать невыгодные или не относящиеся к договору условия, отказывать в заключении договора. Содержит статья и ряд других запретов, касающихся договорных отношений.

Однако ч. 4 ст. 10 Федерального закона “О защите конкуренции“ содержит норму, защищающую исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, являющиеся, по существу, монопольными.

В силу ч. 4 ст. 10 Федерального закона “О защите конкуренции“ требования этой статьи не распространяются на действия по осуществлению исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Приведенная норма основана на ст. 1229 ГК РФ, согласно которой гражданин или юридическое лицо, обладающее исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, вправе использовать такой результат по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, если ГК РФ не предусмотрено иное.

Следовательно, ограничение правообладателя в осуществлении принадлежащих ему исключительных прав возможно только ГК РФ.

Учитывая изложенное, а также то, что ГК РФ не предусматривает возможность установить антимонопольным законодательством ограничения на использование лицом своего исключительного права на топологию интегральной микросхемы, суд первой инстанции неправомерно применил к контракту положения частей 1 и 2 статьи 11 Федерального закона “О защите конкуренции“.

Согласно ч. 2 ст. 201 АПК РФ, арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

При таких обстоятельствах, решение суда первой инстанции подлежит отмене. Требования ООО “Ангстрем“ о признании недействительным решение Федеральной антимонопольной службы от 29.10.2009 по делу N 1 11/137-09 о нарушении ООО “Ангстрем“ и Компанией “Smartronics projects PTE LTD“ частей 1 и 2 ст. 11 Федерального закона “О защите конкуренции“ следует удовлетворить.

Руководствуясь ст. ст. 266, 268, 269, 270, 271 АПК РФ, арбитражный суд

постановил:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 29.07.2010 г. по делу N А40-3954/10-149-52 отменить.

Признать недействительным решение Федеральной антимонопольной службы от 29.10.2009 по делу N 1 11/137-09 о нарушении ООО “Ангстрем“ и Компанией “Smartronics projects PTE LTD“ частей 1 и 2 ст. 11 ФЗ “О защите конкуренции“.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

Председательствующий:

Л.А.МОСКВИНА

Судьи:

В.Я.ГОНЧАРОВ

С.Л.ЗАХАРОВ