Решения и постановления судов

Определение Московского городского суда от 14.10.2010 по делу N 33-32383 Исковые требования об отмене приказов о наложении дисциплинарных взысканий, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула удовлетворены правомерно, поскольку доказательств совершения истцом дисциплинарных проступков ответчиком не представлено.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 октября 2010 г. по делу N 33-32383

Судья: Кирилина О.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Огановой Э.Ю.

судей Горновой М.В., Дедневой Л.В.

с участием прокурора Семеновой И.В.

при секретаре К.Н.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дедневой Л.В.

дело по кассационной жалобе представителя ОАО “РЖД“ по доверенности К.Л. на решение Мещанского районного суда г. Москвы от 18 февраля 2010 года, которым постановлено:

исковые требования Г. удовлетворить;

отменить приказ N <...> от 20.07.2009 г. в части привлечения Г. к дисциплинарной ответственности в виде выговора;

отменить приказ N <...> от 17.07.2009 г. об увольнении Г. по п. 5 ст. 81 ТК
РФ;

восстановить Г. на работе в должности машинистом-инструктором локомотивных бригад в локомотивном депо ст. Брянск Московской железной дороги - филиала ОАО “РЖД“ с 28.07.2009 г.;

взыскать с ОАО “Российские железные дороги“ в пользу Г. заработную плату за время вынужденного прогула в размере 355 284,88 рублей;

решение в части восстановления Г. на работе подлежит немедленному исполнению;

взыскать с ОАО “Российские железные дороги“ государственную пошлину в доход государства в размере 5 152,84 рублей.

установила:

Г. обратился в суд к ОАО “РЖД“ с иском об отмене приказов о наложении дисциплинарных взысканий, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, ссылаясь на то, что работал у ответчика в должности машиниста-инструктора локомотивных бригад в локомотивном депо ст. Брянск Московской железной дороги - филиала ОАО “РЖД“, приказом N <...> от 20 июля 2009 года к нему было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора, а приказом N <...> от 17 июля 2009 года он был уволен с занимаемой должности по п. 5 ст. 81 ТК РФ, однако примененные к нему дисциплинарные взыскания в виде выговора и увольнения по п. 5 ст. 81 ТК РФ являются незаконными, поскольку у ответчика отсутствовали основания для их применения, так как нарушений трудовой дисциплины он не допускал, и был нарушен установленный законом порядок применения взысканий.

В судебное заседание представитель истца явился, исковые требования поддержал.

Представитель ответчика в суд явился, против удовлетворения требований истца возражал по основаниям, изложенным в письменном отзыве.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит представитель ответчика в кассационной жалобе.

Проверив материалы дела, выслушав истца и его представителя по доверенности С., представителей ответчика по доверенности Н.
и З., заслушав прокурора, полагавшего решение суда законным и не подлежащим отмене, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

Согласно п. 5 ст. 81 ТК РФ, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

В соответствии со ст. 192 ТК РФ, за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание; выговор; увольнение по соответствующим основаниям.

В силу ст. 193 ТК РФ, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Дисциплинарное взыскание может быть обжаловано работником в государственную инспекцию труда и (или) органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

Согласно ст. 394 ТК РФ, в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

В соответствии
с п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года, при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

Если судом будет установлено, что дисциплинарное взыскание наложено с нарушением закона, этот вывод должен быть мотивирован в решении со ссылкой на конкретные нормы законодательства, которые нарушены.

В силу п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года, по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора, а также факт того, что работодателем были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 ТК РФ сроки для применения дисциплинарного взыскания.

Согласно п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового
распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

В соответствии с п. 52 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года, увольнение работника за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, а также за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей является мерой дисциплинарного взыскания, в связи с чем работодателем должен быть соблюден установленный ст. 193 ТК РФ порядок применения дисциплинарного взыскания.

В силу п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года, работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на прежней работе.

Согласно п. 23 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Судом по делу установлено, что истец работал в ОАО “РЖД“ в должности машиниста-инструктора локомотивных бригад в локомотивном депо г. Брянск Московской железной дороги - филиала ОАО “РЖД“.

Приказом N <...> от 20 июля 2009 года к истцу, за нарушение должностных обязанностей, выразившееся в неудовлетворительной профилактической работе в вопросах укрепления трудовой дисциплины, было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора.

Основанием для применения указанного дисциплинарного взыскания послужили обстоятельства, изложенные в протоколе от 17 июля 2009 года, согласно которому машинист тепловоза К.Г. не прошел предрейсовый медицинский осмотр по причине наличия в выдыхаемом воздухе паров алкоголя. Согласно заключению врача-нарколога, К.Г. находился в состоянии алкогольного опьянения.

Данным протоколом также было установлено, что Г. ненадлежащим образом проводил профилактическую работу среди
членов локомотивных бригад по соблюдению трудовой дисциплины.

Приказом N <...> от 17 июля 2009 года истец был уволен с занимаемой должности по п. 5 ст. 81 ТК РФ.

Основанием к увольнению истца послужил приказ <...> от 27 июля 2009 года, которым за хищение дизельного топлива были уволены машинисты Е. и помощник машиниста А., а в отношении истца было принято решение о его увольнении в связи с неосуществлением контроля за исполнением должностных обязанностей локомотивными бригадами, ненадлежащем контролем по расходу дизельного топлива, непринятием мер к бригадам, допустившим пережег топлива сверх нормативов.

С приказом об увольнении истец был ознакомлен 27 июля 2009 года.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, и с учетом требований закона, правомерно пришел к выводу о незаконности примененных к истцу дисциплинарных взысканий в виде выговора и увольнения по п. 5 ст. 81 ТК РФ, поскольку доказательства совершения истцом дисциплинарных проступков ответчик, в нарушение ст. 56 ГПК РФ и п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года, в суд не представил. Более того, из представленных в суд доказательств, которым судом была дана надлежащая оценка, напротив усматривается, что возложенные на истца трудовые обязанности им выполнялись надлежащим образом и в соответствии с действующими у работодателя внутренними локальными актами, определяющими трудовые функции истца и порядок их выполнения.

При этом суд первой инстанции обоснованно сослался на то обстоятельство, что ни Должностной инструкцией машиниста-инструктора локомотивных бригад, ни положением о машинисте-инструкторе локомотивных бригад ОАО “РЖД“ не
предусмотрены критерии качества проводимого инструктажа и профилактических мероприятий.

В частности, Должностной инструкцией машиниста-инструктора локомотивных бригад Г., Положением о машинисте-инструкторе локомотивных бригад ОАО “РЖД“ и Положением о машинисте-инструкторе локомотивных бригад ОАО “РЖД“, установлено, что машинист-инструктор несет ответственность за нарушение, допущенное локомотивной бригадой прикрепленной колонны, если машинистом-инструктором было допущено нарушение сроков или качества проведения с данной локомотивной бригадой профилактической работы.

Согласно п. п. 85, 86 Положения о машинисте-инструкторе локомотивных бригад ОАО “РЖД“, по результатам отчета руководителем, принимающим отчет, работа машиниста-инструктора за отчетный период может быть принята или оценена неудовлетворительной. Работа оценивается неудовлетворительно в случае брака в работе, произошедшего по вине работника локомотивной бригады прикрепленной колонны, и отсутствии при этом профилактических мер со стороны машиниста-инструктора.

Из представленных в суд отчетов по итогам работы за период февраль - июль 2009 года, журнала по учету работы машиниста-инструктора, докладов о результатах целевой проверки, журнала посещений технических занятий и планов-графиков работы усматривается, что Г. в полном объеме и надлежащим образом исполнял возложенные на него должностной инструкцией обязанности машиниста-инструктора.

Более того, согласно протоколу рабочего собрания локомотивных бригад от 30 июня 2009 года, истцом было проведено собрание на тему предупреждения явок на работу в состоянии алкогольного опьянения. Также с работников локомотивных бригад были взяты расписки о предупреждении о последствиях явки на работу в состоянии алкогольного опьянения.

Из журнала учета посещаемости занятий, успеваемости по технической учебе, усматривается, что в период с февраля по июль 2009 года истцом были проведены проверки режима отдыха работников и условий их проживания.

Кроме того, суд принял во внимание тот факт, что уволенные приказом <...> от 27 июля 2009 года машинист Е.
и помощник машиниста А. были восстановлена на работе решением Мещанского районного суда г. Москвы от 3 декабря 2009 года, данное решение вступило в законную силу.

Ссылку представителя ответчика на наличие состоявшегося в отношении машиниста Е. и помощника машиниста А. обвинительного приговора, вступившего в законную силу, суд первой инстанции правомерно не принял во внимание, поскольку указанный приговор вступил в силу 17 декабря 2009 года, тогда как приказ <...> об увольнении Е. и А., послуживший основанием к увольнению истца, был издан ответчиком 27 июля 2009 года.

Поскольку увольнение истца является незаконным, суд первой инстанции правомерно взыскал в пользу истца с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула. При этом произведенный судом расчет денежных средств соответствует требованиям закона и фактическим обстоятельствам дела.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит.

При этом судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на следующее.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено. Правовая определенность подразумевает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может
считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступление от этого принципа оправданны, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

По настоящему гражданскому делу таких обстоятельств не установлено, в связи с чем судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции об удовлетворении заявленных истцом требований основанными на законе и фактических обстоятельствах дела.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ судебная коллегия

определила:

Решение Мещанского районного суда г. Москвы от 18 февраля 2010 года - оставить без изменения, а кассационную жалобу представителя ОАО “РЖД“ по доверенности К.Л. - без удовлетворения.