Решения и постановления судов

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 09.08.2010 N 09АП-16909/2010-АК по делу N А40-131465/09-142-981 Требования о признании недействительным решения налогового органа в части предложения уплатить налог на прибыль организаций, НДС, акциз, НДФЛ, соответствующие пени и штрафы удовлетворены правомерно, поскольку налоговый орган не представил доказательств недобросовестности налогоплательщика.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 августа 2010 г. N 09АП-16909/2010-АК

Дело N А40-131465/09-142-981

Резолютивная часть постановления объявлена 02 августа 2010 года

Полный текст постановления изготовлен 09 августа 2010 года

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Р.Г. Нагаева

судей Н.Н. Кольцовой, С.Н. Крекотнева

при ведении протокола судебного заседания секретарем А.Н. Красиковой,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 3

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 30.04.2010

по делу N А40-131465/09-142-981, принятое судьей А.А. Дербеневым

по заявлению ООО “Объединение Пивоварни Хейнекен“

к МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 3

о признании недействительными решения в части

при участии в судебном заседании:

от заявителя - Кравчинский Л.В. по дов. от 30.06.2010
N с-628, Щекин Д.М. по дов. от 30.06.2010 N с-629, Сафонова Е.В. по дов. от 03.03.2010 N 24, Рылова А.М. по дов. от 04.05.2010 N С-584

от заинтересованного лица - Филиппова В.А. по дов. от 02.08.2010 N 1

установил:

ООО “Объединение Пивоварни Хейнекен“ (далее - общество, заявитель, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 3 (далее - инспекция, заинтересованное лицо, налоговый орган) о признании недействительным решения от 22.07.2009 N 03-1-31/08 “О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения“ в части предложения уплатить суммы неуплаченных налогов на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость, акциза и транспортного налога за 2006 - 2007 гг. в размере 651 128 253 руб., начисления пени по налогу на прибыль организаций, НДС, акцизу на пиво, транспортному налогу и НДФЛ в размере 84 342 243 руб., привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа в размере 113 532 664 руб. (с учетом уточнения заявленных требований в порядке ст. 49 АПК РФ).

Решением суда от 30.04.2010 заявленные требования удовлетворены частично. Суд признал недействительным решение инспекции от 22.07.2009 N 03-1-31/08, за исключением доначисления транспортного налога, начисления соответствующих пени и штрафа. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятым решением, заинтересованное лицо обратилось с апелляционной
жалобой, в которой просит решение суда в части удовлетворения требований отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать, указывая на то, что судом при принятии решения неправильно применены нормы материального права.

Заявитель представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором, не соглашаясь с доводами жалобы, просит оставить решение суда без изменения, а апелляционную жалобу инспекции - без удовлетворения.

Возражений по принятому решению в части отказа в удовлетворении требований общество не имеет, в связи с чем законность и обоснованность принятого решения проверены апелляционной инстанцией в порядке ст. 266, п. 5 ст. 268 АПК РФ.

Изучив представленные в деле доказательства, заслушав представителей сторон, рассмотрев доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения решения арбитражного суда, принятого в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах и обстоятельствами дела, и удовлетворения апелляционной жалобы, исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2006 по 31.12.2007, по результатам которой составлен акт от 12.05.2009 N 03-1-30/02 и вынесено решение от 22.07.2009 N 03-1-31/08, в соответствии с которым обществу доначислены налоги и сборы в сумме 651 128 253 руб., пени за несвоевременную уплату налогов в сумме
84 342 243 руб.; общество привлечено к налоговой ответственности в соответствии с п. 1 ст. 122, 123 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) в виде штрафа в сумме 113 532 664 руб.

Не согласившись с вынесенным решением, общество обратилось в ФНС России с апелляционной жалобой, по результатам рассмотрения которой ФНС России решением от 22.09.2009 N 9-1-08/00244@ оставила оспариваемый ненормативный акт без изменения.

Арбитражный апелляционный суд, исследовав и оценив представленные в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи, считает, что судом первой инстанции полно и всесторонне установлены обстоятельства по делу и им дана надлежащая правовая оценка.

В апелляционной жалобе инспекция приводит доводы, аналогичные содержащимся в оспариваемом решении и заявленным в суде первой инстанции. Инспекция не указала обстоятельств, являющихся в соответствии со ст. 270 АПК РФ основанием для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

По п. 1.1, 2.2 решения.

Так, инспекция в апелляционной жалобе утверждает, что общество неправомерно отнесло в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией, расходы по агентскому договору от 01.04.2005 за 2006 г. в сумме 659 976 391 руб., за 2007 г. - 808 627 918 руб. и занизило налог, подлежащий уплате в бюджет, в результате включения в налоговые вычеты сумм НДС по возмещаемым расходам - по оказанным услугам по
реализации товара в регионах, в 2006 г. в сумме 118 795 750 руб.

В обоснование своей позиции инспекция ссылается на то, что представленные отчеты агента не содержат информацию о содержании хозяйственных операций, измерителях хозяйственных операций в натуральном и денежном выражении, количестве товаров, переданных покупателям, цене за единицу товара, а указаны только общие суммы по оплаченной продукции. Первичные документы, подтверждающие конкретный объем и виды понесенных агентом расходов при реализации продукции принципала, а также сметы расходов агента у общества отсутствуют.

Данный довод не может быть принят судом и подлежит отклонению.

Материалами дела установлено, что в связи с необходимостью создания эффективной системы продаж заводами группы Хейнекен, существовавшими в проверяемом периоде в виде отдельных юридических лиц, заключены агентские договоры с ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис“ (агент) по модели договора комиссии.

01.04.2005 обществом и ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис“ заключен агентский договор, согласно п. 1.1 которого общество поручает и обязуется оплатить, а агент принимает на себя обязательства по осуществлению от своего имени, но в интересах принципала продаж напитков производства принципала (т. 4 л.д. 25 - 70).

Указанные правоотношения являются агентскими по типу комиссии, и агент в отношениях с третьими лицами действует от своего имени.

Согласно п. 7.1 договора принципал обязуется компенсировать агенту расходы, фактически понесенные за текущий месяц в связи с исполнением агентом
своих обязательств по договору, а также выплатить агенту вознаграждение в размере 5% от данных фактических понесенных агентом расходов.

Под фактически понесенными агентом расходами понимается доля расходов, принятых агентом в текущем месяце и отраженных им в ежемесячном отчете. Доля рассчитывается как удельный вес отгруженной агентом и оплаченной покупателем продукции принципала в общей сумме, поставленной агентом и оплаченной ему покупателями продукции в рамках исполнения агентом своих обязательств по всем агентским договорам агента, заключенным последним с третьими лицами на реализацию аналогичной продукции.

Таким образом, в агентском договоре предусмотрена специальная ценовая формула стоимости услуг агента, которая основана на пропорциональном делении затрат агента между принципалами в зависимости от величины отгруженной и оплаченной продукции каждого принципала, которыми являлись иные производственные компании (заводы) группы Хейнекен в России.

Согласно п. 6.2 договора принципал имеет право потребовать от агента приложить к отчету агента подтверждающие документы, а агент обязан предоставить такие документы.

Фактически исполнение агентского договора оформлялась ежемесячными отчетами агента, актами оказанных услуг и счетами-фактурами (т. 6 л.д. 3 - 152, т. 7 л.д. 1 - 150, т. 8 л.д. 1 - 150, т. 9 л.д. 1 - 150, т. 10 л.д. 1 - 150, т. 11 л.д. 1 - 150, т. 12 л.д. 1 - 57).

В отчетах агента содержится информация о движении продукции
принципала (получено от принципала, отгружено покупателям агента, возвращено принципалу), информация об оплате продукции принципала покупателями, дебиторская задолженность агента, информация о расчете агентского вознаграждения.

В актах оказанных услуг и счетах-фактурах отражалась полная стоимость услуг агента без выделения отдельно стоимости компенсируемых расходов и вознаграждения агента.

Агент всю стоимость таких услуг включал в базу по налогу на прибыль в качестве дохода и с полной стоимости таких услуг оплачивал НДС.

По мнению инспекции, представленные акты сдачи-приемки услуг, счета-фактуры и отчеты агента не являются надлежащим документальным подтверждением расходов, поскольку не представлены первичные документы, подтверждающие расходы агента на исполнение агентского поручения.

Услуги агента являлись экономически неоправданными, поскольку ценовая формула определения стоимости услуг агента, закрепленная в агентском договоре, согласно которой стоимость таких услуг определяется в виде процентов, рассчитанных как удельный вес выручки от постановленной на основании агентского договора и оплаченной покупателями агента продукции заявителя в общей сумме выручки от реализации продукции по всем агентским договорам, делает невозможным, по мнению инспекции, установление денежного выражения расходов, понесенных при реализации агентом продукции конкретно по данному договору.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции сделал правильный вывод об экономической обоснованности услуг агента в связи с их направленностью на получение обществом дохода и фактическим его увеличением.

Согласно ст. 252 Кодекса расходами признаются любые затраты при условии, что
они производятся для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Расходы также должны быть экономически обоснованы.

Расходы общества по оплате услуг агента отвечали этим требованиям.

Арбитражный апелляционный суд соглашается с доводами решения суда первой инстанции о том, что инспекцией не учитывались особенности реализуемой международной группой компаний Heineken в России модели коммерческой деятельности.

Согласно условиям договора агент оказывал обществу широкий круг услуг: изучал рынок и конъюнктуру цен; проводил поиск покупателей; заключал различные договоры; обеспечивал посредством заключения договоров фактическое наличие продукции в торговых точках; реализовал политики продаж общества, в том числе и с привлечением торговых представителей; осуществлял рекламу продукции; хранил продукцию общества; осуществлял урегулирование претензий и исков покупателей; осуществлял иные действия, направленные на продажи продукции общества (т. 4 л.д. 25 - 27)

Таким образом, обоснован довод общества о том, что договором на агента возложен широкий круг задач в целях обеспечения сбыта пивоваренной продукции общества и ее продвижения на рынке.

В качестве коммерческой модели выбран агентский договор по типу комиссии, функция маркетинга и продаж централизована в ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис“, что дало возможность обеспечивать выполнение указанных целей в условиях существования нескольких заводов как самостоятельных юридических лиц.

Эффективность деятельности агента подтверждается ростом прибыли общества после заключения агентского договора, что подтверждается данными формы N 2 бухгалтерской отчетности “Отчет о прибылях и убытках“
(т. 4 л.д. 71 - 86).

При этом расходы по агентскому договору, отраженные в бухгалтерском учете, в 2006 г. составили 7,71% от выручки от реализации продукции и 8,31% от общей суммы затрат, а в 2007 г. - 7,91% от выручки от реализации продукции и 8,7% от общей суммы затрат, что также подтверждается данными формы N 2 бухгалтерской отчетности “Отчет о прибылях и убытках“ (т. 4 л.д. 77, 85).

Помимо реализации продукции общества, агент выполнял функцию по обеспечению исполнения политики продаж, принятой в группе компаний Хейнекен в целом и у общества в частности, которая устанавливает стандарты распространения и представленности продукции в торговых точках. Данная обязанность предусмотрена агентским договором (т. 4 л.д. 35).

Согласно представленным отчетам агент, обеспечивая исполнение политики продаж в отношении пивной продукции общества, добился увеличения объема продаж продукции общества.

Общество, являясь производителем пивной продукции, не имеет объективной возможности реализовать собственную продукцию покупателям в связи с отсутствием необходимых средств для организации сбыта продукции, поскольку в штате общества отсутствуют специалисты, занимающиеся реализацией продукции и ее продвижением на рынке (торговые представители, супервайзеры, специалисты по маркетингу и др.) (т. 4 л.д. 87, т. 12 л.д. 67), не имеет обособленных подразделений в регионах России, занимающихся дистрибьюцией продукции, посредством которых было бы возможно организовать продвижение и сбыт продукции.

Такие специалисты,
обособленные подразделения, практический опыт и навыки продвижения и сбыта продукции сосредоточены у агента, в связи с чем расходы на его услуги являются затратами, произведенными для осуществления деятельности, направленной на получение дохода и экономически обоснованы для общества.

При этом в соответствии с определением Конституционного суда РФ от 04.06.2007 N 320-О-П обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Таким образом, затраты на услуги агента отвечают требованиям, указанным в ст. 252 Кодекса.

Арбитражный апелляционный суд считает, что суд первой инстанции правомерно поддержал довод общества о том, что общество вправе отнести на расходы стоимость услуг агента вне зависимости от порядка определения цены договора.

В соответствии с пп. 3 п. 1 ст. 264 Кодекса к расходам налогоплательщика, учитываемым в целях налогообложения, относится стоимость услуг сторонних организаций.

Из анализа условий агентского договора от 01.04.2005 следует, что данный договор носит характер смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК РФ), сочетающего в себе элементы собственно агентского договора и договора на оказание услуг.

Гражданское законодательство не устанавливает каких-либо ограничений касательно определения сторонами в договоре условия о цене или о порядке ее определения (ст. 424, 423 ГК РФ), в связи с чем стоимость услуг по договору может быть выражена любым способом, в том числе и таким, который предусмотрен в агентском договоре. При этом стоимость услуг сторонней организации должна признаваться расходом по ст. ст. 252, 264, 272 Кодекса.

Проанализировав положение ст. 7 договора, суд первой инстанции установил, что по агентскому договору стоимость услуг включает в себя как ту часть, которая названа расходами агента, так и сумму 5% увеличения этих расходов.

Суд апелляционной инстанции соглашается с доводом общества о том, что унифицированный порядок определения цены, примененный в агентском договоре, не противоречит действующему законодательству и позволяет обеспечить рыночный уровень рентабельности деятельности агента, соответствует Кодексу и основному принципу предпринимательской деятельности - направленности на извлечение прибыли сторонами.

Согласно правовой позиции Пленума ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 12.10.2006 N 53, обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.) или от эффективности использования капитала.

Инспекция не вправе оценивать эффективность использования обществом своих средств (капитала) на оплату стоимости услуг агента, определенных по формуле “затраты + 5%“, поскольку оба элемента этой формулы, указываемые в отчете агента, являются элементами стоимости услуг агента.

Таким образом, все расходы на услуги агента являются для общества экономически обоснованными и связанными с извлечением прибыли, поскольку общество не могло бы извлечь прибыль от производства пивной продукции без ее продажи, а продажи пивной продукции обеспечены не только оплатой вознаграждения агента, но и оплатой обществом расходов, понесенных агентом в связи с исполнением агентского договора.

Общество понесло расходы на всю стоимость услуг агента, что подтверждается отчетами агента, актами сдачи-приемки услуг, счетами-фактурами (т. 6 л.д. 3 - 152, т. 7 л.д. 1 - 150, т. 8 л.д. 1 - 150, т. 9 л.д. 1 - 150, т. 10 л.д. 1 - 150, т. 11 л.д. 1 - 150, т. 12 л.д. 1 - 57). При этом в представленных в материалы дела актах сдачи-приемки услуг стоимость услуг агента указана единой суммой и не разбивается по компонентам, что подтверждает право общества на учет полной стоимости таких услуг для целей налогообложения.

Акцентируемый инспекцией вопрос о том, входят ли расходы в вознаграждение, или стоимость услуг по договору определяется как расходы + вознаграждение не имеет принципиального значения для отнесения сумм по агентскому договору на расходы, поскольку в любом случае все суммы являются расходами общества, т.е. затратами, понесенными (осуществленными) обществом в рамках агентского договора.

Инспекция утверждает, что такое определение стоимости агентского договора делает невозможным определение денежного выражения расходов, понесенных при реализации агентом продукции конкретно по данному договору.

Между тем для отнесения на расходы необходимо денежное выражение стоимости услуг агента, которое отражено в отчетах агента, в актах сдачи-приемки услуг, в счетах фактурах фактурами (т. 6 л.д. 3 - 152, т. 7 л.д. 1 - 150, т. 8 л.д. 1 - 150, т. 9 л.д. 1 - 150, т. 10 л.д. 1 - 150, т. 11 л.д. 1 - 150, т. 12 л.д. 1 - 57), в которых на помесячной основе фиксируется стоимость услуг агента, и именно эти документы являются первичными документами бухгалтерского и налогового учета, служащими основанием для произведения расчетов.

Закрепленный в агентском договоре и агентских договорах с другими принципалами механизм ценообразования, предусматривающий распределение между ними уплаты вознаграждения агенту пропорционально объемам реализованной продукции каждого из принципалов, позволил справедливо распределять между заводами группы Хейнекен затраты на реализацию продукции, централизованно понесенные ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис“, и обеспечивать рыночный уровень рентабельности деятельности ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис“.

В соответствии с представленным в материалы дела Письмом Министерства экономического развития РФ от 17.09.2009 N Д 13-1621 установленный агентским договором способ распределения вознаграждения агента между несколькими принципалами соответствует международной практике, в частности, Рекомендациям Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) по трансфертному ценообразованию. Поскольку в рассматриваемой ситуации принципал не имеет возможности реализовывать собственную продукцию напрямую потребителям, основными расходами на организацию реализации продукции принципала являются затраты на оплату вознаграждения агенту как организации - дистрибьютору, профессионально занимающейся сбытом продукции принципала на всей территории РФ и ее продвижением на рынке. Исходя из этого, применение указанных принципов определения вознаграждения агента является экономически обоснованным (т. 12 л.д. 131 - 132).

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что уплаченные обществом агенту суммы по агентскому договору образовывали стоимость услуг агента и правомерно учтены обществом в качестве расходов в соответствии с пп. 3 п. 1 ст. 264 Кодекса. При этом агент не перевыставлял оплаченные им счета своих контрагентов, а учитывал расходы по ним как собственные затраты.

Ссылка инспекции на то, что к отчету агента должны быть приложены оригиналы или надлежащим образом заверенные копии документов, подтверждающих сведения, содержащиеся в отчете, а также расходы агента, несостоятельна, поскольку данный вывод верен только применительно к агентскому договору, построенному по модели договора поручения, когда агент действует от имени и за счет принципала (ст. 1011 ГК РФ). В этом случае лицом, которое приобретает права и принимает на себя обязанности по сделкам, заключенным агентом, является принципал. Соответственно, у принципала должны находиться первичные документы, подтверждающие расходы на исполнение обязательств по таким сделкам.

Между тем в рассматриваемом случае имеет место агентский договор по типу договора комиссии, когда агент действует от своего имени (п. 1.1). В силу ст. 990 ГК РФ при исполнении такого договора приобретателем прав и обязанностей по заключаемым агентом сделкам становится сам агент.

Таким образом, требование о предоставлении к отчету агента все оправдательных документов неприменимо к агенту, который действует от собственного имени.

Документы агента, подтверждающие его расходы, не являются для общества первичными документами.

Для общества первичными документами являются отчеты агента, акты приема-сдачи услуг, счета-фактуры, составленными в рамках правоотношений общества с агентом и подтверждающими расходы общества.

Учитывая изложенное, отсутствие первичных документов или наличие претензий к первичным документам агента, а не общества, может повлиять на налоговую базу агента, а для общества указанная в актах, отчетах и счетах-фактурах стоимость услуг агента является неизменной и является денежным выражением величины расходов, принимаемых по ст. 264 Кодекса при налогообложении прибыли.

Сделки, проводимые агентом от своего имени, не являются хозяйственными операциями, проводимыми принципалом, поскольку он в них не участвует, хотя и сохраняет обязанность компенсировать расходы агенту.

Как следует из пояснений представителя заявителя, поскольку в отчетах агента подробно указаны все необходимые данные, связанные с исполнением агентом своих функций, то у общества не было сомнений в размере произведенных агентом расходов, следовательно, не было необходимости в том, чтобы запрашивать у агента его первичные документы.

При этом согласно п. 6.2 агентского договора (т. 4 л.д. 31) общество имеет право (но не обязано) потребовать от агента подтверждающие документы.

Между тем в ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля общество по требованию инспекции от 23.06.2009 предоставило первичные документы, подтверждающие экономическую обоснованность расходов, понесенных агентом для исполнения поручения принципала и включенных агентом в агентское вознаграждение (авансовые отчеты, расчетно-платежные ведомости, акты списания товарно-материальных ценностей и др.), что инспекцией не опровергнуто.

Избирая модель агентского договора и сформулированного в нем порядка ценообразования, группа компаний “Хейнекен“ стремилась обеспечить достижение целей исключительно экономического характера. Данная модель не привела и не могла привести к получению группой “Хейнекен“ необоснованной налоговой выгоды, поскольку расходы, которые несли заводы на оплату услуг агента и принятый к вычету в составе этих расходов НДС, в полной мере включались агентом в качестве дохода в налоговую базу по налогу на прибыль и НДС.

Таким образом, специфика взаимоотношений между агентом и заводами группы “Хейнекен“, включая общество, в проверяемом периоде не привела к причинению какого-либо ущерба бюджету.

При таких обстоятельствах, основания для доначисления налога на прибыли и НДС отсутствуют.

Отказ в вычете по НДС не может обуславливаться экономической обоснованностью и документальной подтвержденностью расходов, на что указывает инспекция.

Налоговое законодательство не связывает право налогоплательщика на включение расходов в уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль с правом налогоплательщика на получение налогового вычета по НДС.

Из анализа положений ст. ст. 171, 172 Кодекса следует, что право налогоплательщика на налоговый вычет поставлено в зависимость исключительно от факта принятия к учету приобретенных товаров (работ, услуг), наличия надлежащим образом оформленных счетов-фактур, использования приобретенных товаров (работ, услуг) для осуществления операций, признаваемых объектом обложения НДС.

Материалами дела установлено, что общество принимало к учету приобретенные у ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис“ услуги, отражая их в составе коммерческих расходов.

Приобретаемые услуги потреблены обществом в рамках деятельности, облагаемой НДС, а именно: продажа пива на территории РФ и на экспорт.

ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис“ ежемесячно выставляло счета-фактуры (т. 6 л.д. 33, 72, 109, т. 7 л.д. 5, 37, 82, 138, т. 8 л.д. 7, 32, 55, 57, 85, 87, 116, 117, 119, 144, 146, т. 9 л.д. 21, 23, 58, 60, 124, 126, т. 10 л.д. 28, 30, 90, 88, 146, 148, т. 11 л.д. 52, 54, 89, 91, 129, 131, т. 12 л.д. 14, 16, 54, 55, 57) на всю сумму агентского вознаграждения. НДС начислялся на всю сумму агентского вознаграждения.

Учитывая изложенное, обществом соблюдены все предусмотренные законом условия для получения налогового вычета по НДС, что подтверждается документами на оплату агентского вознаграждения; счетами-фактурами на всю сумму агентского вознаграждения, соответствующими требованиям ст. 169 Кодекса, документами, подтверждающими фактическое оказание услуг (актами сдачи-приемки работ), которые содержат все необходимые реквизиты первичных документов, предусмотренные ст. 9 Федерального закона “О бухгалтерском учете“ от 21.11.1996 N 129-ФЗ, что инспекцией не оспаривается.

ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис“ уплатило весь подлежащий уплате в бюджет НДС, что инспекцией не опровергнуто.

При таких обстоятельствах, обществом соблюдены все условия для применения налоговых вычетов по НДС по уплаченному ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис“ агентскому вознаграждению.

По п. 1.21 решения.

В апелляционной жалобе инспекция утверждает, что до государственной регистрации договора (до 16.01.2008) у общества не было права на использование товарного знака правообладателя, в связи с чем расходы в виде ежеквартальных лицензионных платежей (роялти) за использование торгового знака “Zlaty Bazant“ не могут быть учтены при расчете налоговой базы по налогу на прибыль за 2006 - 2007 гг.

Согласно договорам лицензиат должен рассчитывать размер роялти только на сумму выручки от реализации пива “Zlaty Bazant“, “Amstel“, “Бочкарев“, “Heineken“ на территории России.

Таким образом, общество неправомерно уменьшило налогооблагаемую базу по налогу на прибыль за 2006 - 2007 гг. на сумму экономически неоправданных затрат в виде лицензионных платежей (роялти) от реализации пива на экспорт на общую сумму расходов.

Данный довод не может быть принят судом и подлежит отклонению.

В соответствии с п. 1 ст. 252 Кодекса расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Поскольку от реализации пива указанных товарных знаков по экспортным контрактам общество получило выручку, данные затраты являются экономически обоснованными.

В материалы дела для подтверждения произведенных расходов по начислению роялти представлены договоры и инвойсы, расчеты лицензионных платежей.

Факт документального подтверждения данных затрат инспекция не оспаривает.

Кроме того, согласно условиям экспортных контрактов на поставку пива под товарными знаками “Zlaty Bazant“, “Amstel“, “Бочкарев“, “Heineken“ (т. 98 л.д. 30) право собственности на товар переходит в дату отгрузки со склада продавца, т.е. на складе общества.

Таким образом, переход права собственности (продажа) товара по экспортным контрактам осуществлялась на территории РФ.

В соответствии с п. 11.1 лицензионных договоров на “Amstel“ (т. 98 л.д. 107) и “Heineken“ (т. 98 л.д. 74), п. 9 лицензионного договора на “Zlaty Bazant“ (т. 98 л.д. 133), приложения N 1 к лицензионному договору на “Бочкарев“ (т. 98 л.д. 149) роялти уплачивается с каждого гектолитра проданного пива.

Таким образом, территорией по договору является территория РФ (т. 98 л.д. 58, 90, 140).

В связи с этим общество исчислило и уплачивало роялти с пива, произведенного и проданного (право собственности на которое перешло) на территории РФ, следовательно, общество действовало в рамках лицензионных договоров на “Zlaty Bazant“, “Amstel“, “Бочкарев“, “Heineken“.

Учитывая изложенное, требования налогового законодательства для включения спорных платежей в состав расходов, уменьшающих налоговую прибыль, обществом соблюдены.

При этом ссылка инспекции на то, что у общества на момент проведения проверки не было письменного разрешения правообладателей, регламентирующих право общества на экспорт, не может ограничивать право общества уменьшать налоговую прибыль на сумму указанных платежей.

Общество вправе учесть лицензионные платежи (роялти) за использование товарного знака “Zlaty Bazant“ до момента государственной регистрации лицензионного договора.

Ссылка инспекции на то, что общество, уплачивая платежи по лицензионным соглашениям в 2006 - 2007 гг., не вправе уменьшать полученные доходы на сумму произведенных расходов в соответствии со ст. 252 Кодекса, несостоятельна, поскольку данная норма не предусматривает в качестве обязательного условия для включения в состав расходов, учитываемых при исчислении налоговой базы, наличие регистрации договоров (соглашений).

Наличие заключенных соглашений, начисление и уплата лицензионных платежей, а также факт использования приобретаемых по данным соглашениям прав в производственных целях, т.е. экономическая обоснованность данных расходов, подтверждены материалами дела и инспекцией не опровергнуты.

Налоговое законодательство связывает возникновение у налогоплательщика права на учет понесенных расходов в составе затрат для целей налогообложения прибыли, в связи с чем требования закона обществом соблюдены.

Кроме того, согласно п. 2 ст. 425 ГК РФ стороны договора вправе установить, что условия сделки применяются к их отношениям, возникшим до ее заключения.

Соглашение о предоставлении сублицензии на Товарный знак “Zlaty Bazant“, заключенное 05.02.2007, зарегистрировано Федеральной Службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам 16.01.2008 (т. 98 л.д. 118).

Данное Соглашения содержит специальное положение о его ретроспективном действии, а именно: в ст. 12 “Срок действия договора“ установлено, что Соглашение распространяет свою силу для сторон на правоотношения, возникшие с 05.12.2005 и действует 10 лет с указанной даты (т. 98 л.д. 135).

Учитывая изложенное, наличие данной статьи в лицензионном договоре исключает нарушение налогового законодательства.

В связи с этим общество правомерно учло при расчете налоговой базы по налогу на прибыль расходы в виде лицензионных платежей, произведенных в 2006 - 2007 гг.

По п. 3 решения.

В апелляционной жалобе инспекция указывает на то, что общество в период 2006 - 2007 гг. недоплатило сумму акциза в размере 45 670 168 руб.

Общество неправомерно определяло дату реализации подакцизной продукции в отношении агентского договора от 01.04.2005 как день реализации подакцизных товаров агентом ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис“ покупателям, а не как день передачи товаров на комиссию агенту.

Определение даты реализации (пер“дачи) подакцизных товаров (за исключением нефтепродуктов) непосредственно связано с датой передачи этих товаров. Отгрузка подакцизной продукции со склада уже и есть реализация (передача) продукции, которая подлежит обложению налогом.

Данный довод не может быть принят судом и подлежит отклонению.

Согласно ст. 39 Кодекса реализацией товаров, работ или услуг признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу.

Передача прав собственности на подакцизные товары одним лицом другому лицу на возмездной и (или) безвозмездной основе, а также использование их при натуральной оплате, признаются реализацией подакцизных товаров.

В соответствии со ст. 996 Гражданского кодекса РФ вещи, поступившие к комиссионеру от комитента, либо приобретенные комиссионером за счет комитента, являются собственностью последнего.

Таким образом, операция по передаче продукции агенту (не предусматривающая передачи права собственности) не является реализацией товара в понимании действующего налогового законодательства.

В соответствии с п. 2 ст. 195 Кодекса дата реализации (передачи) подакцизных товаров определяется как день отгрузки (передачи) соответствующих подакцизных товаров.

Согласно ст. 224 Гражданского кодекса РФ передачей признается вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю, отчужденных без обязательства доставки. Вещь считается врученной приобретателю с момента ее фактического поступления во владение приобретателя или указанного им лица.

ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис“ для общества не является ни приобретателем (ему не переходит право собственности на передаваемые товары), ни перевозчиком, в связи с чем операция по передаче продукции агенту не является реализацией товара.

Кроме того, согласно п. 2.1.3 агентского договора от 01.04.2005 (т. 4 л.д. 27) в рамках осуществления деятельности по продаже продукции принципал обязан передавать продукцию агенту на комиссию по акту передачи продукции на комиссию. Передача продукции на комиссию и подписание акта передачи продукции на комиссию означает возникновение у агента права на осуществление агентом в отношении соответствующей продукции своих обязательств по договору (продаже продукции покупателям). При этом при передаче продукции на комиссию продукция остается у принципала на складе принципала. Принципал обеспечивает сохранность продукции до момента отгрузки агентом соответствующей продукции со склада принципала. Запись об этом делается в акте передачи продукции на комиссию. Принципал отвечает за сохранность и риск случайной гибели или повреждения переданной на комиссию продукции до момента ее отгрузки со склада принципала. Принципал осуществляет передачу продукции (переданной на комиссию) во владение агента по товарной накладной в момент отгрузки соответствующей продукции агентом со склада принципала.

Правомочие в отношении владения товаром также не передавалось от принципала к агенту и согласно актам передачи продукции на комиссию.

В соответствии с агентским договором от 01.04.2005 с момента подписания настоящего акта продукция находится во владении принципала, который обеспечивает ее сохранность до момента ее отгрузки агентом со склада принципала (т. 100 л.д. 12, 30).

При таких обстоятельствах, материалами дела подтверждено, что при подписании акта передачи продукции на комиссию к агенту не переходило ни право собственности, ни право владения продукцией, а также не происходило отгрузки со склада предприятия, либо иного физического перемещения. Продукция отгружалась со склада Хейнекен в момент передачи ее покупателям (т. 109 л.д. 4 - 106).

Таким образом, при подписании принципалом и агентом акта передачи продукции на комиссию не возникало и объекта налогообложения акцизом.

В связи с этим Хейнекен уплатило акциз в полном объеме в момент отгрузки товара продукции агентом покупателю.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции считает, что приведенные в апелляционной жалобе доводы не могут являться основанием к отмене принятого судом решения.

Обстоятельства по делу судом первой инстанции установлены полно и правильно, им дана надлежащая правовая оценка.

Нарушений норм процессуального права судом не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 110, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 30.04.2010 по делу N А40-131465/09-142-981 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

Председательствующий судья

Р.Г.НАГАЕВ

Судьи:

С.Н.КРЕКОТНЕВ

Н.Н.КОЛЬЦОВА