Решения и определения судов

Определение Московского городского суда от 01.07.2010 по делу N 33-19742 В удовлетворении исковых требований о признании недействительным завещания и признании права собственности на наследственное имущество отказано правомерно, поскольку доказательств того, что наследодатель на момент подписания завещания не отдавал отчет своим действиям и не мог ими руководить, не представлено.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 июля 2010 г. по делу N 33-19742

Судья Титарова Е.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Базьковой Е.М.

и судей Дегтеревой О.В., Харитонова Д.М.

при секретаре О.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Базьковой Е.М.

дело по кассационной жалобе П.Э.

на решение Симоновского районного суда г. Москвы от 10 марта 2010 г.,

которым постановлено:

в иске П.Э. к Ч., ДЖП и ЖФ г. Москвы о признании недействительным завещания, составленное П.М., умершим 28.10.2008 года и признании права собственности на наследственное имущество отказать.

установила:

П.Э. обратился в суд с иском к Ч. о признании завещания недействительным.

В обоснование заявленных требований истец указывал на то, что 28.10.2008
г. умер его отец П.М., после смерти которого, отрылось наследство состоящее, из квартиры, расположенной по адресу <...>.

При жизни, а именно 03.10.2008 г., П.М. составил завещание, согласно которого все свое имущество завещал Ч., брак с которой был зарегистрирован 15.10.2008 года.

П.Э. полагает, что умерший П.М. при составлении завещания 03.10.2008 г. не способен был понимать значение своих действий и руководить ими, поскольку при жизни страдал рядом заболеваний, которые ухудшали его психическое состояние, просил суд признать завещание от 03.10.2008 г. недействительным.

Ответчик Ч. возражала против иска, ссылалась на то, что с П.М. была знакома с 1988 года, они вместе жили, она ухаживала за П.М., поскольку с сыном у умершего были плохие отношения.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе П.Э., считая его незаконным.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя кассатора И., ответчицы Ч., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда постановленного в соответствии с законом и фактическими материалами дела.

Судом установлено, что 28.10.2008 г. умер П.М. - 1942 года рождения, после его смерти отрылось наследство в виде квартиры по адресу <...>, которую он 03.10.2008 года завещал Ч.

Разрешая заявленные требования, судом назначалась и была проведена по делу посмертная судебно-психиатрическая экспертиза на предмет возможности П.М. в момент подписания завещания 03.10.2008 г. осознавать значение своих действий и руководить ими.

Согласно заключения судебно-психиатрической посмертной экспертизы, проведенной экспертами больницы им. Алексеева 03.02.2010 года в представленной медицинской документации нет указаний на наличие у П.М. нарушений сознания, интеллекта, памяти, психотических расстройств, поэтому во время оформления завещания 03.10.2008 года он мог понимать значение своих действий и
руководить ими.

Отказывая истцу в удовлетворении заявленных требований, суд правильно руководствовался нормами ст. 177 ГК РФ, и дав оценку заключению судебно-психиатрической посмертной экспертизы, проведенной экспертами психиатрической клинической больницы им. Н.А. Алексеева, показаниям свидетелей, суд пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований, поскольку доказательств того, что наследодатель на момент подписания завещания 03.10.2008 г. в силу болезненного состояния здоровья не отдавал отчет своим действиям и не мог ими руководить, суду представлено не было.

В кассационной жалобе П.Э. указывает на то, что суд не принял во внимание, что Ч. оказывала давление на П.М., и воспользовалась его болезненным состоянием, не может служить основанием к отмене решения, поскольку истцом были заявлены требования об оспаривании завещания по основаниям ст. 177 ГК РФ, и суд проверял указанные истцом основания оспаривания завещания. (л.д. 66).

Ссылка в жалобе на то, что по делу необходимо провести психологическую экспертизу, однако указанный довод жалобы является не состоятельным, поскольку такое ходатайство истцом не заявлялось в ходе рассмотрения дела.

Исходя из вышеизложенного, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, спор разрешил в соответствии с нормами материального и процессуального права, в связи с чем оснований для отмены решения в соответствии со ст. 362 ГПК РФ не усматривается.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Симоновского районного суда г. Москвы от 10 марта 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.