Решения и определения судов

Определение Ленинградского областного суда от 21.10.2010 N 22-1836/2010 Наличие доказательств, подтверждающих виновность осужденного в совершении кражи, свидетельствует о наличии оснований для привлечения данного лица к уголовной ответственности за совершенное преступление. Наказание назначено осужденному соразмерно содеянному и с учетом данных о личности, в силу чего чрезмерно суровым и несправедливым не является.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 октября 2010 г. N 22-1836/2010

Судья Набиулина Л.А.

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего судьи Стрижакова А.А.,

судей Елкиной А.В. и Клюсовой С.А.,

при секретаре С.Е.,

рассмотрела в судебном заседании 21 октября 2010 года кассационную жалобу осужденного С.К. на приговор Всеволожского городского суда Ленинградской области от 23 августа 2010 года, которым

С.К., <...>, ранее судимый:

- 21 апреля 2003 года по п. “а, б, в, г“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в ИК строгого режима;

- 25 июня 2003 года по ч. 3 ст. 30 и п. “а, б,
в, г“ ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции 1996 года) к 4 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ присоединено частично наказание по приговору от 21 апреля 2003 года и окончательно назначено к отбытию 5 лет 1 месяц в ИК строгого режима. По определению Тосненского городского суда Ленинградской области от 1 февраля 2006 года освобожден условно-досрочно, не отбытый срок 1 год 9 месяцев 20 дней;

- 17 января 2008 года по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании п. “в“ ч. 7 ст. 79 УК РФ, ст. 70 УК РФ частично присоединена к наказанию не отбытая часть наказания по приговору от 25 июня 2003 года и окончательно назначено к отбытию 3 года лишения свободы. На основании постановления Тосненского городского суда Ленинградской области от 8 мая 2009 года освобожден условно-досрочно 15 мая 2009 года на не отбытый срок 1 год 7 месяцев 7 дней;

осужден за совершение преступления, предусмотренного п. “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, за совершение преступления, предусмотренного п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, без штрафа. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено 2 года 8 месяцев лишения свободы, без штрафа.

На основании ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 17 января 2008 года. На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию, частично присоединена не отбытая часть наказания по приговору
от 17 января 2008 года, в виде шести месяцев лишения свободы, и окончательно назначено наказание в виде 3 лет 2 месяцев лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания исчислен с 23 августа 2010 года, в срок отбытия наказания зачтено время содержания под стражей с 22 октября 2009 года по 22 августа 2010 года включительно.

По приговору суда С.К. признан виновным в совершении кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, при следующих обстоятельствах:

18 октября 2009 года около 17 часов 00 минут, находясь в квартире по адресу: <...>, тайно похитил телевизор “МВ 0755“, принадлежащий П., причинив ей значительный ущерб на сумму 3000 рублей, с похищенным скрылся, распорядившись им по собственному усмотрению.

Также он признан виновным в совершении кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, с незаконным проникновением в жилище, при следующих обстоятельствах:

22 октября 2009 года около 1 часа 30 минут, с целью тайного хищения чужого имущества, разбив стекло в оконной раме, незаконно проник в квартиру, расположенную по адресу: <...>, откуда тайно похитил пылесос “Бош 1810 Р“, принадлежащий Ф., причинив ей ущерб на сумму 2691 рубль, с похищенным скрылся, распорядившись им по собственному усмотрению.

В судебном заседании С.К. вину признал частично.

Заслушав доклад судьи Елкиной А.В., объяснения осужденного С.К. и адвоката Моровой И.С., поддержавших доводы кассационной жалобы, и просивших отменить приговор в части осуждения С.К. за хищение телевизора, выслушав мнение прокурора Дубова А.Б., полагавшего, что приговор постановлен законно и обоснованно и его следует оставить без изменения, судебная коллегия Ленинградского областного суда

установила:

В кассационной жалобе осужденный С.К.
считает приговор несправедливым, ссылается на нарушения уголовно-процессуального закона, в частности на нарушение принципа равенства сторон. Указывает, что судом не были применены положения ст. 61 УК РФ и не были учтены смягчающие обстоятельства, не учтено мнение потерпевших, не настаивающих на строгом наказании, не была применена ст. 64 УК РФ. Указывает, что вину признал полностью, раскаялся, дал явку с повинной, имеет постоянную регистрацию и хронические тяжкие заболевания. Ссылается на необоснованность отказа суда в истребовании справки о наличии у него заболеваний и отказа в удовлетворении ходатайства о вызове общественного защитника Тимофеева К.В. в помощь адвокату, чем, как он полагает, было нарушено его право на защиту. Оспаривает правильность исчисления не отбытого срока наказания при условно-досрочном освобождении по постановлению Тосненского суда от 8 мая 2009 года и правильность указания данного срока в приговоре, что, по его мнению, повлекло ошибку при назначении окончательного наказания по совокупности приговоров. Также оспаривает обоснованность осуждения за кражу телевизора, принадлежащего его сестре - потерпевшей П., и значительность причиненного ей ущерба, указывая, что телевизор был куплен на совместные деньги его сестры и матери, с которой он проживал одной семьей. Поэтому он полагает, что обвинение в краже телевизора является надуманным, а квалификация его действий по данному факту - ошибочной. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия с п. “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ, применить положения ст. 64 УК РФ и снизить размер наказания.

В возражениях на кассационную жалобу заместитель Всеволожского городского прокурора Кукса А.А. указывает, что приговор является законным и обоснованным, а наказание справедливым, назначенным с
учетом тяжести содеянного и данных о личности подсудимого. Полагает, что оснований для изменения приговора не имеется и просит кассационную жалобу оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав стороны, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия считает, что приговор постановлен законно и обоснованно как в части квалификации действий осужденного, так и в части назначенного наказания.

Выводы суда о доказанности вины С.К. в совершении преступлений, за которые он осужден, соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, подробно изложенных в приговоре и получивших надлежащую оценку суда.

Так, виновность С.К. в совершении указанных преступлений подтверждается собственными признательными показаниями С.К., показаниями потерпевших П. и Ф., свидетелей С.Ф., Г., протоколом явки с повинной С.К., протоколом его личного досмотра, протоколом осмотра пылесоса, гарантийным талоном на телевизор, а также другими доказательствами.

Все доказательства, собранные по делу и положенные в основу приговора, были тщательно проверены судом и получили оценку в приговоре в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ, они обоснованно были признаны судом допустимыми и достоверными доказательствами, поскольку были получены в рамках требований уголовно-процессуального закона.

Их совокупность является достаточной для обоснованного вывода суда о доказанности вины С.К. в совершении преступлений, за которые он осужден.

Правовая оценка действий осужденного С.К. по каждому из совершенных преступлений дана правильно, она соответствует закону и установленным судом обстоятельствам, оснований для переквалификации действий С.К. не имеется.

Все версии С.К., о которых он заявлял, в частности о временном позаимствовании телевизора, о действиях под влиянием лекарственных препаратов, в результате чего он не понимал характера своих действий, судом были проверены.

Данные утверждения С.К.
судом обоснованно были признаны несостоятельными, поскольку они были опровергнуты совокупностью исследованных судом доказательств, оснований не доверять которым у суда не имелось.

Доводы осужденного С.К. о необоснованности обвинения в краже телевизора и оспаривающего значительность ущерба, причиненного потерпевшей П., также не нашли своего подтверждения.

Судом достоверно было установлено, что к приобретению телевизора, собственником которого по делу была признана потерпевшая П. (даже при условии приобретения ею данного телевизора с привлечением средств ее матери С.Ф.), осужденный С.К. никакого отношения не имел.

Данное имущество ему не принадлежало, согласия П. или С.Ф. на изъятие у них данного телевизора он не получал. Завладевая данным телевизором, он действовал втайне от них, с корыстной целью и распорядился похищенным по собственному усмотрению, а потому оснований сомневаться в правильности квалификации его действий по данному преступлению не имеется.

Факт нахождения данного телевизора в комнате его матери С.Ф., где он с разрешения последней проживал (на что он ссылается в своей жалобе), не порождает для него возникновение права собственности на данное имущество и на существо дела не влияет, поскольку квалифицирующий признак незаконного проникновения в жилище по данному преступлению ему не вменяется.

В соответствии с положениями ст. 74 УПК РФ доказательствами по делу являются любые сведения, на основе которых суд устанавливает наличие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В качестве доказательств по делу допускаются показания потерпевшего.

Потерпевшая П. дала суду показания, в том числе и в части стоимости похищенного у нее имущества и оснований сомневаться в достоверности ее показаний в этой части у суда не имелось, не имеется таких оснований
и у судебной коллегии.

С учетом установленной показаниями потерпевшей П. стоимости похищенного имущества и размера ущерба, причиненного кражей телевизора, обоснованность квалификации действий С.К. по данному преступлению по вмененному квалифицирующему признаку значительности причиненного ущерба, наличие которого П. подтвердила в судебном заседании, не вызывает сомнений.

По этим основаниям доводы стороны защиты в этой части судебная коллегия не может признать обоснованными и оснований для исключения данного квалифицирующего признака или изменения квалификации действий осужденного по данному преступлению судебная коллегия не усматривает.

С.К. была проведена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, по заключению которой он как в период инкриминируемых действий, так и в настоящее время хроническим, временным психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики не страдает, обнаруживает смешанное расстройство личности (психопатию), синдром зависимости от сочетанного употребления психоактивных веществ, симуляцию.

Согласно экспертному заключению, данному комиссией врачей-психиатров, у С.К. имеют место характерные для вышеуказанного диагноза склонность к демонстративности, театральности, вспыльчивости, конфликтности с эмоциональной огрубленностью, что при сохранности основных интеллектуально-мнестических, критико-прогностических функций не лишает его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а потому суд обоснованно признал С.К. вменяемым.

Данное экспертное заключение опровергает утверждения С.К. в жалобе о наличии у него органического поражения головного мозга.

Вопреки утверждениям осужденного, при назначении наказания суд выполнил требования ст. 61 УК РФ и учел все те обстоятельства, на которые С.К. сослался в своей жалобе.

Наказание С.К. назначено судом с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, всех имеющихся в деле данных о личности виновного, в том числе и с учетом наличия у него тяжких заболеваний.

Учел суд и обстоятельства, влияющие на назначение наказания,
признав смягчающими наказание обстоятельствами полное признание вины, раскаяние в содеянном, состояние его здоровья и явку с повинной, а отягчающими наказание обстоятельствами наличие рецидива преступлений, являющегося по своему виду опасным. Вопреки утверждению в жалобе, учтено судом также и мнение потерпевших в части наказания.

Наказание С.К. назначено судом соразмерно содеянному и личности, и чрезмерно суровым или несправедливым оно не является.

Не является несправедливым и окончательное наказание, правильно назначенное С.К. по совокупности приговоров по правилам ст. ст. 79 ч. 7 п. “в“, 70 УК РФ, путем частичного, а не полного присоединения не отбытой части наказания по предыдущему приговору.

Решение о назначении наказания в виде реального лишения свободы суд в приговоре мотивировал. Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений и дающих основания для применения положений ст. 64 УК РФ, судом не установлено, не усматривает их и судебная коллегия, поэтому оснований для смягчения назначенного С.К. наказания не имеется.

Нарушений требований уголовного и уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора или его изменение, в том числе и нарушения права на защиту и принципа равенства сторон, на что ссылается в жалобе осужденный, по делу не допущено.

Так, при рассмотрении ходатайств, заявленных С.К. в ходе судебного заседания, судом нарушений закона не допущено. Все ходатайства судом рассмотрены, с вынесением мотивированных по ним решений, которые являются обоснованными.

Доводы осужденного о нарушении права на защиту необоснованным отказом в истребовании справки о его заболеваниях, судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку наличие у С.К. тяжких заболеваний судом было принято во внимание и учтено при назначении наказания в качестве смягчающих наказание обстоятельств.

Не может судебная коллегия признать состоятельными
также и доводы в части необоснованности отказа в ходатайстве о вызове общественного защитника в помощь профессиональному адвокату, осуществляющему его защиту в суде. В соответствии со ст. 49 УПК РФ в качестве защитников по делу допускаются адвокаты, участие которого в судебном заседании в защиту интересов С.К. судом было обеспечено. Допуск к делу в качестве защитников иных лиц, наряду с адвокатом, является правом, а не обязанностью суда, поэтому, решение, принятое судом по данному ходатайству С.К., соответствует закону и его права на защиту не нарушает.

Доводы осужденного в части, касающейся оспаривания им правильности исчисления не отбытой части наказания при условно-досрочном освобождении, произведенного Тосненским городским судом Ленинградской области по постановлению от 8 мая 2009 года, не могут быть рассмотрены в рамках данной кассационной жалобы, поданной на приговор Всеволожского городского суда Ленинградской области от 23 августа 2010 года, поскольку подлежат проверке при обжаловании постановления суда от 8 мая 2009 года в порядке надзора надзорной инстанцией Ленинградского областного суда.

Опечатка, допущенная во вводной части приговора в указании оставшейся не отбытой части наказания при условно-досрочном освобождении по приговору суда от 17 января 2008 года, на законность и обоснованность обжалуемого приговора не влияет.

При изложенных обстоятельствах, оснований для удовлетворения кассационной жалобы осужденного С.К. судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда

определила:

приговор Всеволожского городского суда Ленинградской области от 23 августа 2010 года в отношении С.К. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного С.К. - без удовлетворения.