Решения и определения судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.10.2010 N 14166 Заработная плата и иные компенсационные выплаты выплачиваются председателю правления кооператива в случае заключения с ним трудового договора, если заключение договора предусмотрено уставом. Трудовой договор, в котором работником и работодателем выступает одно лицо, не является допустимым доказательством по делу о взыскании задолженности по заработной плате, ввиду чего при новом рассмотрении дела суду надлежит определить правоотношения сторон и в зависимости от установленного разрешить спор.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 октября 2010 г. N 14166

Судья: Жукова А.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Антоневич Н.Я.

судей Корсаковой Н.П. и Леонтьева С.А.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании от 14 октября 2010 года дело N 2-4062/10 по кассационной жалобе на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 16 сентября 2010 года по иску П. к ГСК о взыскании задолженности по заработной плате, пособия по нетрудоспособности, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за просрочку выплаты, причитающихся денежных средств и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Антоневич Н.Я., объяснения П., председателя ГСК М. (протокол собрания от 11.03.10 г. и выписка из ЕГРП
от 01.04.10 г.), представителя ГСК С. (дов. от 15.03.10 г.), судебная коллегия городского суда

установила:

П. обратился в суд с иском к ГСК о взыскании задолженности по заработной плате за период с 01 июля по 19 июля 2009 года и с 21 октября 2009 года по 24 августа 2010 года в размере <...>, задолженности по выплате пособия по нетрудоспособности за период с 20 июля по 20 октября 2009 года в размере <...>, компенсации за неиспользованный отпуск за 2009 и 2010 годы в размере <...>, компенсации за просрочку выплаты причитающихся денежных средств в размере <...> и компенсации морального вреда в размере <...>.

В обоснование заявленных требований истец указал, что с 09 января 2007 года состоял с ответчиком в трудовых отношениях, являясь председателем правления кооператива. Решением общего собрания ГСК от 09 июля 2009 года и решением правления ГСК от 10 июля 2009 года председателем кооператива был избран Т., избрание которого вступившим в законную силу решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 17 декабря 2009 года было признано незаконным. Однако еще до вынесения судом названного решения председателем ГСК был избран М. Учитывая, что документов об увольнении истца с занимаемой должности истцу представлено не было, при этом он в период с 16 июля 2009 года по 26 марта 2010 года не был допущен к работе, то есть был лишен возможности исполнять свои трудовые обязанности на законных основаниях, П. полагает, что ответчик неправомерно не выплатил ему искомые денежные суммы, включая пособие по нетрудоспособности и компенсацию за неиспользованный отпуск. Кроме того, указанными действиями ответчика истцу был причинен моральный вред, так
как действия ответчика, по утверждению истца, привели к ухудшению здоровья истца и к его инвалидности.

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 16 сентября 2010 года исковые требования удовлетворены частично. Суд взыскал с ГСК в пользу П. задолженность по выплате заработной платы, пособия по нетрудоспособности, компенсации за неиспользованные отпуска в общей сумме <...>; денежную компенсацию за задержку указанных выплат в размере <...> и компенсацию морального вреда в размере <...>, а всего - <...>. В удовлетворении остальной части иска отказано.

ГСК в кассационной жалобе просит решение суда отменить, считая его неправильным, указывая, что суд не применил закон, подлежащий применению, неправильно истолковал закон, выводы суда не соответствуют представленным в материалах дела доказательствам.

Судебная коллегия, обсудив доводы кассационной жалобы, исследовав материалы дела, находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В силу части 1 статьи 195 ГПК РФ, решение должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 “О судебном решении“, решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ (п. 2).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно
содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3).

Настоящее решение не соответствует требованиям законности и обоснованности, предъявляемым законом к судебным постановлениям.

Как следует из материалов дела, 02 февраля 2008 года между П. и ГСК, действующим в лице председателя правления П., заключен срочный трудовой договор, сроком на два года до 01 февраля 2010 года на занятие должности председателя кооператива с должностным окладом <...>.

Вступившим в законную силу решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 17 декабря 2009 года по гражданскому делу N <...> удовлетворены исковые требования П. к ГСК о признании недействительными решения общего собрания членов ГСК от 09 июля 2009 года и решения правления ГСК от 10 июля 2009 года об избрании нового состава правления, а также об избрании председателем правления ГСК Т. и внесении изменения в сведения о юридическом лице в ЕГРЮЛ (л.д. 17 - 32).

Согласно акту от 24 марта 2010 года при обращении истца в правление ГСК с предложением о передаче ему дел и допуске на рабочее место председателя ГСК, основанным на вступившем в законную силу решении суда, ему было отказано в допуске в связи с избранием нового председателя правления ГСК (л.д. 51 - 52).

Из протокола собрания уполномоченных ГСК от 25 декабря 2009 года следует, что председателем ГСК избран М. (л.д. 139 - 141).

Удовлетворяя исковые требования П., суд первой инстанции исходил того, что с П. как председателем правления ГСК был заключен трудовой договор с кооперативом, что полномочия П. как председателя правления ГСК восстановлены вступившим в законную силу решением суда, имеющим в соответствии со ст. 61 ГПК РФ для настоящего дела
преюдициальное значение, а избрание до вынесения указанного решения суда 25 декабря 2009 года председателем ГСК М. не имеет правового значения для существа рассматриваемого спора, поскольку приказа об увольнении П., содержащего указание на причину его увольнения и дату его увольнения суду не было представлено, как и не были представлены документы, свидетельствующие об ознакомлении истца с приказом о его увольнении. Кроме того, суд также исходил из того, что истцом представлен правильный расчет взыскиваемых сумм.

Между тем, с данными выводами суда первой инстанции судебная коллегия не считает возможным согласиться по следующим основаниям.

Как следует из Устава ГСК, кооператив является некоммерческой организацией, созданной в форме специализированного потребительского кооператива - гаражно-строительного кооператива (пункт 1.3).

Согласно пункту 4.1 Устава кооператива органами управления кооператива являются:

- общее собрание членов кооператива или собрание уполномоченных;

- правление кооператива;

- председатель кооператива.

В силу пункта 4.3 Устава правление кооператива - коллегиальный исполнительный орган, избираемый в количестве не менее пяти членов кооператива сроком на два года, осуществляющий руководство кооперативом в период между общими собраниями (собраниями уполномоченных).

Правление выбирает из своего состава председателя правления. Председатель правления руководит работой правления.

Пунктом 4.3.3 Устава определены полномочия председателя правления кооператива.

Таким образом, как следует из пункта 3.2 Устава ГСК, председателем правления названного потребительского гаражно-строительного кооператива может быть только член данного кооператива, который фактически наделяется полномочиями общим собранием (собранием уполномоченных), поскольку именно этот орган уполномочен на избрание членов правления, из числа которых последние избирают председателя правления.

Кроме того, объем полномочий председателя правления также определен общим собранием членов кооператива (собранием уполномоченных) путем принятия Устава кооператива, которым установлены полномочия данного органа управления кооперативом.

При изложенных обстоятельствах является неправильным вывод суда
первой инстанции о том, что для прекращения полномочий истца как председателя ГСК не имеет правового значения избрание 25 декабря 2009 года председателем ГСК другого члена ГСК М., поскольку именно с даты избрания другого председателя правления ГСК прекращаются полномочия предыдущего председателя ГСК.

В силу пункта 6 статьи 116 ГК РФ правовое положение потребительских кооперативов, а также права и обязанности их членов определяются в соответствии с настоящим Кодексом, законами о потребительских кооперативах.

В настоящее время закон о гаражно-строительном потребительском кооперативе не принят.

Между тем, согласно статье 6 ГК РФ в случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона)

Согласно п. 1.1 Устава ГСК названный ГСК создан для удовлетворения потребностей членов кооператива в эксплуатации управлении гаражами, находящимися в собственности членов кооператива, а также в строительстве многоэтажного коллективного гаража и его последующей эксплуатации и управления этим гаражом.

Судебная коллегия полагает, что действующий Федеральный закон РФ от 30.12.2004 года N 215-ФЗ “О жилищных накопительных кооперативах“, определяющий правовые, экономические и организационные основы деятельности жилищных накопительных кооперативов по привлечению и использованию денежных средств граждан - своих членов на приобретение или строительство жилых помещений на территории Российской Федерации в целях передачи их в пользование и после внесения паевых взносов в полном размере в собственность членам жилищных накопительных кооперативов, а также устанавливающий гарантии защиты прав и законных интересов граждан - членов жилищных накопительных кооперативов, правовое положение жилищных накопительных
кооперативов, права и обязанности их членов, порядок создания, реорганизации и ликвидации жилищных накопительных кооперативов, а также порядок осуществления ими деятельности по привлечению и использованию денежных средств граждан на приобретение жилых помещений, регулирует сходные правоотношения, поскольку в силу статьи 2 названного Закона жилищный накопительный кооператив также является потребительским кооперативом.

В соответствии со статьей 33 названного Федерального закона органами названного потребительского кооператива являются:

1) общее собрание членов кооператива;

2) правление кооператива;

3) ревизионная комиссия (ревизор) кооператива;

4) исполнительные органы кооператива.

Члены правления кооператива и члены ревизионной комиссии (ревизор) кооператива не получают заработную плату за свою деятельность в указанных органах, если иное не предусмотрено уставом кооператива или решением общего собрания членов кооператива. Членам правления кооператива и членам ревизионной комиссии (ревизору) кооператива в соответствии с решениями, принятыми общим собранием членов кооператива, могут возмещаться расходы, понесенные ими в связи с осуществлением деятельности в указанных органах (часть 3 статьи 33)

Деятельность правления, ревизионной комиссии (ревизора) и исполнительных органов кооператива регламентируется уставом кооператива и внутренними документами кооператива, утвержденными общим собранием членов кооператива (часть 4 статьи 33).

Срок полномочий правления кооператива истекает в день проведения годового общего собрания членов кооператива. Полномочия членов правления кооператива и членов ревизионной комиссии (ревизора) кооператива могут быть прекращены досрочно решением внеочередного общего собрания членов кооператива (часть 5 статьи 33).

В соответствии со статьей 42 указанного Закона правление кооператива осуществляет руководство деятельностью кооператива в периоды между общими собраниями членов кооператива. Члены правления кооператива избирают из своего состава председателя правления кооператива, если иной порядок избрания председателя правления кооператива не предусмотрен уставом кооператива.

Таким образом, учитывая вышеизложенное, а также, применяя аналогию закона, судебная коллегия находит, что
председателем правления гаражно-строительного потребительского кооператива может быть только член данного кооператива. Лицо, избранное председателем правления потребительского гаражно-строительного кооператива, может исполнять свои обязанности либо на общественных началах, либо на платной основе. При этом с председателем правления гаражно-строительного кооператива заключается трудовой договор и ему выплачивается заработная плата, а также иные компенсационные выплаты лишь в том случае, если это предусмотрено Уставом ГСК или решениями общего собрания членов ГСК, поскольку исполнение полномочий председателя правления гаражно-строительного кооператива вытекает из его членства в данном кооперативе и регулируется Уставом данного кооператива и решениями общего собрания членов кооператива.

Между тем, в Уставе ГСК не урегулированы вопросы заключения с председателем правления трудового договора, выполнение им своих обязанностей на платной основе и размер его вознаграждения (заработной платы), а также иных выплат. Соответствующие решения общего собрания членов ГСК, которыми были бы урегулированы данные вопросы, в материалах дела также отсутствуют.

Истцом в подтверждение своих доводов о наличии у него с ГСК трудовых отношений и размера его заработной платы представлен трудовой договор от 02.02.2008 года, согласно пункту 5.1.1 которого должностной оклад председателя правления ГСК составляет <...>, который был принят судом в качестве доказательства по делу и положен в обоснование решения об удовлетворении иска П.

Между тем, судом было оставлено без внимания то обстоятельство, что названный договор не может быть признан допустимым доказательством, поскольку в нарушение законодательства при заключении данного договора П. одновременно действовал от имени работодателя ГСК и от имени работника П., установив в данном трудовом договоре самому себе должностной оклад в указанном выше размере.

Судом также было оставлено без внимания, что председателем правления ГСК в силу
его Устава может быть только член кооператива, который в установленном Уставом порядке был избран председателем правления, и что истцом не представлено суду доказательств своего избрания председателем правления.

Кроме того, в решении суда в нарушение требований статьи 195 ГПК РФ о том, что решение суда должно быть обоснованным, не приведен расчет взысканной в пользу истца задолженности, в связи с чем судебная коллегия лишена возможности проверить обоснованность взысканных судом сумм.

С учетом изложенного судебная коллегия находит несостоятельными выводы суда первой инстанции, положенные им в обоснование своего решения по настоящему делу, поскольку выводы суда основаны на неправильном, определении обстоятельств, имеющих значение для дела и неправильном применении норм материального права, что влечет в силу пунктов 1 и 4 статьи 362 ГПК РФ отмену судебного решения с направлением дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

При новом рассмотрении дела суду надлежит определить действительные правоотношения сторон и в зависимости от установленного разрешить спор в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 16 сентября 2010 года отменить. Дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.