Решения и определения судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 05.10.2010 N 13679 Судебное решение об отказе в иске о компенсации морального вреда и обязании прекратить незаконное использование изображения (фотографии заявителя) подлежит отмене, поскольку обнародование и использование изображения заявителя осуществлялось без его согласия, а судом не оценены доводы истца о свидетельствовании приведенных им доказательств о том, что ответчик является не только рекламораспространителем, но и рекламодателем в отношении рекламы с использованием фотографии заявителя.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 октября 2010 г. N 13679

Судья: Петрова А.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Корсаковой Н.П.

судей Антоневич Н.Я. и Леонтьева С.А.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании 05 октября 2010 года дело N 2-1731/10 по кассационной жалобе на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 19 июля 2010 года по иску Ч. к Закрытому акционерному обществу <...> о компенсации морального вреда, обязании прекратить использование изображения.

Заслушав доклад судьи Корсаковой Н.П., объяснения представителя истицы Ч. - К., представителя ответчика ЗАО <...> К., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

Ч. обратилась в суд с иском к ответчику о компенсации
морального вреда, обязании прекратить использование изображения, указывая, что в сентябре 2009 года она обнаружила, что ее изображение (фотография) без ее согласия используется в наружной рекламе сети шинных центров “Колесо“.

В частности, такая реклама была размещена на фасаде шинного магазина “Колесо“, расположенного по адресу: <...>, и на грузовом транспортном средстве марки “МАЗ“, г/н <...>.

Истица указывала, что используемое изображение было создано в конце августа 2009 года в период ее работы кассиром в ООО <...>, фотографирование было произведено одним из сотрудников данной организации в рабочем помещении, при этом истице было сообщено, что фотография создается исключительно для личных целей работодателя и не будет нигде публиковаться.

Поскольку наружная реклама размещалась под товарным знаком “Колесо“, обладателем которого является ЗАО <...>, то, по мнению истицы, ЗАО <...> могло изготовить вышеуказанную рекламу с размещением на ней своего товарного знака с целью его рекламы.

Истица считала, что действиями ответчика по использованию ее изображения в наружной рекламе ей был причинен моральный вред, о факте нарушения своих прав ей стало известно в момент, когда она находилась на 8 - 9 неделе беременности, что причинило ей моральные страдания.

Возражая против заявленных требований, ответчик утверждал, что ЗАО <...> является ненадлежащим ответчиком по заявленному иску, так как реклама с изображением фотографии истицы была размещена ООО <...>.

Указанная организация использовала автомобиль и помещение по адресу: <...>, принадлежащие ЗАО “Автокомплект“ на основании заключенных договоров, а торговый знак “Колесо“, изображенный на рекламе, был зарегистрирован за ответчиком только 21.09.2010 года и до указанного времени он не мог запретить использовать данный торговый знак другим лицам.

Ответчик полагал, что в классы МКТУ и перечень товаров и
услуг, в которых ЗАО <...> имеет право размещать товарный знак “Колесо“, не входит продажа автомобильных шин, следовательно, любая организация может использовать данный товарный знак на товарах и услугах другого класса.

Ответчик также полагал, что истица давала свое согласие на обнародование и использование ее изображения, что подтвердили бывшие сотрудники ООО <...>.

ООО <...> было привлечено к участию в деле в качестве третьего лица.

От замены ответчика истица отказалась, в связи с чем суд, согласившись с возражениями ЗАО <...>, в удовлетворении исковых требований отказал.

В кассационной жалобе поставлен вопрос об отмене судебного решения.

Судебная коллегия полагает, что с решением суда нельзя согласиться, поскольку выводы суда по нему сделаны в отрыве от представленных суду доказательств и не отвечают нормам материального и процессуального законодательства.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно ст. 196 ГПК РФ, при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

В силу ст. 198 ГПК РФ, в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 23 от 19 декабря 2003 года, решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению,
или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Данным требованиям закона решение суда первой инстанции не соответствует.

Разрешая требования, суд первой инстанции, отказывая в иске, признал, что из содержания рекламы следует, что она сделана при явном согласии на позирование истицы с целью рекламной фотосъемки, проводимой ООО <...>, основным видом деятельности которого является продажа автошин.

Между тем, данные выводы были сделаны судом первой инстанции без учета требований действующего законодательства и исследования всех юридически значимых обстоятельств по делу.

Согласно ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В соответствии со ст. 152.1 ГК РФ, обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии - с согласия родителей.

Такое согласие не требуется в случаях, когда: 1)
использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах; 2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования; 3) гражданин позировал за плату.

Согласно ст. 1268 ГК РФ, автору принадлежит право на обнародование своего произведения, то есть право осуществить действие или дать согласие на осуществление действия, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо любым другим способом.

При этом опубликованием (выпуском в свет) является выпуск в обращение экземпляров произведения, представляющих собой копию произведения в любой материальной форме, в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения.

Автор, передавший другому лицу по договору произведение для использования, считается согласившимся на обнародование этого произведения.

Таким образом, из приведенных выше положений закона следует, что право на охрану изображения гражданина сформулировано законодателем как абсолютное.

Гражданин вправе требовать применения соответствующих случаю мер гражданско-правовой защиты от любого лица, неправомерно использующего его изображение.

При этом ст. 152.1 ГК РФ содержит закрытый перечень случаев, в которых обнародование и использование изображения гражданина являются правомерными.

Субъект-правообладатель - гражданин, чье изображение подлежит охране, вправе дать согласие на обнародование и дальнейшее использование изображения. Обнародование изображения может быть по аналогии с обнародованием произведения (ст. 1268 ГК РФ) определено как осуществление действия, которое впервые делает изображение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо любым
другим способом.

Способы правомерного дальнейшего использования изображения гражданина могут быть различными.

Изображение может использоваться как в неизменном виде (формате), так и в другом масштабе или цвете, с нанесением его на товары, с включением в композицию товарного знака или знака обслуживания и т.п.

Согласие на обнародование и использование изображения, предоставляемое гражданином, по своей природе является гражданско-правовой сделкой.

По этой причине такое согласие может содержать в себе ряд условий, в частности условие о сроке, на который согласие дается, условие ограничения или перечисления способов использования изображения (например, исключительно в рекламе или, напротив, лишь путем нанесения изображения на тот или иной товар и др.). Не исключается установление гражданином и территориальных пределов допустимого использования его изображения тем или иным способом.

Кроме того, согласие гражданина на обнародование и использование его изображения может быть выражено при заключении таким гражданином договора с лицом, которое приобретет право использования этого изображения. Данный договор может быть заключен не только при изготовлении изображения, но и после начала неправомерного использования уже полученного изображения гражданина.

Из изложенного следует, что обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина.

Эти положения российского законодательства соответствуют положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 8) и позиции Европейского Суда по правам человека: концепция частной жизни распространяется на аспекты, относящиеся к установлению личности, в частности, на имя лица, его физическую и психологическую неприкосновенность, на изображение лица (например, Постановления ЕСПЧ по делу Бургхартц против Швейцарии от 22 февраля 1994 года, по делу Фон Ганновер (принцесса
Ганноверская) против Германии от 24 июня 2004 года, по делу Шюссель против Австрии от 21 февраля 2002 года).

Вместе с тем, суд первой инстанции, при вынесении решения, указанные выше положения закона не учел и пришел к ошибочному выводу об отсутствии у ответчика обязанности истребовать разрешение истицы на опубликование ее изображения.

Выводы суда о том, что из содержания фотографий следует, что истица и ее коллега по работе позировали с их согласия для рекламной фотосъемки, проводимой для ООО <...>, нельзя признать обоснованными, поскольку они ничем не подтверждаются и основаны на предположениях ответчика.

При этом ссылки на показания свидетеля, чье изображение также изображено на рекламном щите, не могут служить основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, так как данных о наличии соглашения с истицей об обнародовании ее изображения в деле не приведено, как и других убедительных доказательств наличия согласия в любой форме на обнародование фотографии с ее изображением.

Таким образом, выводы суда основаны на обстоятельствах, не подтвержденных в установленном законом порядке.

Более того, доказательства наличия предусмотренных ст. 152.1 ГК РФ оснований, при которых обнародование и использование изображения истца являлись бы правомерными, в суд представлены не были.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Способы защиты личного неимущественного права на охрану изображения не закреплены в ст. 152.1 ГК РФ.

Таким образом, в соответствии со ст. 150 Кодекса, нематериальные блага защищаются посредством компенсации морального вреда, а также иными способами (ст. 12
ГК РФ) в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

При разрешении спора, суд не принимал во внимание, что ответчик является правообладателем товарного знака “Колесо“.

В силу ч. 1 ст. 1484 ГК РФ, лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Согласно ч. 3 ст. 1484 ГК РФ, никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

В соответствии ч. 1 ст. 1494 ГК РФ, приоритет товарного знака устанавливается по дате подачи заявки на товарный знак в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

На основании ч. 1 ст. 1491 ГК РФ, исключительное право на товарный знак действует в течение десяти лет со дня подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Таким образом, довод ответчика об отсутствии у него правовой охраны товарного знака до его регистрации в установленном порядке, не мог быть признан обоснованным, поскольку именно с даты регистрации приоритета товарного знака - 08.12.2006 года, он мог позволить себе распоряжаться им по своему усмотрению.

Помимо того, в соответствии с п. 11 ст. 5 Федерального закона “О рекламе“, при
производстве, размещении и распространении рекламы должны соблюдаться требования законодательства РФ, в том числе требования гражданского законодательства.

Согласно п. 1 ст. 19 ФЗ “О рекламе“, владелец рекламной конструкции является рекламораспространителем.

Материалами дела, в частности, свидетельством о государственной регистрации права собственности 78-01-252/2001-202.1 от 14.12.2001 года, ответом Госавтоинспекции ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области на судебный запрос, подтверждается, что собственником рекламных конструкций, а также автотранспортного средства, являющегося рекламным носителем, является ЗАО <...>.

Таким образом, суд неправомерно не учитывал, признавая ответчика, названного истицей, ненадлежащим, что по смыслу закона, ЗАО <...> и по данному признаку могло рассматриваться в качестве рекламораспространителя.

Суд первой инстанции также неправомерно не принял во внимание, что реклама размещалась под товарным знаком “Колесо“ и, несмотря на тот факт, что указанный товарный знак был зарегистрирован только 21.09.2009 года, дата его приоритета определяется датой подачи заявки на его регистрацию, которая была подана ответчиком еще 08.12.2006 года.

Никаких убедительных доказательств тому, что реклама под данным товарным знаком размещалась третьим лицом (ООО <...>), ответчиком не представлено.

Так, предметом представленного ответчиком договора N 12/07 на транспортное обслуживание от 12.01.2007 года, заключенного между ответчиком и ООО <...>, являлись услуги по автомобильной перевозке грузов, которые ответчик оказывал третьему лицу.

Автомобиль, на котором была размещена реклама, содержащая спорное изображение, не упоминается ни в данном договоре, ни в его приложениях.

Соответственно, у суда не имелось оснований полагать, что ООО <...> размещало на данном автомобиле спорную рекламу.

Данный довод, имеющий существенное значение для правильного разрешения спора, необоснованно не был принят во внимание судом первой инстанции.

Вывод суда о том, что из совокупности доказательств следует, что автомобиль МАЗ, на котором была размещена спорная
реклама, использовался по заявке ООО <...> в соответствии с условиями представленного договора, не основан на обстоятельствах дела, поскольку единственным представленным ответчиком документом, в котором фигурирует данный автомобиль, является ведомость оплаты работы автотранспорта, которая не имеет ссылок на договор N 12/07 на транспортное обслуживание от 12.01.2007 года, а соответственно у суда не имелось никаких оснований полагать, что оплата по данной ведомости осуществлялась в соответствии с условиями данного договора.

Кроме того, данная ведомость касается периода с 01.09.2009 года по 16.09.2009 года, между тем материалами дела, в том числе свидетельскими показаниями подтверждается, что реклама использовалась на транспортном средстве “МАЗ“, г/н <...> и после 16.09.2009 года.

При этом, согласно показаниям свидетеля со стороны истицы усматривается, что размещение данной рекламы на автомобиле осуществлял сотрудник ЗАО <...> Н., который сообщил истице о соответствующем использовании ее изображения.

Помимо того, из материалов дела видно, что в соответствии с представленным договором аренды N 02/09 от 02.01.2009 года ответчик предоставлял в аренду третьему лицу нежилые помещения, расположенные на первом этаже в здании по адресу: <...>, тогда как реклама со спорным изображением размещена на фасаде указанного здания.

Таким образом, судом был сделан неверный вывод о том, что сдача в аренду отдельных помещений в здании автоматически подразумевает право арендатора размещать рекламу на фасаде здания при условии, что никаких доказательств тому, что размещение рекламы было осуществлено стороной третьего лица, ответчиком не представлено.

Кроме того, ответчиком не было представлено никаких доказательств тому, что третье лицо использовало товарный знак ответчика без его согласия.

Вывод суда о том, что данная реклама является предложением к продаже автомобильных колес и шин, т.е. товаров, в отношении которых товарный знак “Колесо“ не зарегистрирован, обоснованным не является, поскольку один лишь факт наличия в рекламе изображения автомобильной шины при наличии товарного знака “Колесо“, не позволяет сделать такой вывод основанным на доказательствах.

Как следует из представленной выписки из Реестра товарных знаков Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, товарный знак “Колесо“ (номер регистрации 389540, дата приоритета - 08.12.2006 года) зарегистрирован по классу МКТУ 36, в который входит широкий перечень услуг (в том числе страхование, финансирование и т.п.), для рекламы которых спорное изображение также могло быть использовано.

Таким образом, довод истцовой стороны о том, что ответчик, как лицо, подавшее заявку на регистрацию товарного знака “Колесо“ еще в 2006 году, мог использовать этот знак в 2009 году, представляется убедительным, однако необоснованно был оставлен судом первой инстанции без оценки.

Кроме того, суд необоснованно не учитывал, что в сентябре 2009 года решение о регистрации товарного знака в отношении ответчика уже было принято, о чем ответчик был уведомлен согласно п. 10 Постановления Правительства РФ от 10.12.2008 года N 941 “Об утверждении Положения о патентных и иных пошлинах за совершение юридически значимых действий, связанных с патентом на изобретение, полезную модель, промышленный образец, с государственной регистрацией товарного знака и знака обслуживания, с государственной регистрацией и предоставлением исключительного права на наименование места происхождения товара, а также с государственной регистрацией перехода исключительных прав к другим лицам и договоров о распоряжении этими правами“.

Таким образом, суд, с учетом указанных обстоятельств, обязан был оценить доводы истцовой стороны о том, что приведенные ею доказательства могли свидетельствовать о том, что ответчик являлся не только рекламораспространителем, но и рекламодателем в отношении спорной рекламы.

Перечисленные выше доводы имеют существенное значение для правильного разрешения спора, однако судом первой инстанции во внимание не принимались.

При новом рассмотрении дела, суду следует учесть изложенное, определить значимые для дела обстоятельства, проверить доводы сторон, дать надлежащую оценку представленным доказательствам и с учетом их оценки вынести решение в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361, 362 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Красносельского районного суда от 19 июля 2010 года отменить, дело возвратить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.