Решения и определения судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 05.10.2010 N 13660 В силу ч. 3 ст. 308 ГК РФ обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон, а значит, у третьих лиц не возникает никаких обязанностей вследствие неисполнения обязательства, следовательно, неисполнение страховщиком обязанности произвести страховую выплату выгодоприобретателю (банку-кредитору) по договору страхования не создает обязанности для страхователя (заемщика) по уплате суммы задолженности по кредиту с учетом неполученной суммы страхового возмещения.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 октября 2010 г. N 13660

Судья: Левина Е.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Корсаковой Н.П.

судей Леонтьева С.А. и Антоневич Н.Я.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании 05 октября 2010 года дело N 2-1826/10 по кассационной жалобе на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 26 июля 2010 года по иску ОАО “Банк“ в лице <...> филиала ОАО “Банк“ к П. о взыскании задолженности по кредитному договору.

Заслушав доклад судьи Корсаковой Н.П., объяснения ответчицы П., представителя ответчицы - адвоката Фалкова В.В., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

19.02.2007 года между истцом и П. был заключен кредитный договор
N <...>, по условиям которого истец предоставил ответчику 353000 руб. под 11,9% годовых за пользование заемными средствами с окончательным сроком возврата полученного кредита и выплаты процентов, а также комиссии за ведение ссудного счета 19.02.2012 года, ежемесячный платеж составлял 7853 руб. 58 коп., из которых 2047 руб. 40 коп. ежемесячная комиссия за ведение ссудного счета с погашением по 19 число каждого месяца.

Указывая, что ответчик не исполняет обязательств по возврату кредита и уплате процентов за пользование кредитом и комиссии, ОАО “Банк“ обратилось в суд с иском, просило взыскать с ответчика сумму долга по кредитному договору в размере 410437 руб. 72 коп., состоящую из текущей части основного долга в размере 179241 руб. 19 коп., просроченной части основного долга в размере 121625 руб. 65 коп., начисленных процентов в размере 68480 руб. 68 коп., невыплаченной комиссии в размере 41090 руб. 20 коп., расходов по оплате государственной пошлины в размере 7304 руб. 38 коп.

Решением суда по настоящему делу исковые требования ОАО “Банк“ в лице <...> филиала ОАО “Банк“ удовлетворены частично.

Взысканы с П. в пользу ОАО “Банк“ в лице <...> филиала ОАО “Банк“ сумма кредита в размере 369347 руб. 52 коп., судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 6893 руб. 48 коп., а всего 376241 руб., в остальной части в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе ответчица настаивает на отмене решения суда.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, находит решение суда обоснованным только в части отказа в иске о взыскании суммы комиссии.

При этом, судебная коллегия находит возможным разрешить спор без участия истцовой стороны, которая надлежащим
образом извещена о времени и месте судебного разбирательства.

Как усматривается из материалов дела, ответчица П., возражая против удовлетворения исковых требований, указывала, что 14.08.2007 года произошел страховой случай - хищение автомобиля, в связи с чем банк, как выгодоприобретатель, имел возможность получить от страховой компании страховое возмещение по страховому случаю, на котором настаивал при разрешении ее судебного спора со страховой компанией, однако своим правом не воспользовался, по настоящему делу от исковых требований к страховой компании отказался, чем лишил ответчицу возможности покрыть возникшую перед банком задолженность по кредитному договору.

Из материалов дела усматривается, что 19.02.2007 года между истцом и П. был заключен кредитный договор N <...>, по условиям которого истец предоставил ответчику 353000 руб. под 11,9% годовых за пользование заемными средствами с окончательным сроком возврата полученного кредита и выплаты процентов, а также комиссии за ведение ссудного счета 19.02.2012 года, ежемесячный платеж составлял 7853 руб. 58 коп., из которых 2047 руб. 40 коп. ежемесячная комиссия за ведение ссудного счета с погашением по 19 число каждого месяца.

Удовлетворяя исковые требования, суд пришел к выводу о том, что истец полностью исполнил обязательства по кредитному договору, открыл счет на имя ответчицы, перечислил на него сумму кредита, однако ответчица свои обязательства по возврату кредита, начисленных процентов и неуплаченной комиссии, не исполнила.

Довод ответчицы и ее представителя о том, что банк имел возможность получить страховое возмещение по страховому случаю, суд нашел несостоятельным, поскольку кредитный договор от 19.02.2007 года был заключен между истцом и ответчицей и не затрагивал интересы страховой компании, требований к которой истец в настоящее время не предъявляет.

Оценивая пункт 3.2 кредитного договора,
которым установлена обязанность ответчика уплачивать банку ежемесячную комиссию за открытие ссудного счета в размере 1660 руб., суд счел данное условие кредитного договора не основанным на законе и нарушающим права потребителя.

С последним выводом следует согласиться, поскольку в силу пункта 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей, условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

В соответствии с п. 1 ст. 819 ГК РФ, по кредитному договору банк или иная организация обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Из положения “О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ“ (Приказ Банка России N 302-П от 26.03.2007 года) следует, что условием предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка) является открытие и ведение банком ссудного счета.

Ссудные счета не являются банковскими счетами и используются для отражения в балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредитов) в соответствии с заключенными кредитными договорами.

Таким образом, действия банка по ведению ссудного счета суд обоснованно не квалифицировал как самостоятельную банковскую услугу, признав, что указанный вид комиссии, на взыскании которой настаивал банк за счет истицы, нормами ГК РФ, Закона о защите прав потребителей, другими федеральными законами и иными нормативно-правовыми актами РФ не предусмотрен.

Вместе с тем, выводы суда о взыскании с ответчицы задолженности по кредиту не могут быть признаны правомерными.

Как следует из материалов дела, между истцом
и ответчицей был заключен кредитный договор, на основании которого ответчице был предоставлен кредит для приобретения заемщиком автомобиля марки ВАЗ-21124.

Одними из основных условий возникновения обязанности у банка выдать кредит по договору являлись:

- наличие заключенного договора страхования транспортного средства “Полное автокаско“, предусматривающего защиту от риска похищения, ущерба и полного уничтожения автомобиля, согласно которому банк являлся бы выгодоприобретателем,

- наличие заключенного между заемщиком и банком договора о залоге автомобиля (раздел 9 договора).

Во исполнение условий кредитного договора между ответчиком и ЗАО <...> был заключен договор страхования средств автотранспорта, выгодоприобрететелем по которому являлся “Банк“.

Договор о залоге, предметом которого являлся автомобиль, в материалы дела не представлен, однако его наличие явно имело место, поскольку только после выполнения заемщиком всех предварительных условий, предусмотренных договором, кредит был выдан, а автомобиль приобретен заемщиком и поставлен на соответствующий учет.

14.08.2007 года автомобиль был похищен неустановленным лицом, что подтверждается материалами уголовного дела, т.е. наступил страховой случай по риску “Хищение“, предусмотренный договором страхования.

Суд не принял во внимание довод ответчицы о том, что все необходимые документы и предметы по риску “Хищение“ были переданы страхователем (истицей) страховщику в соответствии с договором страхования, однако в выплате страхового возмещения ей было отказано.

Данных о том, что в указанный период истцом, как выгодоприобретателем, были предприняты какие-либо действия по урегулированию со страховщиком вопроса, связанного с получением страхового возмещения, материалы дела не содержат.

Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что 30 ноября 2007 года ОАО “Банк“ обращалось к страховщику с заявлением, в котором просило перевести страховое возмещение на счет для страховых выплат.

При разрешении судебного спора ответчицы со страховщиком, будучи привлеченным к участию в
деле, банк также подтвердил свое намерение воспользоваться указанным правом (решение Петроградского районного суда от 28.01.2009 года по делу N 2-147/09), что лишило ответчицу воспользоваться возможностью о замене выгодоприобретателя, названного в договоре страхования, другим лицом, а именно ею.

Решением Петроградского районного суда от 28.01.2009 года, вступившим в законную силу, П. было отказано в удовлетворении исковых требований к ЗАО <...> о взыскании страхового возмещения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд сослался на то, что “Банк“, являясь выгодоприобретателем по договору страхования, заявил свои требования на страховое возмещение с определением условий и порядка такого возмещения путем направления в адрес страховщика заявления 30.11.2007 года, от своих прав выгодоприобретателя по договору страхования не отказался, в связи с чем, истица по делу не была вправе производить замену выгодоприобретателя.

В соответствии с ч. 3 ст. 308 ГК РФ, обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). В силу данной нормы также никаких обязанностей у третьих лиц не может возникнуть вследствие неисполнения обязательства.

При таком положении, при разрешении настоящего спора, суд обязан был учитывать, что неисполнение страховщиком обязанности произвести страховую выплату выгодоприобретателю по договору страхования не должно создавать обязанности для страхователя-заемщика по уплате суммы задолженности по кредиту с учетом неполученной суммы страхового возмещения.

Истец был привлечен к участию в деле N 2-147/09 в качестве третьего лица, однако самостоятельных исковых требований о взыскании страхового возмещения не предъявил.

Более того, и при разрешении настоящего спора, “Банк“, первоначально заявивший исковые требования о возврате кредита как к П., так и к ЗАО <...>, отказался от исковых требований к страховой компании, в
связи с чем производство по делу по иску в указанной части определением Куйбышевского районного суда от 26 июля 2010 года было прекращено (л.д. 92).

Удовлетворяя исковые требования за счет ответчицы, суд указанные обстоятельства неправомерно не учитывал, как не учитывал и то обстоятельство, что в соответствии с п. 6.2.2 договора банк взял на себя обязательства в случае получения страховых выплат по договорам страхования направить на погашение задолженности заемщика по кредиту, а оставшуюся после удовлетворения требований банка сумму вернуть клиенту.

При таком положении, судебная коллегия приходит к выводу о том, что в обжалуемом решении суд дал оценку только отдельным условиям кредитного договора и неправомерно не принял во внимание договор страхования средств автотранспорта, являвшийся обязательным условием заключения кредитного соглашения между истцом и ответчицей и его неотъемлемой частью, а также не оценил условия договора, касающиеся прямых обязанностей банка произвести определенные действия при наступлении страхового случая в качестве выгодоприобретателя.

Суд неправомерно не учитывал, что банк, заключив с ответчиком договор, одновременно застраховал свои риски, связанные с неуплатой кредитной задолженности, вследствие хищения либо уничтожения имущества, на приобретение которого был выдан кредит, не отказывался от права требования страхового возмещения со страховой компании при разрешении вопроса о взыскании страхового возмещения со страховой компании.

Таким образом, вывод суда о правомерности заявленных требований представляется необоснованным, поскольку суд оставил без надлежащей оценки довод ответчицы о том, что реализация предоставленного банку права или отказ от его реализации не могли изменить статус последнего как правообладателя (выгодоприобретателя), т.е. лица, уже получившего имущество в виде имущественного права (права требования), реализация которого, в силу условий договора, позволила бы банку покрыть все
расходы по кредиту, чем последний не воспользовался, несмотря на то, что порядок этих действий банка был предусмотрен кредитным договором и договором страхования.

Суд не учитывал, что предъявив иск к заемщику, банк фактически заявил о праве двойного истребования кредита, как со страховой компании (в связи с отказом от претензий к ней в судебном порядке в настоящем деле), так и с заемщика, что находится в явном противоречии с законом (глава 60 ГК РФ).

С учетом изложенного, решение суда не может быть признано законным и обоснованным в указанной части и подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела, суду следует учесть изложенное, исследовать обстоятельства, связанные с неполучением страхового возмещения банком и возможностью его получения (наличие страхового случая) и в зависимости от установленных обстоятельств разрешить данный спор.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

Решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 26 июля 2010 года отменить. Дело возвратить в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе судей.