Решения и определения судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 21.09.2010 N 22-4928/10 Незаконное использование чужого товарного знака, при непредставлении стороной защиты доказательств, свидетельствующих о принадлежности осужденным исключительного права или права пользования указанными товарными знаками, является объективной стороной преступления, предусмотренного частью 3 статьи 180 Уголовного кодекса РФ.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 сентября 2010 г. N 22-4928/10

Судья Богданова Е.С. Дело N 1-18/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда

в составе: председательствующего Весниной Н.А.

и судей Земцовской Т.Ю. и Ветровой М.П.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании от 21 сентября 2010 года кассационные жалобы осужденных Г.А., Г.Б., П., Б.; адвоката Лева Е.А. на приговор Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 22 апреля 2010 года, которым

Г.А. <...> ранее не судимый;

осужден по ст. 180 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ РФ N 162 от 8.12.2003 г.) к 3 годам лишения свободы, с отбыванием в колонии-поселении;

Г.Б. <...> ранее не судимый;

осужден по ст. 180 ч.
3 УК РФ (в редакции ФЗ РФ N 162 от 8.12.2003 г.) к 2 годам 6 мес. лишения свободы, с отбыванием в колонии-поселении;

М.С. <...> ранее не судимый;

осужден по ст. 180 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ РФ N 162 от 8.12.2003 г.) к 3 годам лишения свободы, в силу ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком в 3 года; с возложением обязанности не менять места жительства и места работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за исправлением осужденного;

П. <...>; ранее не судимый;

осужден по ст. 180 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ РФ N 162 от 8.12.2003 г.) к 2 годам 6 мес. лишения свободы, в силу ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком в 2 года 6 мес.; с возложением обязанности не менять места жительства и места работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за исправлением осужденного;

Б. <...>; ранее не судимый;

осужден по ст. 180 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ РФ N 162 от 8.12.2003 г.) к 3 годам лишения свободы, в силу ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком в 3 года; с возложением обязанности не менять места жительства и места работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за исправлением осужденного;

Этим же приговором осуждены: Г.С.; О.; Р.; С., которые приговор суда не обжаловали.

Заслушав доклад судьи горсуда Весниной Н.А., объяснения осужденных Г.А., Г.Б., М.С., Б., адвокатов Астафурова П.С., Нуждиной Е.Г., Лева Е.А., Ширшовой И.Г., поддержавших доводы кассационных жалоб; объяснения представителя потерпевшего адвоката Куликовой Е.В., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения;
мнение прокурора Меркушевой М.А., полагавшей, что приговор суда является законным и обоснованным, подлежит оставлению без изменения, а доводы кассационных жалоб являются несостоятельными и подлежат оставлению без удовлетворения; судебная коллегия

установила:

Приговором суда Г.А., Г.Б., М.С., П., Б., а также Г.С., О., Р., С., каждый, признаны виновными в незаконном использовании чужих товарных знаков и сходных с ними обозначений для однородных товаров, неоднократно, организованной группой.

И таким образом, Г.А., Г.Б., Г.С., М.С., П., Б., О., Р. и С. в составе организованной группы осуществляя в период с августа 2005 г. по октябрь 2006 г. включительно на территории <...> систематическое изготовление и сбыт поддельной кофейной продукции <...> и <...>, совершили неоднократно незаконное использование чужих товарных знаков и обозначений, сходных с ними до степени смешения и причинили своими противоправными действиями ООО <...> имущественный ущерб на общую сумму 1.181.917 руб. 29 коп., и ООО <...> имущественный ущерб на общую сумму не менее 515.254 руб. 35 коп., а всего на общую сумму не менее 1.697.171 руб. 64 коп, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Г.А. просит приговор суда отменить и уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение, а в дополнительной кассационной жалобе просит оправдать его по ст. 180 ч. 3 УК РФ.

В обоснование своих требований осужденный указывает, что приговор суда является незаконным и необоснованным.

По мнению осужденного, постановления о признании потерпевшими ООО <...> и ООО <...> не могут быть признаны законными, поскольку постановления о признании потерпевшими вынесены неизвестным лицом, т.к. в постановлении имеется лишь указание на должность лица, вынесшего постановление, но отсутствуют фамилия и инициалы следователя, в связи с
чем невозможно проверить полномочия данного лица.

Также, по мнению осужденного, патентная экспертиза, проведенная по данному делу, не может быть признана допустимым доказательством, поскольку, судом в ходе судебного разбирательства данная экспертиза была исключена из числа доказательств, после чего, по ходатайству прокурора эксперта, проводившего экспертизу суд допросил в качестве свидетеля, а затем, суд по ходатайству прокурора вновь признал экспертизу допустимым доказательством. При этом судом не были учтены положения ст. 70 ч. 2 п. 1 УПК РФ о том, что эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если является свидетелем по данному делу. По мнению осужденного эксперт И. приобрела 2 процессуальных положения - эксперта и свидетеля. Также, по мнению осужденного, данная экспертиза является недопустимым доказательствам по основаниям, изложенным его защитником во время судебного следствия и в прениях.

Кроме того, указывает осужденный, он не смог проверить выводы экспертизы, т.к. не были переведены документы, выполненные на иностранных языках, не смог открыть адрес странички Интернета, на которую ссылается эксперт как на автоматизированную базу данных ФИПСа, и данная страничка Интернета, по мнению осужденного, не является свидетельством, подтверждающим те или иные права, т.к. права удостоверяются лишь свидетельством.

Далее осужденный указывает, что описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора в силу ст. 307 УПК РФ должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления. Однако, по мнению осужденного, данные требования закона судом не были выполнены.

Он, Г.А., признан виновным в незаконном использовании чужих товарных знаков и сходных с ними обозначений для однородных товаров, неоднократно, организованной группой. Обязательным признаком данного преступления,
указывает осужденный, является не просто факт использования чужого товарного знака и сходных с ним обозначений, а использование именно для однородных товаров. И в приговоре должны быть описаны не только сами товарные знаки и сходные с ними обозначения, но и сами товары, для обозначения которых они зарегистрированы.

По мнению осужденного, судом в приговоре не установлено, для каких товаров указанные товарные знаки зарегистрированы, и соответственно, не указано, на каком основании суд пришел к выводу о том, что товарные знаки были использованы для однородных товаров.

Далее осужденный указывает, что в приговоре описаны доказательства производства и сбыта поддельной продукции, но признан виновным он в использовании товарных знаков, однако, когда и при каких обстоятельствах он использовал конкретные товарные знаки и сходные с ними обозначения в приговоре не указано.

Также осужденный в жалобе ссылается на эпизоды сбыта поддельной кофейной продукции ИП Д., Р. и Б. и указывает, что по данным эпизодам суд не описывает товарные знаки, которые были при этом использованы и не указывает, использовались ли они.

В кассационной жалобе осужденный Г.Б. просит приговор суда отменить, а уголовное дело направить на новое рассмотрение. В дополнительной кассационной жалобе осужденный просит его оправдать по ст. 180 ч. 3 УК РФ.

В обоснование своих требований осужденный указывает, что согласно ФЗ-3520-1 от 23.09.1992 г. “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров“, товарным знаком является обозначение, служащее для индивидуализации товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг юридических или физических лиц, которое охраняется путем государственной регистрации. На зарегистрированный товарный знак выдается свидетельство, которое удостоверяет исключительное право на товарный знак в отношении товара, указанного в свидетельстве.

Далее
осужденный указывает, что суд в приговоре ссылается на то, что исследовал заверенные копии свидетельств на товарные знаки, которые незаконно использовались осужденными (т. 6 л.д. 2 - 94). Однако, ряд документов, на которые ссылается суд как на копии свидетельств на товарные знаки, не были переведены на русский язык (т. 6 49 - 52, 88 - 94).

Кроме того, обращает внимание осужденный, в свидетельстве о регистрации товарного знака содержится указание на дату, до которой действует правовая защита данного товарного знака, а в копиях, на которые ссылается суд, срок действия данных товарных знаков истек до 2006 г. (л.д. 3 - 11, 15 - 17, 27 - 32, 81 - 82).

Далее осужденный обращает внимание, что, согласно сопроводительному письму ООО <...> заверенные копии свидетельств на товарные знаки были представлены следствием 14.04.2008 г., однако ряд копий содержит указание на то, что они были составлены после 14.04.2008 г., а именно: (т. 6 л.д. 21, 34, 53 - 54, 60 - 61, 67 - 68, 74 - 75) апостили, удостоверенные в <...> 11.04.2008 г., удостоверены нотариусом 30.04.2008 г. (т. 6 л.д. 26, 39, 59, 66, 73, 80).

Также осужденный указывает, что в деле принимали участие в качестве потерпевших ООО <...> и ООО <...>, которые были признаны потерпевшими ненадлежаще оформленным постановлением, в котором отсутствует фамилия лица, его вынесшего, в связи с чем невозможно проверить полномочия данного лица.

Кроме того, суд сослался на показания потерпевших и свидетелей Д., Р., Б. как на лиц, которым была реализована контрафактная продукция <...> и <...>, оглашенные в порядке ст. 281 УПК РФ, однако, основания, предусмотренные ст. 281
УПК РФ, в материалах дела отсутствуют.

В кассационной жалобе осужденный П. просит приговор суда в части гражданского иска отменить.

В обоснование своих требований осужденный указывает, что не согласен с приговором, т.к. судом были неполно исследованы обстоятельства дела, а его вина доказана не была.

Взыскание со всех осужденных такой большой суммы 7200000 рублей солидарно, по мнению осужденного, является несправедливым решением, не отвечающим цели наказания, не была учтена степень вины каждого из осужденных.

В кассационной жалобе осужденный Б. просит приговор суда отменить, уголовное дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

В обоснование своих требований осужденный указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Осужденный не согласен с признанием его виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 180 ч. 3 УК РФ.

По мнению осужденного, выводы суда содержат противоречия.

В приговоре не приведено доказательств того, что при заключении им трудового договора с ООО <...> в декабре 2005 г. он знал или должен был знать о том, что Г.А., Г.Б., Г.С. создали организованную преступную группу для незаконного производства кофейной продукции, и он дал согласие на участие в этой группе. По мнению осужденного, в случае участия в этой группе, у него не было необходимости заключать трудовой договор и получать официальную заработную плату. Исследовав его трудовую книжку, суд не дал этому обстоятельству оценки.

Также осужденный указывает в жалобе, что в приговоре не приведено доказательств о заключении при его содействии договора аренды помещений по адресам: <...> и <...>. При этом судом было установлено, что изготовление поддельной продукции по адресу: <...> осуществлялось до 1.11.2006 г., а он из ООО
<...> уволился в августе 2006 г.

Далее осужденный указывает, что документы на аренду помещения у ОАО <...> подписаны не им, в связи с чем заявлял ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы, в проведении которой ему было отказано.

Также осужденный указывает, что после увольнения к ООО <...> не имел отношения. По мнению осужденного, вывод суда о том, что он приезжал в офис и забирал заранее приготовленные подложные сертификаты соответствия и документы на продукцию для передачи покупателям поддельной продукции, не подтверждается доказательствами. Свидетель З. при допросе не ссылалась на то, что он, Б., знал, какие документы ему передают подложные или нет.

Кроме того, указывает осужденный, суд признал его виновным в участии в изготовлении и реализации контрафактной продукции предпринимателю Д. с апреля 2006 г. по октябрь 2006 г., при этом указав, что реализация происходила 5.09.2006 г., 28.09.2006 г., 20.10.2006 г., однако в этот период он, Б., уже не работал и не мог принять участие в указанных действиях.

Далее осужденный обращает внимание, что суд пришел к выводу, что фирма ООО <...> не связана с осуществлением преступной деятельности, но при этом сделал противоречивый вывод, что он, Б., как работник, официально состоящий в трудовых отношениях с ООО <...> и выполняющий трудовые функции в указанной фирме, участник преступной деятельности.

Также осужденный указывает, что по факту производства поддельной кофейной продукции в <...> в приговоре приведены показания свидетелей О., Л., З., Б., Д., К., З., Ш. Однако, никто из свидетелей не указывает на него как на руководителя производства. Данные свидетели называли руководителем производства разных лиц: А., П., С., лишь свидетель З. назвал руководителем производства А.
однако данному свидетелю его, Б., на опознание не предъявили и не выяснили у него источник его осведомленности.

По факту деятельности в офисе на ул. <...>, осужденный обращает внимание, что в качестве доказательств его вины приведены показания свидетелей З. и В., однако, один из них изготавливал поддельные документы на поддельную продукцию, а другой подготавливал бухгалтерскую и налоговую отчетность. При этом, по версии следствия, они не знали о преступной деятельности, а он, Б., лишь забиравший товаросопроводительные документы, был осведомлен о преступной деятельности. Из указанного, осужденный делает вывод о противоречивости доказательств.

Далее осужденный указывает, что показания свидетеля К. свидетельствуют лишь о том, что он, Б., один раз передавал документы при отгрузке кофе по указанию Г.А., при этом, о том, что документы не соответствуют действительности, а кофе поддельный, он не знал.

Также, указывает осужденный, суд приводит в качестве доказательств его показания на предварительном следствии. Однако, данные показания, по мнению осужденного, добыты с нарушением закона и не могут быть положены в основу приговора. Так, в части протоколов его, Б., допроса отсутствует отметка о предупреждении его о том, что в случае отказа в дальнейшем от дачи показаний, его показания могут быть использованы в качестве доказательств. А в протоколах дополнительного допроса и в извещении разъяснение прав, предусмотренных п. 3, 4 ст. 47 УПК РФ изложено не полностью.

Из указанного, осужденный делает вывод, что данные следственные действия были проведены без соблюдения требований уголовно-процессуального закона, и, следовательно, являются недопустимыми доказательствами.

Кроме того, осужденный обращает внимание, что в протоколе его допроса была исправлена дата его проведения на 19.02.2007 г., при этом из справки, представленной учреждением
ИЗ-47/1, усматривается, что отсутствуют сведения о его вызове на допрос 19.02.2007 г., а имеются сведения о его вызове на допрос 16.02.2007 г. При этом, в уголовном деле нет протокола о его допросе от 16.02.2007 г., а есть протокол от 19.02.2007 г. Указанное также свидетельствует о нарушении требований уголовно-процессуального закона, в связи с чем протокол допроса от 19.02.2007 г. является недопустимым доказательством.

Также, указывает осужденный, в судебном заседании просматривалась видеозапись проверки его показаний на месте. Осужденный обращает внимание, что он еще при выполнении ст. 217 УПК РФ указывал, что данное следственное действие было произведено с целью изменения ему меры пресечения на не связанную с лишением свободы.

Далее осужденный указывает, что не согласен с гражданским иском, считает, что материальный ущерб ООО <...> и ООО <...> и ущерб, причиненный деловой репутации указанных фирм его, Б., действиями не причинен, обращая внимание, что ущерб определен по периоду с августа 2005 г. по октябрь 2006 г., а он работал в ООО <...> с января по август 2006 г.

Кроме того, осужденный в жалобе указывает, что патентная экспертиза от 30.12.2007 г. является недопустимым доказательством, поскольку проведена с нарушением порядка ее производства и выводы, сделанные экспертом, невозможно проверить.

Далее осужденный обращает внимание, что все сомнения в виновности должны толковаться в пользу обвиняемого.

В кассационной жалобе адвокат Лев Е.А. в защиту осужденного М.С. просит приговор суда изменить: сократить период испытательного срока, назначенного М.С., уменьшить размер сумм, подлежащих взысканию с подсудимых в пользу потерпевших - юридических лиц; выделить в отношении М.С. конкретно определенную сумму из общей суммы долга перед потерпевшими, соразмерно его роли в совершенном преступлении, т.е. возложить на него долевую гражданско-правовую ответственность; снять арест со всех денежных средств, изъятых в ходе обыска из жилища М.

В обоснование своих требований адвокат указывает, что, определяя М.С. испытательный срок в 3 года, суд не учел, что М.С. не судим, ранее не привлекался к уголовной ответственности, никаких компрометирующих сведений о М.С. не имеется, посещал все следственные действия и судебные заседания, официально работал и работает, женат и проживает с семьей. Далее адвокат обращает внимание, что инкриминируемое М.С. преступление относится к преступлениям средней тяжести, роль М.С. в совершенном преступлении не являлась активной, свыше 3,5 лет он находился на подписке о невыезде. Указанное, по мнению адвоката, свидетельствует о возможности снижения осужденному испытательного срока.

Также адвокат указывает, что суд возложил на подсудимых солидарную гражданско-правовую ответственность, но при этом не принял во внимание, что роль М.С. в совершенном преступлении была наименее активной. По мнению адвоката, в данном случае гражданско-правовая ответственность подсудимых перед потерпевшими должна быть долевая, в связи с чем адвокат просит выделить в отношении М.С. конкретно определенную сумму из общей суммы долга, соразмерно его роли в совершенном преступлении.

Также, указывает адвокат, решение суда о взыскании с подсудимых в возмещение ущерба, причиненного деловой репутации фирм ООО <...> и <...> в размере 3000000 рублей и 2500000 рублей соответственно является необоснованным, несправедливым.

Далее адвокат указывает, что все денежные средства, изъятые при обыске 1.11.2006 г. в жилище М. на которые в дальнейшем был наложен арест, принадлежат ей лично, а не ее брату. Об указанном заявляли суду сама М. и осужденный М.С., данные показания ничем не опровергнуты. В связи с указанным, адвокат полагает, что арест должен быть снят со всех денежных средств, изъятых у М.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Гуль А.Р. просит приговор суда оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

В возражениях на кассационные жалобы представитель потерпевшего ООО <...> Ж. просит приговор суда оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

В возражениях на кассационные жалобы представитель потерпевшего ООО <...> адвокат Куликова Е.В. просит приговор суд оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает, что приговор суда является законным и обоснованным.

Вина осужденных Г.А., Г.Б., М.С., П., Б. полностью подтвердилась совокупностью доказательств, тщательно исследованных судом и обоснованно изложенных в приговоре: показаниями представителя потерпевшего ООО <...> Г. о том, что с 1994 г. их продукцию стали подделывать, а в 2000 г. поступила информация о подделках, совершаемых в <...>, с 2003 г. появилась информация о том, что существует группа лиц - братьев “Г-вых“, которые организовали подделку кофейной продукции, сначала 2-граммовых пакетиков кофе <...>, а затем с 2001 г. стали подделывать большие пакеты: 250-граммовые и 500-граммовые, а также банки: 100-граммовые и 200-граммовые. Когда клиенты стали обращаться с жалобами на качество товара в <...>, организация провела собственное расследование, провела лабораторные исследования, и было установлено, что продукция, на качество которой жаловались клиенты, не являлась оригинальным кофе, а состояла в основном из суррогата (на 2/3) и дешевых добавок. Также были произведены исследования, не вреден ли продукт для здоровья потребителя и несколько раз эксперты фирмы обнаруживали в указанной продукции повышенное количество бактерий, что указывало на негигиенические условия ее изготовления. По базе данных в лаборатории установили, что представленная потребителями некачественная продукция совпала с продукцией польской компании <...>, которая поставляла сырье для Г-вых. Эксперт Т., сравнивая признаки изъятой продукции при обыске и признаки настоящей продукции, установил, что изъятая при обыске - поддельная; оригинальный же продукт отличается цветом, а дата производства печатается лазером и не стирается, в отличие от поддельной продукции. Каждый месяц вносятся небольшие изменения в дизайн, как способ защиты товара, а конечный продукт имеет разные степени защиты, которые позволяют идентифицировать поддельный товар. В результате подделки продукции ООО <...> были нарушены права, незаконно использован товарный знак <...>, причинен ущерб, в том числе и деловой репутации фирмы, оригинальная продукция была вытеснена с рынка, фирма вложила большие деньги в рекламу товара, который был продан другими лицами.

Также вина осужденных подтвердилась: заверенными копиями свидетельств и сертификатов <...> на товарные знаки, индивидуализирующие кофейную продукцию <...>, с регистрационными номерами: 441309, 479337, 490322, 490323, 541905, 546236, 595253, 633089, 649928, 651791, 655463, 655692, 718381, 738604, 33707, 48816, 60321, 88081, 103455, 195375, 793804, подтверждающими факт регистрации данных товарных знаков; заверенными копиями лицензионных договоров между компанией <...> и ООО <...>: копией лицензионного договора с регистрационным номером Роспатента 3553-3565 от 26.06.1998 г. и дополнительного соглашения N 1/2000 к данному договору, копией лицензионного договора с регистрационным номером Роспатента 33605 от 14.05.2004 г., подтверждающими права ООО <...> на использование перечисленных товарных знаков на территории РФ; информационным письмом ООО <...> от 18.01.2008 г.; таблицей с ценами на кофейную продукцию <...>; заверенной копией технических условий; заверенной копией сертификата соответствия на кофе натуральный растворимый <...>; показаниями представителя потерпевшего ООО <...> Ж.; заверенной копией свидетельства <...> на товарный знак, индивидуализирующий кофейную продукцию <...> с регистрационным номером 76789, подтверждающей факт регистрации данного товарного знака; заверенной копией лицензионного договора от 1.01.2003 г. с апостилем между <...> и ЗАО <...> (с 1.07.2005 г. - ООО <...>), имеющего регистрационный номер Роспатента 31226 от 27.08.2003 г., подтверждающей права ООО <...> на использование указанного товарного знака на территории РФ; информационным письмом ООО “Крафт Фудс Рус“ от 16.01.2008 г.; заверенными копиями сертификатов соответствия на кофе натуральный растворимый <...>, приложенными к информационному письму.

Кроме того, вина осужденных подтвердилась: показаниями свидетелей О., Л., З., Б., С., Д., К., Б., З., Ш. В. Ф., Щ., В., З., Ш., К. К., В., Л., С. Б., Р., К., Ш., П. Г., Г., Д., З., Ш., Ф., Ш., С., К., К., В., Р. К., Н., Г. Б., показаниями потерпевшего Д.; показаниями осужденного Б. на предварительном следствии в качестве обвиняемого; протоколом проверки показаний обвиняемого Б. на месте от 9.04.2007 г.; показаниями осужденного М.С. на предварительном следствии в качестве обвиняемого; показаниями осужденного Р. на предварительном следствии в качестве обвиняемого; протоколом проверки показаний обвиняемого Р. на месте с видеозаписью; показаниями осужденного С. на предварительном следствии в качестве обвиняемого; показаниями осужденного П. на предварительном следствии в качестве обвиняемого об обстоятельствах совершенного преступления.

Также вина осужденных подтвердилась: протоколами обысков и изъятия продукции на различной стадии готовности, тары, упаковок, документов и др. предметов: в помещениях, расположенных на территории ОАО <...>; в помещениях, расположенных на территории ОАО <...>; в помещениях ООО <...>; в помещениях, расположенных в <...>, помещение <...>; в помещениях ООО <...>; в производственных помещениях ООО <...>; в офисных помещениях ООО <...>; в помещениях, расположенных в <...>, расположенного на территории ЗАО <...>; в рабочем кабинете Р. <...>; в помещениях ИП Д. <...>; в помещениях типографии ООО <...>; в помещениях типографии ООО <...>; в производственных помещениях типографии ЗАО <...>; в офисных помещениях ЗАО <...>; в помещениях ООО <...>; в жилище обвиняемого Б.

Кроме того, вина осужденных подтвердилась: протоколами осмотров помещений: контрольно-пропускного пункта, администрации ОАО <...>; ООО <...> (<...>); ООО <...>; типографии ЗАО <...>; протоколами осмотра местности: участка около цеха N 19 на территории ОАО <...>; местности прилегающей к территории ООО <...>; протоколами выемок предметов, документов; протоколами осмотра предметов, документов, вещественными доказательствами; протоколами опознания свидетелем З. обвиняемого О., как человека, приезжавшего к руководству фирмы <...> и <...> - М.С., братьям Г-вым; протоколом опознания свидетелем С. обвиняемого Г.А., для которого он изготавливал жестяные банки для упаковки кофе; протоколом опознания свидетелем Р. обвиняемого Г.А., который по договоренности поставил ему кофе <...> (250 гр., жесть) на 7 - 8 млн рублей; протоколом опознания свидетелем К. обвиняемого Б., отгружавшего ему кофейную продукцию из складских помещений в Санкт-Петербурге; протоколом опознания свидетелем К. обвиняемого Г.С., как представителя фирмы-продавца кофейной продукции; заключениями комплексных физико-химических, органолептических и по показателям безопасности пищевых продуктов судебных экспертиз образцов продукции оригинальной т.м. <...>, и образцов продукции, изъятой при проведении обысков, из которых усматривается, что оригинальная продукция т.м. <...> соответствует требованиям ГОСТ, а изъятая при проведении обысков продукция не является кофе натуральным растворимым, не соответствует требованиям ГОСТ; заключением патентной судебной экспертизы от 30.12.2007 г.; и другими доказательствами.

Указанные доказательства проверены судом первой инстанции и надлежащим образом оценены в приговоре, сомнений в своей достоверности не вызывают.

Доводы кассационных жалоб о том, что описательно-мотивировочная часть приговора не соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ, поскольку в приговоре не описаны товары, для обозначения которых зарегистрированы товарные знаки и сходные с ними обозначения; являются несостоятельными. В приговоре полностью дано описание преступления, совершенного осужденными, в том числе и указаны однородные товары, для обозначения которых зарегистрированы товарные знаки и сходные с ними обозначения, незаконно использованные осужденными, а именно: суд установил, что в период с августа 2005 г. по октябрь 2006 г. осужденные, действуя организованной группой, систематически изготавливали и сбывали фальсификат кофейной продукции торговых марок <...> в пакетах массой 2 грамма, 500 граммов и 750 граммов и жестяных банках массой 95 граммов и 190 граммов и <...> в жестяных банках массой 95 граммов и 190 граммов. А на таре и упаковке сфальсифицированной кофейной продукции <...> использовали обозначения, как тождественные, так и сходные до степени смешения с зарегистрированными и подлежащими правовой охране в РФ чужими товарными знаками, принадлежащими компании <...>; на таре и упаковке сфальсифицированной кофейной продукции <...> использовали обозначения <...>, сходные до степени смешения с чужим товарным знаком, принадлежащим компании <...>.

Доводы кассационных жалоб о том, что в приговоре не указаны конкретное время и обстоятельства, при которых были незаконно использованы конкретные товарные знаки и сходные с ними обозначения, являются несостоятельными. В приговоре четко указан период, в течение которого незаконно осужденными использовались чужие товарные знаки и сходные с ними обозначения для однородных товаров (с августа 2005 г. по октябрь 2006 г.), а также указано при каких обстоятельствах осужденными использовались чужие товарные знаки и сходные с ними обозначения, а именно: на тару и упаковку, воспроизводящую внешний вид оригинальной, помещались чужие товарные знаки и обозначения, в данную тару и упаковку помещалась поддельная продукция, данный товар выдавался за оригинальный и сбывался, в том числе, ИП Д., Р. и Б. При этом показания данных лиц судом были исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и им была дана надлежащая оценка в приговоре.

Доводы кассационных жалоб о том, что патентная экспертиза не может быть признана допустимым доказательством, поскольку эксперт был допрошен по делу в качестве свидетеля, являются несостоятельными. Эксперт И., проводившая патентную экспертизу и составившая 30.12.2007 г. заключение, свидетелем по делу не являлась. Эксперт И. была допрошена в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона в ходе судебного следствия по обстоятельствам проведения ею экспертизы на предварительном следствии. Также являются несостоятельными и доводы кассационных жалоб о невозможности проверить выводы эксперта. Заключение эксперта соответствует требованиям закона, в судебном заседании эксперт была допрошена и дала пояснения, на основании каких именно данных проводилась экспертиза. Из показаний эксперта И. усматривается, что она помимо нормативных актов использовала официальную базу ФИПС, о чем указала в установочной части экспертизы. При этом эксперт проводила сравнительный анализ на предмет сходства официально зарегистрированных товарных знаков с представленными образцами, выводы эксперта о правообладателях товарных знаков сделаны на основе документов, представленных из службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (л.д. 17 - 19 т. 23).

Доводы кассационных жалоб о том, что указанная патентная экспертиза является недопустимым доказательством по основаниям, изложенным защитой в суде первой инстанции, также являются несостоятельными. Указанные доводы защиты судом первой инстанции были исследованы и обоснованно оставлены без удовлетворения. Суд первой инстанции в ходе судебного разбирательства установил условия хранения образцов кофейной продукции, в том числе и путем проведения выездного судебного заседания по месту хранения вещественных доказательств, и суд первой инстанции удостоверился в том, что кофейная продукция хранилась надлежащим образом. Также суд первой инстанции тщательно исследовал и доводы защиты о том, что на экспертизу были представлены ненадлежащим образом отобранные образцы кофейной продукции. Данные доводы судом первой инстанции обоснованно были отвергнуты на основании исследования материалов дела, в которых зафиксированы обстоятельства изъятия образцов кофейной продукции в соответствии с требованиями закона, в присутствии понятых, а также в ряде случае - с участием представителя ООО <...>.

Доводы кассационных жалоб о том, что ряд документов в уголовном деле не переведен на русский язык, а документы, на которые ссылается суд, свидетельствуют о том, что срок действия товарных знаков истек до 2006 г., являются несостоятельными. Действительно, в деле (т. 6 л.д. 49 - 52, 88 - 94) имеются документы, не переведенные на русский язык, однако ни в обвинительном заключении, ни в приговоре суда на данные документы нет ссылок. В материалах уголовного дела имеются документы устанавливающие правовую защиту товарных знаков, принадлежащих фирме <...> и оформленных в соответствии с Мадридским соглашением, участницей которого является РФ. После регистрации товарного знака в своем национальном ведомстве подается заявка на предоставление правовой защиты на территории других стран через международное бюро всемирной организации“интеллектуальной собственности в патентное ведомство страны, в которой запрашивается правовая охрана и оформляется свидетельство, на территории РФ - в Роспатенте. Фактически данные документы подтверждают, что данный товарный знак принадлежит <...>.

Осужденные признаны виновными в том, что незаконно использовали чужой товарный знак, при этом стороной защиты не было представлено доказательств, свидетельствующих о принадлежности осужденным исключительного права или права пользования указанными товарными знаками, было достоверно установлено, что на момент совершения преступления, осужденные не обладали какими-либо правами на использование данных товарных знаков.

Также материалы уголовного дела содержат сведения, свидетельствующие о том, что сроки действия регистрационных знаков были продлены: N 33707 до 29.11.2016 г., N 48816 до 19.07.2012 г., N 60321 до 14.07.2017 г., N 103455 до 27.05.2011 г., N 195375 до 5.06.2018 г., N 490322 до 27.11.2014 г., N 655692 до 25.01.2016 г.

Доводы кассационных жалоб о том, что ООО <...> и ООО <...> не являются потерпевшими, поскольку в постановлении о признании их потерпевшими не указана фамилия следователя, вынесшего данное постановление, являются несостоятельными. Потерпевшим является юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением следователя или суда. Представителями ООО <...> и ООО <...> были представлены доказательства, подтверждающие, что в результате действий осужденных им был причинен материальный ущерб и ущерб их деловой репутации, в связи с чем имелись основания для признания данных юридических лиц потерпевшими по данному уголовному делу. Решение о признании ООО <...> и ООО <...> было оформлено постановлением следователя и им подписано, а отсутствие указания на фамилию следователя в данном постановлении является технической ошибкой, поскольку данное постановление подписано следователем, в производстве которого находилось уголовное дело.

Доводы осужденного Б. о том, что в приговоре не приведены доказательства его вины о совершении преступления в составе организованной группы, являются несостоятельными. В приговоре приведены доказательства вины всех осужденных, в том числе и Б. При этом суд признал допустимыми доказательствами показания осужденного Б. на предварительном следствии в качестве обвиняемого, которые он давал в присутствии адвоката. Из указанных показаний осужденного Б. усматривается, что ему было известно о том, что братья Г-вы продают кофейную продукцию незаконного происхождения и занимаются ее незаконным производством под чужими товарными знаками и он, достоверно зная об указанном, выполнял отведенную ему роль в совершении преступления. Также осужденный показал, что по просьбе братьев Г-вых он нашел помещение для хранения товара, а именно, помещение на территории завода <...>. А из договора аренды от 19.06.2006 г. усматривается, что между ОАО <...> (арендодателем) и ООО <...> (арендатором) в лице Б. заключен договор аренды на складское помещение по адресу: <...>. Таким образом, доводы осужденного Б. о том, что в приговоре не приведены доказательства о заключении при его содействии договоров аренды помещений по адресам: <...> не соответствуют действительности.

Утверждение осужденного Б. о том, что он не подписывал договор аренды с ОАО <...> опровергается как договором аренды, так и показаниями свидетелей (свидетеля З.) о том, что руководил рабочими, занимающимися фасовкой кофе на производстве, расположенном в арендованном помещении у ОАО <...>, А., который ездил на автомашине ВАЗ “10 семейства“. Также данное утверждение Б. опровергается и имевшимся на контрольно-пропускном пункте ОАО <...> списком машин, которые необходимо было пропускать на территорию для проезда к складам “кофейников“, в числе данных автомашин имелись и автомашины принадлежащие Б. Из показаний осужденного Р. также усматривается, что руководил производством в <...>, где изготавливалась поддельная кофейная продукция, Б. С учетом указанного, суд обоснованно сделал вывод, что свидетель З. именно о Б. сообщил как о руководителе рабочих.

Доводы осужденного о том, что он не принимал участия в изготовлении и реализации контрафактной кофейной продукции Д. опровергаются показаниями свидетеля К. о том, что он с разных складов забирал кофейную продукцию, направляемую в <...> Д., а лицом, отгружавшим со склада кофейную продукцию, согласно протоколу опознания, являлся Б.

Доводы осужденного о том. что он, забирая товаросопровождающие документы из офиса на ул. Савушкина, не знал о преступной деятельности, опровергаются в том числе и показаниями самого осужденного Б. на предварительном следствии, где осужденный, будучи допрошенным в качестве обвиняемого подтвердил, что был осведомлен о преступной деятельности братьев Г-вых и принял в этой деятельности участие.

Доводы осужденного о том, что его показания на предварительном следствии в качестве обвиняемого являются недопустимыми доказательствами и суд не мог их учитывать в качестве доказательств, исследовались судом первой инстанции и суд обоснованно пришел к выводу о том, что при допросе Б. в качестве обвиняемого нарушений требований уголовно-процессуального закона допущено не было и данные осужденным показания являются допустимыми и относимыми доказательствами и обоснованно сослался на них в приговоре. Доводы осужденного о том, что 19.02.2007 г. не проводился его допрос, опровергнуты протоколом допроса, а также показаниями следователя Ш. о том, что допрос Б. был проведен в указанный день по просьбе самого Б. Действительно в протоколе допроса исправлена дата, однако данное исправление было произведено в связи с технической ошибкой в дате и в присутствии самого Б. Также следователь Ш. показал, что при допросе никакого воздействия на Б. не оказывалось. Кроме того, помимо протокола допроса от 19.02.2007 г. в материалах уголовного дела имеются протоколы допроса Б. от других дат.

Доводы осужденного о том, что доказательства по делу были судом оценены неверно, являются несостоятельными. Все доказательства по делу судом были проверены и получили в приговоре оценку в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, оснований к переоценке доказательств по делу не имеется.

Доводы осужденного П. о том, что судом были неполно исследованы обстоятельства дела, а его вина не была доказана, являются несостоятельными. Так осужденный П. на предварительном следствии, будучи допрошенным в качестве обвиняемого, в присутствии адвоката, подтвердил, что в период с августа 2005 г. по октябрь 2006 г. обеспечивал для братьев Г-вых изготовление упаковочных материалов для кофе <...>, приобретал станок для тампопечати, и оказывал иные сопутствующие услуги, в том числе, с расчетного счета своей фирмы ООО <...> перечислял в фирму <...> арендную плату за производственное помещение, расположенное в СПб, <...>, арендованное Г-выми. Из показаний осужденного М.С. на предварительном следствии также усматривается, что он, М.С., занимаясь незаконной деятельностью, вел бухгалтерский учет, подготавливал финансово-хозяйственные документы на сбыт произведенной контрафактной продукции, контролировал поступление безналичных платежей от покупателей данной продукции, обналичивал поступившие денежные средства, вносил на расчетные счета ООО <...> и ООО <...> наличные деньги, вырученные от реализации поддельной продукции, совершал банковские операции по перечислению денежных средств в принадлежащую П. фирму <...> для изготовления упаковки для контрафактной продукции. Из показаний осужденного Р. также усматривается, что он занимался изготовлением контрафактной продукции и Г.А. дал ему, Р., телефон П. и сказал, что через П. можно заказывать упаковочные материалы и в дальнейшем он, Р., звонил П. и говорил, какие материалы необходимы для производства, а тот перезванивал и называл места, где можно забрать упаковочные материалы. Так через П. он, Р. получал упаковочную пленку в фирме <...> на <...> и в здании на <...>, а также коробочки под пакетики в организации, расположенной в районе станции метро <...>.

С учетом указанного и других доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности П. в совершении в составе организованной группы незаконного использования чужих товарных знаков и сходных с ними обозначений для однородных товаров, неоднократно.

Таким образом, действия осужденных получили правильную юридическую квалификацию.

Наказание осужденным назначено в соответствии с тяжестью совершенного преступления, с учетом характера и степени фактического участия каждого из осужденных в совершении преступления, значения его соучастия для достижения цели преступления; данных о личности каждого и других обстоятельств, имеющих значение при назначении наказания.

Назначенное осужденным наказание является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

Доводы кассационной жалобы в защиту осужденного М.С. о смягчении ему наказания, в частности, уменьшения испытательного срока, по мнению судебной коллегии, не подлежат удовлетворению. При назначении М.С. наказания суд учел его роль в совершенном преступлении, отношение к содеянному, а также, что М.С. ранее не судим, к уголовной ответственности не привлекался, работает, с места работы характеризуется положительно, с места жительства характеризуется без замечаний, т.е. все те обстоятельства, на которые ссылается защита. Наличие указанных смягчающих наказание обстоятельств и позволило суду назначить М.С. наказание в виде лишения свободы на небольшой срок с применением ст. 73 УК РФ, т.е. условно. Оснований для сокращения М.С. испытательного срока при условном осуждении судебная коллегия не установила.

Доводы кассационной жалобы осужденного Б. о том, что его действиями ООО <...> и ООО <...> не причинен материальный ущерб и ущерб деловой репутации, являются несостоятельными. Также и доводы кассационных жалоб осужденного П. и в защиту осужденного М.С. о том, что солидарное взыскание с них большой суммы является необоснованным и несправедливым и что следует возложить долевую ответственность на осужденных, являются также несостоятельными. И Б., и П., и М.С., каждый, обоснованно были признаны виновными в том, что в период с августа 2005 г. по октябрь 2006 г. в составе организованной группы, неоднократно, незаконно использовали чужие товарные знаки и сходные с ними обозначения для однородных товаров. В результате преступной деятельности осужденных в составе организованной группы, незаконно использовался товарный знак <...>, подделывалась продукция ООО <...>, которая выдавалась за оригинальную и продавалась, тем самым вытесняя оригинальную продукцию и подрывая доверие потребителей к ней, поскольку поддельная, не отвечающая ГОСТ, продукция ассоциировалась у потребителя с оригинальной. Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что объемы нелегального производства продукции торговой марки <...> и <...> были значительными и сопоставимыми с промышленным производством, в связи с чем обоснованно солидарно взыскал с осужденных причиненный ущерб в пользу ООО <...> в сумме 1181917 руб. 29 коп. и в пользу ООО <...> в размере 515254 руб. 35 коп.

Также суд, исходя из обстоятельств дела, соразмерности и справедливости, частично удовлетворил гражданский иск потерпевших, просивших взыскать с осужденных ущерб, причиненный деловой репутации фирмы в размере 30000000 и 16000000 рублей, обоснованно взыскав солидарно с осужденных в возмещение ущерба, причиненного деловой репутации фирм, денежные суммы в пользу ООО <...> лишь в размере 3000000 рублей и в пользу <...> в размере 2500000 рублей.

Поскольку ущерб потерпевшим причинен совместными действиями осужденных, суд обоснованно принял решение о взыскании ущерба с осужденных солидарно.

Доводы кассационной жалобы о снятии ареста со всех денежных средств М.С., являются необоснованными. Из материалов уголовного дела усматривается, что на денежные средства осужденного М.С. в сумме 108630 руб. и 1738 долларов США был наложен арест. В суде первой инстанции сестра осужденного М.С. - М. пояснила, что из указанных средств ей принадлежат 30000 рублей и 1000 долларов США, что подтвердил в суде первой инстанции и осужденный М.С., в связи с чем суд первой инстанции снял арест с указанной суммы, а с оставшихся денежных средств в сумме 78630 рублей и 738 долларов США арест снят не был в целях обеспечения возмещения гражданского иска. Доводы кассационной жалобы о том, что все денежные средства, изъятые при обыске 1.11.2006 г., принадлежат сестре осужденного М.С., опровергаются ее собственными показаниями в суде о сумме денежных средств, принадлежащей ей лично. Каких-либо оснований полагать, что М. дала неверные показания, не имеется.

Таким образом, доводы кассационных жалоб как несостоятельные подлежат оставлению без удовлетворения в полном объеме.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 22 апреля 2010 года в отношении Г.А., Г.Б., М.С., П., Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Г.А., Г.Б., П., Б., адвоката Лева Е.А. - без удовлетворения.