Решения и определения судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.09.2010 N 33-12887/10 Решение об отказе в признании заявителей лицами, подвергшимися политическим репрессиям, отменено, поскольку из системного толкования положений Законов “О реабилитации жертв политических репрессий“, “О реабилитации репрессированных народов“ следует, что репрессии по национальному признаку применены не только в отношении родителей заявителей, являвшихся на момент принудительной высылки несовершеннолетними, но и в отношении родившихся в период высылки детей, проживавших там совместно с родителями.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 сентября 2010 г. N 33-12887/10

Судья Матусяк Т.П.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Володкиной А.И.

судей Пошурковой Е.В., Тарасовой И.В.

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании 20 сентября 2010 года кассационную жалобу И., П.Л. на решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 06 июля 2010 года по гражданскому делу N 2-2332/10 по заявлению И., П.Л. об оспаривании действий ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Заслушав доклад судьи Володкиной А.И., объяснения И., она же представитель П.Л. (доверенность от <...> на три года) и их представителя Т. (по устному ходатайству); представителя ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области Г.О. (доверенность от
<...>), - судебная коллегия

установила:

Заявители обратились в Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга с требованиями об обязании органов ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области признать заявителей лицами, подвергшимися политическим репрессиям в виде проживания в месте высылки родителей, высланных в административном порядке из Ленинградской области в 1942 году на основании постановления Военного Совета Ленинградского флота N 0071234/а от 20 марта 1942 года как ингерманландских финнов; об обязании органов ГУВД выдать заявителям справку о реабилитации.

Решением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 06 июля 2010 года в удовлетворении заявления отказано в полном объеме.

В кассационной жалобе заявители просят решение отменить как незаконное и необоснованное.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения участников по делу, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает, что она подлежит удовлетворению.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции руководствовался требованиями статьи 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и исходил из того, что заявителями пропущен трехмесячный срок для обращения в суд; при этом суд первой инстанции считает, что срок подлежит исчислению с момента получения заявителями ответов различных должностных лиц Информационного центра ГУВД и Ленинградской области, то есть за период с 2003 по 2008 год; обращение в суд имело место лишь в апреле 2010 года.

Судебная коллегия считает, что судом не принято во внимание то, что 01 марта 2010 года заявителям вновь было отказано в выдаче справок о реабилитации как лиц, рожденных и проживавших в местах высылки родителей до 1959 года (л.д. 28); таким образом, вывод суда первой инстанции о том, что заявителями пропущен срок для обращения в суд не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Также суд первой инстанции пришел к выводу о том,
что отказ в выдаче заявителям вышеуказанной справки соответствует части 1 статьи 1.1 Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий“ в связи с тем, что отсутствуют сведения о постановке родителей заявителей на учет спецпоселенцев по достижении 16-летнего возраста и нахождении их на поселении на момент рождения заявителей.

Судебная коллегия считает, что решение в данной части вынесено при неправильном толковании норм материального права, в нарушение положений статей 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации без принятия мер для выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, без всесторонней, полной и объективной оценки имеющихся в материалах дела документов; указанные недостатки в соответствии со статьей 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации являются основанием для отмены решения суда первой инстанции.

Из объяснений заявителей и материалов дела усматривается, что отец заявителей П.Н. 1926 года рождения значится в списке финнов, проживавших в д. Киурумяки Токсовского с/совета в 1941 - 1942 годах, подлежащих спецэвакуации из района по национальному признаку в марте 1942 года (л.д. 17); 29 марта 1942 года он был принудительно эвакуирован из Ленинграда и Ленинградской области в соответствии с постановлением Военного Совета ленинградского фронта как лицо финской национальности (л.д. 18). 21 марта 2005 года П.Н. выдана справка о реабилитации, согласно которой он находился в высылке с матерью П.М. с 30 марта 1942 года (л.д. 32).

Также из материалов дела следует, что мать заявителей П.И. 1927 года рождения реабилитирована заключением ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11 декабря 1995 года в соответствии со статьей 1.1 Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий“ как несовершеннолетняя, находившаяся в высылке вместе
со своим отцом Р. ФИО22 1898 года рождения с 30 марта 1942 года (л.д. 33).

Кроме того, в материалах дела имеется ксерокопия решения Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 05 июня 2003 года, согласно которому установлен факт применения в отношении И. (заявитель) политических репрессий в виде нахождения в месте высылки матери в пос. Подтесово Енисейского района Красноярского края в период с 1950 года по 1954 год. Имеется отметка о вступлении решения в законную силу 17 июня 2003 года (л.д. 29 - 30).

Суд первой инстанции не дал оценки вышеуказанному вступившему в законную силу решению суда и не исследовал обстоятельства, препятствующие удовлетворению требования об обязании органов ГУВД выдать И. справку о реабилитации как лицу, подвергшемуся политическим репрессиям в виде проживания в месте высылки матери, высланной в административном порядке из Ленинградской области; сведения об изменении либо об отмене указанного решения в материалах дела отсутствуют.

Ссылка суда первой инстанции на решение Всеволожского городского суда Ленинградской области от 15 апреля 2009 года не может быть принята во внимание в связи с тем, что данное решение вынесено лишь по заявлению П.Л., а не в отношении И.; кроме того, отказывая в удовлетворении заявления П.Л., суд указывал на то, что он просит установить факты в отношении его отца, дееспособность которого прекратилась смертью; по существу права П.Л. на реабилитацию в соответствии со статьей 1.1 Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий“ не являлись предметом исследования и оценки суда при вынесении решения от 15 апреля 2009 года.

Заявители, считая незаконным отказ в выдаче им вышеуказанных справок о реабилитации, ссылались на то, что их
родители отец П.Н., 1926 года рождения и мать П.И. (Р.) 1927 года рождения, были высланы в несовершеннолетнем возрасте (соответственно 16, 15 лет) из Ленинградской области по национальному признаку и находились в высылке с пос. Подтесово Енисейского района Красноярского края до 1959 года; в указанный период, достигнув совершеннолетия, создали семью; они - заявители родились в период высылки и в месте высылки (соответственно 26 апреля 1950 года и 22 декабря 1954 года - свидетельства о рождении л.д. 15, 16), их родители, а поэтому и они - заявители лишены были права на выезд с места высылки до 1959 года, поэтому заявители считают, что также подлежат признанию репрессированными по национальному признаку.

Правовая позиция органов ГУВД при отказе в выдаче справок на реабилитацию сводится к тому, что заявители не являются “детьми, находившимися вместе с репрессированными по политическим мотивам родителями или лицами, их заменившими, в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении“; заявители являются детьми репрессированных детей, поэтому положения статьи 1.1 Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий“ в отношении таких детей не подлежат применению.

Судебная коллегия не может согласиться с указанной позицией по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 2 Закона РСФСР от 26 апреля 1991 года N 1107-1 “О реабилитации репрессированных народов“ репрессированными признаются народы (нации, народности или этнические группы и иные исторически сложившиеся культурно-этнические общности людей) в отношении которых по признакам национальной или иной принадлежности проводилась Ф.И.О. политика клеветы и геноцида, сопровождавшаяся их насильственным переселением, упразднением национально-государственных образований, перекраивания национально-территориальных границ, установлением режима террора и насилия в местах спецпоселения.

Согласно статье 3.1 указанного Закона РСФСР
на граждан из числа репрессированных народов, подвергшихся репрессиям на территории Российской Федерации по признакам национальной или иной принадлежности, распространяется действие Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий“.

В соответствии со статьей 1.1 Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий“ подвергшимися политическим репрессиям и подлежащим реабилитации признаются дети, находившиеся вместе с репрессированными по политическим мотивам родителям или лицами, их заменившими, в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении.

При системном толковании вышеуказанных положений следует сделать вывод о том, что родители заявителей, несмотря на то, что на момент принудительной высылки являлись несовершеннолетними (15 и 16 лет), являлись лицами, в отношении которых были применены репрессии по национальному признаку; иное истолкование вышеуказанной нормы Закона фактически приводит к дискриминации жертв политических репрессий по возрасту, поскольку заведомо лишает определенную возрастную категорию лиц права на реабилитацию. Поэтому довод заявителей о том, что они как лица, находившиеся в высылке совместно с родителями, подлежат реабилитации наравне со своими родителями, заслуживает внимания, подлежал проверке и оценке при разрешении заявленных требований.

Такая позиция заявителей и суда кассационной инстанции согласуется с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, высказанной в Постановлении от 23 мая 1995 года N 6-П “По делу о проверке конституционности статей 2.1 и 16 Закона РСФСР от 18 октября 1991 года “О реабилитации жертв политических репрессий“ (в редакции от 03 сентября 1993 года в связи с жалобой гражданки З.В.Алешниковой“, а также подтвержденной в определении от 24 июня 2008 года N 620-О-П.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое
рассмотрение, при котором суду первой инстанции следует учесть вышеизложенное, с учетом заявленных требований определить обстоятельства, имеющие значение для дела, распределить между сторонами бремя доказывания, при необходимости предложить участникам по делу представить дополнительные доказательства; в зависимости от добытых доказательств и с учетом требований статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации постановить законное и обоснованное решение.

При этом судебная коллегия обращает внимание на позицию Конституционного Суда Российской Федерации, высказанную в определении от 24 июня 2008 года N 620-О-П “По жалобе гражданки Ф.И.О. на нарушение ее конституционных прав статьей 1.1 и частью 4 статьи 12 Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий“, согласно которой реабилитация, по смыслу Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий“, означает восстановление реабилитированных лиц в утраченных ими в связи с репрессиями социально-политических и гражданских правах, устранение всех ограничений прав и свобод, которые к ним применялись, а также иных последствий произвола. Следовательно, если к лицу, формально освобожденному со спецпоселения, продолжали применяться те или иные ограничения прав и свобод, такое лицо фактически сохраняло статус репрессированного вплоть до окончательного устранения всех последствий произвола, как того требует названный Закон. Эти обстоятельства должны приниматься во внимание правоприменительными органами и при рассмотрении заявлений о реабилитации лиц, чьи родители были необоснованно репрессированы по политическим мотивам. Статья 1.1 Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий“ не препятствует таким лицам обращаться за защитой своих прав в суды общей юрисдикции, обязанные при вынесении соответствующих решений устанавливать и исследовать указанные фактические обстоятельства.

Указанная позиция Конституционного Суда Российской Федерации имеет значение при разрешении требований П.Л., родившегося в декабре 1954 года,
но настаивавшего на том, что его родители лишены были возможности выехать из места высылки до 1959 года включительно.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 06 июля 2010 года отменить; дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.