Решения и определения судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 16.09.2010 N 33-12829 Незаконные уголовное преследование гражданина и применение к нему в качестве меры пресечения заключение под стражу служат основанием для взыскания компенсации морального вреда. Длительное нахождение гражданина под стражей, а впоследствии его ограничение в свободе передвижения оказало негативное влияние на физическое и психическое состояние здоровья, что свидетельствует о соответствии компенсации морального вреда требованиям разумности и справедливости.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 сентября 2010 г. N 33-12829

Судья: Прокошкина М.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Чуфистова И.В.

судей Попова А.Е., Петровой Ю.Ю.

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 16 сентября 2010 года гражданское дело N 2-1906/2010 по кассационной жалобе Генеральной прокуратуры Российской Федерации и кассационной жалобе Министерства финансов Российской Федерации на решение Петроградского районного суда г. Санкт-Петербурга от 09 июня 2010 года по иску Р. к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Чуфистова И.В., объяснения истца Р., представителя Министерства финансов РФ <ФИО2>, представителя Генеральной прокуратуры РФ <ФИО1>, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского
городского суда

установила:

Р. обратился в Петроградский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском к Министерству финансов РФ (по месту нахождения Управления Федерального казначейства по г. Санкт-Петербургу) о взыскании за счет средств казны Российской Федерации <...> в качестве компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу и подписки о невыезде.

В обоснование заявленного иска Р. ссылался на то обстоятельство, что 20 марта 2002 года прокуратурой г. Санкт-Петербурга в отношении него было возбуждено уголовное дело N <...>, в связи с чем, в этот же день по постановлению следователя прокуратуры он был арестован и содержался по стражей до <...>, когда постановлением судьи Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга мера пресечения в виде содержания под стражей была изменена на иную - подписку о невыезде, которая, в свою очередь сохранялась до <...> - дня вступления в законную силу приговора Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от <...> года, которым он (Р.) был оправдан по основанию, предусмотренному пунктом 3 части 2 статьи 302 УПК РФ - в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

По утверждению истца, в течение всего срока рассмотрения уголовного дела он испытывал унижение его человеческого достоинства и нравственные страдания, его деловая репутация и доброе имя долгое время оставались под сомнением со стороны окружающих его лиц.

Определением суда от 16 марта 2010 года в предварительном судебном заседании к участию в деле в качестве третьего лица была привлечена Генеральная прокуратура РФ (л.д. 36)

Решением Петроградского районного суда г. Санкт-Петербурга от 09 июня 2010 года иск Р. удовлетворен частично - Министерства финансов РФ за
счет средств казны Российской Федерации взыскано <...> компенсации морального вреда. В удовлетворении остальной части иска Р. отказано.

В кассационной жалобе Генеральная прокуратура РФ полагает необходимым изменить установленный решением суда размер компенсации морального вреда, указывая на несоразмерность взысканной решением суда денежной суммы нравственным переживаниям истца, а также требованиям разумности и справедливости.

В кассационной жалобе представитель Министерства финансов РФ просит решение отменить и вынести новое решение, которым в удовлетворении иска Р. отказать, поскольку последний, по мнению представителя Министерства финансов РФ не представил доказательств причинно-следственной связи между действиями сотрудников правоохранительных органов, принимавших решение о возбуждении уголовного дела, и теми нравственными страданиями, о которых истец указывал в поданном в суд иске.

Судебная коллегия, выслушав истца, представителя ответчика, представителя третьего лица, исследовав материалы дела, оценив доводы кассационных жалоб, приходит к следующему выводу.

Из постановления следователя прокуратуры Санкт-Петербурга от <...> о возбуждении уголовного дела видно, что уголовное дело возбуждено в отношении Р. по подозрению его в совершении преступления, предусмотренного статьей <...> Уголовного кодекса РФ (л.д. 41).

Постановлением старшего следователя прокуратуры Фрунзенского района Санкт-Петербурга от <...> года в связи с возбуждением в отношении Р. уголовного дела в отношении последнего избрана мера пресечения в виде заключения под стражу (л.д. 40).

Постановлением судьи Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от <...> мера пресечения в виде содержания под стражей была изменена на подписку о невыезде (л.д. 42).

Приговором Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от <...> года, Р. был оправдан по основанию, предусмотренному пунктом 3 части 2 статьи 302 УПК РФ - в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Из этого же приговора видно, что судом уголовное дело
рассматривалось по обвинению Р. в совершении преступления, предусмотренного ст. <...> Уголовного кодекса РФ.

Разрешая заявленный Р. иск, суд правильно применил к спорным правоотношениям положения статей 1070, 1071, 1100 Гражданского кодекса РФ.

Так в силу статьи 1070 Гражданского кодекса РФ, вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

По смыслу статьи 1100 Гражданского кодекса РФ, лицо, которому в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, а также незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, причинен моральный вред, не обязано доказывать наличие вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда.

Таким образом, судебная коллегия полагает невозможным согласиться с доводом представителя Генеральной прокуратуры РФ о том, что суд при определении размера суммы компенсации морального вреда, причитающегося истцу, должен был учитывать степень вины причинителя вреда (органов прокуратуры Санкт-Петербурга).

Согласно пункту 2 статьи 1101 Гражданского кодекса РФ, судом, при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости, а характер физических и нравственных страданий оценивается с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

При определении размера компенсации морального вреда по данному делу судом обоснованно приняты во внимание как
длительность нахождения Р. под стражей (<...>), а также длительность периода времени (<...>), когда истец был ограничен в свободе передвижения по территории Российской Федерации за пределами места своего постоянного проживания на основании постановления Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от <...>.

Само по себе содержание Р. под стражей, не могло не оказать негативного влияния на его физическое и психическое состояние здоровья, поскольку истец был лишен возможности вести привычный для него образ жизни - работать по избранной специальности, реализовывать право на отдых, общение с близкими ему людьми, пользоваться услугами медицинских учреждений и предприятий общественного питания в зависимости от своего выбора и был обязан следовать распорядку учреждения, в котором содержался под стражей.

Суд, правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Доводы кассационных жалоб, не могут являться основаниями к отмене судебного решения, поскольку не опровергают выводов суда, а повторяют правовую позицию представителя Министерства финансов РФ и представителя генеральной прокуратуры РФ, выраженную в суде первой инстанции, исследованную судом и нашедшую верное отражение и правильную оценку в решении суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Петроградского районного суда г. Санкт-Петербурга от 09 июня 2010 года по делу N 2-1906/2010 оставить без изменения, а кассационную жалобу Генеральной прокуратуры Российской Федерации и кассационную жалобу Министерства финансов Российской Федерации - без удовлетворения.