Решения и определения судов

Определение Ленинградского областного суда от 08.09.2010 N 22-1679/2010 Необходимость в исключительной мере пресечения в виде заключения обвиняемого под стражу отпала, притом что одна тяжесть преступлений не может служить достаточным основанием для продления срока содержания под стражей, что свидетельствует о наличии оснований для избрания обвиняемому иной меры пресечения в виде залога.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 сентября 2010 г. N 22-1679/2010

Судья Караваев Ю.И.

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего - Водяновой О.И.,

судей - Дробышевской О.А., Татарникова С.А.,

при секретаре Я.О.,

рассмотрев в судебном заседании 8 сентября 2010 года кассационное представление Гатчинского городского прокурора Сафонова А.В. на постановление Гатчинского городского суда Ленинградской области от 20 августа 2010 года, об отказе в удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей в отношении

К., <...>, несудимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п.п. “а, в, е“ ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ,

и избрании меры пресечения в виде
залога.

Уголовное дело N 125301 возбуждено 8 января 2010 года в отношении К. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п.п. “а, в, е“ ч. 2 ст. 105 УК РФ.

11 марта 2010 года в отношении К. возбуждено уголовное дело N 143511 по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ.

31 марта 2010 года указанные уголовные дела соединены в одно производство.

16 апреля 2010 года следователем по ОВД следственного отдела по г. Гатчина следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ленинградской области А.А.Ю. в отношении К. было вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, согласно которому К. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п.п. “а, в, е“ ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Органами предварительного следствия К. обвиняется в том, что 7 января 2010 года около 22 часов 30 минут, находясь в состоянии алкогольного опьянения по месту фактического проживания по адресу: <...> в ходе ссоры с сожительницей Я.Н. на почве бытового конфликта с ней и ее малолетними детьми Я.Д. 1995 года рождения и Я.Т. 1999 года рождения, высказывая в адрес всех троих намерение об убийстве, угрожая при этом кухонным ножом, заставил Я.Н., Я.Д. и Я.Т. скрыться от него в детской комнате. После того, как последние, воспринимая реальность угроз, так как К. нанес Я.Н. кухонным ножом резаные раны на руках и ногах, заперлись в детской комнате, заблокировав входную дверь предметами мебели. К., реализуя свой преступный умысел на убийство Я.Н., Я.Д. и Я.Т. общеопасным способом, а именно путем поджога, осознавая, что Я.Д. и
Я.Т. являются малолетними детьми, поджег дверь комнаты, где находились Я.Н., Я.Д. и Я.Т., отчего загорелась вся квартира, в том числе комната в которой находились потерпевшие. Однако, довести свой преступный умысел до конца К. не смог по не зависящим от него обстоятельствам, так как Я.Н., Я.Д. и Я.Т., спаслись бегством через окно, спрыгнув с 4 этажа. В результате потерпевшие Я.Н. и Я.Т. получили телесные повреждения различной степени тяжести.

Он же обвиняется в том, что 7 января 2010 года около 22 часов 30 минут, находясь в состоянии алкогольного опьянения по месту фактического проживания по адресу: <...> в ходе ссоры с сожительницей Я.Н. на почве бытового конфликта с ней и ее малолетними детьми Я.Д. 1995 года рождения и Я.Т. 1999 года рождения, реализуя свой преступный умысел на убийство общеопасным способом Я.Н., Я.Д. и Я.Т., скрывшихся от него в детской комнате, заблокировав входную дверь, имея умысел на уничтожение чужого имущества, путем поджога, используя источник открытого огня, зажег у двери комнаты, в которой от него скрылись потерпевшие, картонные коробки от бытовой техники, подпихнув их под дверь, отчего произошло возгорание всей квартиры. В результате чего мебель и внутренняя отделка квартиры были уничтожены огнем. Своими действиями К. причинил Я.Н., Я.Д., Я.Т. значительный материальный ущерб и моральный вред.

В результате пожара К. получил телесные повреждения в виде ожога верхних дыхательных путей, отдела легких, ожога верхних конечностей, области шеи с которыми длительное время (до 18.03.2010 года) находился на лечении. После окончания лечения местонахождение К. органам предварительного следствия было не известно.

16 апреля 2010 года К. был объявлен в розыск.

29 апреля 2010 года
К. был объявлен в международный розыск.

29 апреля 2010 года в Гатчинский городской суд поступило ходатайство следователя А.А.Ю. согласованное с и.о. руководителя следственного отдела по г. Гатчина следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ленинградской области А.А.А. об избрании в отношении К. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Данное ходатайство следователя было удовлетворено, и в отношении К. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

26 июня 2010 года К. был фактически задержан.

20 августа 2010 года в Гатчинский городской суд поступило ходатайство следователя Н., согласованное с и.о. руководителя следственного отдела по г. Гатчина следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ленинградской области А.А.А. о продлении в отношении К. срока содержания под стражей на 1 месяц 12 суток, а всего до 3-х месяцев 12 суток, то есть до 8 октября 2010 года включительно.

В обоснование ходатайства следователь указал, что срок содержания под стражей К. истекает 26.08.2010 года, однако окончить расследование к указанному сроку не представляется возможным, так как по делу необходимо: провести проверку показаний на месте К., предъявить К. обвинение в окончательной редакции и допросить его в качестве обвиняемого, выполнить требования ст. 216 - 217 УПК РФ, составить обвинительное заключение и направить дело прокурору с учетом требований, предусмотренных ч. 1 ст. 221 УПК РФ.

При этом оснований для изменения меры пресечения К. не имеется, так как он обвиняется в совершении особо тяжкого преступления и преступления средней тяжести, ранее скрывался от органов предварительного следствия, в связи с чем, был объявлен в розыск. Таким образом, в случае изменения в отношении К. меры пресечения на
не связанную с изоляцией от общества, он может скрыться от следствия, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям, потерпевшим, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по делу.

Постановлением Гатчинского городского суда Ленинградской области от 20 августа 2010 года ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей в отношении К. оставлено без удовлетворения и в отношении К. избрана мера пресечения в виде залога.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Татарникова С.А., выслушав К. и адвоката Макеева А.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Ковалевой М.А., поддержавшей доводы кассационного представления, судебная коллегия Ленинградского областного суда

установила:

В кассационном представлении прокурор считает постановление суда незаконным подлежащим отмене в связи с нарушением норм уголовно-процессуального закона. По мнению автора представления, суд, принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей и об избрании в отношении К. меры пресечения в виде залога не учел тяжесть предъявленного К. обвинения, опасный характер деяний, совершенных общественно опасным способом, факт нахождения К. в международном розыске. Считает, что в основу судебного решения были положены ничем не подтвержденные доводы К. о том, что он находился на лечении до 18 марта 2010 года.

Полагает, что следователем были предоставлены достаточные и объективные данные, позволяющие продлить срок содержания под стражей К.

Так К. ранее привлекался к уголовной ответственности, уголовное дело прекращено в связи с примирением сторон. Может уничтожить доказательства, так как одежда, в которой К. находился при совершении преступления, не изъята.

Указывает, что перечисленные обстоятельства исключают избрание К. меры пресечения не связанной с лишением свободы.

Адвокат Макеев А.А. в своем возражении полагает, что постановление суда является законным и
обоснованным.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы кассационного представления и возражения на него, судебная коллегия находит постановление законным и обоснованным.

В соответствии со ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

Как следует из представленных материалов, в отношении К. постановлением Гатчинского городского суда Ленинградской области от 29 апреля 2010 года была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу по тем основаниям, что он, находясь на свободе, может скрыться от следствия, угрожать потерпевшим и свидетелям и попытаться повлиять на потерпевшую и свидетелей, а также с учетом тяжести содеянного.

При рассмотрении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей в отношении К., судом на основании представленных материалов было установлено, что фактически все следственные действия по уголовному делу выполнены, за исключением как указал следователь, проверки показаний на месте (которая на момент слушания дела в кассационной инстанции также была проведена), предъявления окончательного обвинения и ознакомления потерпевших и К. с материалами уголовного дела.

В связи с чем, суд обоснованно пришел к выводу о том, что доводы следователя о том, что, находясь на свободе, К. может продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать потерпевшим и свидетелям, уничтожить доказательства, а также скрыться от следствия, объективно ничем не подтверждаются, напротив, опровергаются представленными материалами. При этом правильно, указав, что одна тяжесть преступлений, в которых обвиняется К., не может служить достаточным основанием для продления срока содержания под стражей.

Таким образом,
необходимость в исключительной мере пресечения, каковой является заключение под стражу, отпала, а в соответствии со ст. 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст. ст. 97, 99 УПК РФ.

Вопреки доводам кассационного представления при рассмотрении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей, судом были учтены: тяжесть преступлений, факт нахождения К. в розыске, а также установлен факт нахождения К. на лечении в период с 8 января 2010 года по 18 марта 2010 года, чему в постановлении дана правильная оценка.

При таких обстоятельствах доводы кассационного представления нельзя признать состоятельными. Суд обоснованно пришел к выводу об изменении меры пресечения К., учитывая обстоятельства, сложившиеся в ходе рассмотрения дела и отсутствие оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Постановление Гатчинского городского суда Ленинградской области от 20 августа 2010 года, об отказе в удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей в отношении К. и избрания ему меры пресечения в виде залога, оставить без изменения, кассационное представление Гатчинского городского прокурора Сафонова А.В. - без удовлетворения.