Решения и определения судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 02.09.2010 N 5806 Если суд в нарушение п. 2 ст. 307 УПК РФ не дал оценку показаниям эксперта относительно нанесенных потерпевшему повреждений и предельной дистанции между потерпевшим и подсудимым в момент производства выстрела из травматического пистолета и при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов, в приговоре не указал основания, по каким принял одни доказательства и отверг другие, то подлежит отмене приговор, которым лицо осуждено по части 1 статьи 109 УК РФ.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 сентября 2010 г. N 5806

Судья Крутько М.В. Дело N 1-672/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Гольца С.Ю.

судей Титовой Н.И. и Зеленцовой И.А.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании от 2 сентября 2010 года кассационное представление государственного обвинителя старшего помощника прокурора Выборгского района Санкт-Петербурга Струнге М.О. и кассационную жалобу адвоката Дегтярева В.Т. на приговор Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 3 июня 2010 года, которым

П.О., <...>, ранее не судимый, осужден:

по ст. 109 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Взыскано с П.О. в пользу С.Л. в возмещение
материального ущерба 72 923 рубля и компенсация морального вреда в размере 100 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Титовой Н.И., мнение прокурора Дмитренко Т.В., поддержавшей доводы кассационного представления, объяснения потерпевшей С.Л., поддержавшей кассационную жалобу, объяснения адвоката Лосева Н.П., просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении прокурор просит приговор, как незаконный и необоснованный, в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также в связи с его несправедливостью отменить. В кассационном представлении указывается, что суд необоснованно квалифицировал действия П.О. по ст. 109 ч. 1 УК РФ. В обоснование доводов представления указывается, что судом при постановлении приговора не учтено заключение и показания эксперта Н.Ю. о том, что выстрел в С.Л. был произведен П.О. с расстояния менее одного метра, как предельной дистанции, установленной производителем оружия в инструкции по его применению, допустимой для применения данного вида оружия. Каких-либо конструктивных изменений оружия или патрона, используемых П.О., которые могли бы увеличить их травматическое воздействие, установлено не было. Суд в нарушение п. 2 ст. 307 УПК РФ не дал оценку показаниям эксперта Н.Ю. и не указал основания, по которым отверг это доказательство. Прокурор считает, что вывод суда о том, что дистанция между С.Л. и П.О. в момент производства выстрела составляла более одного метра, не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела. В представлении указывается, что неправильная квалификация действий осужденного повлекла назначение ему чрезмерно мягкого наказания, не отвечающего тяжести и степени общественной опасности содеянного.

В кассационной жалобе адвокат Д.В. в интересах потерпевшей просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение в ином
составе суда. По мнению защиты, приговор является незаконным, необоснованным и несправедливым вследствие чрезмерной мягкости. В жалобе указывается, что суд необоснованно переквалифицировал действия П.О. со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 109 ч. 1 УК РФ. Судом не принято во внимание то обстоятельство, что, произведя выстрел из травматического оружия, П.О. знал, что пуля причинит телесные повреждения потерпевшему, так как болевой эффект невозможен без причинения какого-либо телесного повреждения, и желал причинения телесного повреждения, что и повлекло причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего С.Л. По мнению защиты, в действиях П.О. есть, как минимум, состав преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 4 УК РФ. Однако защита потерпевшей все же считает, что в действиях П.О. имеется состав преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ, так как никто из допрошенных лиц не смог точно указать, с какого расстояния был произведен выстрел. Вместе с тем, согласно заключению эксперта и его показаниям выстрел был произведен с расстояния не более 1 метра. Кроме того, защита не согласна с размером удовлетворенного гражданского иска в части компенсации морального вреда, так как сумма несоразмерна нравственным страданиям, причиненным С.Л. в результате смерти мужа.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Осужденный П.О. органами предварительного следствия обвинялся в умышленном причинении смерти С.Л.

Суд пришел к выводу, что согласно показаниям подсудимого и свидетелей конфликта П.А., Р. и С.Л., подсудимым П.О. был произведен выстрел в туловище потерпевшего с расстояния 2 - 2,5 метра. Согласно показаниям эксперта Н.Ю., следы близкого выстрела распространяются на расстоянии до
1 метра. Кроме того, считает суд, согласно заключениям баллистических и трассологических исследований одежды П.О. и С.Л. следов продуктов выстрела не обнаружено.

В связи с чем суд делает вывод, что П.О. действовал в полном соответствии с инструкцией по использованию пистолета самообороны, не имея намерений не только на причинение смерти потерпевшему, но и на нанесение ему каких-либо телесных повреждений, кроме оказания останавливающего воздействия за счет болевого эффекта, то есть он не мог предвидеть возможности наступления смерти потерпевшего в результате своих действий, но должен был и мог эти последствия предотвратить, если бы действовал с большей осмотрительностью. При таком положении суд посчитал квалификацию действий П.О. по ст. 105 ч. 1 УК РФ необоснованной и квалифицировал его действия по ст. 109 ч. 1 УК РФ как причинение смерти по неосторожности.

Вместе с тем, как следует из акта судебно-медицинского исследования N <...> (т. 1 л.д. 191 - 196) и показаний судебного эксперта Н.Ю. (т. 2 л.д. 9, 193 - 194), выстрел в С.Л. был произведен П.О. с близкой дистанции, то есть с расстояния менее одного метра, поскольку повреждение в виде тяжкого вреда здоровью, в том числе с проникновением в полость тела, возможно только на расстоянии до 1 метра между концом оружия и телом. В связи с чем в паспорте на пистолет самообороны бесствольный огнестрельный МР-461 “Стражник“ во избежание нанесения таких повреждений указано на запрещение стрельбы в голову нападающего и на расстоянии менее 1 метра от нападающего (т. 2 л.д. 208). Каких-либо конструктивных изменений оружия или патрона, используемых П.О., которые могли бы увеличить их травматическое воздействие, установлено не было
(т. 2 л.д. 71 - 73, 194).

Однако суд в нарушение п. 2 ст. 307 УПК РФ не дал оценку показаниям эксперта Н.Ю. и при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указал основания, по каким принял одни доказательства и отверг другие.

Вывод суда о том, что согласно заключениям баллистических и трассологических исследований одежды П.О. и С.Л. следов продуктов выстрела не обнаружено, судебная коллегия находит не соответствующим фактическим обстоятельствам дела. Как следует из материалов дела (т. 2 л.д. 78 - 80) баллистическое и трассологическое исследование проводилось только одежды (куртки) П.О., согласно которому установить, имеются ли на куртке П.О. продукты выстрела из травматического пистолета “Стражник“ не представляется возможным по причине, указанной в исследовательской части заключения. По одежде С.Л. была проведена только судебно-биологическая экспертиза (т. 2 л.д. 43 - 47).

В соответствии п. 3 ч. 1 ст. 380 УПК РФ и ч. 1 ст. 381 УПК РФ допущенные судом существенные нарушения влекут за собой отмену приговора.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, всесторонне, полно и объективно исследовать материалы уголовного дела и принять правильное решение.

Иные доводы кассационного представления и кассационной жалобы судебной коллегией не рассматриваются, поскольку приговор подлежит отмене в связи с нарушением требований уголовно-процессуального закона, но могут быть учтены при новом рассмотрении дела.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 3 июня 2010 года в отношении П.О. отменить.

Уголовное дело направить в тот же суд на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в ином составе суда.

Меру пресечения П.О.
не изменять, оставить в виде заключения под стражу.

Кассационное представление прокурора и кассационную жалобу адвоката Дегтярева В.Т. - удовлетворить.