Решения и определения судов

Определение Ленинградского областного суда от 02.09.2010 N 33-4335/2010 Непредставление заявителем доказательств, свидетельствующих о нахождении наследодателя при составлении завещания в таком состоянии, когда он был не способен понимать значение своих действий или руководить ими, либо о наличии иных обстоятельств, влияющих на понимание завещателем своего волеизъявления, в соответствии со статьями 177 и 1131 ГК РФ является основанием для отказа в признании завещания недействительным и признании за истцом права собственности на наследственное имущество - квартиру.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 сентября 2010 г. N 33-4335/2010

Судья Астахова О.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Эдвардс А.А.

судей Плутовой С.К., Соколовой С.Е.

при секретаре Х.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе истца К. на решение Выборгского городского суда Ленинградской области от 3 августа 2010 года.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Соколовой С.Е. объяснения К., ее представителя Б., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения представителей А.О., М. и А.Н., судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

установила:

К. обратилась в суд с иском к А.О. о признании завещания недействительным и признании права собственности на квартиру.

В обоснование требований указала, что 11
августа 2007 года умер ее племянник Ф., которому принадлежала на праве собственности квартира <...>.

После смерти племянника она узнала, что 28.02.05 г. он составил завещание, которым завещал все свое имущество ответчице.

Истица полагает, что завещание было составлено Ф. под влиянием обмана со стороны ответчицы и ее родителей, которые использовали состояние Ф., вошли к нему в доверие.

Кроме того, в результате злоупотребления Ф. спиртными напитками и наличия заболеваний он был не в состоянии понимать значение своих действий и руководить ими.

Решением Выборгского городского суда Ленинградской области от 3 августа 2010 года в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе К. просит решение суда первой инстанции отменить, как незаконное и необоснованное.

Проверив дело, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии со ст. 1131 ГК РФ завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Согласно п. 1 ст. 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые
законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Судом установлено, что 11 августа 2007 года умер Ф.

28 февраля 2005 года Ф. завещал принадлежащую ему на праве собственности квартиру, расположенную по адресу: <...>, А.О.

Данное завещание было нотариально удостоверено нотариусом и зарегистрировано в реестре за N 1311.

Разрешая заявленные требования, суд обоснованно исходил из положений ст. 1131 ГК РФ во взаимосвязи с нормами гражданского законодательства о недействительности оспоримых сделок.

При этом выводы суда об отсутствии оснований для признания завещания от 28 февраля 2005 года недействительным соответствуют обстоятельствам дела и основаны на правильной оценке представленных доказательств, поскольку фактических данных, свидетельствующих о том, что наследодатель при составлении завещания находился в таком состоянии, когда он был не способен понимать значение своих действий или руководить ими, либо о наличии иных обстоятельств, влияющих на понимание завещателем своего волеизъявления, истцом не представлено.

Судом по ходатайству истицы была назначена посмертная комплексная судебная, психолого-психиатрическая экспертиза, проведение которой было поручено экспертам Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга Городской психиатрической больницы N 6.

Согласно заключению экспертов от 13 апреля 2010 года, Ф. в момент совершения завещания 28 февраля 2005 года каким-либо психическим расстройством, лишающим его способности понимать значение своих действий и руководить ими, не страдал.

Психолог также пришел к выводу, что у Ф. признаков повышенной внушаемости, снижения интеллектуально-мнестических функций и нарушения эмоционально-волевых процессов на юридически значимый период не наблюдалось. По своему психологическому состоянию Ф. в момент составления завещания 28 февраля 2005 года был
способен понимать значение своих действий и руководить ими.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что в момент составления завещания Ф. находился под влиянием каких-либо препаратов, которые могли бы исказить его волеизъявление.

В материалах дела отсутствуют доказательства, опровергающие или ставящие под сомнения выводы комплексной судебной, психолого-психиатрической экспертизы.

При таких обстоятельствах суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о назначении повторной экспертизы.

Письма, направленные в марте 2005 г., от имени Ф. в ЛОРП, БТИ и ЖРЭП, не содержат ссылок на ответчицу и ее родственников, с которыми он длительное время находился в дружеских отношениях.

При своей жизни Ф. иного завещания не составил, в том числе в пользу истицы.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что завещание было составлено Ф. под влиянием обмана или вследствие стечения тяжелых обстоятельств.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований для признания исковых требований обоснованными.

Доводы кассационной жалобы по существу сводятся к переоценке собранных доказательств, оснований для которой не имеется, и не могут быть положены в основу отмены решения суда.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

определила:

решение Выборгского городского суда Ленинградской области от 3 августа 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу К. - без удовлетворения.