Решения и определения судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 02.09.2010 N 33-11670 Доказательства, подтверждающие притворный характер оспариваемого договора дарения квартиры, а также фактическое заключение договора пожизненного содержания с иждивением вместо договора дарения, отсутствуют, что служит основанием для отказа в иске о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 сентября 2010 г. N 33-11670

Судья: Новикова Н.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Кутыева О.О.,

судей Зарочинцевой Е.В. и Параевой В.С.,

при секретаре Б.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Н. на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 24 мая 2010 года по делу N 2-1583/10 по иску Н. к Х. о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Заслушав доклад судьи Кутыева О.О., объяснения представителя Н. Г., действующего на основании доверенности от 12.02.2010 сроком на 3 года, поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Х. адвоката Кривошеевой О.И., действующей на основании ордера от 23.06.2010 и доверенности от 13.04.2010
сроком на 3 года, возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

Н. обратилась в суд с иском к Х. о применении последствий недействительности ничтожной сделки - договора дарения квартиры по адресу <...>.

В обоснование заявленных требований истец указала, что П., которой Н. приходится двоюродной племянницей, произвела отчуждение принадлежащей ей (П.) квартиры по договору дарения, который, по мнению истца, не соответствует требованиям ст. 572 ГК РФ, в связи с чем, является ничтожной сделкой.

Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 24 мая 2010 года в удовлетворении исковых требований Н. отказано.

В кассационной жалобе Н. просит отменить указанное решение, считая его незаконным.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены состоявшегося решения.

Как усматривается из материалов дела, спорная квартира принадлежала П. на праве собственности на основании справки ЖСК <...>, зарегистрированной ГУЮ “Государственное бюро регистрации прав на недвижимость“ Санкт-Петербурга <...> по свидетельству о государственной регистрации права серии 78-АБ <...>.

16.10.2007 на основании договора дарения П. произвела отчуждение в пользу Х. принадлежащей ей на праве собственности квартиры <...>. Указанный договор удостоверен нотариусом Санкт-Петербурга Л., зарегистрирован в реестре за N Л-3708.

Согласно выписке из ЕГРП (л.д. 49) право собственности на спорную квартиру зарегистрировано за Х.

С момента регистрации права собственности Х. как собственник стала нести расходы по содержанию квартиры (л.д. 56 - 93).

19.09.2009 П. умерла.

Оспаривая договор дарения, истец указала, что П., не являясь собственником квартиры, сохраняла в ней регистрацию до момента смерти, пользовалась квартирой, в связи с чем договор дарения не соответствует требованиям закона.

Разрешая спор по существу, и отказывая
в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что П., будучи законным владельцем квартиры по адресу <...>, в соответствии с п. 2 ст. 209 ГК распорядилась принадлежащей ей квартирой и произвела ее отчуждение в пользу Х., по договору дарения в соответствии со ст. 572 ГК РФ.

Указанный вывод суда первой инстанции является правильным. В ходе судебного разбирательства установлено, что волеизъявление сторон было направлено на заключение договора дарения и такой договор был фактически заключен.

В кассационной жалобе истец ссылается на то, что договор дарения является притворной сделкой, прикрывающей договор пожизненного содержания с иждивением.

В соответствии с ч. 2 ст. 170 ГК РФ, притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований.

Следовательно, бремя доказывания наличия обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 170 ГК РФ, возложено на истца, однако, в ходе рассмотрения дела истцом не представлено, судом не добыто доказательств, подтверждающих притворный характер оспариваемой сделки, фактического заключения договора пожизненного содержания с иждивением, возмездного характера заключенного между сторонами договора.

То обстоятельство, что П. сохранила регистрацию в квартире, которая на основании договора дарения перешла в собственность Х., не может служить основанием для признания договора дарения ничтожной сделкой, поскольку, как правильно указал суд первой инстанции, собственник жилого помещения в соответствии с ч. 2 ст. 30 ЖК РФ вправе предоставить во владение и (или) в пользование принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение гражданину на основании договора найма, договора безвозмездного пользования или
на ином законном основании, а также юридическому лицу на основании договора аренды или на ином законном основании с учетом требований, установленных гражданским законодательством, настоящим Кодексом.

Кроме того, договор дарения не предусматривал обязанность П. сняться с регистрационного учета после перехода права собственности к Х.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана согласно ст. 67 ГПК РФ, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и обоснованным.

Доводы кассационной жалобы, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 24 мая 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Н. - без удовлетворения.