Решения и определения судов

Определение Ленинградского областного суда от 19.08.2010 N 22-1499/2010 Нарушение судом принципа состязательности сторон и конституционного права обвиняемого на защиту, а также наличие в деле противоречивых доказательств, влияющих на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, служат основанием для отмены вынесенного судом приговора с направлением дела на новое рассмотрение.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 августа 2010 г. N 22-1499/2010

Судья Воротнева В.В.

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего судьи Стрижакова А.А.,

судей Сазоновой С.В. и Елкиной А.В.,

при секретаре Ш.

рассмотрела в судебном заседании от 19 августа 2010 года материалы уголовного дела по кассационным жалобам адвоката Максимовой Т.М. в защиту интересов осужденного И.Ю. и осужденного И.Ю. на приговор Ломоносовского районного суда Ленинградской области от 4 июня 2010 года, которым

И.Ю., <...>, ранее судимый:

1. 16 октября 1998 года Петродворцовым районным судом Санкт-Петербурга по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 5 годам 4 месяцам лишения свободы, освобожден 08.05.2003 года по отбытии срока наказания,

2.
18 февраля 2009 года Ломоносовским районным судом Ленинградской области по п.п. “а, г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 3 года

осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы без штрафа.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений частично присоединено к назначенному наказанию неотбытое наказание по приговору Ломоносовского районного суда Ленинградской области от 18.02.2009 года в виде 6 месяцев и окончательно назначено наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа.

Осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Ломоносовского районного суда Ленинградской области от 18.02.2009 года.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое наказание по приговору Ломоносовского районного суда Ленинградской области от 18.02.2009 года и окончательно назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания исчислен с 4 июня 2010 года, зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей до судебного разбирательства с 09.04.2009 года по 03.06.2010 года.

С И.Ю. в пользу федерального бюджета взысканы судебные издержки в размере 9548 рублей.

Согласно приговору И.Ю. признан виновным в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия,
с незаконным проникновением в жилище.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах:

В неустановленный день января 2009 года, около 22 часов И.Ю., имея умысел на разбой, с целью незаконного проникновения в жилище Ф. по адресу: <...>, использовал Д. Ф., услышав голос своей знакомой Д. в трубке домофона, открыла дверь в подъезд и в квартиру. И.Ю., воспользовавшись тем, что входная дверь в квартиру Ф. открыта, незаконно проник в указанное жилище, где используя предмет в качестве оружия - нож, угрожая применением насилия, опасного для жизни или здоровья, совершил разбой, то есть нападение с целью хищения имущества в отношении гр-ки Ф. и г. И.Д., который находился в квартире Ф.: И.Ю. забежал в комнату и нанес один удар И.Д. кулаком в лицо, причинив физическую боль и не причинив вреда здоровью, отчего последний потерял ориентацию в пространстве и остался сидеть на диване. Затем И.Ю. прошел на кухню, где, держа нож в правой руке, заявил Ф. требование о передаче ему денег в сумме 5000 рублей, при этом ножом порезав руку Ф. для устрашения, а получив отказ, нанес Ф. не менее четырех ударов кулаком в лицо и после падения Ф. на пол нанес последней не менее 4 ударов ногой по телу, своими действиями причинив Ф. физическую боль и не причинив вреда здоровью. Опасаясь дальнейшего насилия со стороны /И.Ю., Ф. передала И.Ю. деньги в сумме 2500 рублей. Затем И.Ю. зашел в комнату и демонстрируя нож перед лицом И.Д. потребовал у последнего передать ему золотой перстень. И.Д., опасаясь применения насилия и ножа со стороны И.Ю., передал ему золотой перстень стоимостью 10 000 рублей.
После завладения перстнем, И.Ю. завладел мобильным телефоном “Sony Ericsson K 77i“ с картой памяти и чехлом стоимостью 12000 рублей. В результате разбойного нападения И.Ю. причинил значительный материальный ущерб Ф. на сумму 2500 рублей и причинил значительный материальный ущерб на сумму 22000 рублей И.Д.

Также согласно приговору И.Ю. признан виновным в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека при следующих обстоятельствах:

06 марта 2009 года около 16 часов 40 минут И.Ю. в состоянии алкогольного опьянения, находясь в холле бильярдной досугового центра, расположенного по адресу: д. Гостилицы, ул. Центральная, д. 1 Ломоносовского района Ленинградской области, на почве внезапно возникших в ходе общения неприязненных отношений умышленно с целью причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, нанес г. И.А. один удар ножом в область груди, причинив телесные повреждения в виде проникающего колото-резаного ранения передней брюшной стенки слева с повреждением по ходу раневого канала межреберной артерии, собственной связки печени и малого сальника, сопровождающегося кровотечением в брюшную полость и развитием геморрагического шока, которые согласно заключению судебно-медицинской экспертизы N 194 от 30 апреля 2009 года образовались от действия травмирующего предмета, обладающего колюще-режущими свойствами и квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

В судебном заседании И.Ю. вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ не признал и показал, что умысла на разбой у него не было, пришел в квартиру Ф. вместе с сестрой Д., чтобы разобраться с /Ф., вовлекшей его сестру в употребление наркотиков и их сбыт, в комнате ударил И.Д. кулаком в лицо из-за неприязни, так как он был
в состоянии наркотического опьянения, в процессе ссоры, возникшей на почве неприязненных отношений, нанес Ф. две пощечины, ножа у него не было, денег от нее не требовал, перстень ему дал И.Д. по его просьбе поносить, мобильный телефон И.Д. он не брал. Вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ признал частично, пояснив, что ссоры с потерпевшим не было, телесные повреждения нанес по неосторожности.

Заслушав доклад судьи Сазоновой С.В., выслушав мнение потерпевшего И.А., поддержавшего доводы кассационных жалоб в части переквалификации действий И.Ю. с ч. 1 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 118 УК РФ, мнение прокурора Дубова А.Б., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия Ленинградского областного суда

установила:

в кассационной жалобе адвокат Максимова Т.М. в защиту интересов осужденного И.Ю. просит приговор изменить, переквалифицировать действия И.Ю. с ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. “г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ и с ч. 1 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 118 УК РФ и назначить ему наказание в соответствии с санкциями указанных статей.

В обоснование жалобы указывает, что исследованными судом доказательствами не доказан квалифицирующий признак - незаконное проникновение в жилище с целью хищения, также не добыто достоверных доказательств, подтверждающих использование И.Ю. ножа. Также указывает, что все обвинение И.Ю. в совершении разбойного нападения основано на показаниях потерпевшей Ф., оглашенных в судебном заседании и показаниях И.Д., которые являются сбытчиками наркотических средств и до сих пор не понесли никакой ответственности, а учитывая показания И.Ю. в судебном заседании о том, что он помогал правоохранительным органам выявлять лиц, занимающихся сбытом наркотических средств,
у потерпевших имелись основания для оговора И.Ю.

Также указывает, что телесные повреждения И.А. были причинены И.Ю. по неосторожности, доказательств, подтверждающих умысел на причинение ранения И.А. в судебном заседании не добыто, потерпевший И.А. подтвердил показания И.Ю., указав, что причинение ему ранения произошло случайно, не намеренно.

Также указывает, что при постановлении приговора суд допустил нарушение норм УПК РФ, выразившееся в том, что 04.06.2010 года в судебном заседании участвовал государственный обвинитель Галаов В.К., который ранее в судебных заседаниях и прениях сторон участия не принимал, в приговоре отсутствуют сведения о его участии.

Осужденный И.Ю. в кассационной жалобе от 17.06.2010 года просит приговор отменить как незаконный и необоснованный ввиду несоответствия выводов суда/, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, дело направить на новое судебное разбирательство.

В обоснование жалобы указывает, что по факту разбойного нападения его вина доказательствами, исследованными в судебном заседании, не доказана. Так, из показаний потерпевшего И.Д., изложенных в приговоре, следует, что он не слышал и не видел, находясь в комнате, чтобы И.Ю. требовал деньги у Ф., также она ему не рассказывала о противоправных действиях И.Ю. Считает, что данные показания опровергают показания потерпевшей Ф. и свидетельствуют об их ложности. Свидетель Д. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании давала показания о том, что она, будучи очевидцем конфликта между ее братом И.Ю. и Ф., не видела, чтобы Ф. передавала ему деньги, считает, что Ф. оговорила ее брата на почве личных неприязненных отношений. Также указывает, что Ф. втянула его сестру в употребление наркотических средств, его сестра неоднократно проживала у Ф., в связи с чем он приходил к Ф.
в квартиру, высказывая свои претензии по поводу вовлечения его сестры в употребление наркотиков, Ф. не высказывала претензий по поводу его приходов в ее квартиру ни ранее, ни в день конфликта, поэтому считает, что доказательств, подтверждающих наличие у него умысла на проникновение в квартиру Ф. с целью хищения не доказан.

Также указывает, что не добыто доказательств завладения им мобильным телефоном И.Д., кроме того, по факту разбойного нападения судом не установлено точное время совершения преступления и место совершения, также в показаниях свидетеля Д., потерпевшей Ф. и потерпевшего И.Д. имеются противоречия относительно последовательности его действий, которые судом не устранены.

Также указывает, что суд неправильно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 111 УК РФ, поскольку исследованными судом доказательствами установлено, что ранение И.А. он нанес по неосторожности, ни ссоры, ни конфликта у него с И.А. не было, наличие неприязненных отношений не установлено.

В кассационной жалобе от 06.07.2010 года И.Ю. просит переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. “г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ и с ч. 1 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 118 УК РФ и назначить ему наказание в соответствии с санкциями указанных статей, приводя в обоснование жалобы те же доводы, на которые ссылается в кассационной жалобе Максимова.

В дополнительных кассационных жалобах от 08.07.2010 года и от 16.07.2010 года осужденный И.Ю. просит приговор отменить как незаконный и необоснованный.

В обоснование жалоб указывает, что в приговоре суд не указал по каким мотивам он принял одни доказательства и отверг другие. Так указал, что показания потерпевшего И.Д., данные в судебном заседании, содержат
существенные противоречия по сравнению с показаниями, данными им в ходе предварительного следствия, в связи с чем, были оглашены его показания на предварительном следствии в порядке ст. 281 УПК РФ. Однако данный факт в приговоре не отражен, показаниям потерпевшего И.Д. оценка не дана, противоречия в его показаниях не устранены. В судебном заседании И.Д. дал показания о том, что он передал перстень добровольно, в руках И.Ю. ножа не видел, И.Ю. никаких угроз ему не высказывал, Ф. ему не говорила, что И.Ю. угрожал ей ножом и забрал у нее деньги. Считает, что данные показания не согласуются с показаниями потерпевшей Ф. и опровергают необоснованное обвинение. Также указывает, что показания потерпевшей Ф. судом оглашены незаконно, при отсутствии согласия на то стороны защиты и при отсутствии оснований, предусмотренных ст. 281 УПК РФ, чем нарушено его право на защиту. Также указывает, что имеются основания полагать, что потерпевшая Ф. и потерпевший И.Д. его оговорили, так как занимаются сбытом наркотиков, Ф. вовлекла его сестру в употребление наркотиков, в связи с чем он неоднократно беседовал с ней, но безрезультатно, по его сообщению в правоохранительные органы у Ф. проводились контрольные закупки, в связи с чем имелись мотивы его оговора со стороны Ф. и И.Д. Также указывает, что показания свидетелей А. и П., изложенные в приговоре, не изобличают его в совершении преступлений по предъявленному обвинению, показания П. не являются объективными. Также указывает, что при рассмотрении дела судом были нарушены принципы состязательности сторон и независимости суда, поскольку государственный обвинитель в прениях сторон высказала мнение о том, что показания потерпевших Ф. и И.Д. являются
достоверными, не доверять которым у суда оснований нет. Тем самым государственный обвинитель нарушил требования ст. 246 УПК РФ, вмешавшись в деятельность суда по отправлению правосудия. Просит вызвать в судебное заседание кассационной инстанции потерпевших И.А., И.Д., Ф., свидетеля П.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель помощник прокурора Ломоносовского района Ленинградской области С. считает приговор законным и обоснованным, оснований для его изменений не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений на них, судебная коллегия находит постановленный приговор в отношении И.Ю. подлежащим отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением уголовно-процессуального и уголовного закона.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым. Таким признается приговор, постановленный в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основанный на правильном применении уголовного закона.

Согласно ч. 1 ст. 381 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

В силу ст. 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

На основании ч. 1 ст. 15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, что предполагает предоставление сторонам обвинения и защиты равных процессуальных возможностей по отстаиванию своих прав и законных интересов.

При этом необходимой гарантией судебной защиты и справедливого разбирательства дела является равно предоставляемая сторонам реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда, поскольку только при этом
условии в судебном заседании реализуется право на судебную защиту, которая должна быть справедливой, полной, эффективной.

В соответствии с ч. 7 ст. 49 УПК РФ адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого.

Как усматривается из материалов дела, И.Ю. в судебном заседании вину в совершении разбоя не признал и показал, что умысла на хищение имущества Ф. и И.Д. у него не было, он пришел в квартиру Ф. вместе с сестрой Д. с целью поговорить с Ф., вовлекшей его сестру в употребление наркотиков и их сбыт, в комнате ударил И.Д. кулаком в лицо из-за неприязни, так как тот так же как и Ф. сбывал наркотики. В процессе ссоры, возникшей на почве неприязненных отношений, нанес Ф. две пощечины, ножа у него не было, денег от нее не требовал, перстень ему дал И.Д. по его просьбе поносить, мобильный телефон И.Д. он не брал. Вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ признал частично, пояснив, что ссоры с потерпевшим не было, телесные повреждения нанес по неосторожности.

Однако, из протокола судебного заседания (л.д. 219 том 2) видно, что при занятой в судебном заседании позиции И.Ю. об отсутствии умысла на хищение чужого имущества в отношении потерпевших Ф. и И.Д., его защитник - адвокат Максимова Т.М. в прениях, не соглашаясь с позицией стороны обвинения о наличии в действиях И.Ю. состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ, и ссылаясь на показания своего подзащитного в судебном заседании, заняла позицию, противоречащую интересам подзащитного, заявив о необходимости квалификации действий И.Ю. по ч. 2 ст. 161 УК РФ в связи с доказанностью его вины в данном преступлении, и назначении ему наказания по указанной статье.

При таких обстоятельствах с учетом требований ст. ст. 49, 53 УПК РФ судебная коллегия приходит к выводу о том, что адвокат Максимова Т.М., занявшая позицию по делу, противоречащую позиции и интересам подзащитного, не выполнила свои обязанности, связанные с защитой И.Ю., чем лишила его права на защиту, гарантированного Конституцией Российской Федерации и уголовно-процессуальным законом. Данное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, поскольку влияет на правосудность вынесенного по делу приговора.

Кроме того, при рассмотрении уголовного дела судом были нарушены требования ст. 240 УПК РФ, согласно которым в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных статьями 276 и 281 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

В качестве доказательства виновности И.Ю. в совершении разбойного нападения в отношении потерпевшей Ф. судом в основу приговора положены показания потерпевшей Ф., данные ею в ходе предварительного расследования и оглашенные в судебном заседании, как указано в приговоре, с согласия сторон на основании ч. 1 ст. 281 УПК РФ.

Однако, как следует из протокола судебного заседания (л.д. 64 - 65 том 2) подсудимый И.Ю. и его защитник адвокат Максимова Т.М. согласия на оглашение показаний потерпевшей Ф. не давали, тем не менее суд, в нарушение требований ч. 1 ст. 281 УПК РФ, вынес постановление об оглашении показаний потерпевшей Ф., данных ею в ходе предварительного следствия и огласил их. Тем самым, судом были нарушены принцип состязательности сторон, закрепленный в ст. 15 УПК РФ, и право обвиняемого И.Ю. на защиту.

Помимо этого, приговор обоснован доказательствами, которые содержат существенные не устраненные судом противоречия, влияющие на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, оценка которым в приговоре судом не дана.

Так, принимая решение о виновности И.Ю. в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ, суд сослался на показания потерпевшего И.А., как данные им в ходе судебного разбирательства, так и в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании. Данные показания содержат существенные противоречия, однако суд не дал оценки показаниям И.А. в судебном заседании о неосторожном причинении ему телесных повреждений И.Ю.

Таким образом, судом не были приняты во внимание и соответственно не получили оценки в приговоре обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, что также является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Кроме того, при назначении И.Ю. наказания судом был нарушен уголовный закон.

Так, признав И.Ю. виновным в совершении двух преступлений, суд не назначил окончательное наказание по совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Кроме того, при наличии приговора Ломоносовского районного суда Ленинградской области от 18.02.2009 года, которым И.Ю. осужден за преступление, совершенное им до вынесения приговора по данному делу, суд, назначив И.Ю. по ч. 3 ст. 162 УК РФ реальное наказание в виде лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений присоединил к указанному наказанию не отбытое наказание по приговору от 18.02.2009 года в виде условного осуждения к лишению свободы, что является нарушением уголовного закона. Затем суд, назначив И.Ю. наказание по ч. 1 ст. 111 УК РФ, отменил на основании ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение по приговору от 18.02.2009 года и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний к назначенному наказанию частично присоединил не отбытое по приговору от 18.02.2009 года наказание, окончательно назначив И.Ю. наказание в виде 8 лет лишения свободы.

Таким образом, наказание, не отбытое И.Ю. по приговору Ломоносовского районного суда Ленинградской области от 18.02.2009 года, было частично присоединено к назначенному по данному приговору наказанию дважды, что является нарушением уголовного закона.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает приговор суда постановленным с нарушениями требований уголовного и уголовно-процессуального закона, которые, являясь существенными, повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, что является основанием для отмены судебного решения в соответствии со ст. ст. 379 ч. 1 п.п. 2, 3, 381 ч. 1, 382 УПК РФ и направления уголовного дела на новое судебное разбирательство.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, после чего принять решение по делу в строгом соответствии с требованиями УПК РФ.

В связи с отменой приговора в отношении И.Ю. судебная коллегия, решая вопрос о мере пресечения, учитывает данные о личности И.Ю., который ранее судим за совершение тяжкого преступления, обвиняется в совершении тяжкого и особо тяжкого преступлений, а также обстоятельства инкриминируемых ему деяний и считает, что имеются достаточные основания полагать, что И.Ю. может скрыться от суда или иным образом воспрепятствовать производству по делу, и учитывая необходимость обеспечения своевременного судебного разбирательства по делу, считает необходимым избрать И.Ю. меру пресечения в виде заключения под стражу. Оснований для избрания иной, более мягкой меры пресечения, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, п.п. 2, 3 ч. 1 ст. 379, ч. 1 ст. 381, п. 1 ст. 382, ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда

определила:

приговор Ломоносовского районного суда Ленинградской области от 4 июня 2010 года в отношении И.Ю. отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

Избрать в отношении И.Ю. меру пресечения в виде заключения под стражу на срок по 19 октября 2010 года включительно.