Решения и определения судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 18.08.2010 N 22-5377/2010 Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им должностных обязанностей образует состав преступления, предусмотренный статьей 319 Уголовного кодекса РФ.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 августа 2010 г. N 22-5377/2010

Судья Овчинникова Л.И. Дело N 1-547/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего: Корчевской О.В.

судей: Изюменко Г.П., Жукова В.А.

при секретаре судебного заседания С.

рассмотрела в судебном заседании 18 августа 2010 года дело по кассационному представлению на приговор Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 09 июня 2010 года, которым

К.С.,

<...> года рождения,

уроженец <...(Адрес)...>,

ранее не судимый, -

- осужден по ст. ст. 318 ч. 1 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 20000 рублей в доход государства,

по ст. 319 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 10000 рублей в доход государства.

В соответствии
со ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно к отбытию назначено наказание в виде штрафа в размере 20000 рублей в доход государства.

Заслушав доклад судьи Изюменко Г.П., объяснение К.С., адвоката Дидковского В.В., полагавших приговор суда законным и обоснованным, мнение прокурора Филатовой Р.Н., поддержавшей кассационное представление и полагавшей необходимым приговор суда изменить, судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении помощник и.о. прокурора Фрунзенского района Санкт-Петербурга Никитина И.Н. просит приговор суда изменить, переквалифицировать действия К.С. со ст. 319 УК РФ на ч. 1 ст. 130 УК РФ.

В качестве доводов указывает, что уголовная ответственность по ст. 319 УК РФ наступает за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей.

Считает, что, поскольку К.С. оскорбил нецензурной бранью сотрудника милиции К.А. в присутствии коллег потерпевшего по работе - К., Б., С., В., в материалах дела отсутствуют данные о том, что К.С., высказывая такие оскорбления, желал сделать их достоянием многих лиц.

В связи с отсутствием в действиях К.С. признака публичности, полагает, что его действия необходимо квалифицировать по ст. 130 ч. 1 УК РФ как унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Судебная коллегия, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденного К.С. в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей при обстоятельствах, установленных судом, судебная коллегия находит правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно и полно изложенных в приговоре суда.

Суд всесторонне, полно и объективно исследовал все обстоятельства дела, дал правильную оценку всем доказательствам
в их совокупности, при этом суд указал, по каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие, оснований сомневаться в данной судом оценке доказательств, к чему по существу сводятся доводы кассационного представления, судебная коллегия не находит. Положенные в основу обвинения К.С. доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Действия осужденного К.С. по ст. 318 ч. 1 и 319 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Поскольку К.С. словесно оскорбил находящегося при исполнении служебных обязанностей сотрудника милиции К.А. в помещении дежурной части 41 отдела милиции в присутствии также находившихся в этом помещении К., Б., С., В., вывод суда о наличии в действиях К.С. признака публичности судебная коллегия считает правильным, а доводы кассационного представления несостоятельными.

Доводы кассационного представления о том, что оскорбление сотрудника милиции в присутствии коллег потерпевшего по работе не образует публичности и не свидетельствует о желании К.С. сделать оскорбления достоянием многих лиц не основаны на законе, в котором положение об обязательности присутствия при высказывании оскорбления также и лиц, не являющихся коллегами по работе потерпевшего, отсутствует, а потому являются несостоятельными.

При таких обстоятельствах, оснований для изменения приговора судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, п. 1 ч. 1 ст. 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 09 июня 2010 года в отношении К.С. - оставить без изменения, кассационное представление - без удовлетворения.