Решения и определения судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.05.2010 N 6127 Срок принятия наследства не подлежит восстановлению в случае непредставления истцами доказательств уважительности причин пропуска данного срока и наличии у них возможности своевременно узнать о смерти наследодателя, проживавшего с наследниками в одном населенном пункте в незначительной отдаленности от места их жительства.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 мая 2010 г. N 6127

Судья: Симонова И.Е.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Савельевой М.Г., Корнильевой С.А.

при секретаре Л.

рассмотрела в судебном заседании от 13 мая 2010 года дело N 2-487/10 по кассационной жалобе К.В., К.А. на решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 31 марта 2010 года по иску К.В. и К.А. к К.М. о восстановлении срока принятия наследства, признании сделок и свидетельства о праве на наследство недействительными, признании права собственности на долю квартиры и денежные средства в порядке наследования по закону.

Заслушав доклад судьи Савельевой М.Г., объяснения К.В., действующего в своих интересах, а
также в качестве представителя К.А. (доверенность от 08.09.2008 года), представителя К.В. - А. (доверенность от 19.11.2009 года), объяснения представителя К.М. - К.Р. (доверенность от 17.12.2009 года), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 31 марта 2010 года К.В. и К.А. отказано в удовлетворении исковых требований к К.М. о восстановлении срока принятия наследства, признании завещания и сделок недействительными, включении квартиры в состав наследственного имущества, признании права собственности на долю квартиры и денежные средства в порядке наследования по закону.

В кассационной жалобе К.В., К.А. просят отменить решение суда, считают его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Материалами дела установлено, что К.Н. на основании договора купли-продажи квартиры от 26.12.2002 г. принадлежала квартира, расположенная по адресу: <...>. Право собственности зарегистрировано за К.Н., в установленном законом порядке 30.12.2002 г.

02.10.2003 г. К.Н. совершено завещание, в силу которого наследодатель завещал К.М. все имущество, которое ко дню смерти наследодателя окажется ему принадлежащим, где бы таковое ни находилось и в чем бы оно ни заключалось, в том числе принадлежащую наследодателю на праве частной собственности квартиру, расположенную по указанному выше адресу. Завещание удостоверено нотариусом М. 02.10.2003 г. и зарегистрировано в реестре за N М-4606.

05.08.2004 г. между К.Н., в лице представителя по доверенности от 18.12.2003 г. Б.Т., и К.М. был заключен договор купли-продажи вышеуказанной квартиры. Стороны договорились, что К.Н. предоставляется право пользования вышеуказанной квартирой, что является обременением, подлежащим государственной регистрации (п. 5 договора).

10.01.2008 г. К.Н. умер.

Наследниками после смерти К.Н. по закону являлись: сын - К.В., дочь -
К.А., дочь - К.М.

07.07.2008 г. дочь наследодателя - К.М. обратилась к нотариусу с заявлением, просила выдать ей свидетельство о праве на наследство по закону.

03.09.2008 г. К.М., дочери наследодателя, выдано свидетельство о праве на наследство по закону на следующее имущество: - вклад, с причитающимися процентами и начисленными компенсациями, хранящийся в структурном подразделении N 1991/0000 Центрального отделения N 1991 СЗ банка Сбербанка России в Санкт-Петербурге на счете N 42301810355230046663.01 (остаток на 16.07.2008 г. - 10 руб. 97 коп.); - вклад, с причитающимися процентами и начисленными компенсациями, хранящийся в Центральном отделении N 1991 СЗ банка Сбербанка России в Санкт-Петербурге на счете банковской карты MAESTRO N <...> (остаток на 17.06.2008 г. - 63 912 руб. 12 коп.).

Истцы К.В., К.А. обратились в суд с иском к К.М. о признании недействительными доверенности, выданной 18.12.2003 г. К.Н., умершим 10.01.2008 г., договора купли-продажи квартиры от 05.08.2004 г., указав в обоснование требований, что в момент подписания указанных документов К.Н. в силу состояния своего здоровья не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими, одновременно просили включить квартиру в наследственную массу после смерти К.Н. и признать за ними право собственности на 1/3 долю квартиры за каждым в порядке наследования по закону, восстановить срок принятия наследства, ссылаясь на то, что ответчица скрыла от них факт смерти отца.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 22.09.2009 г. К.В. и К.А. отказано в удовлетворении исковых требований к К.М. о восстановлении срока для принятия наследства, включении квартиры в состав наследственного имущества, признании недействительными доверенности и договора купли-продажи квартиры, разделе имущества и признании права собственности.

Определением судебной коллегии
по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 19.11.2009 г. вышеуказанное решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В ходе рассмотрения дела истцами были уточнены исковые требования, истцы просили суд признать недействительной доверенность от 18.12.2003 г., выданную К.Н. Б.Т., признать недействительной сделку купли-продажи спорной квартиры от 05.08.2004 г., признать недействительным завещание от 02.10.2003 г., совершенное К.Н. на имя К.М., восстановить истцам срок на принятие наследства после смерти К.В., признать недействительным свидетельство о праве на наследство по закону на денежные средства, выданное ответчице в рамках наследственного дела, применить последствия недействительности ничтожной сделки договора купли-продажи от 05.08.2004 г. - признать недействительной государственную регистрацию указанного договора купли-продажи и свидетельство о регистрации права собственности на имя К.М. на спорную квартиру, признать в порядке наследования по закону право собственности на спорную квартиру по 1/3 доли за каждым из наследников, признать право собственности на денежные средства, принадлежавшие наследодателю по 1/3 доле каждому из наследников.

В обоснование уточненных требований истцы указали, что они периодически общались с отцом, он проживал отдельно, работал и в постоянном уходе не нуждался, ответчица, действуя недобросовестно, скрыла от истцов факт смерти отца, о котором они узнали только в августе 2008 г. Истец К.В. по характеру работы часто ездил в командировки, в том числе в период с 10.05.2008 г. по 20.07.2008 г. находился в командировке в Сургуте, после приезда из командировки истцу стало известно о том, что его отец умер 10.01.2008 г., до командировок в указанный период истец на длительное время уезжал из Санкт-Петербурга по личным делам, в
январе и марте 2008 г. в Иркутск к своей знакомой; истица К.А. перенесла операцию, практически не выходила из дома, после января 2008 г., не дозвонившись отцу, истица К.А. позвонила ответчице, которая о смерти отца не сообщила. Ссылаясь на положения п. 1 ст. 1155 ГК РФ, истцы просили восстановить срок принятия наследства, указали, что вместе с отцом не проживали, отец не имел смертельно опасных заболеваний, не нуждался в постоянном уходе, был под присмотром ответчицы, поэтому необходимости с ним часто видеться не имелось.

Рассматривая заявленные требования, суд первой инстанции обоснованно исходил из положений ст. 1155 ГК РФ, в силу которой по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Принимая во внимание, что в соответствии с правилами ст. 56 ГПК РФ бремя доказывания наличия обстоятельств, препятствовавших реализации наследственных прав в установленный законом срок, возложено на истцов, суд первой инстанции дал оценку добытым в ходе судебного разбирательства доказательствам, признал, что истицами не доказано наличие оснований для восстановления срока принятия наследства.

На основании объяснений лиц, участвующих в деле, показаний допрошенных в ходе судебного разбирательства свидетелей, представленных документов, суд пришел к выводу о том, что довод истцов о том, что им не было известно о смерти отца нашел свое подтверждение
только в отношении истца К.В., который узнал об этом в июле-августе 2008 г. из телефонного разговора с ответчицей.

Оценивая доводы истицы, утверждавшей, что ей также не было известно о смерти отца, суд первой инстанции признал их недоказанными, противоречащими имеющимся в материалах дела доказательствам.

В этой связи судом принято во внимание, что из объяснений ответчицы усматривается, что узнав о смерти отца, она сразу сообщила об этом истице К.А., с которой поддерживала нормальные отношения, истец, которому лично данную информацию она не сообщала в силу конфликтных отношений, проживает с сестрой в одной квартире.

При этом ответчица признала, что лично истцу о смерти отца сразу не сообщала, полагая, что для него эта информация не представляет интереса.

Вместе с тем, принимая во внимание, что законом предусмотрено восстановление срока для принятия наследства и признание наследника принявшим наследство при наличии совокупности условий, а именно, что наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства, суд обоснованно указал, что независимо от даты, когда истцам стало известно о смерти отца, являются несостоятельными доводы истцов о том, что они не имели возможности установить факт смерти отца, а ответчица намеренно скрывала этот факт, в связи с чем следует признать, что предусмотренная законом совокупность условий к удовлетворению заявленных требований отсутствует.

В этой связи суд учел, что истцы, являясь совершеннолетними, дееспособными и трудоспособными, являясь ближайшими родственниками наследодателя, достигшего пенсионного возраста и признанного инвалидом 2 группы, проживали с ним в одном населенном пункте в незначительной отдаленности от места его жительства, должны были знать о смерти отца и открытии наследства. Никаких препятствий для осуществления возможности узнать о факте
смерти наследодателя в ходе судебного разбирательства не установлено и доказательств к этому истцами не представлено.

Оценка представленных доказательств, мотивы, по которым суд не согласился с доводами истцов, подробно изложены в соответствии в правилами ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения.

Отклоняя доводы истцов, суд обоснованно учел, что истцы, указывая, что наследодатель не нуждался в постороннем уходе, при этом признавали в своих объяснениях (л.д. 121 - 123, 203), что отец нуждался в том, чтобы ему готовили еду, убирали квартиру, такой уход за ним осуществляли его сестра и ответчица, тем самым признавали, что они самоустранились от исполнения своих обязательств в отношении родителя, нуждающегося в помощи и надзоре, о необходимости которого свидетельствуют указанные истцами в обоснование исковых требований о признании сделок недействительными обстоятельства (ст. 177 ГК РФ), а также обстоятельства смерти наследодателя (в результате пожара в собственной квартире).

Доводы истцов о том, что ответчица сознательно скрывала от них факт смерти отца, также не нашли своего подтверждения в процессе рассмотрения дела, при этом судом правильно указано, что в случае наличия у ответчицы намерения скрыть от истцов факт смерти К.Н., она не располагала объективной возможностью воспрепятствовать истцам в самостоятельном получении этой информации, учитывая, что ответчица, как и истцы, проживала отдельно от наследодателя, у которого имеются и иные родственники, не являвшиеся наследниками и не имевшие причин скрывать факт его смерти, в том числе сестра, осуществлявшая за ним уход.

При этом, суд принял во внимание, что истец неоднократно в судебных заседаниях пояснял, что не мог знать о смерти отца из-за своих личных проблем.

В ходе судебного разбирательства судом проверены
и правомерно отклонены ссылки истцов о наличии уважительных причин, препятствовавших своевременному обращению за принятием наследства в виде продолжительной болезни истицы и длительной командировки истца в течение срока принятия наследства. Представленные доказательства не позволяют вынести суждение, что истица по состоянию здоровья была лишена возможности своевременно обратиться за принятием наследства. Доводы истца о нахождении в командировке правомерно отклонены как не нашедшие своего подтверждения.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что истцами не доказано наличие уважительных причин пропуска срока для принятия наследства, судебная коллегия находит правильным, постановленным в соответствии с требованиями действующего гражданского законодательства, регулирующего наследственные правоотношения, и добытыми по делу доказательствами, оценка которым дана по правилам ст. 67 ГПК РФ.

Установив отсутствие уважительных причин пропуска срока принятия наследства, судом обоснованно отказано истцам и в удовлетворении основанных на наследственном правопреемстве требований о признании завещания, доверенности, договора купли-продажи и свидетельства о праве на наследство недействительными, признании права собственности на долю квартиры и денежные средства в порядке наследования по закону.

Отказывая в удовлетворении иска, суд дал надлежащую правовую оценку доводу ответчицы о применении исковой давности к требованиям истцов о признании недействительной доверенности и применении последствий недействительности ничтожного договора купли-продажи, при этом, правильно указал, что оснований для применения исковой давности к заявленным требованиям не имеется, ввиду того, что в процессе рассмотрения дела истцами не доказано наличие субъективного права требовать признания оспоримой сделки недействительной и применения недействительности в отношении ничтожной сделки.

Правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана с учетом
требований гражданского процессуального законодательства, в связи с чем доводы кассационной жалобы истцов, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 31 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.