Решения и определения судов

Определение Ленинградского областного суда от 06.05.2010 N 22-821/2010 Насильственное доставление в отделение милиции продавца транспортного средства, отказавшего покупателям в возврате денежных средств после расторжения договора, осуществленное вопреки правилам, установленным гражданским законодательством, является самоуправством, влекущим применение наказания в виде лишения свободы.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 мая 2010 г. N 22-821/2010

Судья Воротнева В.В.

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего судьи Стрижакова А.А.,

судей Захарова В.И. и Сазоновой С.В.,

при секретаре Л.

рассмотрела в судебном заседании материалы уголовного дела по кассационной жалобе потерпевшего П.Ю., кассационному представлению государственного обвинителя Объедкова Д.А. на приговор Ломоносовского районного суда Ленинградской области от 12 марта 2010 года, которым

А.А., <...>, несудимый,

осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК РФ, к лишению свободы сроком 3 (три) года.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное А.А. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 (два) года.

Постановлено обязать А.А. ежемесячно являться
на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства, не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного.

А.Б., <...>, несудимый,

осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК РФ, к лишению свободы сроком 3 (три) года.

На основании ст. 73 УК РФ, назначенное А.Б. наказание, постановлено считать условным с испытательным сроком на 2 (два) года.

Постановлено обязать А.Б. ежемесячно являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства, не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного органа, осуществляющего исправление осужденного.

Заслушав доклад судьи Стрижакова А.А., объяснения адвоката Гладких Н.А., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, мнения потерпевшего П.Ю., его представителя - адвоката Петрова Р.Ю., а также прокурора Дубова А.Б., поддержавших доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

А.Б. и А.А. совершили самоуправство, то есть самовольно, вопреки установленному законом и иным нормативным правовым актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред, совершенное с применением насилия и угрозой его применения, при следующих обстоятельствах: 27 января 2009 года, в вечернее время, находясь на территории ЧП “Пиксаев“, расположенного на участке N 143 в д. Коваши Ломоносовского района Ленинградской области, обнаружив, что приобретенный А.Е. у П.Ю. автомобиль “Супер Маз“ имеет неисправности, влекущие невозможность его эксплуатации и перемещения по месту жительства во Всеволожский район Ленинградской области, действуя группой лиц, из личных неприязненных отношений к П.Ю., возникших после отказа П.Ю. выполнить их требования по возврату денежной суммы, уплаченной за автомобиль и расторгнуть договор купли-продажи на месте в добровольном порядке, самовольно, осознавая, что нарушают установленный законом порядок урегулирования гражданско-правового
спора, находясь в салоне автомобиля “Мерседес-Бенз“, государственный номерной знак <...>, применили к П.Ю. насилие, а именно: А.Б. стал удерживать П.Ю. и с силой открыл дверцу и выпал из автомобиля, братья А.Б. и А.А. вышли из автомобиля, и, удерживая П.Ю., высказывали в его адрес различные угрозы физической расправой, после чего стали обыскивать одежду П.Ю. и совместно нанесли ему множественные удары по голове и телу, причинив последнему телесные повреждения в виде ушибленной раны в лобной области, ссадин и кровоподтеков в области шеи, правого виска, живота и коленных суставов, относящиеся к причинению легкого вреда здоровью, по признакам кратковременного расстройства здоровья. После чего, в продолжение совместного преступного умысла, осознавая, что действуют самовольно, против воли П.Ю., намереваясь доставить последнего в отделение милиции, расположенное в г. Ломоносов, для урегулирования возникшего между ними спора в отношении автомобиля “Супер-Маз“, применив насилие, поместили П.Ю. в багажное отделение своего автомобиля-микроавтобуса “Мерседес-Бенз“, государственный номерной знак <...>, и незаконно, удерживая последнего, направились на указанном автомобиле из д. Коваши Ломоносовского района Ленинградской области в сторону г. Ломоносова, однако по пути следования были остановлены сотрудниками пограничной службы на посту в пос. Лебяжье Ломоносовского района Ленинградской области. В результате вышеуказанных действий А.Б. и А.А. потерпевшему П.Ю. причинен существенный вред, который выразился в насилии над личностью потерпевшего П.Ю.

А.Б. и А.А. вину в совершении преступлений, предусмотренных п.п. “а“, “в“ ч. 2 ст. 163, п.п. “а“, “з“ ч. 2 ст. 126 УК РФ не признали.

В кассационной жалобе потерпевший П.Ю. считает приговор суда незаконным, необоснованным, постановленным с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального закона. Выводы суда, снимающие с осужденных обвинение в совершении
тяжких и особо тяжких преступлений, противоречивы, непоследовательны. Суд игнорирует показания свидетелей и потерпевшего о том, что звонки родственникам и иным лицам потерпевший совершал лишь по указанию самих подсудимых, с целью, чтобы те привезли им деньги. Суд также проигнорировал то обстоятельство, что осужденные задержаны нарядом пограничной службы, после чего препровождены в органы милиции. Также подсудимые не пояснили ничего о целях насильственной доставки потерпевшего. Полагает, что наказание, не связанное с лишением свободы, назначенное судом, является несправедливым, поскольку подсудимые полностью отрицали свою вину в содеянном. Судом также нарушен уголовно-процессуальный закон, поскольку в ходе судебных прений один из подсудимых признал вину в насильственном перемещении потерпевшего, после чего судом объявлен перерыв и после консультации с переводчиком и защитником подсудимый кардинально изменил свою позицию. Также судья, провозглашая приговор, ограничился зачитыванием его резолютивной части, что прямо запрещено законом. Просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В кассационном представлении государственный обвинитель Объедков Д.А. просит приговор суда отменить. В обоснование указывает, что предварительным следствием действия А-вых квалифицированы по п.п. “а“, “з“ ч. 2 ст. 126, п.п. “а“, “в“ ч. 2 ст. 163 УК РФ, государственный обвинитель поддержал данную квалификацию, тем не менее, суд необоснованно переквалифицировал действия подсудимых с п.п. “а“, “з“ ч. 2 ст. 126 и п.п. “а“, “в“ ч. 2 ст. 163 УК РФ на ч. 2 ст. 330 УК РФ, при переквалификации судом не учтены показания свидетелей и другие доказательства, исследованные в ходе судебного следствия.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, кассационной жалобы, судебная коллегия находит постановленный приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности
А.Б. и А.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК РФ, за которое они осуждены, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, подробно изложенных в приговоре и получивших надлежащую оценку суда.

Вина А-вых в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК РФ, подтверждается исследованными доказательствами, в том числе показаниями потерпевшего П.Ю. о том, что он в декабре 2008 года решил продать автомобиль “Супер Маз“ изначально за сумму 270000 рублей, но в январе 2009 года после осмотра машины покупателем А.Б. он снизил стоимость до 240000 рублей, после чего А.Б. оплатил ему 195000 рублей, пообещав оплатить 40000 рублей после того, как заберет машину. 28 января 2009 года после обнаружения неполадок в автомобиле покупателем А.Б., П.Ю. решил еще снизить стоимость машины на 20000 рублей, после чего, пройдя в салон микроавтобуса, А.Б. указал, что не согласен с суммой 220000 рублей и начал требовать возврата всей денежной суммы, при этом А.А. вышел из машины и встал возле дверцы со стороны П.Ю., А.Б. неожиданно схватил П.Ю., при этом требовал возврата денежных средств. А-вы кричали: “Где деньги?“, при этом наносили ему удары кулаками и ладонями по голове. Затем А-вы затащили его в багажное отделение автомобиля и поехали в сторону пос. Лебяжье, аналогичными показаниями свидетелей С., П.А., Т., из которых следует, что А-вы решили забрать денежные средства за машину и расторгнуть договор купли-продажи, после чего, пройдя в салон автомобиля “Мерседес“, между А-выми и П.Ю. завязалась драка и слышны были крики с требованием вернуть деньги за автомобиль.

Судом обоснованно установлено, что А-вы
намеревались доставить потерпевшего в отделение милиции, что подтверждается показаниями свидетеля К.С. указывающего, что 27 января 2009 года около 19 часов ему по мобильному телефону позвонил его знакомый Т., который сообщил, что он вместе со своими знакомыми приехал покупать грузовик, его знакомые уже заплатили за грузовик, а когда приехали его забирать, обнаружили, что он в неисправном состоянии, а продавец ранее должен был привести его в порядок, однако этого не сделал, затем между покупателем и продавцом произошла драка, свидетель К. посоветовал им вместе с продавцом ехать в территориальное отделение милиции, то есть в ОВД Ломоносовского района. О том, что А-вы по совету свидетеля направлялись в отделение милиции, с целью доставить туда П.Ю., также указывают свидетели Т., О., А.Е.

Проверив материалы дела, суд пришел к правильному выводу о том, что в действиях осужденных А-вых отсутствуют составы преступлений, предусмотренные п.п. “а“, “з“ ч. 2 ст. 126, п.п. “а“, “в“ ч. 2 ст. 163 УК РФ, вмененные им органами предварительного расследования, поскольку, с учетом представленной совокупности доказательств, установлено, что между А-выми и П.Ю. имели место гражданско-правовые отношения, выражающиеся в том, что они заключили договор купли-продажи автомобиля “Супер Маз“, после расторжения договора по инициативе одной из сторон, а именно, покупателя А.Б., и его требования вернуть оплаченные деньги, последовал отказ П.Ю. вернуть часть уплаченных за автомобиль денежных средств, после чего, А-вы, намеревались, реализуя свое право по получению денежных средств вопреки правилам, установленным гражданско-правовым законодательством, применяя к П.Ю. насилие, доставить его в отделение милиции, тем самым совершили самоуправство.

В связи с этим, доводы кассационного представления государственного обвинителя о том, что
суд необоснованно переквалифицировал действия осужденных с п.п. “а“, “з“ ч. 2 ст. 126 и п.п. “а“, “в“ ч. 2 ст. 163 УК РФ на ч. 2 ст. 330 УК РФ и при переквалификации судом не учтены показания свидетелей и другие доказательства, исследованные в ходе судебного следствия, являются несостоятельными.

Доводы потерпевшего о том, что судом проигнорировано то обстоятельство, что осужденные задержаны нарядом пограничной службы, после чего препровождены в органы милиции, где они не пояснили ничего о целях насильственной доставки потерпевшего в отдел милиции, также опровергаются материалами дела, в частности показаниями свидетелей П.А., являющегося оперуполномоченным отделения в пос. Лебяжье, Е., и.о. начальника отделения в пос. Лебяжье пограничного управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, обоснованно признанными судом допустимыми доказательствами, о том, что прибывшим на место задержания сотрудникам милиции кто-то из задержанных граждан, пояснил, что они везли П.Ю. в отделение милиции для выяснения возникшего с ним конфликта по какому-то денежному вопросу. О факте задержания А-вых сотрудниками пограничной службы указывают также свидетели Ч., Г.Е., являющиеся сотрудниками пограничного управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, свидетели Г.С., И., являющиеся сотрудниками ОВД по Ломоносовскому району Ленинградской области, показания которых исследованы в ходе судебного следствия и получили надлежащую оценку в приговоре суда.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы потерпевшего о том, при провозглашении приговора суд ограничился только оглашением его резолютивной части, поскольку в протоколе судебного заседания указано, что приговор провозглашен в полном объеме, а не в части, замечания на протокол судебного заседания потерпевший не подавал.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на правильное разрешение уголовного
дела судом и постановление законного и обоснованного приговора, не установлено.

При таких обстоятельствах, оснований для отмены или изменения приговора по доводам, приведенным потерпевшим в кассационной жалобе, а также государственным обвинителем в кассационном представлении, судебная коллегия не усматривает.

При назначении наказания А-вым судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденных, их состояние здоровья, в том числе наличие смягчающих наказание обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей. Назначенное им наказание не является чрезмерно мягким.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ломоносовского районного суда Ленинградской области от 12 марта 2010 года в отношении А.А., А.Б. оставить без изменения, кассационную жалобу потерпевшего, кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.