Решения и определения судов

Определение Ленинградского областного суда от 05.05.2010 N 22-743/2010 Если в момент совершения запрещенного уголовным законом общественно опасного деяния (похищения человека), предусмотренного ч. 1 ст. 126 УК РФ, и в настоящее время виновные лица страдают психическим расстройством, лишающим каждого из них способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, то суд на основании ст. 21 УК РФ вправе освободить обвиняемых от уголовной ответственности и назначить каждому из них принудительные меры медицинского характера.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 мая 2010 г. N 22-743/2010

Судья Караваев Ю.И.

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего - судьи Нечаевой Т.В.,

судей Дроздецкой Т.А. и Теске Н.А.,

при секретаре Ш.,

рассмотрела в открытом судебном заседании от 05 мая 2010 года кассационные жалобы адвокатов Адуласа С.К. и Рубцовой Н.В., законного представителя К.В.М., возражения государственного обвинителя Дорошенко А.А., на постановление Гатчинского городского суда Ленинградской области от 15 марта 2010 года, которым

Д., <...>, не судимый,

освобожден на основании ст. 21 УК РФ от уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 126 УК РФ. На основании п. “а“ ч. 1 ст.
97, п. “б“ ч. 1 ст. 99, ч. 2 ст. 101 УК РФ Д. назначено принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа,

К.В.В., <...>, несудимый,

освобожден на основании ст. 21 УК РФ от уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 126 УК РФ. На основании п. “а“ ч. 1 ст. 97, п. “г“ ч. 1 ст. 99, ч. 4 ст. 101 УК РФ К.В.В. назначено принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Суд установил, что К.В.В. и Д. совершили запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние, а именно: 01.11.2008 года около 08 часов 00 минут К.В.В. и Д. на автомобиле <...> под управлением Д., приехав к дому 2 по ул. Красных Военлетов в г. Гатчине Ленинградской области, применили насилие к Ц. нанеся ему множество, каждый не менее 10, ударов кулаками и ногами по голове и телу. Подавив волю Ц. к сопротивлению, Д. и К.В.В. насильно, против воли Ц., затолкали его на заднее сиденье автомашины, куда сел и К.В.В., чтобы у Ц. не было возможности покинуть автомобиль, К.В.В. потребовал положить на карточку один миллион рублей через компьютер без Интернета. Д. и К.В.В. вывезли Ц. в арендуемый Д. гараж <...>, где насильно против воли Ц. удерживали его, К.В.В. высказывал Ц. требования передачи денежных средств в сумме одного миллиона рублей, а Д. просил снять порчу с его сестры и родственников, нанесли Ц. множественные удары по лицу и голове, после чего он согласился с их требованиями. Подавив таким образом волю потерпевшего к сопротивлению, К.В.В. уехал, а Д. остался в гараже, удерживая
Ц., но Ц. удалось сообщить по мобильному телефону о своем похищении, после чего около 16 часов 00 минут 01.11.2008 года он был освобожден сотрудниками милиции.

Заслушав доклад судьи Нечаевой Т.В., объяснения адвокатов Александровой О.В. и Пушиной Д.С., законного представителя К.В.В. М., мнение прокурора Ковалевой М.А., полагавшей необходимым постановление суда оставить без изменения, судебная коллегия Ленинградского областного суда

установила:

В кассационной жалобе адвокат Адулас С.К. в защиту интересов К.В.В. просит постановление суда отменить и производство по делу прекратить. Указывает, что выводы суда о совершении К.В.В. запрещенного уголовным законом общественно опасного деяния не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Также указывает, что следует критически относиться к показаниям потерпевшего Ц., поскольку он страдает психическим заболеванием, его показания противоречивы. Кроме того, указывает на то, что не проверен факт наличия или отсутствия запорного устройства в гараже, а в удовлетворении ходатайства о такой проверке судом отказано. Также указывает, что в действиях К.В.В. имелся добровольный отказ от совершения преступления, поскольку, прекратив какие-либо активные действия в отношении Ц., он покинул гараж и не предпринимал в дальнейшем каких-либо действий для удержания Ц. Кроме этого, оспаривает заключение экспертов-психиатров о необходимости применения в отношении К.В.В. принудительных мер медицинского характера, поскольку в судебном заседании необходимость такого лечения не нашла подтверждения. Также указывает, что судом не приведено убедительных доказательств в необходимости лечения К.В.В. в условиях жесткой изоляции в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

В кассационной жалобе законный представитель К.В.М. также просит постановление суда в отношении К.В.В. отменить и производство по делу прекратить. Указывает, что показания потерпевшего Ц. противоречивы и опровергаются другими доказательствами. Также указывает, что Ц.
имел возможность покинуть гараж, но не сделал этого, хотя и мог, когда Д. производил ремонт автомашины. Ссылается на необоснованный отказ суда в осмотре гаража, чтобы проверить наличие запорного устройства. Кроме того, ссылается на то, что заключение экспертов-психиатров носит рекомендательный характер, нет конкретных убедительных доказательств того, что лечение К.В.В. необходимо только в условиях психиатрического стационара специализированного типа с интенсивным наблюдением, поэтому, по его мнению, имеется несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

В кассационной жалобе адвокат Рубцова Н.В. в защиту интересов Д. считает постановление суда незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением уголовно-процессуального закона. Указывает, что вывод суда о совершении Д. общественно опасного деяния основан только на показаниях потерпевшего Ц., которые противоречивы, но суд не дал им оценки. Суд отказал в удовлетворении ходатайства об осмотре гаража, в результате чего остались не выясненными важные обстоятельства, имеющие значение для исхода дела. Кроме этого, указывает, что виновность лица в похищении человека может выражаться только в прямом умысле и должна быть установлена конкретно применительно к содеянному, а умысел Д. не доказан, так же как и корыстный характер его действий. Просит прекратить уголовное дело в отношении Д. и отказать в применении принудительных мер медицинского характера в отношении него.

В возражениях на кассационные жалобы адвокатов и законного представителя государственный обвинитель Дорошенко А.А. просит оставить их без удовлетворения, считая изложенные в них доводы несостоятельными.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражения на них, судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным.

Выводы суда о доказанности совершения Д. и К.В.В. запрещенного уголовным законом общественно опасного деяния в отношении Ц. являются правильными, соответствуют фактическим
обстоятельствам дела и подтверждаются доказательствами, изложенными в постановлении суда.

Из показаний потерпевшего Ц. следовало, что когда он утром шел на работу, подъехала автомашина, за рулем которой находился Д., а рядом с ним К.В.В. Указанные лица применив насилие, затолкали его в машину, К.В.В. потребовал открыть ему дар и положить на карточку миллион рублей денег через компьютер. Его отвезли в гараж, где К.В.В. спрашивал согласен ли он на требование о деньгах, угрожая в противном случае мучить и избивать его, а Д. требовал снять порчу с сестры. Он сказал, что у него нет карточки компьютера, и К.В.В. и Д. стали наносить ему удары, после чего он согласился с их требованиями. Затем К.В.В. уехал, а Д. закрыл изнутри дверь гаража и стал ремонтировать автомобиль. Ему в это время удалось забрать мобильный телефон с переднего сиденья автомашины, и он сделал несколько звонков, сообщил, что его похитили и пояснил, где примерно находится.

Показания потерпевшего подтверждаются показаниями свидетеля Т.Л., из которых следовало, что 01.11.2008 года он получил сообщение от Ц. на мобильный телефон, где тот сообщил о своем похищении и указал номер автомашины, позднее указал, где он примерно находится. В этот же день вечером Ц. ему звонил и сообщил о своем освобождении. В последующем на работе Ц. сообщил ему, что его похитили К.В.В. с каким-то человеком, он видел повреждения на лице Ц., которых до случившегося у того не было.

Свидетель К.В.А. также пояснял, что получил от Ц. сообщение на мобильный телефон о том, что его похитили. Он позвонил на работу Ц. и узнал, что его там нет, после этого Ц.
стала разыскивать милиция. На другой день он видел Ц., у которого на лице были повреждения, который рассказал ему, что его похитили два человека, отвезли на машине в гараж, удерживали там, били, требовали деньги.

Из показаний свидетеля В. также следовало, что ему на мобильный телефон поступали сообщения от Ц. о том, что его похитили, держат в каком-то гараже. Он сообщил об этом в милицию. Впоследствии от Ц. ему стало известно, что его похитили двое мужчин, усадив насильно в машину, после чего привезли в гараж, откуда он был освобожден сотрудниками милиции. Свидетель также пояснял, что видел повреждения на лице Ц.

О наличии у Д. автомобиля ВАЗ-2105, который Д. ставил в гараже <...>, пояснял свидетель П.

О том, что Д. находился в течение дня 01.11.2008 года в гараже, следовало из показаний свидетеля Д.Е.

Из показаний свидетелей С., Х., Т.Д., каждого в отдельности, следовало, что они как сотрудники уголовного розыска в связи с поступившим 01.11.2008 года сообщением о похищении Ц., установили примерное место удержания последнего и обнаружили его в автомашине в закрытом изнутри гараже <...>. Ц. был напуган, на лице у него были синяки и ссадины. В гараже также находился Д., позднее был установлен и задержан К.В.В. Ц. им сообщил, что когда он шел на работу, к нему подъехали на машине Д. и К.В.В., применив насилие, посадили в машину и привезли в гараж, избивали, К.В.В. требовал деньги, а Д. снять порчу.

По заключению судебно-медицинского эксперта у потерпевшего Ц. имелись телесные повреждения - кровоподтеки и ссадины лица, головы, которые могли быть причинены при ударах тупыми твердыми предметами (например, руками, ногами).
Данные повреждения могли быть причинены 01.11.2008 года и как не сопряженные с расстройством здоровья квалифицированы как не причинившие вреда здоровью.

Оснований не доверять показаниям потерпевшего и свидетелей у суда не имелось, о чем правильно отражено в постановлении.

По заключению экспертов-психиатров Ц. страдает психическим заболеванием в форме шизотипического расстройства личности, которое не лишало его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания. Судом в постановлении дана надлежащая оценка показаниям потерпевшего и обоснованно сделан вывод о их достоверности и допустимости, а также об отсутствии оснований для оговора Д. и К.В.В. с его стороны.

С учетом позиции прокурора в судебном заседании, действиям К.В.В. и Д. судом дана правильная юридическая квалификация их действий. Судом также было учтено, что в силу особенностей личности, инфантилизма, потерпевший не мог оказывать сопротивление, в связи с чем доводы о добровольном отказе К.В.В. от совершения преступления, и о том, что Ц. имел возможность покинуть гараж, необоснованны.

По заключению экспертов-психиатров как Д., так и К.В.В., страдали в период инкриминированного им деяния и страдают в настоящее время психическим расстройством, которое лишало в момент совершения деяния и лишает в настоящее время каждого из них способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Эксперты с учетом сведений о психическом состоянии Д. и К.В.В., каждого в отдельности, особенностей психического расстройства каждого, пришли к выводу о том, что каждый из них представляет социальную опасность, нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре.

Обоснованность и достоверность заключений экспертов сомнений не вызывают и получили надлежащую оценку в постановлении суда.

Тип стационара избранный в отношении К.В.В. -
с интенсивным наблюдением, и в отношении Д. - общий, определен с учетом психического состояния каждого из них. Выводы экспертов подтверждены в судебном заседании показаниями эксперта А., которые в совокупности, как правильно отражено в постановлении, опровергают показания свидетеля Л. и законного представителя К.В.М.

Суд, установив факт совершения Д. и К.В.В. запрещенного уголовным законом общественно опасного деяния, предусмотренного ст. 126 УК РФ, обоснованно в соответствии с законом освободил Д. и К.В.В. от уголовной ответственности за совершение указанного деяния и назначил каждому принудительные меры медицинского характера.

Ходатайство о проверке запорного устройства в гараже, как и другие ходатайства, заявленные в ходе судебного разбирательства, рассмотрено судом в соответствии с требованиями закона и обоснованно отклонено.

С учетом изложенного, оснований для отмены или изменения постановления суда в отношении Д. и К.В.В. судебная коллегия не имеет.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда

определила:

постановление Гатчинского городского суда Ленинградской области от 15 марта 2010 года в отношении Д. и К.В.В. оставить без изменения, кассационные жалобы адвокатов Адуласа С.К. и Рубцовой Н.В., законного представителя К.В.М. - без удовлетворения.