Решения и постановления судов

Определение Ленинградского областного суда от 28.04.2010 N 22-728/10 Нарушение во время управления автомобилем Правил дорожного движения, что повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшим (пассажирам другого автомобиля), образует состав преступления, предусмотренного частью 1 статьи 264 УК РФ. Наличие у осужденного на иждивении малолетнего ребенка в соответствии с п. “г“ ч. 1 ст. 61 УК РФ является обстоятельством, смягчающим наказание, что является основанием для снижения размера назначенного основного наказания в виде лишения свободы.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 апреля 2010 г. N 22-728/10

Судья Едигарев В.А.

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Плечиковой Н.Ф.

судей Водяновой О.И. и Дробышевской О.А.,

при секретаре Д.

рассмотрела в судебном заседании от 28 апреля 2010 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Я., защитника Булавкина М.Е. и кассационному представлению Тихвинского городского прокурора Ленинградской области на приговор Тихвинского городского суда Ленинградской области от 17 марта 2010 года, которым

Я. <...>, ранее не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ (в редакции ФЗ-162 от 08.12.2003 г.) к 1 году лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами на срок 2 года,
на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год и возложением обязанностей не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, и периодически являться туда для регистрации в дни, установленные специализированным государственным органом.

С Я. взыскано в пользу С.А. в счет компенсации морального вреда 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей и в пользу С.О. в счет компенсации морального вреда 150 000 (сто пятьдесят тысяч) рублей.

Я. признан виновным в нарушении во время управления автомобилем Правил дорожного движения, что повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью С.А. и С.Б. при следующих обстоятельствах.

31 октября 2008 года около 17 часов 15 минут Я., управляя автомобилем “Мицубиси Галант“ с регистрационным знаком <...>, двигался со скоростью около 75 км/ч с включенным ближним светом фар по участку 5 км дороги Тихвин - Красава в Тихвинском районе Ленинградской области; при приближении к трактору МТЗ-80 с регистрационным знаком <...> с прицепом 2ПТС-4 с регистрационным знаком <...>, остановившемуся на правой стороне проезжей части, приступил к его объезду, не убедившись в безопасности выполняемого маневра, выехал на сторону проезжей части, предназначенную для движения транспортных средств во встречном направлении, и совершил столкновение с двигавшимся ему навстречу автомобилем “Ауди 80“, в результате чего был причинен тяжкий вред здоровью пассажирам автомобиля “Ауди 80“ С.А. и С.Б. Своими действиями водитель Я. нарушил требования п. 1.3, 1.5, 8.1, 9.1, 9.10, 10.1 Правил дорожного движения.

Заслушав доклад судьи Дробышевской О.А., объяснения осужденного Я. и его защитника Булавкина М.Е., поддержавших свои кассационные жалобы; законного представителя несовершеннолетней потерпевшей
С.О., просившей приговор оставить без изменения; мнение прокурора Ковалевой М.А., поддержавшей кассационное представление и полагавшей кассационные жалобы оставить без удовлетворения; судебная коллегия Ленинградского областного суда,

установила:

В кассационной жалобе осужденный Я. просит приговор отменить, ссылаясь на то, что суд, установив нарушение им перечисленных в приговоре пунктов Правил дорожного движения, не изложил доказательства, подтверждающие эти обстоятельства, и не опроверг заявление Я., отрицавшего нарушение им Правил дорожного движения. В приговоре приведены доказательства - протоколы осмотра и проверки технического состояния транспортных средств: прицепа 2ПТС-4 и трактора МТЗ-80, которые подтверждают отсутствие у осужденного возможности своевременного обнаружения стоящих транспортных средств на проезжей части. Из показаний эксперта в судебном заседании следовала необходимость проведения дополнительной экспертизы, чего судом сделано не было. Кроме того, судом не дана оценка действиям других участников движения и дорожно-транспортного происшествия.

В своей кассационной жалобе защитник осужденного адвокат Булавкин М.Е. просит приговор отменить, дело направить в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе судей в связи несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, и нарушением уголовно-процессуального закона. По мнению защитника, судом неправильно установлены фактические обстоятельства, а именно то, что Я., управлявший автомобилем “Мицубиси Галант“ при приближении к трактору МТЗ-80, остановившемуся на правой стороне проезжей части, приступил к его объезду, не убедившись в безопасности выполняемого маневра, и выехал на сторону проезжей части, предназначенную для движения транспортных средств во встречном направлении. В действительности произошло столкновение автомобиля “Мицубиси Галант“ под управлением Я. с трактором МТЗ-80, после чего автомобиль под управлением осужденного был отброшен на полосу встречного движения, где и произошло столкновение с автомобилем “Ауди 80“ под
управлением С.С. Представленные по делу доказательства позволяют прийти к выводу, что причиной дорожно-транспортного происшествия явилось нарушение водителем трактора МТЗ-80 В. п. 7.1 и 7.2 Правил дорожного движения. Судом не приведено обоснование причинно-следственной связи между действиями водителя Я. и наступившими последствиями. Нарушение водителем Я. п. 1.5, 8.1, 9.1 и 10.1 Правил дорожного движения изложенными в приговоре доказательствами не подтверждается. Судом не дана оценка действиям водителя С.С., который, согласно выводам суда, нарушил п. 1.3, 1.5, 2.1.2, 10.1 и 22.9 Правил дорожного движения; и не сделан вывод о наличии причинно-следственной связи между его действиями и наступившими последствиями. В обоснование обвинительного приговора судом положены доказательства, подтверждающие позицию стороны защиты о невиновности Я. - протоколы осмотра тракторов, а также недопустимое доказательство - заключение эксперта, проводившего трасолого-автотехническую экспертизу. Судом в приговоре не дана оценка плохим условиям видимости и мокрому дорожному покрытию, что могло повлиять на выводы суда. В ходе судебного следствия к материалам дела был приобщен и исследован акт экспертизы, выполненный Институтом безопасности дорожного движения. Судом в приговоре не приведены мотивы, по которым суд отверг выводы, содержащиеся в этом акте. Заключения экспертов N 1305/09-1 и 1306/09-1, исследованные в судебном заседании, содержат противоречивые и предположительные выводы. Допрошенный в суде эксперт заявил о необходимости проведения дополнительной экспертизы. Судом необоснованно было отказано в назначении повторной комплексной (комиссионной) трасологической автотранспортной и медицинской экспертизы, чем был нарушен принцип состязательности процесса.

Тихвинский городской прокурор в кассационном представлении просит приговор суда изменить, учесть в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, наличие у Я. малолетнего ребенка и снизить Я. наказание в виде лишения свободы на один месяц.

Проверив
материалы дела и, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает приговор подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности Я. в нарушении им при управлении автомобилем Правил дорожного движения, что повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью С.Б. и С.А., являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно и правильно изложенных в приговоре.

Как следует из протоколов осмотра места происшествия, осмотра и проверки технического состояния транспортных средств: прицепа 2ПТС-4, трактора МТЗ-80, автомобилей “Ауди 80“ и “Мицубиси“; справки по дорожно-транспортному происшествию; 31 октября 2008 года около 17 часов на дороге Красава - Тихвин произошло столкновение автомобилей “Ауди 80“ под управлением водителя С.С. и “Мицубиси“ под управлением водителя Я. Столкновение произошло на правой стороне дороги по направлению к п. Красава, на прямом участке дороги без спусков, подъемов, уклонов и поворотов; на левой стороне данного участка дороги по направлению к п. Красава находился трактор МТЗ-80 с прицепом 2ПТС-4 с неисправными габаритными огнями.

Свидетель С.С. подтвердил, что 31 октября 2008 года около 17 часов он, управляя автомобилем “Ауди 80“, в котором находились пассажиры С.Б. и С.А., двигался по прямому участку дороги по своей полосе в направлении из г. Тихвина в п. Красава Тихвинского района, и на его полосу движения выехал автомобиль, с которым произошло столкновение.

Как показали свидетели В., К., О., три трактора, которыми они управляли, в связи с неисправностью одного из тракторов и необходимостью его отбуксировать к месту ремонта остановились на проезжей части дороги Красава - Тихвин в направлении г. Тихвина, где находились без движения в тот момент, когда на другой полосе движения произошло столкновение автомобилей
“Ауди 80“ и “Мицубиси“, двигавшихся навстречу друг другу.

Согласно заключениям эксперта автомобили “Мицубиси Галант“ и “Ауди 80“ имеют повреждения ударного характера, которые образовались по механизму первичного столкновения левыми передними углами автомобилей; на правой задней боковой части кузова автомобиля “Мицубиси“ имеются повреждения ударного характера, которые могли образоваться при контакте автомобиля с трактором; автомобиль “Ауди 80“ имеет также на кузове следы грунта и повреждения, полученные при съезде с дороги.

Свои выводы эксперт А. подтвердил и в ходе судебного следствия, утверждая, что первичное столкновение произошло именно между автомобилями “Мицубиси“ и “Ауди 80“.

Таким образом, доводы кассационных жалоб осужденного и защитника о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела несостоятельны, опровергаются исследованными в судебном заседании и изложенными в приговоре суда доказательствами.

Доводы стороны защиты, согласно которым причиной дорожно-транспортного происшествия явилось нарушение Правил дорожного движения водителем трактора В., не основаны на исследованных доказательствах, поскольку водитель Я., обнаружив препятствие для дальнейшего движения по своей полосе дороги, должен был снизить скорость вплоть до полной остановки и мог совершить маневр по объезду препятствия, только убедившись в безопасности совершения такого маневра, чего он не сделал, а выехал на полосу встречного движения, следствием чего стало столкновение двух автомобилей.

В результате данного дорожно-транспортного происшествия, как следует из телефонограмм из Тихвинского РТМО, С.Б. и С.А. были доставлены в больницу с различными травмами.

Согласно заключениям судебно-медицинского эксперта полученные С.А. и С.Б. травмы относятся к тяжкому вреду здоровью.

Судом на основании совокупности исследованных доказательств обоснованно сделан вывод о том, что тяжкий вред здоровью С.Б. и С.А. был причинен в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 31 октября 2008 года вследствие нарушения водителем Я. Правил
дорожного движения.

Таким образом, доводы жалобы о причинении тяжкого вреда здоровью потерпевших вследствие нарушения Правил дорожного движения водителем С.С., который должен был перевозить малолетнего ребенка в специально оборудованном кресле, а также проследить за тем, чтобы пассажиры его автомобиля были пристегнуты ремнями безопасности, опровергаются исследованными судом доказательствами. Несоблюдение водителем С.С. Правил дорожного движения не являлось причиной дорожно-транспортного происшествия, в результате которого пострадали пассажиры его автомобиля.

Как правильно установлено судом, водитель Я., управляя автомобилем “Мицубиси Галант“, двигаясь в направлении из п. Красава в г. Тихвин, обнаружив препятствие на своей полосе движения, в нарушение требований п. 8.1, 9.1, 9.10, 10.1 Правил дорожного движения не принял мер к снижению скорости движения вплоть до полной остановки, а совершил маневр, не убедившись в его безопасности, выехал на полосу, предназначенную для встречного движения, в результате чего произошло столкновение автомобиля под его управлением с автомобилем “Ауди 80“.

Исследованные и приведенные в приговоре доказательства судом правильно оценены как допустимые, достоверные и в своей совокупности достаточные для постановления обвинительного приговора.

Показаниям осужденного Я. судом дана надлежащая оценка.

В показаниях осужденного, которые он давал в судебном заседании, не содержится сведений об иных фактических обстоятельствах, в связи с чем доводы жалобы защитника Булавкина М.Е. не основаны на исследованных доказательствах.

Доводы жалобы защитника, согласно которым обвинительный приговор основан на недопустимых доказательствах, не основаны на материалах дела.

В ходе судебного следствия суд обоснованно признал заключения эксперта А. допустимыми доказательствами, поскольку трасолого-автотехнические экспертизы по делу проводились в соответствии с требованиями главы 27 УПК РФ, на основании постановлений следователя, государственным судебным экспертом, предупрежденным об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ. С постановлениями
о назначении экспертиз и с заключениями экспертов обвиняемый Я. и его защитник были ознакомлены 8 мая 2009 года - в день предъявления Я. обвинения в совершении преступления. До указанной даты Я. не являлся по делу ни подозреваемым, ни обвиняемым, и его права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ, нарушены не были.

Доводы жалобы защитника о том, что судом в приговоре не была дана оценка доказательствам, представленным стороной защиты в ходе судебного следствия, а именно акту экспертизы, выполненной Институтом безопасности дорожного движения, и статьям в газете и журнале “За рулем“, не соответствуют материалам дела и не основаны на законе.

В ходе судебного следствия суд, действуя в соответствии с нормами УПК РФ, правильно признал недопустимым доказательством приобщенный к материалам дела по ходатайству стороны защиты “акт экспертизы N 11074“, как полученный с нарушением требований УПК РФ и в силу ст. 75 УПК РФ не имеющий юридической силы. Газетные и журнальные статьи, содержащие изложение их авторов своего мнения по поводу каких-либо событий, в соответствии со ст. 73, 74 УПК РФ не являются доказательствами по уголовному делу, в связи с чем отсутствие в приговоре суда их оценки не является нарушением требований ст. 307 УПК РФ.

Судом также было принято обоснованное решение об отказе в удовлетворении ходатайства о назначении повторной комплексной (комиссионной) трасологической автотранспортной и медицинской экспертизы.

Довод кассационной жалобы о нарушении судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела принципа состязательности опровергается протоколом судебного заседания, из которого следует, что судом принимались мотивированные решения по заявленным ходатайствам, каждой из сторон была предоставлена возможность высказать свою позицию по делу и представить подтверждающие ее
доказательства. Замечания на протокол судебного заседания стороны не подавали.

Таким образом, доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденного и защитника, являются несостоятельными, опровергаются исследованными судом и приведенными выше доказательствами и сводятся по существу к переоценке правильных выводов суда.

Действия Я. судом правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 264 УК РФ в редакции Закона от 08.12.2003 г. как нарушение лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, при рассмотрении данного уголовного дела судебная коллегия не находит.

Суд обоснованно признал смягчающим наказание Я. обстоятельством несоблюдение потерпевшими требований Правил дорожного движения, которое не состоит в причинно-следственной связи с наступившими последствиями.

В то же время суд, установив и указав во вводной части приговора наличие на иждивении Я. малолетнего ребенка, не признал в нарушение п. “г“ ч. 1 ст. 61 УК РФ данное обстоятельство смягчающим и не учел его при назначении осужденному наказания, в связи с чем приговор подлежит изменению, а назначенное Я. основное наказание в виде лишения свободы - смягчению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Тихвинского городского суда Ленинградской области от 17 марта 2010 года в отношении Я. изменить.

Признать смягчающим наказание Я. обстоятельством наличие у него малолетнего ребенка, назначенное Я. наказание по ч. 1 ст. 264 УК РФ в редакции Закона от 08.12.2003 г. в виде лишения свободы смягчить до одиннадцати месяцев, кассационное представление удовлетворить.

В остальном тот же приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Я. и защитника Булавкина М.Е. - без удовлетворения.