Решения и постановления судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.04.2010 N 4982 В случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника (бывшей супругой) этого жилого помещения не сохраняется. Переход права собственности на квартиру по договору дарения к другому лицу служит основанием для прекращения права пользования жилым помещением членом семьи прежнего собственника (несовершеннолетним сыном), притом что новым собственником были предприняты меры по обеспечению ребенка жилой площадью.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 апреля 2010 г. N 4982

Судья: Воробьева И.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Савельевой М.Г., Корнильевой С.А.

при секретаре Л.

рассмотрела в судебном заседании от 20 апреля 2010 года дело N 2-1516/09 по кассационной жалобе А.А. на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 29 октября 2009 года по иску П.Т. к А.А. о признании утратившей право на жилую площадь.

Заслушав доклад судьи Савельевой М.Г., объяснения П.Т., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 29 октября 2009 года удовлетворены исковые требования П.Т. к А.А. Суд признал А.А. с несовершеннолетним сыном
П.В., <...> года рождения, утратившими (не сохранившими) право на жилую площадь - квартиру размером 20,0 кв. м по адресу: <...>.

В кассационной жалобе А.А., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего П.В., просит отменить решение суда, вынести новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, считает решение незаконным и необоснованным. В заседание суда кассационной инстанции А.А. не явилась, о явке извещалась по правилам ст. 113, ч. 2 ст. 116 ГПК РФ.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Материалами дела установлено, что спорное жилое помещение - однокомнатная квартира общей площадью 47,3 кв. м по адресу <...> принадлежит на праве собственности П.Т. на основании договора дарения от 09.11.2006 г. Ранее собственником квартиры являлся П.С. (сын истицы) на основании договора дарения от 07.03.2002 г.

В квартире зарегистрирована истица П.Т. постоянно с 16.11.2005 г., ответчица А.А. - бывшая невестка истицы зарегистрирована с 15.10.2002 г., сын А.А. (внук истицы) П.В., <...> г. рождения, зарегистрирован с 11.03.2004 г.

Брак между сыном истицы П.С. и А.А. прекращен 16.03.2004 г.

С 28.12.2004 г. А.А. состоит в зарегистрированном браке с А.М., по спорному адресу ни она, ни ребенок не проживают.

В обоснование заявленных требований о признании А.А. и ее несовершеннолетнего сына П.В. утратившими право пользования жилым помещением истица П.Т. ссылалась на положения ст. 304 ГК РФ, ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, указала, что ответчица и ее сын в квартире не проживают, оплату расходов за жилое помещение А.А. не производит, их регистрация в квартире нарушает права истицы как собственника. После расторжения брака между сыном истицы
и ответчицей истица передала ответчице денежные средства в размере 12000 долларов США для покупки на имя несовершеннолетнего П.В. комнаты, однако, комната ответчицей не приобретена.

Решением Куйбышевского районного суда от 18 марта 2009 года исковые требования П.Т. были удовлетворены. Определением судебной коллегии Санкт-Петербургского городского суда от 28 апреля 2009 года решение районного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении спора суд руководствовался положениями ст. ст. 30, 31 ЖК РФ, разъяснениями, содержащимися в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 г. N 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ“, ч. 2 ст. 292 ГК РФ, на основании объяснений лиц, участвующих в деле, представленных документов, пришел к выводу о том, что с учетом перехода права собственности к новому собственнику ответчица А.В. не сохранила права пользования спорным помещением, в связи с чем удовлетворил заявленные истицей требования.

При этом суд исходил из того, что семейные отношения между ответчицей и бывшим собственником квартиры - П.С. прекращены, брак расторгнут в 2004 г., семейных отношений с П.Т. у ответчицы не имелось и не имеется. Какое-либо соглашение между А.А. и собственниками квартиры, как бывшим, так нынешним, предусматривающее возможность пользования квартирой, отсутствует. Кроме того, суд учел, что ответчица выехала из квартиры в добровольном порядке еще до расторжения своего брака с П.С., расходов по содержанию квартиры не несет, каких-либо ее вещей в квартире не имеется.

Судебная коллегия находит вывод суда об удовлетворении заявленных требований в отношении ответчицы А.А. правильным, постановленным в соответствии с требованиями действующего законодательства, регулирующего настоящие правоотношения, и установленными по делу обстоятельствами.

При
разрешении требований в отношении несовершеннолетнего сына ответчицы П.В., суд исходил из того, что в силу положений СК РФ об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил части 4 статьи 31 ЖК РФ.

Вместе с тем, оценив представленные по настоящему делу доказательства, суд признал, что несовершеннолетний П.В. также не сохранил право пользования спорным жилым помещением, поскольку убедительных доказательств проживания ребенка в этом помещении суду не предоставлено, регистрация ребенка (как и его матери А.А.) носит формальный характер и сама по себе не может порождать последствий жилищного характера.

Кроме того, суд учел, что членом семьи истицы несовершеннолетний ребенок ответчицы не является.

Удовлетворяя требования в данной части, суд принял во внимание, что истицей добровольно, во внесудебном порядке, были предприняты действия по обеспечению несовершеннолетнего П.В. жилой площадью, с чем ответчица, как законный представитель ребенка, была согласна. Истицей в ноябре 2005 года были переданы ответчице денежные средства на приобретение жилья для ребенка, что подтверждается распиской А.А. (П.А.) от 17.11.2005 г. о получении ею 12 000 долларов США для покупки комнаты для П.В.

Суд признал, что данная сумма соответствовала рыночной стоимости жилья, была согласована с ответчицей и позволяла приобрести альтернативное жилье для ребенка, что сделано не было, денежные средства израсходованы ответчицей по собственному усмотрению.

С учетом данных обстоятельств суд пришел к выводу о том, что А.А., получив указанную сумму, как законный представитель П.В., согласилась на такой способ обеспечения ребенка жильем, в
связи с чем право пользования спорным жильем у мальчика не сохранилось.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводом суда в отношении несовершеннолетнего П.В., которого суд признал не сохранившим право на спорную жилую площадь.

В силу положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 г. N 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ“, прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил части 4 статьи 31 ЖК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 292 ГК РФ, переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Как следует из материалов дела, отец несовершеннолетнего распорядился принадлежащим ему жилым помещением, произвел его отчуждение по договору дарения, несовершеннолетний П.В. членом семьи нового собственника квартиры в силу закона не является и не признан таковым, в связи с чем право пользования несовершеннолетнего данным жилым помещением прекращается одновременно с прекращением права собственности его отца в отношении спорной квартиры.

Предусмотренных законом оснований для сохранения за несовершеннолетним П.В. права пользования спорной жилой площадью по обстоятельствам настоящего спора не имеется.

Довод кассационной жалобы
о том, что истица приобрела квартиру с обременением правом пользования несовершеннолетнего П.В. и А.А., не подтверждается содержанием договора дарения от 09.11.2006 г., не основан на законе.

Судебная коллегия находит, что суд при разрешении спора обоснованно принял во внимание обстоятельства, связанные с предоставлением истицей ответчице денежных средств для приобретения жилья для несовершеннолетнего, обоснованно указал, что А.А., получив указанную сумму, как законный представитель П.В., согласилась на такой способ обеспечения ребенка жильем.

Следует также учесть, что обязанность по обеспечению несовершеннолетнего иным жилым помещением могла быть возложена на собственника жилого помещения, членом семьи которого являлся несовершеннолетний, в пользу которого собственник исполнял алиментные обязательства, возложение на истицу, как нового собственника жилого помещения, обязанности по обеспечению жильем П.В. по обстоятельствам настоящего спора не основано на законе.

Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании имеющихся в деле доказательств, оценка которым дана согласно ст. 67 ГПК РФ, в связи с чем доводы кассационной жалобы, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание выводов суда, правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии правовых оснований, предусмотренных ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ, к отмене постановленного судом решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 29 октября 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.