Решения и определения судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.04.2010 N 4587 Отсутствие доказательств, с достоверностью свидетельствующих о совершении наследником умышленных противоправных действий, направленных против наследодателя, приведших его к смерти, а также о злостном уклонении от выполнения лежавших на наследнике в силу статьи 87 Семейного кодекса РФ обязанностей по содержанию наследодателя, нуждающегося в помощи, служит основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о признании сына наследодателя недостойным наследником.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 апреля 2010 г. N 4587

Судья: Вишневецкая О.М.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Савельевой М.Г., Корнильевой С.А.

при секретаре Л.

рассмотрела в судебном заседании от 13 апреля 2010 года дело N 2-907/10 по кассационной жалобе П. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 24 февраля 2010 года по иску П. к Г.Ю. о признании недостойным наследником, признании права собственности.

Заслушав доклад судьи Савельевой М.Г., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 24 февраля 2010 года П. отказано в удовлетворении исковых требований к Г.Ю. о признании недостойным наследником, признании права
собственности.

В кассационной жалобе П. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

В заседание суда кассационной инстанции истица не явилась, представлено ходатайство об отложении слушания дела со ссылкой на то, что представители, оказывающие истице юридическую помощь, не могут присутствовать в данном судебном заседании. П., как сторона гражданского процесса, 27.03.2010 г. извещена надлежащим образом о разбирательстве дела, назначенного на 13.04.2010 г., была не лишена возможности решить вопрос об участии в деле представителя. Доказательств, подтверждающих уважительность причин отсутствия истицы и ее представителей, не представлено. Основания, по которым истица считает решение неправильным, подробно изложены в кассационной жалобе. С учетом указанного, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть кассационную жалобу в порядке ч. 2 ст. 354 ГПК РФ в отсутствие истицы.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Материалами дела установлено, что 28.03.2008 г. умер Г.Е., после его смерти открылось наследство, в том числе в виде квартиры, расположенной по адресу: <...>. Завещание Г.Е. оставлено не было.

Наследником по закону первой очереди является сын наследодателя Г.Ю., который обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства.

Истица П. - племянница наследодателя в обоснование заявленных требований о признании ответчика Г.Ю. недостойным наследником умершего Г.Е. и признании за истицей в порядке наследования по закону права собственности на спорную квартиру ссылалась на положения п.п. 1, 2 ст. 1117 ГК РФ, указала, что 28.03.2008 г. скончался ее дядя, причиной смерти явились действия насильственного характера, по факту смерти Г.Е. Следственным комитетом прокуратуры Невского района СПб в отношении ответчика Г.Ю. возбуждено уголовное дело, по имеющимся у истицы сведениям, в отношении ответчика
Невским районным судом СПб было вынесено определение об освобождении от уголовной ответственности, в связи с тем, что в момент совершения противоправных действий ответчик был невменяемым, тем не менее, до совершения действий, повлекших смерть наследодателя, ответчик злостно уклонялся от лежавших на нем в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя - своего отца, не осуществлял уход, не оказывал финансовую и иную помощь, забирал у отца пенсию, кричал на него.

Рассматривая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства, установил их в ходе судебного разбирательства, дал им надлежащую правовую оценку, постановил решение, которое не противоречит требованиям закона, регулирующего настоящие правоотношения, и установленным по делу обстоятельствам.

В соответствии с п. 1 ст. 1117 ГК РФ не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке. Однако граждане, которым наследодатель после утраты ими права наследования завещал имущество, вправе наследовать это имущество.

Таким образом, для того, чтобы указанные лица не могли наследовать ни по закону, ни по завещанию, необходимо наличие следующих условий. Во-первых, их действия должны быть умышленными противоправными действиями. Если же они были лишь неосторожными, хотя бы и противоправными, то этого недостаточно для признания указанных лиц не имеющими права наследовать. Умышленное противоправное поведение недостойных наследников может выражаться не только в форме действия, но и
в форме бездействия. Во-вторых, умышленное противоправное поведение может быть направлено не только против самого наследодателя, но и против кого-либо из его наследников. В-третьих, умышленное противоправное поведение может быть направлено на то, чтобы добиться призвания к наследованию каких-либо других лиц, но необязательно самого лица, поведение которого является таковым. В-четвертых, указанные обстоятельства, которые выражены в умышленном противоправном поведении недостойного наследника, должны быть подтверждены судом в порядке либо уголовного судопроизводства, либо гражданского судопроизводства.

В ходе судебного разбирательства судом были тщательно исследованы и дана надлежащая оценка объяснениям истицы, представителя ответчика, представленным письменным доказательствам.

Из материалов дела усматривается, что постановлением судьи Невского районного суда СПб от 20.08.2009 г. Г.Ю. освобожден от уголовной ответственности за совершенное общественно-опасное деяние, запрещенное ст. 111 ч. 4 УК РФ, к Г.Ю. применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением. Судом установлено, что Г.Ю. совершил запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 17.12.2009 г. постановление судьи Невского районного суда СПб от 20.08.2009 г. в отношении Г.Ю. отменено. Уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе со стадии судебного разбирательства.

Отменяя вышеназванное постановление, суд кассационной инстанции указал, что суд первой инстанции не разграничил, от какого количества ударов и какие именно телесные повреждения получены Г.Е. от ударов, какие - при падении, судом не высказана позиция относительно давности имеющихся у Г.Е. телесных повреждений нижних конечностей, в постановлении отсутствует оценка обоснованности юридической квалификации деяния по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Согласно заключению комиссии
экспертов N 384/2581 СПб ГУЗ “Городская психиатрическая больница N 6“ от 13.10.2008 г., в момент инкриминируемого ему деяния Г.Ю. также страдал хроническим психическим расстройством (шизофренией), не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

При разрешении спора суд правильно исходил из того, что не может быть признано недостойным наследником лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, поскольку при этом такое лицо было лишено возможности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими. Доказательства, с достоверностью свидетельствующие о совершении ответчиком умышленных противоправных действий, направленных против наследодателя, в материалах дела отсутствуют.

Таким образом, принимая во внимание вышеуказанные обстоятельства, оснований в пределах действия п. 1 ст. 1117 ГК РФ к признанию ответчика недостойным наследником, не имелось.

Из материалов дела усматривается, что истица в обоснование заявленных требований также ссылалась на положения п. 2 ст. 1117 ГК РФ, указала, что ответчик злостно уклонялся от лежавших на нем в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя, не осуществлял надлежащий уход.

В силу п. 2 ст. 1117 ГК РФ, по требованию заинтересованного лица суд отстраняет от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя.

Рассматривая заявленные требования, суд правильно исходил из того, что злостное уклонение от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя может подтверждаться приговором суда, решением суда об ответственности за несвоевременную уплату алиментов и другими доказательствами, подтверждающими злостный характер уклонения от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя.

В соответствии со ст. 87 СК РФ трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них
(п. 1).

При отсутствии соглашения об уплате алиментов алименты на нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей взыскиваются с трудоспособных совершеннолетних детей в судебном порядке (п. 2).

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался положениями вышеназванных правовых норм, дал оценку объяснениям истицы, представленным доказательствам, пришел к правильному выводу о том, что оснований к удовлетворению заявленных требований о признании Г.Ю. недостойным наследником в порядке п. 2 ст. 1117 ГК РФ не имеется.

В этой связи суд обоснованно принял во внимание, что Г.Е., как наследодатель, обладая правом распоряжения своим имуществом, завещания не составил, тем самым не изменил по своему желанию порядок наследования имущества сыном, предусмотренный законом.

Отклоняя доводы истицы, суд учел, что доказательств того, что наследодатель при жизни обращался с иском к ответчику о взыскании алиментов на свое содержание, не представлено, как не имеется в материалах дела и сведений о нуждаемости Г.Е. в материальной помощи.

Из объяснений истицы, данных в ходе судебного разбирательства, следует, что Г.Е. в деньгах не нуждался, он наоборот помогал сыну.

Таким образом, доказательств, с достоверностью свидетельствующих о том, что ответчик злостно уклонялся от выполнения лежавших на нем в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя, нуждающегося в помощи, истицей не представлено.

Учитывая, что оснований к признанию ответчика недостойным наследником в ходе рассмотрения дела установлено не было, суд обоснованно отказал и в удовлетворении требований о признании за истицей права собственности на спорную квартиру.

Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, юридически значимые обстоятельства установлены на основании добытых в ходе судебного разбирательства доказательств, оценка которым дана судом с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ.

Выводы суда основаны на правильном понимании и
применении действующего законодательства, регулирующего настоящие правоотношения, соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Ссылки в кассационной жалобе на неполноту исследования обстоятельств, имеющих значение для существа рассмотренного спора, являются несостоятельными, требования ч. 1 и ч. 2 ст. 56 ГПК РФ при разрешении спора не нарушены.

Оснований полагать, что при разрешении спора имело место нарушение процессуальных прав истицы, по доводам кассационной жалобы не имеется. Истица была не лишена возможности своевременно представить доказательства в подтверждение заявленных требований. Согласно протоколу судебного заседания от 24.02.2010 г. стороны не возражали против окончания рассмотрения дела по существу по имеющимся в деле доказательствам.

Доводы кассационной жалобы, направленные на иную оценку доказательств, исследованных судом с соблюдением требований норм процессуального права, не подрывают правильности выводов суда по существу рассмотренного спора, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения.

Оснований в пределах действия ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ к отмене состоявшегося решения по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 24 февраля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.