Решения и определения судов

Определение Ленинградского областного суда от 08.04.2010 N 33-1476/2010 Окончание служебной проверки и составление заключения не самим истцом, являющимся сотрудником таможенного органа и председателем комиссии, сформированной для проведения служебной проверки, а иным лицом по причине болезни заявителя, и оформление бланков объяснений сотрудников таможни не самим председателем, отбиравшим объяснения, а одним из членов комиссии, не являются нарушением обязанностей при проведении проверки и влекут отмену приказа о наложении дисциплинарного взыскания в виде замечания.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 апреля 2010 г. N 33-1476/2010

Судья Заплохова И.Е.

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Морозова Н.А.,

судей Алексеева А.Н., Алексеевой Е.Д.,

при секретаре Г.,

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе представителя Кингисеппской таможни на решение Кингисеппского городского суда Ленинградской области от 1 марта 2010 года, которым были частично удовлетворены исковые требования З. к Кингисеппской таможне о признании недействительным приказа о наложении дисциплинарного взыскания и возмещении компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Морозова Н.А., объяснения представителя Кингисеппской таможни В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, возражения З., судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

установила:

З. обратился в
суд с иском к Кингисеппской таможне о признании недействительным приказа N 1312-КМ от 30 октября 2009 года в части наложения взыскания в виде замечания и возмещении компенсации морального вреда в сумме 10000 руб.

В обоснование исковых требований З., указал, что является заместителем начальника Усть-Лужского таможенного поста Кингисеппской таможни с 14 октября 2008 года.

24 июля 2009 года приказом начальника таможни он был назначен председателем комиссии для проведения служебной проверки.

Истец указал, что во исполнение данного приказа он проводил проверку, изучил нормативно-правовые документы об оформлении транспортных средств, собирал документы на ввезенные автобусы, опрашивал сотрудников таможни. Другие члены комиссии по его устным распоряжениям также выполняли определенные действия по проверке. При этом, начиная с 4 августа 2009 года о ходе проведения проверки, он ежедневно лично докладывал начальнику таможни.

Истец указал, что 15 августа 2009 года он был госпитализирован и находился на стационарном лечении до 31 августа 2009 года. Проверка была закончена 20 августа 2009 году другим председателем комиссии. По результатам этой проверки Северо-Западным следственным управлением на транспорте Следственного комитета при Прокуратуре РФ Северо-Западным следственным управлением на транспорте Следственного комитета при Прокуратуре РФ было вынесено представление с предложением пересмотреть результаты ранее проведенных проверок и привлечении к строгой дисциплинарной ответственности должностных лиц таможни.

По представлению была проведена очередная служебная проверка, по результатам которой приказом начальника таможни от 30 октября 2009 года N 1312-КМ он был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде замечания за непринятие всех мер, необходимых для всестороннего, объективного, полного изучения и документального оформления сведений о всех обстоятельствах дисциплинарного проступка, и должностных лицах, причастных к его совершению.

Истец указал, что
при вынесении приказа не было учтено, что служебная проверка была закончена, составлено заключение не им, а другим председателем комиссии. Закончить проверку, выполнить все необходимые действия он не смог по объективным причинам. Кроме этого, проверка была начата по 25 эпизодам незаконного закрытия процедуры временного ввоза на невывезенные транспортные средства, а уже в ходе проверки 4 августа 2009 года поступили представления Северо-Западного следственного управления на транспорте Следственного комитета при Прокуратуре РФ на 39 эпизодов, однако по ним его не обязывали провести проверку.

Истец полагал, что фактически его привлекли к ответственности за то, что он заболел во время проведения служебной проверки. С начала работы в таможенных органах он не привлекался к дисциплинарной ответственности, необоснованное замечание умалило его авторитет среди сослуживцев, и поэтому просил удовлетворить исковые требования.

В ходе рассмотрения дела представители ответчика иск не признали, указав, что З. не принял всех мер, необходимых для всестороннего, объективного и полного изучения и документального оформления сведений о всех обстоятельствах дисциплинарного проступка и должностных лицах, причастных к его совершению, не определился с кругом лиц, причастных к совершению дисциплинарного проступка, не получил объяснений, не ознакомил сотрудников, в отношении которых проводилась служебная проверка, с приказом о ее проведении, работу членов комиссии, в том числе и после ее усиления двумя членами, не организовал, их работой не руководил, то есть ненадлежащим образом выполнил обязанности председателя комиссии по проведению служебной проверки. Назначенный ввиду болезни истца другой председатель комиссии за короткое время (4 дня) не мог полно и всесторонне исследовать все обстоятельства, тщательно изучить каждый факт правонарушения.

Решением Кингисеппского городского суда Ленинградской области от 1 марта
2010 года исковые требования З. были удовлетворены частично.

Суд признал недействительным приказ Кингисеппской таможни от 30 октября 2009 года N 1312-КМ в части привлечения к дисциплинарной ответственности и объявления замечания З.

Суд взыскал с Кингисеппской таможни в пользу З. компенсацию морального вреда в сумме 5000 (пять тысяч) руб.

В удовлетворении иска З. к Кингисеппской таможне в части взыскания компенсации морального вреда в сумме 5000 руб., было отказано.

Суд взыскал с Кингисеппской таможни в доход государства государственную пошлину в сумме 4000 (четыре тысячи) руб.

В кассационной жалобе представитель Кингисеппской таможни просит отменить решение суда, считая его незаконным и необоснованным и отказать З. в удовлетворении исковых требований.

Проверив дело, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда не находит оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы.

Судом при рассмотрении дела было установлено, что с 14 октября 2008 года З. является заместителем начальника Усть-Лужского таможенного поста Кингисеппской таможни, с ним заключен контракт о службе в таможенных органах РФ сроком на три года до 14 октября 2011 года.

24 июля 2009 года приказом начальника таможни за N 527 в целях установления обстоятельств, причин и условий совершения возможных нарушений, выявления виновных лиц и определения степени их виновности с 22 июля по 20 августа 2009 года было назначено проведение служебной проверки. Назначена комиссия в составе председателя З., членов комиссии Р. и К.

7 августа 2009 года по приказу начальника таможни за N 566 в состав комиссии были введены еще два сотрудника Н. и Ш.

17 августа 2009 года в связи с болезнью председателя комиссии З. он был исключен из состава
комиссии, и назначен другой председатель М.Р. приказом начальника таможни за N 582.

З. был временно нетрудоспособен с 15 по 31 августа 2009 года.

21 августа 2009 года по результатам проверки комиссией было составлено заключение.

21 августа и 18 сентября 2009 года по итогам служебной проверки были изданы приказы Кингисеппской таможни за N 1002-КМ и N 1113-КМ о привлечении к дисциплинарной ответственности должностных лиц таможни.

7 сентября 2009 года на основании результатов проверки Северо-Западным следственным управлением на транспорте Следственного комитета при Прокуратуре РФ в адрес Северо-Западного таможенного управления было внесено представление об устранении нарушений и пересмотре результатов ранее проведенных служебных проверок по 39 фактам незаконного ввоза транспортных средств (в том числе проверки с 22 июля по 20 августа 2009 года).

На основании этого представления Кингисеппской таможней вновь была проведена служебная проверка с 6 по 21 октября 2009 года.

По результатам этой служебной проверки З. был привлечен к дисциплинарной ответственности. Приказом по Кингисеппской таможне от 30 октября 2009 года за N 1312-КМ ему было объявлено замечание за нарушение дисциплины, выразившееся в ненадлежащем исполнении должностных обязанностей.

В приказе указано, что З. не принял всех мер, необходимых для всестороннего, объективного, полного изучения и документального оформления сведений о всех обстоятельствах дисциплинарного проступка и должностных лицах, причастных к его совершению, не определился с кругом лиц, причастных к совершению М.Н. дисциплинарного проступка, не получил с них объяснения, не ознакомил должностных лиц, в отношении которых проводится служебная проверка, с приказом о ее проведении, работу членов комиссии, в том числе после ее усиления двумя членами, не организовал, работой членов комиссии не руководил, то есть ненадлежащим образом
выполнил обязанности председателя комиссии по проведению служебной проверки, установленные подпунктами 3, 4 пункта 18 Инструкции об организации и о проведении служебной проверки в таможенных органах РФ, утвержденной приказом ФТС России от 2 сентября 2008 года N 1083, соответственно ненадлежащим образом выполнил приказ начальника таможенного органа от 24 июля 2009 года N 527 “О проведении служебной проверки“, чем нарушил требования подпункта 3 пункта 1 статьи 17 Федерального закона РФ от 21 июля 1997 года N 114-ФЗ “О службе в таможенных органах Российской Федерации“, что классифицируется как дисциплинарный проступок.

С заключением и приказом о наложении дисциплинарного взыскания истец был ознакомлен 19 ноября 2009 года после выхода из очередного отпуска.

Удовлетворяя частично исковые требования З. суд исходил из требований ст. 192 ТК РФ, п.п. 1 - 3, 9, 18 Инструкции об организации и о проведении служебной проверки в таможенных органах Российской Федерации, утвержденной приказом ФТС от 2 сентября 2008 года N 1083 (зарегистрирован в Минюсте РФ 26 сентября 2008 г. N 12351), установив на основании представленных сторонами доказательств, что З. проводил служебную проверку с 22 июля до 14 августа 2009 года и не закончил ее проведение ввиду временной нетрудоспособности с 15 по 31 августа 2009 года. Срок окончания проверки - 20 августа 2009 года. Закончил ее проведение, составил заключение, представил его начальнику таможни на утверждение с материалами проверки другой председатель комиссии.

Суд указал, что выводы в приказе о привлечении истца к дисциплинарной ответственности о непринятии З. всех мер, необходимых для всестороннего, объективного, полного изучения и документального оформления сведений о всех обстоятельствах дисциплинарного проступка и должностных лицах,
причастных к его совершению, неустановление круга лиц, причастных к совершению М.Н. дисциплинарного проступка, неполучение с них объяснений, неознакомление должностных лиц, в отношении которых проводилась служебная проверка, с приказом о ее проведении, сделаны без учета того, что истец по причине болезни не смог завершить проверку.

Инструкцией и приказом начальника таможни о проведении служебной проверки установлены сроки проведения проверки, в которые работа комиссии должна быть проведена и представлено начальнику таможни заключение. Порядок проведения проверки не регламентирован указанными актами. Составление промежуточных отчетных документов о ходе проведения проверки, плана проверки в письменной форме не предусмотрено Инструкцией и не требовалось приказом начальника таможни о проведении служебной проверки. Свою работу и работу членов комиссии определяет председатель. Те обстоятельства, что З. не собирал членов комиссии для определения порядка проведения проверки, не обсуждал с ними и не давал им какого-либо плана работы, не координировал действия членов комиссии в ходе проверки, не относятся к основаниям для выводов о ненадлежащем выполнении обязанности председателя комиссии.

Указание в приказе о привлечении к дисциплинарной ответственности на нарушение истцом обязанностей в виде неустановления круга лиц, причастных к совершению дисциплинарного проступка, неполучение с них объяснений, опровергается материалами проверки, из которых следует, что З. опросил ряд сотрудников по обстоятельствам правонарушений. Оформление бланков объяснений сотрудников таможни не самим З., отбиравшим эти объяснения, а одним из членов комиссии, не влечет за собой нарушения обязанностей при проведении проверки.

Суд также указал, что истец, начиная с 4 августа 2009 года, лично ежедневно отчитывался перед начальником таможни о ходе проведения проверки. Претензий к работе истца у руководства таможенного органа не имелось. Указанные истцом обстоятельства
не опровергнуты представителями ответчика. Из показаний свидетелей также следует, что и члены комиссии докладывали начальнику таможни о том, как проводится проверка.

Кроме этого, из материалов проверки за 22 июля - 20 августа 2009 года следует, что комиссии под председательством З. поручалось провести проверку по 25 эпизодам правонарушений, а поручения о проверке еще 14 эпизодов нарушений из 39 согласно представлениям Северо-Западного следственного управления на транспорте Следственного комитета при Прокуратуре РФ, поступившим в таможню 4 августа 2009 года, З. не давали. В материалах проверки имеются копии этих представлений, однако соответствующее письменное распоряжение о проверке по этим представлениям отсутствует.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что оснований для привлечения З. к дисциплинарной ответственности не имелось. Исковые требования о признании приказа Кингисеппской таможни N 1312-КМ от 30 октября 2009 года в части привлечения истца к дисциплинарной ответственности и объявления ему замечания являются обоснованными.

Взыскивая с ответчика в пользу истца частично компенсацию морального вреда в сумме 5000 руб., суд исходил из требований ст. 237 ТК РФ, указав, что эта сумма взыскивается с учетом обстоятельств дела, объема и характера причиненных истцу нравственных страданий, степени вины работодателя, а также требований разумности и справедливости.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду статья 333.19 Налогового кодекса РФ, а не статья 336-19.

Взыскивая с ответчика в доход государства государственную пошлину, суд обоснованно исходил из требований ст. 103 ГПК РФ и ст. 336-19 НК РФ.

Судебная коллегия находит, что выводы суда соответствуют представленным доказательствам и требованиям закона.

Доводы кассационной жалобы основаны на неверном толковании норм материального права, были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, направлены
на иную оценку собранных по делу доказательств, оспаривание выводов суда об установленных им обстоятельствах без достаточных оснований, и поэтому не могут быть положены в основу отмены решения суда.

Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены правильного по существу определения суда, кассационная жалоба не содержит.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит, что решение суда отвечает требованиям закона, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Кингисеппского городского суда Ленинградской области от 1 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу представителя Кингисеппской таможни без удовлетворения.