Решения и постановления судов

Постановление ФАС Центрального округа от 30.09.2010 по делу N А23-1114/09Б-8-120 Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что требования кредитора, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов в соответствии с п. 4 ст. 142 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“, подлежат удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов предприятия-должника.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 сентября 2010 г. по делу N А23-1114/09Б-8-120

(извлечение)

Резолютивная часть постановления принята 27.09.2010

Постановление изготовлено в полном объеме 30.09.2010

Федеральный арбитражный суд Центрального округа, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу ООО “Сибирская метанольная химическая компания“, г. Томск, на определение Арбитражного суда Калужской области от 17.05.2010 по делу N А23-1114/09Б-8-120,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью “Сибирская метанольная химическая компания“, г. Томск, обратилось в Арбитражный суд Калужской области с заявлением к обществу с ограниченной ответственностью “Русская лесопромышленная компания“, г. Обнинск Калужской области, об установлении требования в реестр кредиторов должника в сумме 14 009 911,21 руб., в том числе: основная задолженность - 12
198 403,48 руб., государственная пошлина - 79 134,64 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами - 1 732 373,09 руб.

Определением Арбитражного суда Калужской области от 17.05.2010 установлено требование ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ в сумме 14 009 911,21 руб., в том числе: основная задолженность - 12 1 98 403,48 руб., государственная пошлина - 79 134,64 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами - 1 732 373,09 руб., в качестве требования, заявленного после закрытия реестра требований кредиторов ООО “Русская лесопромышленная компания“ и подлежащего удовлетворению за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в третью очередь реестра требований кредиторов, имущества должника.

В порядке апелляционного производства определение суда от 17.05.2010 не пересматривалось.

Не соглашаясь с определением суда первой инстанции в части установления требования кредитора в качестве требования, заявленного после закрытия реестра требований кредиторов должника, ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ обратилось в Федеральный арбитражный суд Центрального округа с кассационной жалобой, в которой просит изменить обжалуемый судебный акт и принять по делу новый судебный ***, которым установить и включить требование ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ в сумме 14 009 911,21 руб. в реестр требований кредиторов ООО “Русская лесопромышленная компания“ в третью очередь удовлетворения, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права.

В обоснование жалобы заявитель указывает на
то, что в соответствии с п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ N 59 от 23.07.2009 “О некоторых вопросах практики применения Федерального закона “Об исполнительном производстве“ в случае возбуждения дела о банкротстве“ конкурсный управляющий обязан незамедлительно уведомить лиц, являющихся взыскателями по исполнительным листам, о получении им от службы приставов-исполнителей соответствующих исполнительных документов и о необходимости заявления кредиторами требований в рамках дела о банкротстве. Срок на предъявление требований такими лицами в деле о банкротстве начинает исчисляться не ранее даты направления им указанного уведомления конкурсным управляющим.

Ссылается на то, что, поскольку доказательств, подтверждающих направление конкурсным управляющим ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ уведомления о получении им соответствующих исполнительных документов, в материалы дела представлено не было, в определении суда также отсутствует ссылка суда на наличие указанного доказательства, то вывод суда об обращении кредитора с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника после закрытия реестра не обоснован, так как в данном случае, дата истечения срока, в течение которого ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ могло предъявить требования в арбитражный суд, не связана с датой опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

Считает, что при рассмотрении заявленных ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ требований, суд должен был установить соблюдение кредитором срока, исчисляемого с даты получения уведомления
от конкурсного управляющего.

В отзыве на кассационную жалобу конкурсный управляющий Глущенко И.Г. указал на то, что ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ было уведомлено о введении в отношении ООО “Русская лесопромышленная компания“ процедуры наблюдения в сроки, предусмотренные Закон*** о банкротстве, о чем свидетельствуют представленные в материалы дела документы, в связи с чем, заявитель имел возможность заявить свои требования, участвовать в первом собрании кредиторов, реализовать иные права кредитора, предусмотренные законом.

Представители лиц, участвующих в деле, в судебное заседание кассационной инстанции не явились. Судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело, в порядке ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса РФ, в их отсутствие.

Изучив материалы дела, оценив доводы жалобы, суд кассационной инстанции считает необходимым определение Арбитражного суда Калужской области от 17.05.2010 оставить без изменения в силу следующих обстоятельств.

Как установлено судом первой инстанции, определением Арбитражного суда Калужской области от 07.05.2009 заявление ООО “Русская лесопромышленная компания“ о признании должника несостоятельным (банкротом) принято к производству, определением от 08.06.2009 в отношении него введена процедура наблюдения.

Решением Арбитражного суда Калужской области от 05.11.2009 ООО “Русская лесопромышленная компания“ признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыта процедура конкурсного производства.

Предметом заявления ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ является требование о включении задолженности в сумме 14 009 911,21 руб. в реестр требований кредиторов ООО “Русская лесопромышленная компания“.

Обоснованность требования подтверждается вступившим
24.11.2008 в законную силу решением Арбитражного суда Томской области от 22.09.2008 по делу N А67-2838/08, которое в ходе исполнительного производства исполнено не было.

Суд пришел к выводу, что на основании положений ч. 3 п. 1 ст. 8, ст. 15 ГК РФ, ст. 2, п. 3 ст. 137 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“, ч. 2 ст. 69 АПК РФ, требование ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ в сумме 14 009 911,21 руб. является обоснованным.

Вместе с тем, отказывая в удовлетворении заявления о включении в реестр требований кредиторов должника указанного требования, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.

Согласно п. 1 ст. 142 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ установление размера требований кредиторов в период конкурсного производства осуществляется в порядке, установленном статьей 100 Закона о банкротстве.

В п. 1 ст. 100 Закона о банкротстве законодатель закрепил право кредиторов предъявить свои требования к должнику в любой момент в ходе внешнего управления. Указанные требования направляются в арбитражный суд и внешнему управляющему с приложением судебного акта или иных подтверждающих обоснованность этих требований документов. Указанные требования включаются внешним управляющим или реестродержателем в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении указанных требований в реестр требований кредиторов.

Согласно абз. 3 п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве реестр требований кредиторов подлежит закрытию по
истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

Последствия пропуска названного срока специально урегулированы в пунктах 4, 5 ст. 142 Закона о банкротстве, возможность его восстановления законодательством не предусмотрена.

Как следует из материалов дела, сведения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства опубликованы 21.11.2009, однако заявление ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ с требованием о включении в реестр требований кредиторов должника подано в арбитражный суд 09.03.2010, то есть по истечении двухмесячного срока с даты публикации сведений о признании должника банкротом.

В силу п. 4 ст. 142 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ требования конкурсных кредиторов и (или) уполномоченных органов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, а также требования об уплате обязательных платежей, возникшие после открытия конкурсного производства, независимо от срока их предъявления удовлетворяются за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника.

Исходя из смысла указанной правовой нормы, требования кредиторов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, не подлежат включению в реестр требований кредиторов, и закрытие реестра исключает возможность внесения в него новых кредиторов.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что требования ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ в соответствии с п. 4 ст. 142 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ подлежат удовлетворению за
счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов предприятия-должника.

Не принимается во внимание довод кассатора о том, что для него дата начала исчисления срока, в течение которого он мог бы предъявить требования в арбитражный суд, не связана с датой опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, а, в соответствии с разъяснениями, данными в п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ N 59 от 23.07.2009, начинает исчисляться не ранее даты направления конкурсным управляющим уведомления о получении им соответствующих исполнительных документов и о необходимости заявления кредитором требований в рамках дела о банкротстве..

Исходя из смысла п. 15 названного постановления Пленума ВАС РФ, на конкурсного управляющего возложена обязанность уведомлять лиц, являющихся взыскателями по исполнительным листам, о получении им этих документов и необходимости заявления кредиторами требований в рамках дела о банкротстве в тех целях, чтобы такие кредиторы знали о введенной процедуре банкротства в отношении должника - конкурсного производства для своевременного включения их в реестр требований кредиторов.

Из материалов дела усматривается, что кредитор - ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ знал о введении в отношении должника, как процедуры наблюдения, так и процедуры конкурсного производства, о чем свидетельствует многочисленная переписка между Обнинским ГО УФССП по Калужской области и ООО “Сибирская метанольная химическая
компания“, а также полученное кредитором за вх. N 1943 от 10.12.2009 Постановление Обнинского ГО СП УФССП об окончании исполнительного производства в связи с введением в отношении должника процедуры конкурсного производства.

Таким образом, ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ имело возможность своевременно обратиться в арбитражный суд с требованием о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности в сумме 14 009 911,21 руб.

В п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ N 59 от 23.07.2009 “О некоторых вопросах практики применения Федерального закона “Об исполнительном производстве“ в случае возбуждения дела о банкротстве“ разъяснено, что судам необходимо иметь в виду, что передача исполнительных документов конкурсному управляющему в соответствии с ч. 5 ст. 96 Закона об исполнительном производстве не освобождает конкурсных кредиторов и уполномоченные органы, чьи требования подтверждаются исполнительными документами, от предъявления названных требований в суд, рассматривающий дело о банкротстве, на основании п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве.

Ссылка кассатора на то, что конкурсный управляющий не уведомил общество о получении им соответствующих исполнительных документов и о необходимости заявления кредитором требований в рамках дела о банкротстве, не является основанием для отмены обжалуемого судебного акта, исходя из вышеизложенного.

При изложенных обстоятельствах, кассационная судебная коллегия считает, что выводы суда первой инстанции соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на правильном применении норм материального и
процессуального права, в связи с чем, оснований для отмены обжалуемого судебного акта и удовлетворения кассационной жалобы заявителя не имеется.

При обращении с кассационной жалобой заявителем ООО “Сибирская метанольная химическая компания“ по платежному поручению N 6283 от 08.07.2010 была уплачена государственная пошлина в сумме 2000 руб.

Однако при обжаловании в кассационном порядке определения, постановления принятых в рамках дела о несостоятельности (банкротстве), уплата государственной пошлины п. 12 ч. 1 ст. 333.21 Налогового кодекса РФ не предусмотрена.

При таких обстоятельствах государственная пошлина в сумме 2000 рублей на основании ст. 333.40 НК РФ подлежит возврату заявителю кассационной жалобы, как ошибочно уплаченная.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289, ст. 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

определение Арбитражного суда Калужской области от 17.05.2010 по делу N А23-1114/09Б-8-120 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Возвратить ООО “Сибирская метанольная химическая компания“, г. Томск, из федерального бюджета РФ государственную пошлину в сумме 2000 руб., уплаченную по платежному поручению N 6283 от 08.07.2010.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.