Решения и постановления судов

Постановление ФАС Центрального округа от 03.09.2010 по делу N А14-17198/2009606/28 Заявленные требования о признании недействительным решения налогового органа удовлетворены правомерно, поскольку сам по себе факт неперечисления налога на добавленную стоимость в бюджет либо невозможность проведения мероприятий налогового контроля, либо неполучения ответа на соответствующий запрос не может повлечь отказ налогоплательщику в предоставлении ему налогового вычета, поскольку таких последствий не предусматривает действующее налоговое законодательство.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 сентября 2010 г. по делу N А14-17198/2009606/28

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Центрального округа, рассмотрев кассационную жалобу Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Воронежской области на решение Арбитражного суда Воронежской области от 31.03.2010 г. по делу N А14-17198/2009606/28,

установил:

Открытое акционерное общество “Воронежское акционерное самолетостроительное общество“ (далее - ОАО “ВАСО“) обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Воронежской области от 10.08.2009 г. N 26.

Решением Арбитражного суда Воронежской области от 31.03.2010 г. заявленные требования удовлетворены.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Заявитель кассационной жалобы просит отменить решение суда первой инстанции,
ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, и принять по делу новый судебный акт.

Изучив материалы дела, заслушав представителей сторон, проверив обоснованность доводов, содержащихся в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены решения суда по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Воронежской области проведена камеральная проверка представленной ОАО “ВАСО“ уточненной налоговой декларации N 3 за октябрь 2007 года по налогу на добавленную стоимость, по результатам которой был составлен акт камеральной налоговой проверки от 29.06.2009 г. N 19 и принято решение от 10.08.2009 г. N 26, в соответствии с которым обществу предложено уплатить сумму налога на добавленную стоимость в размере 22 248 984 руб.

По мнению налогового органа, ОАО “ВАСО“ не подтвердило в соответствии со ст. 172 НК РФ правомерность налоговых вычетов по НДС в сумме 24 581 667 руб. за октябрь 2007 года, что послужило основанием для вынесения оспариваемого решения.

Одновременно с этим решением было вынесено решение от 10.08.2009 г. N 65 об отказе в возмещении НДС в сумме 2 332 683 руб.

25.09.2009 г. УФНС России по Воронежской области вынесено решение N 12-21/4725 об оставлении апелляционной жалобы ОАО “ВАСО“ на решение Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Воронежской области от
10.08.2009 г. N 26 без удовлетворения.

Не согласившись с решением налогового органа от 10.08.2009 г. N 26, ОАО “ВАСО“ обратилось в суд с настоящим заявлением.

Как установлено судом и видно из материалов дела, по соглашению купли-продажи N 01/99/170 от 20.08.1999 г. ОАО “ВАСО“ реализовало ООО “Карго Авиа Финанс“ (далее - ООО “КАФ“) планер ИЛ-96Т.

Планер приобретался ООО “КАФ“ для последующей достройки и доработки до готового к эксплуатации грузового воздушного судна ИЛ-96Т силами ОАО “ВАСО“ (но за счет ООО “КАФ“) и сдачи в лизинг третьим лицам.

Согласно п. 2.2 данного соглашения стоимость планера - 421 338 888 руб., в том числе НДС в сумме 70 232 148 руб., подлежит уплате в рассрочку в течение 20 лет.

27.08.1999 г. составлен приемосдаточный акт о том, что представитель ООО “КАФ“ принял, а представитель ОАО “ВАСО“ сдал в собственность ООО “КАФ“ планер ИЛ-96Т, за исключением авионики фирмы “Коллинз“, не подлежащей передаче в собственность.

ОАО “ВАСО“ выставило ООО “КАФ“ счет-фактуру N 2786 от 31.08.1999 г. на сумму 421 338 888 руб., в том числе НДС в сумме 70 223 148 руб.

Оплата произведена взаимозачетами на общую сумму 147 490 000 руб., в том числе НДС в сумме 24 581 667 руб.

По каждому акту взаимозачета ОАО “ВАСО“ исчисляло НДС и уплачивало его в бюджет.

16
января 2006 г. между ОАО “ВАСО“ и ООО “КАФ“ было подписано дополнительное соглашение к соглашению N 01/99/170 от 20.08.1999 г. о купле-продаже планера ИЛ-96Т, согласно которому стороны решили расторгнуть соглашение N 01/99/170 от 20.08.1999 г. о купле-продаже планера ИЛ-96Т. В качестве причины расторжения указано отсутствие объективной экономической возможности финансирования ООО “КАФ“ достройки самолета ИЛ-96Т на базе планера ИЛ-96Т.

Согласно п. 2 данного дополнительного соглашения ОАО “ВАСО“ обязуется вернуть ООО “КАФ“ сумму в размере 126 420 000 руб., в том числе НДС 20%, ранее уплаченную ООО “КАФ“ в адрес ОАО “ВАСО“ в счет купли-продажи планера, до 30 декабря 2007 г.

В соответствии с п. 3 вышеуказанного дополнительного соглашения ООО “КАФ“ возвращает по акту приема-передачи ОАО “ВАСО“ планер в срок не позднее 30 декабря 2007 года. Право собственности на планер переходит от ООО “КАФ“ к ОАО “ВАСО“ на дату подписания акта приема-передачи планера.

На основании п. 4 дополнительного соглашения ООО “КАФ“ дает согласие ОАО “ВАСО“ на проведение на планере ИЛ-96Т работ, необходимых и достаточных по достройке планера до готовности как воздушного судна с момента подписания данного дополнительного соглашения и до момента перехода права собственности на планер к ОАО “ВАСО“. При этом право собственности на результаты выполненных работ, а также установленное на планере оборудование являются собственностью
ОАО “ВАСО“.

30 января 2007 г. ОАО “ВАСО“ и ООО “КАФ“ было подписано еще одно дополнительное соглашение N 2 к соглашению N 01/99/170 от 20.08.1999 г., согласно которому ОАО “ВАСО“ обязуется вернуть ООО “КАФ“ 147 490 000 руб., в том числе НДС 20%, ранее уплаченных ООО “КАФ“ в адрес ОАО “ВАСО“ в счет купли-продажи планера.

31 октября 2007 г. ОАО “ВАСО“ и ООО “КАФ“ был составлен приемосдаточный акт о том, что на основании соглашения о купле-продаже планера ИЛ-96Т N 01/99/170 от 20.08.1999 г. и дополнительного соглашения к нему от 16.01.2006 г., заключенного между ОАО “ВАСО“ и ООО “КАФ“, представитель ОАО “ВАСО“ принял, а представитель ООО “КАФ“ сдал в собственность ОАО “ВАСО“ планер ИЛ-96Т.

Согласно платежному поручению N 9810 от 31.10.2007 г. ОАО “ВАСО“ возвратило 147 490 000 руб., в том числе НДС в сумме 24 581 667 руб., со своего расчетного счета в филиале “Воронеж“ АКБ “НРБанк“ на расчетный счет ООО “КАФ“.

Пунктом 5 статьи 171 НК РФ предусмотрено, что вычетам подлежат суммы налога, предъявленные продавцом покупателю и уплаченные продавцом в бюджет при реализации товаров, в случае возврата этих товаров (в том числе в течение действия гарантийного срока) продавцу или отказа от них.

По мнению налогоплательщика, по случаю возврата ему реализованного товара он как продавец
в соответствии с указанной нормой имеет право на вычет налога на добавленную стоимость в сумме 24 581 667 руб., предъявленного им покупателю и уплаченного им в бюджет при реализации товара.

Отказывая ОАО “ВАСО“ в праве на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в сумме 24 581 667 руб. и доначисляя НДС в сумме 22 248 984 руб., налоговая инспекция в оспариваемом решении указала на то, что в данном случае возврат товара покупателем производился не в рамках предусмотренного главой 30 ГК РФ отказа покупателя от исполнения договора купли-продажи и не по требованию продавца о возврате не оплаченных в установленный срок товаров, а по соглашению заявителя и ООО “КАФ“. При этом, данное соглашение следует рассматривать как отдельный договор купли-продажи по реализации планера ИЛ-96-400Т, так как возврат в указанном случае невозможен, поскольку поставленный ООО “КАФ“ товар соответствует надлежащему качеству, количеству, ассортименту, о чем свидетельствует отсутствие каких-либо претензий со стороны ООО “КАФ“, и оплата произведена в срок, указанный в договоре.

В оспариваемом решении инспекция также сослалось на то, что ОАО “ВАСО“ не представило документы, подтверждающие в соответствии со ст. 172 НК РФ правомерность применения налоговых вычетов в сумме 24 581 667 руб., поскольку, по мнению проверяющих, ООО “КАФ“ еще в октябре 2007 г. (при
возврате планера ИЛ-96Т) обязано было выставить ОАО “ВАСО“ счет-фактуру и зарегистрировать ее в книге продаж, исчислить и уплатить в бюджет 24 581 667 руб. Однако, счет-фактура N 1 от 31.10.2007 г., выписанный от имени ООО “КАФ“ при возврате планера был представлен ОАО “ВАСО“ в МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Воронежской области только при подаче уточненной налоговой декларации N 3 по НДС за октябрь 2007 г. 12.03.2009 г. При этом, в графе 1 “наименование товара (описание выполненных работ, оказанных услуг), имущественного права“ указано: “Планер самолета ИЛ-96-400Т заводской N 0001 (возврат товара)“. Однако, по мнению инспекции, фактически возврата товара, как было указано ранее, произведено не было.

В результате инспекция пришла к выводу о том, что ОАО “ВАСО“ в уточненной налоговой декларации N 3 за октябрь 2007 г. в нарушение п. 1 ст. 169, п. 5 ст. 171, п. 1 ст. 172, п. 4 ст. 172 НК РФ применило налоговые вычеты в сумме 24 581 667 руб., что повлекло неправомерное возмещение НДС в сумме 2 332 683 руб. и неуплату налога на добавленную стоимость за октябрь 2007 г. в сумме 22 248 984 руб.

Суд первой инстанции, отклоняя вышеуказанные доводы инспекции, правомерно руководствовался следующим.

В силу пункта 1 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее
- ГК РФ) изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Статьей 453 ГК РФ предусмотрены последствия изменения или расторжения договора.

Согласно пункту 2 статьи 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются.

В случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора (пункт 3 статьи 453 ГК РФ).

Аналогичное толкование норм права приведено и в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.12.2005 N 104 “Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств“.

Статьей 421 ГК РФ также предусмотрено, что юридические лица свободны в заключении договора, условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Из упомянутых дополнительных соглашений от 16.01.2006, 30.01.2007 к соглашению о купле-продаже планера N 01/99/170 от 20.08.1999 усматривается, что соглашение N 01/99/170 от 20.08.1999 было расторгнуто и определен порядок взаимоотношений сторон в связи с расторжением договора, в результате все полученное обществом в счет оплаты по соглашению N 01/99/170 от 20.08.1999 возвращено ООО “КАФ“, у ООО “КАФ“ отсутствует обязанность по оплате
товара, имевшая место до момента расторжения соглашения и обязанность по уплате товара по срокам уплаты после расторжения соглашения.

Таким образом, поддерживая позицию заявителя о том, что в рассматриваемом случае имело место расторжение соглашения N 01/99/170 от 20.08.1999, суд с учетом вышеназванных положений статей Гражданского кодекса Российской Федерации дал правильную оценку условиям дополнительных соглашений от 16.01.2006, 30.01.2007.

Одновременно суд обосновал свою позицию на выводах, изложенных в постановлении ФАС ЦО по делу N А14-8923-2009/247/34 по заявлению ОАО “Воронежское акционерное самолетостроительное общество“ к Межрайонной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Воронежской области о признании недействительным решения N 21 от 22.04.2009 г. в части отказа в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 45 641 481 руб. и предложения возвратить в бюджет излишне возмещенную сумму НДС в размере 45 641 481 руб. В данном деле арбитражным судом исследовался вопрос о возможности расторжения соглашения купли-продажи планера ИЛ-96Т со ссылкой на проведение работ по его достройке, и положения статей 466, 468, 475, 480, 489, 491 ГК РФ и доводы МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Воронежской области об отсутствии оснований для расторжения договора были отклонены.

В то же время, судом признаны обоснованными доводы инспекции о том, что ООО “КАФ“ в октябре 2007 года при возврате планера ИЛ-96Т обязано
было выставить ОАО “ВАСО“ счет-фактуру, зарегистрировать ее в книге продаж и исчислить к уплате в бюджет налог в сумме 24 581 667 руб., так как в соответствии с п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 НК РФ.

В случае возврата продавцу товаров, принятых на учет покупателем, право на вычет суммы налога на добавленную стоимость, уплаченной в бюджет с реализации товара, возникает у продавца с момента получения счета-фактуры, который обязан выставить покупатель, принявший на учет товар.

Данная позиция нашла отражение в решении ВАС РФ от 30.09.2008 г. N 11461/08.

Судом установлено, что в ходе камеральной налоговой проверки уточненной налоговой декларации по НДС N 3 за октябрь 2007 г. ОАО “ВАСО“ для подтверждения своего права на налоговые вычеты представило копию счета-фактуры N 1 от 31.10.2007 г., выставленного ООО “Карго Авиа Финанс“ в адрес ОАО “Воронежское акционерное самолетостроительное общество“ на сумму 421 338 888 руб., в том числе НДС в сумме 70 223 148 руб.

Таким образом, в ходе камеральной налоговой проверки ОАО “ВАСО“ представило документы, подтверждающие в соответствии со ст. 172 НК РФ обоснованность применения налоговых вычетов в сумме 24 581 667 руб.

Ссылка налогового органа на то, что счет-фактура N 1 от 31.10.2007 г. не может служить основанием для подтверждения права на налоговые вычеты по НДС в сумме 24 581 667 руб., поскольку получен ОАО “ВАСО“ только 31.10.2008 г. (а суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные поставщиком принятых на учет товаров, подлежат вычету в том налоговом периоде, в котором получен счет-фактура) судом правомерно отклонен, поскольку нормы главы 21 Налогового кодекса РФ не запрещают вносить изменения в неправильно оформленный счет-фактуру или заменить такой счет-фактуру на оформленный в установленном порядке. Действующим налоговым законодательством не возбраняется налогоплательщику повторно обратиться в налоговую инспекцию за получением налоговых вычетов по НДС после исправления допущенных нарушений, в соответствии с установленным порядком.

Согласно п. 1 ст. 169 Налогового кодекса счета-фактуры являются документами, служащими основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Налогового кодекса. В соответствии с п. 8 ст. 169 Налогового кодекса налогоплательщик обязан вести учет полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации. Правила ведения журналов учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж при расчетах по налогу на добавленную стоимость утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 02.12.2000 г. N 914.

Счета-фактуры, полученные от продавцов, подлежат регистрации в книге покупок по мере возникновения права на налоговый вычет в порядке, установленном ст. 172 Налогового кодекса (п. 7 указанного постановления).

Исходя из изложенного, суд пришел к обоснованному выводу о том, что независимо от того, когда появился у налогоплательщика счет-фактура или внесены изменения в счет-фактуру, налог на добавленную стоимость с учетом требований статей 171 - 173 Налогового кодекса Российской Федерации учитывается в целях исчисления налога в том периоде, к которому имеет отношение (в периоде совершения операции).

Судом обоснованно не приняты доводы инспекции о том, что целью заключения дополнительного соглашения от 16.01.2006 г. к соглашению N 01/99/170 от 20.08.1999 г. о купле-продаже планера ИЛ-96Т является получение необоснованной налоговой выгоды.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 16.10.2003 г. N 329-О разъяснил, что истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие “добросовестные налогоплательщики“ как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Исходя из правовой позиции, изложенной в п. 1 Постановления Пленума от 12.10.2006 г. N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“, судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщиков, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды, в том числе получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета, является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В силу п. п. 3, 4, 9 вышеуказанного постановления налоговая выгода может быть признана необоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), если налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, а также в случае, если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность.

Согласно положениям ст. 65, 200 АПК РФ обязанность доказывания получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды возлагается на налоговый орган.

С учетом положений статьи 71 АПК РФ суд оценил доказательства, представленные инспекцией и обществом в обоснование своих позиций в их совокупности и взаимосвязи, и не установил наличия признаков недобросовестности в деятельности общества как налогоплательщика или создания обществом и его контрагентом согласованных действий, направленных на искусственное создание условий для возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость..

При этом, судом учтено, что действующее налоговое законодательство не возлагает на заявителя обязанностей и не предоставляет ему соответствующих полномочий по контролю за соблюдением требований налогового законодательства со стороны его поставщика. Нарушение контрагентом налогоплательщика, претендующего на возмещение НДС, требований налогового законодательства может являться основанием для привлечения его к самостоятельной налоговой ответственности и взыскания с него причитающихся сумм налога, однако, данное обстоятельство не может быть признано судом в качестве законного основания для отказа заявителю в праве на возмещение сумм НДС.

При этом, суд обоснованно указал, что сам по себе факт неперечисления налога на добавленную стоимость в бюджет либо невозможность проведения мероприятий налогового контроля, либо неполучения ответа на соответствующий запрос не может повлечь отказ налогоплательщику в предоставлении ему налогового вычета, поскольку таких последствий не предусматривает действующее налоговое законодательство.

На основе исследования всей совокупности представленных в материалы дела доказательств суд первой инстанции установил, что указанные инспекцией обстоятельства не позволяют сделать вывод о направленности деятельности самого общества на получение необоснованной налоговой выгоды.

Таким образом, документы, полученные в ходе мероприятия налогового контроля, на которые ссылается заявитель кассационной жалобы, не могут служить основанием отмены обжалуемого судебного акта.

Выводы суда согласуются с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, отраженной в определении 16.10.2003 N 329-О, разъяснениями Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащимися в постановлении от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды“.

Кроме того, как установил суд, при сдаче первоначальной декларации за октябрь 2007 года по сроку 20.11.2007 г. ОАО “ВАСО“ произвело оплату НДС по этой декларации в сумме 23 913 644 руб., данная сумма не возвращалась из бюджета.

С учетом вышеизложенного и ввиду недоказанности факта образования у общества задолженности перед бюджетом по уплате налога на добавленную стоимость в сумме 22 248 984 руб., суд пришел к обоснованному выводу о том, что инспекцией неправомерно отказано обществу в праве на налоговые вычеты в сумме 24 581 667 руб. по уточненной налоговой декларации N 3 за октябрь 2007 года и предложено уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость в сумме 22 248 984 руб. по сроку уплаты 20.11.2007 г.

Доводы заявителя кассационной жалобы о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды связаны с оценкой судом доказательств о фактических обстоятельствах дела, направлены на переоценку установленных фактических обстоятельств дела, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции, определенную статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поэтому подлежат отклонению.

При таких обстоятельствах кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Исходя из изложенного, оснований для отмены обжалуемого решения суда не имеется.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса РФ, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Воронежской области от 31.03.2010 г. по делу N А14-17198/2009606/28 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Воронежской области - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.