Решения и определения судов

Определение Новосибирского областного суда от 31.08.2010 N 33-5160-2010 При подаче иска о предоставлении в собственность жилого помещения истцом срок исковой давности не пропущен, так как данный срок исчисляется с момента, когда собственнику стало известно о нарушении его права (с даты сноса спорного жилого дома).

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 августа 2010 г. по делу N 33-5160-2010

Судья Власкина Е.С.

Докладчик Петрунина И.Н.

Суд кассационной инстанции по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

Председательствующего Шишко Г.Н.

судей Петруниной И.Н., Давыдовой И.В.

при секретаре Б.

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 31 августа 2010 года кассационную жалобу Т.И. на решение Заельцовского районного суда г. Новосибирска от 13 мая 2010 года, которым отказано в удовлетворении иска Т.И. к ЖСК “С“ о предоставлении в собственность жилого помещения,

Заслушав доклад судьи областного суда Петруниной И.Н., объяснения представителя Т.И. адвоката Т.П., представителя ЖСК “С“ по доверенности В.С., суд кассационной инстанции

установил:

Т.И. обратился в суд с иском к
ЖСК “С“. В обоснование требований указал, что по договору купли-продажи от 27 июля 1989 года является собственником жилого дома по <...>, часть которого в размере 0,26 доли он продал Т.М. по договору купли-продажи от 2 сентября 1998 года. В связи со сносом дома и строительством многоквартирного жилого дома ЖСК “С“ производило расселение. Т.М. по решению Заельцовского районного суда от 7 июля 2004 года взамен доли в сносимом доме было предоставлено новое жилое помещение. Истец считает, что как собственник 0,74 доли дома, он также имеет право на предоставление нового жилого помещения. В связи со сносом дома просил восстановить его нарушенные имущественные права и обязать ответчика предоставить благоустроенное жилое помещение в г. Новосибирске площадью не менее 34 кв. м.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе Т.И. ставится вопрос об отмене решения суда по тем основаниям, что вывод суда о пропуске истцом срока исковой давности необоснован, поскольку срок должен исчисляться с момента сноса спорного дома, то есть с 24 августа 2009 года. Следовательно, срок исковой давности им не пропущен.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, суд кассационной инстанции приходит к следующему.

Отказывая в удовлетворении исковых требований истца суд первой инстанции исходил из пропуска Т.И. срока исковой давности, без уважительной причины.

С таким выводом суда согласиться нельзя.

В соответствии со статьей 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. Право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки
об отчуждении этого имущества.

Перечень оснований прекращения права собственности на имущество определен частью первой статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации и включает: отчуждение собственником своего имущества другим лицам; добровольный отказ собственника от права собственности; гибель или уничтожение имущества и принудительное изъятие у собственника его имущества, порядок которого установлен гражданским законодательством.

Как следует из материалов дела, истец являлся собственником жилого дома, расположенного по адресу: <...>, на основании договора купли-продажи от 27 июля 1989 года.

2 сентября 1998 года часть доли в праве собственности на спорный дом, в размере 0,26 доли, он продал Т.М.

Таким образом, в собственности Т.И. находилось 0,74 доли в праве общей долевой собственности на спорный дом.

В силу положения статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, течение срока исковой давности следует исчислять с момента, когда собственнику стало известно о нарушении его права, то есть в данном случае, когда Т.И. стало известно об уничтожении (сносе) спорного жилого дома.

Снос объекта недвижимости является его уничтожением, и, следовательно, в силу статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации влечет прекращение права собственности.

В соответствии с Постановлениями Мэрии г. Новосибирска от 23 мая 1996 года, от 29 августа 2003 года, от 19 июля 1996 года ЖСК “С“ выделен земельный участок под строительство многоэтажного жилого дома, в границы которого входит земельный участок с расположенным на нем спорным жилым домом <...>. На ЖСК “С“ возложена обязанность по сносу домов на отведенном участке.

Определяя момент начала течения срока исковой давности с 21 июля 2004 года, суд первой инстанции исходил из момента получения истцом копии решения Заельцовского районного суда г. Новосибирска от 7 июля 2004 года, вступившего
в законную силу 18 июля 2004 года, поскольку данным решением установлен факт разрушения жилого дома истца, а также факт наличия у ЖСК “С“ обязанности по расселению жильцов и предоставлению им жилья.

Однако, решением Заельцовского районного суда г. Новосибирска от 7 июля 2004 года была установлена только непригодность спорного жилого дома для проживания, в связи с аварийным состоянием дома, который на тот период еще существовал как объект права собственности, но факт гибели или уничтожения (в том числе путем сноса) спорного жилого дома, данным решением суда установлено не было.

В основание решения суда от 7 июля 2004 года было положено заключение судебного эксперта от 31 марта 2003 года, согласно которого, техническое состояние дома <...> определено как аварийное, физический износ дома на момент осмотра составил 78%.

Кроме того, следует учитывать и то обстоятельство, что в 2006 году Т.И. обращался в суд с аналогичным иском. Определением Заельцовского районного суда г. Новосибирска от 28 ноября 2006 года его иск был оставлен без рассмотрения.

Из материалов этого гражданского дела по иску Т.И. к ЖСК “С“ о предоставлении в собственность жилого помещения, следует, что на момент обращения с иском 5 ноября 2006 год, и в период рассмотрения этого дела судом, спорный жилой дом снесен не был, что подтверждается фотографиями спорного дома и предоставленного ответчику земельного участка, датированных 30 октября 2006 года, а также пояснениями представителями ответчика в судебном заседании 3 ноября 2006 года, который суду пояснил, что на 3 ноября 2006 года спорный жилой дом еще не снесен.

Истец вновь обратился в суд с иском к ответчику 5 ноября 2009 года.

Доказательств, бесспорно
свидетельствующих о том, что спорный жилой дом был снесен до 4 ноября 2006 года и об этом было известно истцу, ответчик суду не представил.

Не были установлены эти обстоятельства и в ходе судебного разбирательства.

Из ответа ФГУП “РОСТЕХИНВЕНТАРИЗАЦИЯ - ФЕДЕРАЛЬНОЕ БТИ“ от 21 сентября 2009 года, следует, что 26 августа 2009 года ими установлен факт прекращения существования объекта недвижимости - спорного жилого дома.

Таким образом, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что при обращении в суд 5 ноября 2009 года истцом не был пропущен срок исковой давности, в связи с чем, у суда первой инстанции не имелось оснований для удовлетворения ходатайства ответчика о применении срока исковой давности.

Исходя из изложенного, решение суда нельзя признать законными и обоснованным, в связи с чем, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку в удовлетворении иска отказано лишь по причине пропуска срока исковой давности, без исследования обстоятельств, имеющих значение для дела.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное и в зависимости от установленных обстоятельств разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьей 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции

определил:

Решение Заельцовского районного суда г. Новосибирска от 13 мая 2010 года отменить, направив дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Председательствующий

ШИШКО Г.Н.

Судьи

ПЕТРУНИНА И.Н.

ДАВЫДОВА И.В.