Решения и определения судов

Определение Московского городского суда от 31.08.2010 по делу N 33-23798 Исковые требования о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, содержанием под стражей, применением меры пресечения в виде подписки о невыезде, удовлетворены, поскольку возбуждение в отношении истца процедуры уголовного преследования являлось неправомерным.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 августа 2010 г. по делу N 33-23798

Судья Сальникова М.Л.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Ермиловой В.В.

и судей Пендюриной Е.М., Федоровой Е.А.

при секретаре И.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Ермиловой В.В.

дело по кассационной жалобе представителя Г. - М.

на решение Тверского районного суда г. Москвы от 23 апреля 2010 г., которым постановлено взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет Казны Российской Федерации <...> руб.,

установила:

Г. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ о взыскании за счет Казны Российской Федерации компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием в размере <...> руб.,
содержанием под стражей <...> руб., применением к нему меры пресечения в виде подписки о невыезде в размере <...> руб.

Представитель истца М. в судебное заседание явился, заявленные исковые требования поддержал.

Представитель ответчика в судебное заседание не явился.

Представитель третьего лица Генеральной прокуратуры РФ в судебное заседание не явился.

Судом постановлено указанное выше решение, об изменении которого просит представитель Г. - М.

В заседание суда второй инстанции истец и его представитель, извещавшиеся о месте и времени рассмотрения дела, не явились, представитель истца представил ходатайство о рассмотрении дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя Генеральной прокуратуры РФ Б., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению обжалуемого решения.

При разрешении настоящего гражданского дела суд руководствовался ст. ст. 150, 151, 1070, 1099 - 1101 ГК РФ.

Судом установлено, что <...> г. Прокуратурой г. Москвы возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. “б“ ч. 2 ст. 105 УК РФ по факту убийства обозревателя газеты “Новая газета“ П. <...> г. по подозрению в совершении указанного преступления в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ задержан Г. <...> г. в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу <...> г. Г. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, п. “б“, “ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ <...> г. Г. освобожден из-под стражи и в отношении него избрана мера пресечения подписка о невыезде и надлежащем поведении <...> г. уголовное преследование в отношении Г. прекращено по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, в связи с непричастностью к
совершению преступления, ранее избранная мера пресечения в виде подписки о невыезде отменена, за Г. признано право на реабилитацию в порядке ст. 134 УПК РФ.

Исследовав обстоятельства дела, дав оценку представленным по делу доказательствам, суд пришел к выводу о частичном удовлетворении предъявленных Г. исковых требований, отметив, что задержание, заключение под стражу, а также предъявление обвинения в совершении преступления, которые впоследствии признаны незаконными, изначально предполагает факт причинения гражданину нравственных и физических страданий. Поскольку возбуждение в отношении Г. процедуры уголовного преследования являлось неправомерным, постольку требование о компенсации морального вреда подлежит удовлетворению.

При определении размера компенсации морального вреда суд учел продолжительность периодов незаконного уголовного преследования, незаконного содержания под стражей, применения меры пресечения в виде подписки о невыезде, объяснения истца относительно испытываемых им физических и моральных страданий, общественный резонанс по уголовному делу.

В кассационной жалобе представитель истца указывает на то, что судом неправомерно отклонены требования Г. о компенсации морального вреда за каждое из принятых в отношении Г. процессуальных действий уголовного преследования, суд не в полной мере оценил степень и размер морального вреда, причиненного истцу каждым из незаконных решений представителей государственной власти, самим фактом необоснованного обвинения, вред здоровью истца, общественный резонанс уголовного дела.

Из решения суда усматривается, что суд исходил из того, что все процессуальные действия в рамках уголовного преследования Г. являются взаимосвязанными и взаимообусловленными. При этом суд учел каждое из них, а также обстоятельства, на которые указано выше.

Из положений действующего законодательства, регулирующего возмещение морального вреда, не усматривается, что суд при определении компенсации морального вреда был не вправе учесть все действия, повлекшие причинение вреда, в совокупности. Доводы кассационной жалобы об
отсутствии связи между процессуальными действиями применительно к конкретным обстоятельствам настоящего дела, нельзя признать состоятельными.

Из обжалуемого решения и материалов дела видно, что суд определил размер компенсации морального вреда с учетом фактических обстоятельств дела, характера причиненных истцу страданий, в соответствии с требованиями норм материального права.

Учитывая изложенное, судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению решения суда по доводам кассационной жалобы.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Тверского районного суда г. Москвы от 23 апреля 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу представителя Г. - М., без удовлетворения.